Людвиг Эрхард и «немецкое чудо»: путь к «благосостоянию для всех». Причина успеха Германии и неуспеха России

Людвиг Эрхард и «немецкое чудо»: путь к «благосостоянию для всех». Причина успеха Германии и неуспеха России

Автор Александр Владимирович Одинцов — экономист, публицист, Союз народной журналистики (Москва).

Автор нескольких десятков публикаций по экономике, финансам, политике, истории экономики, в том числе двух книг. Область профессиональных интересов: экономика, финансы, теория кризисов, экономическое и региональное развитие, управление рисками, политика, экономическая история, история экономических реформ.

Фото: Людвиг Эрхард.

«Я не ощущаю себя представителем интересов имущих слоев, тем более представителем промышленных или коммерческих кругов… Отвечать за экономическую политику — значит нести ответственность перед всем народом». (Людвиг Эрхард, министр экономики ФРГ)


РАЗРУХА И КОЛЛАПС

Последствия войны для Германии были катастрофическими: объем промпроизводства в 1946 г. составлял 33% от довоенного, сельское хозяйство было отброшено на 30 лет назад, производство стали сократилось в 7 раз, добыча угля — в 2 раза [1]. В войне погибло около 7 млн. немцев, потеряно 25% своей территории (в границах 1937 г.), около 12 млн. человек было выселено. Разрушения составили: около 20–25% жилья, 20% промышленных строений, 40% транспортных сооружений [1–3]. Германии предстояло выплатить 14 млрд. долл. по репарациям [5], в том числе за счет вывоза заводского оборудования.

Экономика фашисткой Германии была тотально милитаризирована. Государство вмешивалось во все сферы экономики, конкуренция и экономическая свобода были ограничены. Рост военных расходов Германии приводил к постоянному дефициту бюджета [5, 10], покрываемого займами и эмиссией, вызывавшей рост инфляции. Рос внешний долг, имелось высокое налоговое бремя [1]. Денежная масса в обращении в 1944 г. превышала объем 1936 г. почти в пять раз [5, 10]. К концу войны сократилось гражданское производство. Утрата важнейших источников сырья, пере6ои в снабжении в конце войны на фоне инфляции, сохранение распределительной системы и сокращение военного спроса привели к коллапсу экономики.

Г.Штольпер в 1947 г. давал такое описание Германии: «…биологически искалеченная, интеллектуально изуродованная, морально уничтоженная нация без продуктов питания и сырья, без функционирующей транспортной системы и чего-либо стоящей валюты… страна, где голод и страх убили надежду»[3].

Один из журналистов писал: «Германия — это куча мусора, в которой копошатся 40 млн. голодных немцев». Но чем тяжелее время, тем более великих людей оно выдвигает. Для Германии одним из творцов возрождения стал Людвиг Эрхард, ученый, министр экономики, автор одной из самых эффективных экономических реформ, известной как «немецкое экономическое чудо». Чем интересен это опыт для России? С начала реформ Германии потребовалось около 8 лет, чтобы пройти путь от полной разрухи до лидерства в мировой экономике. Реформы 1992 г. обернулись для России глубоким спадом вплоть до 1998 г., уровень ВВП 1990 г. был достигнут только 2007 г., т. е. за 15 лет. После кризиса 2008 г. мы так и не смогли выйти на траекторию активного роста. Сырьевая модель экономики не позволяет вовлечь десятки миллионов наших граждан в производительный труд, что ведет к социальным проблемам и демографическому кризису.


ЭРХАРД: НА ПУТИ К ВЛАСТИ

Людвиг Эрхард родился в Баварии 4 февраля 1897 г. Во время Первой мировой войны получил ранение. Поступив в институт, он стал [3] учеником известного экономиста — Франца Оппенгеймера. Эрхард не вступал в нацистскую партию. С 1943 г. возглавил небольшой исследовательский центр, в котором мог уделить время разработке модели будущих реформ.

В Германии шла дискуссия между сторонниками рынка и сильного государственного регулирования, набиравшей популярность под влиянием идей Дж. М. Кейнса и успехам плановой экономики СССР. Эрхард был пропагандистом рыночной модели экономики, выступал с лекциями. Сначала его назначили экономическим советником при американской администрации в Баварии, в 1945 г. — министром экономики Баварии, в марте 1948 г. — директором Управления хозяйства западных зон Германии. Эрхард был полноват, любил сигары, внешне был несколько похож на У.Черчилля.

После краха фашизма думающие люди давали нравственную оценку краху Германии. Церковь укрепила свой авторитет. В стране образовывались новые партии, сформировалось и христианско-демократическое движение, предложившее обществу испытанную систему ценностей. Один из сопредседателей Христианско-демократической партии (ХДС), будущий канцлер Конрад Аденауэр привлекает Эрхарда к разработке предвыборной программы. ХДС вместе с ХСС — партией Христианский социальный союз образовали единую фракцию в парламенте. В августе 1949 г. прошли выборы, на которых с минимальным отрывом — 31% (против 29.2% у социал-демократов СДПГ) победил [9] блок ХДС/ХСС. В сентябре канцлером выбирают Аденауэра, которому тогда было 73 года (!). Он назначает министром экономики Л.Эрхарда. В таком качестве они проработали вместе до 1963 г., когда Аденауэр ушел на заслуженный отдых.


Людвиг Эрхард и Конрад Аденауэр, 1952


ИДЕОЛОГИЯ И БАЗИС РЕФОРМ

В основу идеологии Эрхарда, названной «социальным рыночным хозяйством», лег синтез идей рыночной экономики, доминирования частной собственности, экономической свободы, государственного регулирования. Философия социальной ответственности ограничивала дикие силы рынка нравственным основанием, создавая «благосостояние для всех». Эта идеология известна также как «ордолиберализм», «солидаризм» или «третий путь». Государство определяло суть «экономического порядка»: приоритеты развития, надзор, благоприятный инвестиционный климат, эффективное законодательство.

Министр Л.Эрхард прекрасно понимал, что для успеха реформ и роста доверия населения необходимо достичь реальных результатов в разумные сроки, проводя открытую и понятную политику. Для перехода от принудительной системы к рынку нужно было: провести денежную реформу, отменить избыточное регламентирование и регулирование цен; стимулировать частное предпринимательство [1].

В стране имелись институты рынка — банки, биржи, правовая система, частная собственность на средства производства и землю. За счет разрухи имелся огромный внутренний и внешний спрос, создававший возможности для высоких темпов развития. Имелась квалифицированная рабочая сила, уцелевшая благодаря освобождению от воинской повинности. В сентябре 1949 г. на базе трех оккупационных зон союзников была создана Федеративная Республика Германия (ФРГ). В Германию хлынул поток беженцев из Восточных, оккупированных СССР областей и переданных территорий, готовых получить любую работу. Военные расходы были минимальны. К сильным сторонам немецкой экономики относились традиционная дисциплинированность, трудолюбие и предприимчивость населения, а также отлаженная система местного самоуправления.

Союзники, опасаясь быстрого восстановления Германии, не шли на активные реформы. Но ситуация поменялась: США стали нужны партнеры для создания антисоциалистического блока; европейская промышленность, связанная с немецкой, нуждалась в германском угле. В феврале 1947 г. Германию посетила [2] группа экспертов во главе с экс-президентом США Г. Гувером, давшая предложения о проведении реформ.

Для оказания помощи разрушенной Европе США предложили план, получивший название плана Маршала. Общий объем помощи Германии за время действия программы (1948—1954 гг.) составил около 1.5 млрд. долл. [3], для всей Европы — 17 млрд. долл. [1] Еще 1.2 млрд. долл. Германия получила в течении 1946—1950 гг. по другим программам [3]. Общая помощь от США составила 3.872 млрд. долл. [4] Помощь поступала в виде товаров, средства от реализации которых направлялись в специальные фонды и банки, предназначавшиеся для развития экономики. Такие поставки стимулировали экономику США. Оккупационные власти извлекали и иную пользу — цена на вывозимый немецкий уголь была занижена почти в два раза, цена импортируемой американской пшеницы завышена в 1.5 раза [5].


ВЕТЕР ПЕРЕМЕН

В мае 1946 г. в зоне оккупации США демонтаж оборудования по репарациям был прекращен. После войны в западных зонах оккупации были запущены механизмы приватизации, стало налаживаться производство самого необходимого. После окончания войны экспорт Германии в другие страны был сначала запрещен, затем ограничен.

В дальнейшем, чтобы страна могла расплатиться за поставки продовольствия, оккупационные власти стали стимулировать экспорт. В 1947 г. объем экспорта составил 318, а импорта — 843 млн. долл., сальдо было пассивным, готовая продукция составляла около 11% экспорта. Основную массу экспорта Германии — 64% составляли сырьевые товары, в т. ч. уголь, кокс, лес, железный лом, до 92% импорта составляло продовольствие [5].

Немецкие деньги ничего не значили, в стране господствовал «черный» рынок, на котором процветал бартер, население рассчитывались валютой, сигаретами или кофе. Для обмена промышленных товаров на продукты питания горожане выезжали в сельскую местность. Оккупационные власти пытались бороться с инфляцией путем запретов на рост цен. В стране росла безработица, а народе — недовольство.

Подготовку реформ осуществляла рабочая группа в рамках американской администрации. Военным губернатором оккупационной зоны США был американский генерал Люциус Клей. Следует учесть, что американский план делал акцент на монетарном факторе — вводе твердой валюты.

Заслуга Эрхарда заключалась в том, что он, сильно рискуя, перехватил инициативу и пошел намного дальше. В воскресенье — 20 июня 1948 г. он выступил по радио и отменил с 21 июня контроль за ценами на большинство товаров, снял большинство административных предписаний — дав экономике необходимый глоток свободы. Во время «разборок» с Клеем на вопрос, почему были изменены предписания Эрхард сказал, «что он ничего не изменял, а просто отменил». Клей сказал: «мои советники считают, что это ошибочное решение». Но Эрхард ответил: «они не одиноки, мои советники сказали мне то же самое»[7]. При определенных условиях служба министра могла бы на этом закончится, но Клей поддержал инициативу Эрхарда.

Денежная реформа была одним из наиболее ответственных мероприятий [1; 5; 9–10]. В ночь на 21 июня 1948 г. администрация объявила о вводе новой валюты — немецкой марки. В ходе реформы каждый гражданин мог обменять 60 марок по курсу 1:1 (сначала 40, через два месяца — 20). Пенсии, заработная плата, квартирная плата пересчитывались по курсу 1:1. Половина наличных денег и сбережений, а также все обязательства предприятий обменивались по курсу 1:10, вторая временно замораживалась с последующим обменом по курсу 1:20. Предприятия получали средства для выплаты первой заработной платы, но в дальнейшем они должны были работать за счет своей выручки. Эти меры позволили вернуть утраченную ценность денег и резко сократить объем денежной массы. Соотношение между маркой и рейхсмаркой установилось на уровне 6.5:100 (дм: рейхсмарок). Был установлен курс марки к доллару — 3.33 дм за доллар. Внешняя торговля была либерализирована [5].

Реформа цен была провозглашена 24 июня [1,5]. Но она не была «шоковой терапией»(!). Введя свободные цены, государство «не дремало» — в качестве противовеса был принят закон против произвольного завышения цен, публиковались каталоги так называемых уместных цен. В июне было отменено около 90% предписаний, но 10% сохранилось. С целью поддержания конкурентоспособности продукции на время сохранялись дотации и твердые цены на значимые факторы производства [5, 6, 9]: уголь, чугун, сталь, удобрения, газ и электроэнергию. Цены на основные продукты питания и квартирную плату также были стабильны [9]. Заработная плата первоначально не повышалась. Валютные ограничения снимались также постепенно — либерализма здесь не было. До 1954 г. конвертация марки проводилась только по разрешению органов валютного контроля, в 1954—1960 гг. существовал режим частичной конвертируемости и только после 1961 г. марка стала полностью конвертируемой [5].

Успех реформ наиболее живо описали французские экономисты Жак Рюэфф и Андре Пьетр [3]: «Черный рынок внезапно исчез. Витрины до отказа наполнились товарами, фабричные трубы задымили, а на улицах засновали грузовики. Повсюду мертвая тишина развалин уступила место шуму стройплощадок… Еще за день до этого немцы бесцельно слонялись по городам, чтобы с трудом добыть скудную пищу. На следующий день все думали о том, чтобы производить. Вечером их лица выражали безысходность, а наутро вся нация с надеждой смотрела в будущее».


ПОБЕДА ЭФФЕКТИВНОГО РЫНКА

Несмотря на тяжелые испытания, массированную критику слева, призывавшую ввести государственное регулирование экономики и цен, непонимание иногда даже со стороны своих сторонников, Эрхард вынес верность своим главным принципам — рыночной свободе, твердой марке и стабильным ценам, и его терпение и хладнокровие в итоге победили. Но он активно применял и госрегулирование: так левые считали Эрхарда «наемником капитала», а правые — «врагом предпринимательства»[6].


Сначала цены выросли. Индекс стоимости жизни вырос в 1948 г. с июня по декабрь с 91 по 104 (1938 г. = 100%)[3], но в ответ предприниматели активизировали производство. Высокий доход, который был получен бизнесом, пошел не на потребление (!), а на капиталовложения в производство. За период с 1949 г. по 1951 г. инвестиции выросли почти в два раза с 16 до 29 млрд. дм [5].

Но левые были по-прежнему недовольны, осенью 1948 г. профсоюзы призывали к всеобщей забастовке. Но Эрхард верил, что ситуация стабилизируется. Наращивание выпуска привело к стабилизации, а к 1950 г. — к снижению цен. Производительность труда с середины 1948 г. по середину 1949 г. выросла на 28% [5]. Потребитель почувствовал преимущества рынка. Заработная плата стала расти вместе с ростом производительности труда. Значительным фактором роста доходов стал сверхурочный труд, не облагавшийся налогами.

Появилась новая проблема — резкий рост безработицы за счет притока беженцев, выросшей с 1948 по 1949 гг. с 760 тыс. до 1.56 млн.человек [3]. В 1950 г. безработица составляла 11% [18].

Эрхард понимал, что для обеспечения дальнейшего и стабильного роста нужна внешнеторговая экспансия. 19 сентября 1949 г. была проведена девальвация марки на 20%, новый курс к доллару стал 4,20 дм (вместо 3,33) [3], что позволило повысить конкурентоспособность экспорта. Либерализация внешней торговли происходила постепенно. После марта 1961 г. курс марки составил 4 марки за доллар.

Корейский конфликт (1950–53 гг.) дал дополнительный импульс к росту: США размещали в Германии заказы на изготовление военной техники,. Это период был отмечен ростом цен на мировых рынках. На фоне роста спроса в 1950–51 гг. цены стали расти, население покупало товары в запас. За счет роста импорта торговый баланс стал пассивным. Во второй половине 1950 г. Германия находилась на грани банкротства [3,5]. В феврале 1951 г. Правительство ввело ограничения на импорт, применило его лицензирование, усилило меры по стимулированию экспорта. Наряду с этим было проведено ужесточение денежной политики, вводились ограничения на выдачу кредитов.
В 1951 году наметился перелом, сальдо баланса стало активным, к 1952 г. рост цен практически прекратился, индекс стоимости жизни составил около 110 [3]. В 1952 активное сальдо торгового баланса составляло 700 млн. долларов.

В январе 1952 г. был введен закон об инвестиционной помощи. Предприятия (кроме государственных и отраслей, которым предназначалась помощь) вносили единовременный взнос путем покупки государственных облигаций. Полученные средства — 1 млрд. марок направлялись на поддержку предприятий угольной, металлургической промышленности, энергетики [6].

С 1953 г. начался бурный рост промышленности, производства товаров народного потребления, жилищного строительства. По выражению Эрхарда, это был год «потребителя». Успех политики нашел отражение в поддержке избирателей, в 1953 г. на выборах в парламент блок ХДС/ХСС набрал уже 42.5% голосов [9].

Эрхард был убежден, что цикличность экономики можно сгладить, обеспечив более долгосрочные тренды развития. С середины 1950 годов ФРГ вступила в полосу непрерывного экономического роста, длившегося почти до конца 60-х годов — т. е. около 20 лет. Этот период получил название «немецкого экономического чуда». В 1957 г. безработица упала до 367 тыс.человек — 1.8%, стал ощущаться дефицит рабочей силы. Германия стала привлекать рабочих из Югославии, Италии и Турции. Вот основные результаты прогрессивного развития рыночных сил: в 1949 г. был достигнут уровень 1936 г. [3], к 1956 г. (за 8 лет) уровень 1950 г. был удвоен [8,3,5], затем после 1963 г. (за 8 лет) был удвоен уровень ВВП 1956 г. [8](!). (рисунок 1).

В этот период средние темпы роста экономики составляли около 9% [8] (!) (см. рисунок 2). За период с 1950 по 1957 объем инвестиций в Германии увеличился на 81% (для сравнения в Англии и Франции на 43 и 47% соответственно [5]). Рост производительности труда за 1955 г. составил 15%, в 1956 — 8% [3]. Темпы роста экономики в Германии были самыми высокими среди капиталистических стран, а уровень инфляции был один из самых низких в Европе. Индекс цен промышленных товаров в январе 1951 г. составлял 111% от уровня цен 1950 г., в январе 1952 г. — 123%, в январе 1953 г. — 120%, 1957 г. — 124% [3].

Теперь сравните это с нашими «достижениями»: спад ВВП России к 1998 г. до 60%, производства — 46% от уровня 1990 г., восстановление 2000-х и застой после 2008 г. Сейчас, т. е. за 25 лет: промышленное производство — 83.5%, ВВП — 114% от уровня 1990 г.(!). Последствия либеральных реформ по экономическому ущербу сходны с последствиями революции и гражданской войны.

Основная причина краха лежит на денежной политике, приводившей тогда и приводящий сейчас к дефициту денег. Пусть уроки Германии послужат предупреждением Банку России: единственный способ справиться с инфляцией не механистическое сжатие денежной массы, а развитие собственной промышленности, требующей дешевых и доступных денег.

В первую очередь тогда в Германии получили развитие металлургия, химическая промышленность, машиностроение, легкая, перерабатывающая промышленность. Очень умело проводилась конверсия военных заводов. Государство внедряло программы переобучения рабочей силы.

Германское сельское хозяйство превзошло довоенный уровень уже в 1953 г. Этому способствовала земельная реформа 1947—1949 гг., передавшая основную часть крупных угодий в руки средних и мелких собственников. Эрхард и Адэнауэр понимали, что для благосостояния населению нужна собственность. Наша земля пустует, но мы почему то «боимся» (?) массово отдать ее своим гражданам. Да, это начали делать на Дальнем Востоке. Но мы создаем огромные олигархические латифундии или зачем-то (?) сдаем свои земли в аренду Китаю, и этот процесс будет ускоряться. Уже в 1953 г. активное сальдо немецкого торгового баланса достигло 2.5 млрд. марок [3]. Началась внешнеторговая экспансия Германии, ее товары из-за высокого качества, уровня сервиса и приемлемых цен находили спрос по всему миру. В середине 50-х годов ФРГ занимала второе место по величине золотовалютных резервов (ЗВР). В 1955 г. вышла на второе место в мире среди капиталистических стран по промпроизводству, а с 1959 г. — на второе место в мире по объему экспорта [5].

Значительную роль в становлении экономики Германии сыграл подъем автомобильной промышленности (Фольксваген и Ауди), производство бытовой техники (знаменитый Грюндик, Сименс). За период с 1949 по 1953 гг. производство автомобилей выросло с 104 до 850 тыс. штук в год, т. е. почти в 7 раз; с 1952 по 1956 гг. производство холодильников выросло с 214 тыс. до 800 тыс. штук, т.е. в 2.7 раза [3]. Уже в 1950 г. возродившийся завод «Фольксваген» стал производить всемирно известные «жуки», выдерживающие жесткую конкуренцию на международных рынках. Как и в США на заводах Форда, этот автомобиль стал всенародным и доступным.

Каждый немец мечтал о покупке автомобиля, люди стремились хорошо зарабатывать. Развитие автомобильной промышленности породило спрос на строительство инфраструктуры, качественных дорог, известных по всему миру как автобаны. В стране получил широкое развитие автомобильный туризм.

Доходы населения за период с 1950 г. по 1956 г. выросли в два раза [3]. Заработная плата росла в среднем на 5% ежегодно. В январе 1957 г. был принят закон о пенсионной реформе, в результате пенсия у рабочих выросла на 65%, у служащих на 72% [5]. Шло активное и массовое формирование среднего класса. В 1951 г. был принят закон об участии рабочих в управлении производством (!), вводивший в совет директоров предприятия их представителя. Была создана разветвленная система социального страхования. 5 мая 1955 г. оккупационный режим в Германии прекратил свои полномочия.


ФИНАНСОВАЯ И НАЛОГОВАЯ ПОЛИТИКА

Правительство Аденаура проводило грамотную финансовую политику благодаря министру финансов Фрицу Шефферу, отличавшегося «правильной» бережливостью. Государство и местные органы власти минимизировали свои бюджеты.

После войны был огромный уровень налогов, душивший экономику. Эрхард смог провести снижение налогов, стимулируя инвестиции в обновление и развитие производства. В 1948 г. вместо дифференцированной ставки корпоративного налога, варьировавшего от 35 до 65% была введена единая ставка 50%, для доходов ниже 2400 марок в год — 18%, был повышен порог для ставки в 95%, вводимой на уровне от 250 тыс. марок в год [5, 20]. Для ослабления налогового бремени были введены ускоренные нормы амортизации недвижимости. Для стимуляции экспорта предоставлялись налоговые льготы, а под крупные контракты — финансирование.

В 1947 г. были созданы первые банки земель, принадлежащих их правительствам. В 1957 г. был основан центральный государственный банк — Deutsche Bundesbank.

Правительство и центральный банк четко управляли рынком, используя механизмы процентной ставки и банковских резервов. В 1948 г. на фазе роста цен для «охлаждения» экономики резервы банков были повышены с 10 до 15%. Затем для стимулирования расширения кредита с марта 1949 года Банк немецких земель стал проводить более мягкую денежную политику. За период с 1950 по 1954 гг. ставка учетного процента были снижена с 6 до 3%. После 1955 г. в связи с ростом экономики учетную ставку подняли с 3.5% (4.08.1955 г.) до 5% (19.05.1956 г.), затем последовательно опустили до 4% (19.09.1957 г.)[3].

В Германии сложилась «немецкая» модель финансового рынка, с доминирующей ролью банковской системы (в США — с более развитым фондовым рынком). К концу XX века в стране имелось около 4 тыс. банковских учреждений, имевших 45 тыс. филиалов [5]. Немецкие банки являлись акционерами многих предприятий и участвовали в их управлении.


ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

Одним из важнейших локомотивов роста экономики Германии стало активное развитие жилищной отрасли, объявленной национальным приоритетом. При решении жилищной проблемы власти Германии проявили завидную изобретательность, сняв ее в крайне сжатые сроки. Помимо разрушений жилищного фонда, проблему обострял приток беженцев.

Было принято решение отказаться от строительства временного, дешевого жилья. Для выполнения программы было создано министерство жилищного строительства. Финансирование осуществлялось за счет массированного стимулирования частных инвестиций и привлечения государственного финансирования. Основной приоритет отдавался строительству бесплатного (социального) жилья, предназначенного для малоимущих семей. Жилье делилось на три категории [17]. Первую группу, для малообеспеченных, составляли квартиры с площадью не более 65 кв.м, вторую группу составляло жилье с площадью не более 80 кв.м. Третья группа представляла коммерческое жилье. Частные инвесторы, возводящие жилье первой категории, получали государственную компенсацию за разницу между затратами на строительство и арендными доходами. Для жилья второй категории компенсация разницы проходила поэтапно путем проведения налоговых списаний. Третья же категория представляла коммерческое жилье.

У программы были следующие источники финансирования [17].

Первый — перечисление банками до 90% платежей по старым, ранее выданным ипотечным кредитам в госфонд жилищного строительства.

Вторым — 3% налог на стоимость земельных участков, собственники которых не предоставляли землю под строительство.

Третий — доходы от реализации товаров по плану Маршала, перечисляемые в государственный орган жилищного кредитования (KFW), кредитовавший застройщиков по ставке 6.45%.

Четвертый — кредиты банков, обязанных выдавать не менее 50% объема ссуд на финансирование строительства по ставке не выше 4.5%.

И наконец было использовано привлечение средств населения. Для повышения уровня благосостояния малообеспеченных немцев стимулировалось их переселение в дома с приусадебными участками. Субсидирование в зависимости от числа детей составляло до 30%, выделялись беспроцентные кредиты.

Общий объем инвестиций в жилищную программу за период 1950—1962 гг. составил более 65 млрд. марок (примерно 0.5 до 2 трлн. марок в текущих ценах), по объему строительства жилья на душу населения ФРГ вышла на 1 место. С 1953 г. в год строилось около 500 тыс. квартир (для сравнения в 1929 г. — 197 тыс.), число занятых в строительной отрасли достигало около 10% от общей массы рабочих и служащих [3]. Массированные инвестиции сочетались с низкой инфляцией (!). Всего было возведено около 250 млн. кв.м. жилья (около 5 млн. единиц жилья), доля госинвестиций составила от 30 до 50% [3; 17]. В 1963 г. на 100 жителей ФРГ приходилось 30 квартир [5].

Этот опыт имеет огромное значение для России. Развитие доступного жилищного строительства может стать одним из локомотивов нашей экономики. Но наш рынок излишне монополизирован, цены на жилье, иногда превышающие европейские, не соответствуют платежному спросу населения. Ипотека не сможет решить жилищную проблему в России. Это средство для среднего класса. Не имея других решений, молодые семьи влезают в это ярмо, оказываясь в голых стенах и без денег. А то, что на стройках все больше работают не россияне, а жители средней Азии ненормально и нелепо.


АНТИМОНОПОЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ И СИСТЕМА ПОДДЕРЖКИ МАЛЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ


Эрхард публично выступал против монополизма, аппелировал к принципам нравственности, возражая против экономического эгоизма, доминирования чьих-то узких интересов. Он говорил: «важнее сосредоточить все уси­лия народного хозяйства на увеличении народнохозяйственного дохода, чем терять силы в борьбе за распределение дохода… Куда легче дать каждому по более крупному куску от большего, все увеличивающегося в своих размерах пирога, чем получить выгоду из споров о распределении маленького пирога…»[3]. С начала 1958 г. начал действовать антикартельный закон. В России делают ровно наоборот (!), монополии стремятся поднимать тарифы, каждый рвет под себя.
Хотя позиции крупных компаний и банков упрочились, важнейшей силой стал мелкий и средний бизнес, ставший «национальным достоянием» Германии. На их долю приходится до 70% рабочих мест, около 45% налогов с оборота, около 30% немецкого экспорта, до 46% валовых инвестиций и 57% ВВП [15].

Особенно велика доля занятости на таких предприятиях в сфере услуг: предприятия по ремонту, мастерские, рестораны, кафе, медицинские, юридические, консалтинговые компании. В Германии существует мощная практика поддержки малого бизнеса, с 1975 года они получают льготы по налогам и финансированию [15] — инвестиционные надбавки, субсидии, налоговые льготы, льготное кредитование и т.д. Существуют государственные консалтинговые программы, многочисленные организации и центры по поддержке развития.

Россия не имеет позитивной предпринимательской этики. Бюрократия и силовики рассматривают бизнес не как «национальное достояние», а как средство для поборов. Поэтому наш бизнес пока «кошмарят». Экономика РФ находится в жестких тисках монополистов, нам нужны механизмы антимонопольного регулирования, развития конкуренции и предпринимательства.


РАЗВИТИЕ НАУКИ

Решающее значение в развитии промышленности в ФРГ сыграл бурный научно-технический прогресс, создание новейших технологий. За период 60-х годов общие расходы на науку и конструкторские разработки выросли в 5.2 раза, чему в немалой степени способствовали иностранные инвестиции, в первую очередь США и Англии. Для предотвращения «утечки мозгов» были приняты меры по повышению оплаты труда ученых. В результате научно-технического прогресса за это же период производительность труда возросла на 60% [1].

За время реформ в РФ резко сократились такие важные показатели, как объем финансирования науки и заработная плата ученых. В результате престиж научной работы снизился, а значительная часть перспективных и молодых ученых уехала за границу.


КОНЕЦ ЧУДА?

После своего ухода Аденауэр не поддержал назначение Эрхарда, который стал канцлером в 1963 г. Но был им недолго, покинув этот пост в 1966 г. Эрхард был более «погружен» в экономику, внешняя политика была для него более сложной задачей. После ухода Эрхарда к власти пришли социал-демократы, активно использовавшие подходы Дж. М. Кейнса. Но Германии нужны были по- прежнему более синтетические рецепты. В дальнейшем тяжкое бремя системы социального и пенсионного обеспечения привело к росту нагрузки на бюджет, повышению налогов. Пенсионная система обеспечивала высокий уровень пенсий, но снизить их стало крайне сложно по политическим мотивам. Высокие налоги стали негативно отражаться на экономическом росте, что привело к росту безработицы. Вторая волна проблем пришла после объединения Германии в 1990 г.


СЕКРЕТЫ «НЕМЕЦКОГО ЧУДА»

Опыт Эрхарда интересен тем, что на первых постах государства оказался экономист-ученый, прекрасно применивший свои знания на практике. Эрхард был хорошим оратором, умел объяснить народу смысл политики Правительства, много писал в газеты и выступал. Он был за свободный рынок, но не чурался государственного вмешательства, но только до той тонкой линии, когда его избыток приводит к падению эффективности экономики. Подобно социал-демократам он был за общечеловеческие ценности, но видел их реализацию не на базе распределительной системы, а на основе частной собственности, ее доступности, раскрытия потенциала свободного рынка за счет реализации экономических возможностей граждан. Он был чужд догматизма: его успех заключался с оптимальном синтезе либерализма и государственного регулирования. Немецкая модель экономики демонстрировала высокий уровень социальной защищенности, достигаемый в том числе путем рационального распределения общественного дохода.

Но позже были допущены и ошибки. Привлечение иностранной рабочей силы («гастробайтеров») из южных стран привело к появлению паразитирующих слоев мигрантов, живущих за счет государства. Эти проблемы описаны в книге немецкого политика Тило Саррацина (СДПГ) «Германия. Самоликвидация».

Немецкая экономика — это не экономика «трубы» и не «мыльных пузырей» — немецкие товары по прежнему известны всему миру. Германская модель как модель реальной экономики имеет свои неоспоримые плюсы, хорошо видимые как на фоне американской модели «потребительской экономики», вызвавшей мировой кризис, так и нашей коллапсирующей либеральной политики.

Правительство Аденауэра-Эрхарда всегда действовало в интересах большинства населения, добиваясь «благосостояния для всех», что позволило ему полностью легитимно находиться у власти около 15 лет. Им не была присуща столь распространенная политическая болезнь, как создание «преференций» для узкого круга групп и компаний. Реформы позитивно повлияли на характер немецкой нации.


УРОКИ ДЛЯ РОССИИ

Причина успеха Германии и неуспеха России. Насколько похожи реформы «шоковой терапии» в РФ на реформы Эрхарда? При некоторой схожести — переходу к рынку, отмены регулируемых цен, механизм, итоги и особенно результаты реформ были абсолютно разными. И при сравнении факторов (см. таблицу) видно, что делаемое у нас полностью противоположно рецептам Эрхарда. Почему именно так?

Россия в отличие от Германии имеет богатые сырьевые ресурсы. У Германии не было выбора — единственным способом создать богатство было развитие промышленности. Фашистская Германия хотела идти по другому пути — захватить территории и сырье. Германия проиграла в войне, но завоевала полмира сбытом своей продукции. У элит России есть выбор — между получением сырьевой ренты и развитием промышленности. Создавать всегда трудно, а качать нефть и газ намного проще. Страна превращена в сырьевой карьер, из которого вывозится все: нефть, газ, металлы, лес, зерно, рыба и прочее.

После 1992 г. Россия стала играть по правилам Вашингтона: управление реформами шло оттуда. США сделали все, чтобы Россия стала слабым государством, хотя СССР был экономикой номер №2. Но и здесь у наших элит был выбор: жить чужим умом или своим. С той же целью США стимулировали экономику Китая, не только перенеся туда производства, технологии, но и открыв (!) Китаю свои рынки сбыта, даже в ущерб своей промышленности. Недаром симбиоз экономик КНР и США называют «Чаймерика».

Главной задачей российских реформ было не создание эффективной экономики и рост благосостояния населения, а обогащение элит, приватизация номенклатурой сырьевых активов, построение абстрактного рынка, возможность экспортировать сырье. Наша экономика не развивается потому, что внутренний спрос в основном покрывается импортом, даже по оборудованию в энергетике и ТЭК, где мы могли быть мировыми лидерами. За исключением атомной, военной, космической промышленности и некоторых других, экспортный потенциал невысок из-за низкой конкурентности и технической отсталости, а в силу политических причин и перепроизводства на внешних рынках нас не ждут. В отличие от СССР, внутренний рынок мы не развиваем — на это у либералов нет денег; и пока рубль привязан к доллару, их никогда не будет. По этой же причине нет инвестиций и техническая отсталость в ряде важных сфер лишь увеличилась. Круг замыкается.

Наше место в международном разделении труда — экспорт сырья, делающей нас полуколонией Запада, что влечет за собой все минусы глобализации. Налицо цивилизационный кризис либерализма — высокая смертность, низкая рождаемость, высокий уровень абортов, алкоголизм, наркомания и т.д.

Подсчитано, что помощь плана Маршала в Германии принесла отдачу от 10 до 20 долл. с каждого доллара [1]. Россия с 1992 г. привлекала внешние займы — около 60 млрд. долл. под проведение реформ по рецептам МВФ, но эти средства проедены: значимых вложений в реальный сектор сделано не было. Тоже было с кредитами, взятыми в «Перестройку».

Успех реформ в Германии стал возможным благодаря трудолюбию немецкого народа, честности, профессионализму, целенаправленности его руководителей и элит. Эрхард говорил, что это: «находчивость предпринимателей, дисциплинированность и трудолюбие рабочих, умелая политика правительства»[3]. «Никакая экономическая ситуация не может быть настолько безнадежной, чтобы решительная воля и честный труд всего народа не могли справиться с ней».

Правительство Аденауэра-Эрхарда действовало в интересах большинства, добиваясь «благосостояния для всех», что позволило ему полностью легитимно находиться у власти около 15 лет.

Экономика России жестко подчинена интересам узкой группы олигархов, сырьевых компаний, паразитического банковского капитала и госбюрократии. Это антинациональная экономика: она обречена в силу своей неэффективности и безнравственности.

Россия имеет неограниченные возможности для созидания, подобно немецкой и китайской она могла бы непрерывно расти в течении многих десятилетий. Важнейший фактор изменения ситуации — нравственное переосмысление нашей экономической политики. Христианско-демократическое движение в России пока не окрепло, хотя перспективность этой идеи вполне очевидна. Авторитет православной Церкви укрепляется.

Для роста экономики нужна технологическая модернизация, выход на внешние рынки и развитие бездонного внутреннего рынка. Минимизация всех издержек на производство, внутренних цен и тарифов, административных издержек и стоимости денег. Власть имущим следует поумерить свои аппетиты, жертвуя хотя бы немного личным ради общего блага. Либо вотчинное кормление и полуфеодальная экономика, либо общее благо.

В отсутствие «сильной руки» элиты показывают низкий уровень эффективности и ответственности при бесконечном и молчаливом терпении русского народа. Расчистить «авгиевы конюшни» нашей экономики может только мужественный и нравственный политик. Россия ждет своего Л.Эрхарда.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Тимошина Т. М. Экономическая история зарубежных стран. — М.: Юстицинформ — 2003, C. 312–332. / URL.: https://knigogid.ru/books/107164-ekonomicheskaya-istoriya-zarubezhnyh-stran/toread

2. Ламперт Х. Социальная рыночная экономика. Германский путь. — М.: 1993 / URL.: http://opac.mpei.ru/notices/index/IdNotice:1274/Source:default

3. Людвиг Эрхард. Благосостояние для всех. / URL.: http://www.vixri.ru/d/Erxard%20Ljudvig%20_Blagosostojanie%20dlja%20vsex.pdf

4. H.Berger. Germany and the political Economy of the Marshall Plan. / URL.: http://www.wiwiss.fu-berlin.de/institute/wirtschaftspolitik-geschichte/berger/publikationen/edited_volumes/HB_Germany_Marshall_plan.pdf

5. Страгис Ю. П. История экономики. — 2007. — С. 416–452. / URL.: http://uchebnik-online.com/soderzhanie/textbook_186.html

6. Зимина В.Д и пр. Идеи, Лидеры, Действия. T. 2.
7. David R. Henderson. German Economic Miracle. / URL.: http://www.econlib.org/library/Enc/GermanEconomicMiracle.html

8. Statistisches Bundesamt / URL.: http://www.destatis.de/jetspeed/portal/cms/Sites/destatis/Internet/DE/Content/Statistiken/VolkswirtschaftlicheGesamtrechnungen/Inlandsprodukt/Tabellen/Volkseinkommen1950,property=file.xlsl

9. Павлов Н. В. История современной Германии, 1945–2005. — М.: Астрель. — 2006. / URL.: https://mgimo.ru/library/publications/167079/

10. K.Tribe. The 1948 Currency Reform: Structure and purpose. / URL.: http://www.keele.ac.uk/depts/ec/wpapers/9810.pdf

11. Иван Измайлов. Шок не по-нашему. / «Энергия промышленного роста», № 4 [5] Апрель 2006. / URL.: http://www.epr-magazine.ru/vlast/foreign_exp/german_miracle/

12. Дмитрий Травин. Людвиг Эрхард. Drang nach Westen. / URL.: http://www.idelo.ru/255/28.html

13. В.Ежов. Людвиг Эрхард и «немецкое чудо» / URL.: http://www.nasledie.ru/oboz/N03_00/03_18.HTM

14. Давыдова Т. Е. Концепция рыночного хозяйства: формирование, развитие, современный подход / URL.: http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/272102.html

15. Клаус Брюммер. Система поддержки предприятий малого и среднего бизнеса в Германии / URL.: http://rusref.nm.ru/indexpub144.htm

16. Гельмут Беттигер. Финансовая политика в период «немецкого чуда» / URL.: http://www.situation.ru/app/j_art_946.htm

17. Сергей Сумленный. Как они обустроили Германию / URL.: http://www.expert.ru/printissues/expert/2007/04/rynok_zhilya_v_germanii/

18. Johannes R. B. Rittershausen. The Postwar West German Economic Transition: From Ordoliberalism to Keynesianism / URL.: http://www.iwp.uni-koeln.de/DE/Publikationen/dp/dp1_07.pdf

19. Robert L.Hetzel. German Monetary History in the Second Half of the Twentieth Century / URL.: http://www.richmondfed.org/publications/research/economic_quarterly/2002/winter/pdf/hetzel.pdf

20. Tax Reform / URL.: http://images.library.wisc.edu/History/EFacs/GerRecon/omg1949n165/reference/history.omg1949n165.i0012.pdf


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

25 лет реформ: цивилизационный кризис либерализма

Почему в России так плохо со сложным производством?

Зарубежный опыт осуществления государственной инвестиционной политики

Станки, станки, станки…

Ментально-культурная природа экономического развития: факторы успешности

Каким должен быть отчёт честного профессионального Премьера в Государственной Думе

Что Партия нового типа даст бизнесу?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3950
13139
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика