Минское перемирие: что дальше?

Минское перемирие: что дальше?

Эксперт Центра Людмила Кравченко

С момента подписания вторых минских соглашений прошло два месяца. Уже можно реконструировать политический замысел стран-инициаторов перемирия.

С момента подписания вторых минских соглашений прошло два месяца.По истечении этого срока уже можно реконструировать политический замысел сторон, выступающих главными инициаторами перемирия. Минские соглашения – это не юридически обязывающий документ, а политический манифест, преследующий вполне конкретные цели.

Первостепенной задачей инициирования нового этапа переговорного процесса западными странами было стремление остановить наступательную операцию ополченцев в районе Дебальцево. Именно после январских  успехов ополченцев западные лидеры посетили Киев и Москву для решения вопроса о новом этапе переговоров.

Вторая задача сводилась к определению формата отношений между Украиной и Донбассом. Здесь сталкиваются два важных вопроса - судьба самой Новороссии (будет ли она частью Украины, суверенным государством или войдет в состав другого государства) и политическая судьба действующей в ЛНР и ДНР власти и ополченцев – людей, воевавших за право на своей территории говорить на русском языке.  Учитывая позицию Киева о неделимости страны, остановимся на реконструкции мотивов киевской власти применительно ко второму вопросу. У киевской власти есть несколько сценариев решения вопроса судьбы ополченцев и руководителей республик.

Первый сценарий - это замирение, сотрудничество и привлечение к государственному управлению ополченцев по примеру чеченского опыта в России (участвовавший в боях  против федеральных войск Ахмад Кадыров, отказавшийся воевать против России в новой войне, указом президента в 2000 году был назначен главой Чеченской республики). Данный сценарий был бы оптимальным для кратчайшего восстановления мира: при предоставлении широкой автономии Донбассу ополченцы могли бы пойти на перемирие (под давлением переговорной внешней группы и Кремля). Это и зафиксировано во втором соглашении в идее децентрализации и особого статуса отдельных районов (языковое самоопределение и др.). Если бы Киев был готов к такому сценарию, то за 2 месяца были бы реализованы проекты в этом направлении.

Второй сценарий – это зачистка территории и истребление вооруженных сил ополченцев в нарушение Второго минского соглашения, по которому «освобождаются от наказания, преследования и дискриминации лица, связанные с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». При такой мотивации стоит ожидать продолжения вооруженного противостояния. Признаком готовности пойти по данному сценарию соответственно выступило бы наращивание оборонного потенциала Украины, мобилизация ресурсов  в период временной передышки, предоставленной Минским соглашением.

Третий сценарий – это временное признание действующей власти с последующей ее дискредитацией (обвинение в коррупции, подпольном противостоянии и др.). Этот сценарий может быть реализован через проведение местных выборов с участием ополченцев, против которых затем в первый год власти будет организована Киевом информационная кампания, обвиняющая их в гуманитарной катастрофе на Донбассе за период боевых действий и в преступлениях против мирных жителей.

Если бы Киев готов был пойти по первому или третьему сценарию, уже были бы предприняты первые попытки выполнения соглашения, однако за два месяца из мирных проектов ничего не было реализовано. Не решен вопрос выполнения социальных обязательств перед гражданами – выплаты пенсий (прекратилась с июля 2014 года). Вновь предпринимаются попытки ревизии этого условия: Министерство юстиции Украины планирует обжаловать решение о социальных выплатах в  Высшем административном суде. Сохраняется экономическая и финансовая блокада, хотя согласно Минским договоренностям Киев должен был пойти на восстановление социально-экономических связей. Но вместо этого представитель МИД Украины заявил, что Украина не может переводить деньги на Донбасс, то есть действие  указа об экономической блокаде (принят в ноябре 2014 года) не будет приостановлено. Открытым остается вопрос об участии республик в согласовании вопросов конституционной реформы на Украине и местных выборов в Донбассе. П.Порошенко также продолжает заявлять, что единственным государственным языком остается украинский, а вопрос о судьбе устройства может быть решен на референдуме, на котором по его убеждению 90% поддержат унитарную форму правления.

В пользу второго сценария говорит то, что Киев использует договоренности для мобилизации собственных  средств, свидетельствуют следующие факты (возникли после подписания соглашения):

- восстанавливаются вооруженные силы страны, подписан закон об увеличении численности армии до 250 тысяч человек (количество военнослужащих планируется довести до 204 тыс.), в отдельных случаях допускается увеличение численности военных за счет призыва. Ранее численность вооруженных сил составляла 168 тысяч. Совокупный объем военного бюджета Украины на 2015 год составит около 80 млрд гривен, что более чем в пять раз превысит уровень прошлого года. По словам П.Порошенко в стране было создано мощное волонтерское движение, помогающее в деле обеспечения военных;

- Украина получает военно-техническую помощь от США: уже поступила первая партия военной техники (за которую придется расплачиваться как обычно украинским налогоплательщикам), планируется приезд военных специалистов, которые будут тренировать национальную гвардию, создаются лагеря для тренировки.  По словам министра обороны Украины С.Полторака, украинские вооруженные силы планируют перейти на новые стандарты боевой готовности с учетом требований совместимости с армиями стран НАТО. Напомню, что  в конце 2014 году Украина отказалась от своего внеблокового статуса, взяв курс на вхождение в состав НАТО. С момента украинского кризиса в Черном море практически постоянно находятся корабли ВМС США и других стран НАТО;

- ведется активная законодательная работа в части усиления военной сферы. В марте президент Украины ввел в действие решение СНБО от 18 февраля «О дополнительных мерах по укреплению национальной безопасности Украины», которое предусматривает учреждение военного кабинета СНБО. В апреле П.Порошенко внес в Верховную Раду проект закона о правовом режиме военного положения, согласно которому отдельные территории, на которых будет введен такой режим, могут силами военного командования вводить комплекс мер. А именно,  запрет деятельности политических партий, общественных объединений, деятельность которых несет угрозы территориальной целостности и политическим основам Украины, нарушение суверенитета, разжигания войны. Предполагает усиленную охрану важных объектов экономики (собственно так сейчас и происходит охрана предприятий олигархов на Донбассе), введение трудовой повинности, в том числе привлечение лиц к общественно-полезным работам, принудительное отчуждение имущества, находящегося в частной или коммунальной собственности для нужд государства (под этим предлогом можно фактически учинить очередной пересмотр итогов приватизации, отобрав предприятия, передать их в собственность иностранным ТНК как гарантии выполнения кредитных обязательств), а также запрет проведения мирных собраний, митингов, шествий и демонстраций, других массовых мероприятий, с которых в прошлом году начались движения освобождения в Крыму и на Востоке Украины. Украинские власти сделали свои выводы и, опасаясь повторения ситуации в других областях, например, в Одессе, где ведется активная подрывная деятельность против украинских националистических организаций, предпримут превентивные меры, разрешенные данным законом. В законе прослеживается также олигархические интересы и перспективы передела собственности;

- украинская экономика расширяет производство в секторе военно-промышленного комплекса. По заявлению президента, украинская оборонная промышленность работает уже в три смены, создаются тысячи рабочих мест на предприятиях этого комплекса: экономика через мобилизацию всех ресурсов в ущерб благосостоянию граждан и затягивание страны в кабалу иностранным инвесторам обслуживает военные нужды. В результате растет государственный долг, с которым справиться страна сможет только через политику жесткой экономии, направленной на еще большее умаление социальной функции государства;

- Порошенко предложил ввести международную миротворческую миссию в Донбасс, сохраняя при этом миссию ОБСЕ. Стратегия проста: пока Украина мобилизует свои силы, решается задача не допустить того, чтобы и ополченцы использовали временную передышку для восстановления сил. Поэтому и предлагается ужесточить контроль наблюдателей над территорией непризнанных республик.

Говорить об установлении мира на Донбассе не приходится: по оценке ополченцев в марте было зафиксировано около 800 нарушений со стороны Украины. Несмотря на договоренности, к отводу сил от линии разграничения так и не приступили (на чем настаивает миссия ОБСЕ, от Украины поступают только декларативные заявления). Напротив, Украина объявила о выделении 1 млрд грн на превращение линии разграничения в неприступную крепость.

Руки ополченцев связаны (в первую очередь кремлевскими кураторами) минскими договоренностями, Киев продолжает мобилизовать ресурсы, параллельно решая вопросы газовых поставок с Россией и получения кредитов от международных структур и государств. Для официальной России киевские власти,  по выражению президента В.Путина – «партнеры».

Украина готовится к нанесению нового удара, пока Донбасс старается жить мирной жизнью – разоружая граждан (в начале апреля было объявлено о прекращении процесса добровольной сдачи оружия и перехода к принудительному разоружению), планируя принятие двух законов о статусе участников боевых действий (согласно одному из них ополченцев попытаются интегрировать во властные структуры или обеспечить всем отказавшимся социальные гарантии), нормализуя социальную сферу через выплату пенсий в рублях.

Минские соглашения, таким образом, как временная передышка, готовят стороны к новому витку противостояния.  В целом, не имея изначально потенциала разрешения кризиса, в лучшем случае превращая его в постоянный, минские соглашения фактически «поработали» на киевскую стратегию, вписались в нее. Почему этого не понимает официальная Россия и следует этим путем? Ответ только один: низкое качество государственного управления. 


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
228
521
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика