Минобразования: в России хороший учитель — исключение из стандарта

Минобразования: в России хороший учитель — исключение из стандарта

Автор Анастасия Шарова — педагог, биолог и математик (Санкт-Петербург).

Опубликовано на портале ИА Регнум.


МИНОБРАЗОВАНИЯ: МАТЕМАТИКУ ДЕТЯМ РУССКОГО БЫДЛА? НЕТ, НЕ ДАДИМ

В середине лета, в разгар отпусков, 9 июля предвыборного 2017 года, года столетия Октябрьской революции со всеми ее социальными завоеваниями, на официальном сайте для размещения информации о подготовке нормативных правовых актов и их обсуждения общественностью создан проект «Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования в новой редакции» (разработчик — Минобрнауки России). Окончание обсуждения проекта 24 июля. Кто не успел, тот опоздал.

Важнейший вопрос. Стандарт программ всех основных предметов средней школы (к слову, программа по астрономии обсуждалась с помпой и информационным сопровождением в декабре 2016 года, то есть в самой середине учебного года). Вопрос, затрагивающий миллионы школьников, учителей, родителей, преподавателей ВУЗов, работодателей. То есть всех жителей страны.

Проект Стандарта, который (п.6) «ориентирован на становление личностных характеристик выпускника: любящий свой край и свое Отечество, …, активно и заинтересованно познающий окружающий мир и самого себя, осознающий ценность труда, науки и творчества; умеющий учиться, осознающий важность образования и самообразования для жизни и деятельности, способный применять полученные знания на практике, способный к самоорганизации, к планированию и оценке своих действий, пониманию их последствий».

Учителя не знали, учительское сообщество не в курсе, профессиональные сайты в недоумении… А ведь они, отдыхающие и набирающиеся сил еще не знают, что силы эти понадобятся не для учительства, не для работы с детьми, а для переписывания с нуля тонн бумаг, написанных за последние годы. Да, возможно, преподавание многих предметов требует изменения. И время и наука не стоят на месте. Но ведь столь популярный вопрос «зачем все это надо» говорит в первую очередь о качестве преподавания, а не о составе программы… Наука с советских времен не стала проще. И как-то не верится, чтобы специалисты в области точных наук одобрили, скажем, исключение из программы средней школы квадратичных функций, только кто их спрашивал… Возникает вопрос. Не стоило ли организовать широкое обсуждение любых нововведений среди учительского, родительского и профессионального сообществ с указанием авторов проекта и стоимости разработки и внедрения нововведений, а также подсчетом учительского труда в часах, необходимого для реализации предлагаемого? И почему так поспешно, «под покровом лета» нужно эти стандарты принимать?

Остановимся на одном разделе этого документа. Это п.12.5 «Математика и информатика». Как было сказано в подписанных Президентом РФ «Концепциях развития математического образования» от 24 декабря 2013 г., «повышение уровня математической образованности сделает более полноценной жизнь россиян в современном обществе, обеспечит потребности в квалифицированных специалистах для наукоемкого высокотехнологичного производства» в то время как «потребности будущих специалистов в математических знаниях и методах учитываются недостаточно».

Ключевой момент нового стандарта по математике — разделение уже в средней школе преподавания на базовый и углубленный уровни — очевидно нацелен на упомянутое повышение. Как-никак год 225-летнего юбилея Н. И. Лобачевского, нужно отметить.

Рассмотрим один из пунктов стандарта

П 4. «базы»: «умение оперировать на базовом уровне понятиями: функция, функциональная зависимость, аргумент и значение функции, область определения, множество значений, нули функции, промежутки знакопостоянства, промежутки возрастания и убывания, наибольшее и наименьшее значения функции, линейная функция; оперировать на базовом уровне понятиями: последовательность, арифметическая прогрессия, геометрическая прогрессия; решать задачи на прогрессии, в которых ответ может быть получен непосредственным подсчетом, без применения формул;

использовать графики реальных процессов и зависимостей для определения их свойств (наибольшие и наименьшие значения, промежутки возрастания и убывания, области положительных и отрицательных значений и т. п.); использовать свойства линейной функции и ее график при решении задач из других учебных предметов (Функции)»;

Если кратко, то только прямые. Только по прямой. Вверх и вниз. Вся природа как раз такова, линейна и однозначна. Правда, в начале раздела о математике авторы предполагают, что по данным стандартам ученики «получают представление о математических моделях». Но, видимо, моделируемые процессы, окружающие учеников, с точки зрения авторов именно таковы…

К слову, в настоящее время в «обычную» программу 9 класса входит квадратичная функция, та самая, с помощью которой описываются многие элементарные законы физики, «реальные процессы и зависимости», и простейшая из тех, для которых стоит обсуждать понятия «наибольшего и наименьшего значения» и (если не брать уж совсем простые линейные), «промежутки возрастания и убывания».

К углубленному уровню отнесены такие стандартные из курса средней школы задания, как поиск наименьшего общего кратного и наибольшего общего делителя и многие другие.

Перечисление можно продолжать. Но сводится оно к одному: упрощение и сокращение в базовом варианте без существенного, по сравнению с нынешним, изменения уровня углубленного.

Вы не найдете в базовом уровне слов о способности «конструировать и исследовать функции, соответствующие реальным процессам и явлениям, интерпретировать полученные результаты в соответствии со спецификой исследуемого процесса или явления; использовать графики зависимостей для исследования реальных процессов и явлений; конструировать и исследовать функции при решении задач из других учебных предметов, интерпретировать полученные результаты в соответствии со спецификой учебного предмета» (п.6 углубленного уровня), а ведь именно это и составляет суть связи математики с физикой и другими науками, а непонимание этого приводит к отсутствию интереса и многочисленным «зачем это надо»…

Интересная получается история. Одной рукой мы открываем бозон Хиггса, исследуем черные дыры, разрабатываем теорию струн, а другой изгоняем из школьной программы для большинства детей даже возможность заинтересоваться этими вопросами, потому как наука становится все сложнее и для понимания даже популярного изложения требуется некоторый уровень. Да и открытия эти сделаны в основном не нашими учеными и не у нас. Не потому ли… Можно кивать на США и другие страны, где для большинства обучение как раз осуществляется на «базовом уровне»: ничего, живут, и получше нас. Только вот, например, небезызвестный после «Интерстеллара» физик Кип Торн, которому не откажешь в знании особенностей физико-математического образования и науки в США и СССР, положительно отзывался в своей книге «Черные дыры и складки времени» как раз о последнем.

«Концепции развития математического образования» обещают (п 2 раздела IV): «каждому учащемуся независимо от места и условий проживания возможности достижения соответствия любого уровня подготовки с учетом его индивидуальных потребностей и способностей» а Стандарт «направлен на обеспечение формирования российской гражданской идентичности обучающихся» (п.4);

Нетрудно представить себе положение ученика сельской школы или небольшого городка с «индивидуальными способностями», учеников 5 класса, оказавшихся в меньшинстве со своими «способностями и потребностями». А как вообще ученику в 5−7 классах в них определиться? А если осенит позже, а время уйдет? Ведь во всех трех наших образовательных достижениях: балет, музыка и математика очень важно время начала. А те же Концепции отмечают (тот же п.2 раздела IV), что «достижение какого-либо уровня подготовки не должно препятствовать индивидуализации обучения и закрывать возможности продолжения образования на более высоком уровне».

А кто будет принимать решение о распределении на базовый и углубленный уровень, когда и как?

В тех же «Концепциях» специально обращается внимание (раздел 3) на то, что в стране «…не хватает учителей и преподавателей…, которые могут качественно преподавать математику, учитывая, развивая и формируя учебные и жизненные интересы различных групп обучающихся». Ну что же, на таком «базовом уровне» проблем с учителями не будет. Особенно если они учились в советское и раннее постсоветское время. Потянут и физрук и трудовик.

В 1988 году в США вышел очень примечательный фильм «Выстоять и сделать» (реж. Р.Менендес). Он меньше известен в России, а в Америке он популярен примерно как наши «Доживем до понедельника» и «Большая перемена», а главный герой — как Макаренко. История реальная, сюжет вкратце таков — Хайме Эскаланте оставляет работу в престижной компьютерной фирме и приходит преподавать математику в безнадежную школу в бедном районе, населенном выходцами из Латинской Америки. Уровень преподавания такой, что его коллегой по предмету оказывается учитель физкультуры. Но новичок верит в детей и ему удается научить их так, что они сдают сверхсложный и престижный тест по «высшей математике». По ходу фильма несколько раз показываются задания экзаменационного теста и классные задания с дополнительных занятий по подготовке к нему. Те, кто учился в советское и раннее постсоветское время, вероятно, удивятся, поскольку эти задания входили когда-то в общий курс математики обычной средней школы. Небольшая группа детей во главе с одним учителем-энтузиастом «выстояла и сделала». А вокруг была школа. Учащаяся примерно по описываемым стандартам. И много-много других…

Беда как раз в том, что это нововведение ударит в первую очередь не только и не столько по ученикам, сколько по учителям. Один раз подобное уже случилось. Разделение на «профиль» и «базу», сильно снизило мотивацию учителей к самообразованию и поддержанию профессионального уровня: зачем напрягать остатки остатков сил, если можно этого не делать. А ведь какой толчок к профессиональному росту дали поначалу сложные задания ЕГЭ! Логика происходящего, видимо, такова: сколько нужно инженеров (математиков, физиков, архитекторов и пр.), столько и выучим. Можно даже поменьше, и двойную нагрузку. В целях эффективности. «Экономика, простите, образование, должно быть экономным». Беда в том, что так это не работает. Чтобы пошел работать один талантливый инженер закончить институт должны 10, поступить туда — 50, закончить школу — 100. А нужны не только инженеры. И всех их кто-то должен учить. На очень высоком уровне. В специальной среде. Которую кто-то должен создавать и поддерживать и для кого тоже нужна соответствующая среда…

Возможно, ознакомившись с текстом предлагаемого Стандарта, многие скажут, что именно так и надо, что для тех, кому интересно есть спецшколы и профиль, а обычным детям не надо забивать голову сложной наукой. Но есть и те, кто считает это преступлением. Именно поэтому столь важный вопрос должен решаться не в течение двух отпускных недель неизвестно кем, а стать предметом общего обсуждения с широким привлечением профессионального сообщества. В случае математики — помимо вовлечения учителей и методистов общеобразовательных и специализированных физико-математических школ, что очень важно разных поколений, из больших и малых городов и сельской местности, преподавателей Мехмата и матмеха МГУ и СПбГУ и других ведущих вузов страны, а также ученых Математического института им. Стеклова РАН и других профильных научных учреждений

Что можно было бы сделать вместо предлагаемого в тексте данного Стандарта:

— Предоставить учителям возможность для творческого развития, индивидуального подхода к ученикам и самообразованию. Увеличить время дополнительных занятий. Для этого снизить нагрузку и освободить от никому не нужной безумной бумажной работы

— Ознакомиться с опытом педагогов-новаторов, успешно справлявшихся с задачей обучения детей с разными способностями и уровнем подготовки, таких как В. Ф. Шаталов, и сделать этот опыт общедоступным, сопроводив методической поддержкой

— Наладить настоящую методическую работу, не связанную с заполнением бумаг и способствовать обмену опытом между учителями

— Изучить наконец опыт СССР, страны намного большей по площади и населению, где вполне успешно и с меньшими затратами труда, бумаги и денег решалась проблема единого образовательного пространства и единых стандартов

Но если все это оказывается невыполнимым, оставить школу в покое.


МИНОБРАЗОВАНИЯ: В РОССИИ ХОРОШИЙ УЧИТЕЛЬ — ИСКЛЮЧЕНИЕ ИЗ СТАНДАРТА 

Итак. Новый Стандарт предусматривает деление курса математики уже в средней школе на базовый и углубленный. Казалось бы, все правильно, не все дети способны, хотят, интересуются, пусть для них будет некий базовый уровень, а остальные, выдающиеся, интересующиеся пусть учатся на углубленном уровне.

Для этого Минобрнауки должен был бы, в свете упомянутой Концепции: — провести программу повышения квалификации, чтобы каждый учитель мог вести занятия на углубленном уровне; — разработать механизмы перехода с базового на углубленный уровень учеников в каждом классе, дать учителям возможность дополнительных занятий с такими детьми; — обеспечить индивидуальный подход к каждому ученику с целью определения его «индивидуальных потребностей и способностей» (п. 2 раздела IV Концепции); — освободить учителей от бессмысленной бумажной волокиты и дать возможность для профессионального роста и обмена методическим опытом. Потому как, напомню, Концепция обещает каждому ученику учет индивидуальных способностей и потребностей, а также возможность продолжать обучение на более высоком уровне. Вы верите, что это будет сделано? Я — с трудом.  Хотя бы потому, что если это реально проделать, не потребуется разделение ни на какие уровни.

А реализация требует реальной вдумчивой работы, широкого обсуждения проектов в первую очередь на «низовом», учительском уровне, поскольку только реально работающие с детьми учителя смогу сказать, как на практике будут выглядеть предлагаемые нововведения.

Вместо этого, скорее всего, произойдет следующее. В стране еще сохранилась с советских времен и из последних сил поддерживается энтузиастами система физико-математических школ. И где должен реализовываться углубленный уровень? Правильно, там и должен. А остальным — базовый уровень. «С учетом потребностей и способностей».

Давайте бегло посмотрим на этот стандарт в его «базовом» варианте, по которому в недалеком будущем будут учиться наши дети и внуки. Это несложно, поскольку он касается средней (5−9 класс) школы. Базовый уровень вкратце таков:

П.2. Нет признаков делимости числа даже на 2, 5, 10, что уж говорить про «углубленные» 3, 7, 9, 11… Впрочем, 2, 5 и 10 тоже уровень углубленный, не волнуйтесь, нет нахождения наименьшего общего кратного и наибольшего общего делителя, нет выполнения действий с дробями, двоичной записи чисел

П.4. Сведение всех функций к линейным («Ньютон? Нет, не слышали…»)

П.6. Предлагает «решать простейшие комбинаторные задачи методом прямого и организованного перебора»

П.8. Предлагает ученику «применять для решения задач геометрически факты, если условия их применения даны в явной форме, решать геометрические задачи по образцам и алгоритмам». Сложная задача с неявным условием? Не для ваших умов.

Можно продолжать, но, думаю, и этот перечень довольно наглядный. Такое упрощение базового уровня сводит на нет попытку научить детей физике, химии, астрономии, введение которой столь широко обсуждалось в прошлом году. А если изучать астрономию не на уровне зодиакальных созвездий и демонстрировать «умение описывать отдельные выдающиеся результаты, полученные в ходе развития математики как науки; знать примеры математических открытий и их авторов, в связи с отечественной и всемирной историей; понимать роль математики в развитии России» (п.14 «базы»), понимать связь этих наук и интересоваться ими, данного уровня явно недостаточно.

Мне могут возразить, что вот опять наши школьники получили медали на всемирных олимпиадах по физике и математике, так что не все так плохо с нашим образованием в области точных наук.

Но в многомиллионной стране, где все еще сохраняется система специализированных школ, где по окраинам «окопались» «недобитые» потомки декабристов, российской и советской профессуры, сохранилась, не смотря ни на что, провинциальная интеллигенция, всегда можно найти несколько десятков очень талантливых детей и выучить их силами преподавателей немногих вузов, которые еще «держат планку». Только дети эти потом помыкаются-помыкаются и уедут заграницу, где есть реальная возможность жить и работать. Да и не спасут положение с техническим перевооружением и возрождением науки и производства в стране эти несколько десятков. Но мы все время говорим об инновационном развитии, технологическом росте. А для этого нужны массовые инженеры и массовые программисты, не говоря уже об ученых разнообразных направлений. И, что очень важно, кто-то должен их массово учить. А для этого уровень подготовки преподавателей должен быть на порядок выше. И все это должно происходить массово, а не в условиях отдельных элитарных школ.

Еще одно стандартное возражение против «хорошего» курса математики заключается в том, что мало кому приходится «эту заумь» применять на практике. «В жизни не пригодится». На это можно возразить:

— Очень трудно даже в 10, не говоря уже о 7 и тем более 5 классе, сказать, что пригодится, а что нет;

— Развитие науки и технологии идет столь быстрыми темпами, что трудно предугадать, что будет, когда нынешние школьники закончат школу, поэтому надо быть «готовыми ко всему»;

— Неприятие математики часто связано в первую очередь с преподаванием, а не программой, с отсутствием у учителя времени, сил и энтузиазма на подготовку интересных уроков, подбор задач, способных увлечь учеников. Вместе с тем на просторах страны есть множество учителей-подвижников, у учеников которых подобных претензий не возникает;

— С советских времен углубился разрыв в преподавании математики и физики, химии, биологии. А вот это действительно требует глубокого изучения, обсуждения и реформирования, поскольку именно здесь лежит корень неприятия и математики, как абсолютной абстракции, и физики и химии, которые сводятся к непонятно откуда взявшимся «диким» формулам, отбивающим всякое желании в них разбираться. Но делать это нужно без спешки и вдумчиво.

Самое страшное в введении нового стандарта — его необратимость. После разделения «всех и вся» на «базу» и «углубленный уровень» не останется даже надежды на всеобщее достойное математическое (и, как следствие — физическое, химическое, астрономическое) школьное образование. Что, несомненно, будет способствовать укреплению патриотизма и «сформирует российскую гражданскую идентичность обучающихся» (п.4 Стандарта).

Добавлю, что если не изменить ситуацию в части подготовки и условий работы учителей и этот, упрощенный уровень в скором времени окажется слишком сложным, с ним не будут справляться, уже его будут считать чрезмерно сложным и ненужным «в реальной жизни», и уже его нужно будет делить на «углубленный уровень» и «базу»

И в завершении хочется спросить, следит ли кто-нибудь за соответствием различных документов, принимаемых в сфере образования? Или разработчики Стандарта просто не знали о существовании Концепции? Но если она настолько неважна, что ее можно проигнорировать, зачем тогда ее вообще принимали?

Анастасия Шарова

Источник: 1, 2


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

О сложности и проекте быдловизации

Как развалить систему образования: диверсионная программа

Российское образование — реформы продолжаются?

Угроза менеджеризации образования

Образование — качественное или злокачественное?

Тот, кто контролирует систему образования, определяет будущее страны



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2241
8823
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика