Курс на евроинтеграцию или новые незалежные европейцы

Курс на евроинтеграцию или новые незалежные европейцы

Надежда Андреевна Хвыля-Олинтер — эксперт Центра Сулакшина, к. соц. наук

Украинское общество ощущает себя частью Европы. Так ли это в действительности и станут ли украинцы европейцами?

По данным Фонда «Демократические инициативы», проводившего опрос населения Украины в конце 2015-го года, почти каждый второй украинец (47%) чувствует себя европейцем. На сайте организаторов исследования указано, что, судя по данным предыдущих этапов мониторинга, доля мысленно европеизирующихся граждан в бывшей советской республике увеличивается. Если в 2013 году больше половины респондентов называть себя европейцами отказывались, то теперь таковых стало меньшинство (рис. 1).


Рис. 1. Ответы украинцев на вопрос «Считаете ли Вы себя европейцем?»

Однако в трактовке приведенных цифр есть один нюанс — два года назад социологический опрос охватывал население, как Крыма, так и Донецкой и Луганской областей. В ходе последнего этапа мониторинга мнение жителей указанных территорий не учитывалось. Поскольку общественное мнение украинцев имеет ярко выраженные территориальные отличия, корректно было бы предположить, что значительное усиление проевропейской идентичности вызвано на самом деле не резкими переменами во взглядах граждан Украины, а тем, что в число респондентов не попали жители территорий, на которых были и остаются выраженные пророссийские настроения. Если, следуя такой логике, пойти дальше и ограничиться опросом депутатов Верховной Рады, а то и исключительно представителями блока Порошенко, а потом сравнить результаты, то можно будет уверенно заявить о стопроцентной установке на европеизацию Украины.

Так или иначе, а почти половина населения — это немало. И Европа легко выступает в роли морковки, подвешенной перед бедным осликом, вынужденным тратить колоссальные усилия на движение к заведомо недостижимой цели. Хотите в ЕС? Сначала решите некоторые вопросы, сущие пустяки — справьтесь с коррупцией, докажите свою толерантность, приверженность правам человека и т. д. К слову говоря, коррупция, по оценкам местных жителей, была и остается ключевой проблемой в стране, и тенденции к ее преодолению нет. Два человека из трех утверждают, что с проявлениями коррупции сталкивались лично хотя бы раз в год, каждый пятый попадал в соответствующую ситуацию в качестве участника или наблюдателя чаще, чем раз в месяц.

Но украинцам, согласно все тому же опросу, чтобы почувствовать себя европейцем недосуг заморачиваться на каких-то там правилах и критериях. Практически каждый второй житель Украины заявил, что для этого требуется в первую очередь определенный уровень материального благосостояния, каждый третий хотел бы чувствовать себя защищенными законом. Уважать ценности и права человека готовы уже в два раза меньше людей (23%). Стольким же и вовсе довольно только возможности ездить в европейские страны без визы. 12% уверены в том, что никаких условий для магического превращения в европейцев не требуется, поскольку они и так таковыми являются. А вот знанию иностранных языков и европейской культуры отводят хоть какую-нибудь роль в процессе евроинтеграции лишь единицы. Этот фактор, по мнению украинцев вообще самый незначительный (рис. 2).


Рис. 2. Ответы украинцев на вопрос «Что нужно для того, чтобы Вы почувствовали себя европейцем?»

А что сама Европа? Готова ли она устремиться навстречу столь рьяно рвущемуся в ее объятия государству, побрататься с жителями незалежной (в том числе и с почитателями Бандеры, Шухевича и т. п.), одарить по-братски деньгами, технологиями и полной свободой передвижения? Похоже, что нет. На 6 апреля запланирован референдум в Нидерландах по поводу соглашения об ассоциации с Украиной, на котором, по данным исследовательского центра I&O Research, 57% голландцев планируют проголосовать «против» . Весной прошлого года граждане ряда стран ЕС высказывались по этому вопросу, и очень неоднозначно. Население Испании, Польши и Великобритании положительно отнеслось к возможности включить Украину в свои ряды, во Франции, Германии и Италии распространено противоположное мнение. В целом мнения граждан Евросоюза сильно поляризированы (рис. 3).


Рис. 3. Европейцы о возможности вступления Украины в ЕС

Весной 2015 года еврокомиссар по вопросам европейской политики соседства и переговорам по расширению Йоханнес Хан озвучивал такую цифру: «В ближайшие 10 лет не будет приемов в ЕС» , указывая при этом, что первой в очереди стоит совсем не Украина, а Сербия. Не далее как в марте нынешнего года председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер сделал еще менее оптимистичное заявление: «Украина, без сомнения, не сможет присоединиться к ЕС в ближайшие 20–25 лет, это же касается членства в НАТО».

К тому же Евросоюз сейчас и сам трещит по швам, с трудом купируя сепаратистские настроения то одного, то другого своего члена. А наплыв мигрантов обострил массу проблем и усилил фобии населения относительно новых инокультурных вливаний. И как бы Украина не пыталась доказать свои европейские корни и убедить все и вся «чьих она будет», сами европейцы вряд ли от этих доказательств придут в восторг.Тем не менее, Порошенко продолжает кормить свой народ проевропейскими обещаниями, формируя в сознании населения устойчивую установку, ожидания и, соответствующую идентичность, такую (и это самое главное) чтобы она не имела ничего общего с идентичностью российской, а европейская она случится или, например, афроамериканская, по сути, не столь важно.

Понятно, что мнение украинцев неоднородно, что оно имеет ярко выраженную региональную специфику. Разница в численности людей, считающих, что от евроинтеграции Украина выиграет, в западной части страны и южной более чем двукратная. А на Востоке доля населения, уверенного в негативных последствиях присоединения к ЕС, превышает таковую на Западе Украины в семь раз (рис. 4).


Рис. 4. Ответы украинцев на вопрос «Украина больше выиграет или проиграет, если присоединится к ЕС?»

Существенна и возрастная дифференциация. Если старшее поколение, воспитанное в духе советской идеологии, в большинстве своем адекватно оценивает последствия атомизации стран постсоветского пространства и перспектив переориентации на либерально-прозападный вектор, то молодежь читает мантры на евроинтеграцию в предвкушении безвизового режима, щедрых зарплат и всех прелестей толерантности.

Как бы это ни было обидно, но украинское общественное мнение со временем практически неизбежно будет меняться в сторону все большего приятия Европы и стремления интегрироваться в Евросоюз. И даже если фактически никаких изменений в статусе Украины не произойдет, то перемены в сознании ее граждан состоятся значительные и необратимые. Почему? Да хотя бы потому, что сегодня ни российские либеральные политики, ни СМИ уже не называют Украину сестрой, другом и соратником. Напротив, все чаще звучит агрессивно-обвинительная риторика, в лучшем случае уверения в нейтральности, что совершенно не способствует преодолению взаимного межнационального непонимания и неприязни. 

При таком подходе к политике на постсоветском пространстве ожидать потепления в отношениях двух стран не приходится. Мифическая евроинтеграция остается для Украины всего лишь бутафорским пряником, и вся эта ситуация конфронтации с Россией и риторической близости с ЕС позволяет нынешней украинской элите относительно спокойно чувствовать себя во властных креслах, а там, как известно, или осел сдохнет, или падишах.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Цена свидомого патриотизма 

Прости нас, Украина! 

Будет ли мир на Донбассе? 

Возвращение блудной России 



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
192
485
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика