Много или мало государства в отечественной экономике?

Много или мало государства в отечественной экономике?

Авторы: Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор; Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Этот год вновь начался с массированной атаки государственных органов на проблему государственной собственности.

Во-первых, правительство уже приняло новый план приватизации на 2017-2019 гг., согласно которому планируется приватизировать около 500 акционерных обществ, около 300 унитарных предприятий и более 1 тыс. других объектов государственного имущества.

Во-вторых, 8 февраля появилась информация, что Федеральная антимонопольная служба предложила президенту снизить присутствие государства в экономике, назвав государство главной угрозой конкуренции.

В качестве метода решения проблемы приводится сокращение рыночной доли государственных и муниципальных компаний и запрет госкомпаниям и ГУПам приобретать новые активы — и напрямую, и через «дочек». ФАС также предлагает с 1 февраля 2018 года ликвидировать унитарные предприятия.

Вопрос о том, сколько сейчас государства в экономике и какой уровень приемлем, спорный. На эту тему традиционно поднимается дискуссия в либеральных и нелиберальных кругах. Кудрин, например, считает, что доля государства составляет около 70% и настаивает на необходимости «уйти от регулирования во многих сферах постепенно через плановые программы, но уйти в течение ближайших 10 лет из целого ряда сфер. В том числе в рамках государственной исключительности на отдельные объекты добычи, инфраструктуры надо уходить».

Нелиберальный советник Путина по экономическим вопросам С.Глазьев предупредил о рисках приватизации и отметил, что потрясающий результат в экономике возможен лишь там, «где стратегическое планирование сочетается с рыночной самоорганизацией, где индикативное планирование государства сочетается с частным предпринимательством, где государственная собственность на объекты инфраструктуры позволяет государству через государственные капитальные вложения создавать благоприятные условия для развития частной предпринимательской энергии и инициативы».

В Центре Сулакшина множество наработок, в которых обоснованы целесообразность присутствия государства в стратегических отраслях и недопустимость частного собственника в них, а также важность того, чтобы национальные ресурсы были народным достоянием, а не собственностью узкой олигархической кучки. Маховик приватизации бесконечен. Ежегодно государство использует его для латания дыр. В прошлом году крупнейшей приватизационной сделкой стала продажи доли Роснефти зарубежному акционеру. В этом году в плане приватизации значатся банк ВТБ, «Совкомфлот», Новороссийский морской торговый флот. Но все же, действительно ли государство настолько вездесуще и так подавляет экономику страны? Здесь следует оговориться, что разведем вопрос государственной собственности и государственного рэкета, осуществляемого силами ФСБ.

Еще в 2014 году Путин говорил об этой ситуации, публично признавая, что силовики «прессуют и отбирают» бизнес. Здесь же речь непосредственно о государственном влиянии на экономику через активы.

Проанализируем статистические данные, чтобы ответить на вопрос, сколько реально государства осталось в экономике.


ОЦЕНКА ПО ЧИСЛУ ОРГАНИЗАЦИЙ

Число предприятий государственной и муниципальной собственности в сравнении с 2000-м годом сократилось на 40 тыс. организаций и 5 тысяч соответственно (рис. 1). При этом какое-то время был рост численности муниципальных предприятий, возможно дело было в их дроблении или передаче собственности из федерального уровня муниципалитетам. В процентном соотношении численность государственных предприятий сократилась на 26,5%, муниципальных — на 2,3%.

Рис. 1. Число организаций по формам собственности (по данным Росстата)

В процентном отношении суммарная доля государственной и муниципальной собственности сократилась с 11% в 2000 году до 6,4%. Но к этому можно добавить и еще один статистический параметр — смешанную собственность, к которой Росстат причисляет госкорпорации. При этом не только сократилось число предприятий государственной и муниципальной собственности, но и выросло число частных предприятий, доля которых в 2015 году составила 86,8% (рис. 2). При таком уровне частной собственности странно рассуждать о 70% государственном участии, о котором говорил Кудрин. Хотя понять о чем он говорил — трудно. Некий контроль государства в экономике? Что за контроль? В чем его измерять? Но это вопрос скорее к уровню грамотности на соответствующем уровне.

Рис. 2. Распределение предприятий и организаций по формам собственности (по данным Росстата)

Но и на основе одного этого параметра делать вывод о присутствии государства в экономике рано, поскольку даже на небольшое число государственных предприятий может приходиться львиный объем производства.


ОЦЕНКА ПО ОБЪЕМУ РАБОТ И УСЛУГ

Более уточненные данные дает параметр объема отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами по формам собственности за 2015 год. Здесь картина существенно разнится по отраслям.

Сектор добычи полезных ископаемых наиболее приватизированный. В нем доля частной собственности составляет 68% плюс доля, приходящаяся на сектор с участием иностранного капитала — 19% (рис. 3). На долю государственной и муниципальной собственности по объему производства приходится 0,1%, хотя есть еще один статистический параметр — смешанная собственность, под которой понимается «имущество, принадлежащее на праве собственности российскому юридическому лицу и основанное на объединении имущества различных форм российской собственности». То есть в эту категорию попадают госкорпорации и другие предприятия с долей государственного или муниципального участия. С таким подходом, государство имеет отношение к 12,9% выпускаемой продукции в секторе добычи полезных ископаемых. Согласитесь, более чем скромные параметры, тем более когда речь идет о природных ресурсах страны.

Рис. 3. Объем отгруженных товаров собственного производства, выполненные работ и услуг собственными силами по формам собственности за 2015 год (по данным Росстата)

Государственное участие в наибольшей степени прослеживается в секторе производства и распределения электроэнергии, газа и воды. Того самого, на приватизации которого уже давно настаивает Чубайс. В этом секторе на долю компаний с участием государства и муниципалитетов приходится около 42,8% (включая смешанную), иностранное участие при этом минимально — 12,4%.

Вероятно, что в отрасли грядут самые разительные перемены в будущем, когда государство окончательно убедится в том, что с российским народом можно делать все что угодно, он все перетерпит. Тогда и придет решение приватизировать этот сектор, что неминуемо приведет к росту тарифов и оплаты ЖКХ, и без того составляющих существенную статью расходов россиян. Что касается отрасли обрабатывающей промышленности, то здесь заметно присутствие, нет, отнюдь не российского государства, а иностранного капитала — 24,9%, то есть почти четверть товаров имеет отношение к иностранному капиталу. Однако, это не всегда исключительно иностранное участие, это также и офшоризация российского бизнеса. На рис. 4 представлена более детальная отраслевая разбивка.

Согласно статистике самым «государственным» сектором является отрасль «сбор, очистка и распределение воды» (только государственная и муниципальная составляет 60,8%, а вместе со смешанной — 67,6%). Заметно участие государства через смешанную форму собственности в таких секторах, как производство кокса и нефтепродуктов, производство электроэнергии, газа и воды. Но в целом и тут можно видеть, что частная собственность почти во всех отраслях превышает 50%, а если к этому прибавить и иностранную собственность, то этот показатель достигает по отдельным отраслям 97%.

Рис. 4. Объем отгруженных товаров собственного производства, выполненные работ и услуг собственными силами по формам собственности за 2015 год (по данным Росстата)

Это доказывает тот факт, что участие государства в экономическом управлении через собственность сведено к минимуму. И 70% «по Кудрину» явно далеки от реальности. Проще сказать выдумка, идеологический наезд.


ОЦЕНКА ПО ЧИСЛУ ЗАНЯТЫХ

Если рассматривать степень огосударствления через количество занятых по формам собственности, то к 2015 году на государственный сектор трудилось всего около трети занятых — 33,1% (27,2% на государственных и муниципальных предприятиях, 5,9% — смешанная форма), хотя в 1990 году этот показатель составлял 86,6% (рис. 5).

Рис. 5. Численность занятых в экономике по формам собственности, 2015 г. (по данным Росстата)

И это количество последовательно падает. В путинское время оно снижено на 26%. Это, безусловно, стратегия. Треть занятых в секторе, который производит 19,6% продукции в стране, — это характеристики государственного сектора. И они абсолютно далеки от 70%, далеки от представления, что наша экономика является чрезмерно огосударствленной.


ОЦЕНКА ПО ОСНОВНЫМ ФОНДАМ

Такой показатель как основные фонды является составной частью национального богатства. Так выходит, что в 1990 году государству принадлежало 91% этого национального богатства, а в 2015 году уже только 18% (рис. 6)! Российское государство — как бы лишенец, его действительно отлучают от контроля национального богатства.

Рис. 6. Основные фонды по формам собственности, 2015 г. (по данным Росстата)

И вновь, видно, что в путинский период либеральная догма неукоснительно действует. По всей видимости, сохранение 18% обосновано изношенностью основных фондов, которые не всегда готов приобретать коммерческий сектор. Как показано на рис. 7, государство, в отличие от частного сектора, не спешило наращивать инвестиции в основной капитал, в то время как частный сектор увеличил объемы и соответственно долю финансирования.

Рис. 7. Инвестиции в основной капитал по формам собственности

Однако, если отнести долю объема инвестиций (в их общем портфеле) к доле собственности (по основным фондам), то получится следующее. Это показатель инвестиционной обеспеченности основных фондов, показатель развития, обновления, прогресса? Кто более прогрессивен и ответственен? Клятое либералами государство или частный собственник? Верна ли догма либералов, что частный собственник всегда эффективнее государства? Что частный собственник не рвач, но стратег? Что он более социально ответственен и государство нужно устранять и все, и вся приватизировать?

Инвестиции в основные фонды это, пожалуй, самый важный показатель с точки зрения стимулирования и обеспечения экономического развития. Он отвечает за прирост производства, за его инновационное обновление, за конкурентоспособность, за условия и безопасность труда, за прогресс.

Итак, как соотносится эта характеристика для частного собственника в России и государства, как собственника?

Для частного собственника этот показатель равен 0,73. Для государства 0,91. В 1,24 раза государство более ответственный и прогрессивный собственник. И после этого правительство, Путин и все его кудрины продолжают призывать к приватизации? Раньше такое называлось вредительством.

В целом, проведенное объективное сопоставление, с четким ответом что именно оценивается и сравнивается, показало, и однозначно, следующее.

По всем, при этом разносторонним, оценкам «участие» государства в экономике находится в границах 30%, и ежегодно это величина сокращается по мере приватизации государственной собственности. Никаких кудринских 70% и близко нет. Государство по факту заметно более ответственно, чем частник, и не приватизировать собственность нужно. А национализировать и консолидировать в руках ответственного хозяина. Никаких объективных показаний для дальнейшей приватизации нет. Политически дальнейшее разгосударствление России означает только одно — наше государство ослабляют. Урезают его суверенность, урезают его бюджет, способность социальных гарантий, обеспечения безопасности и национальных интересов. Принципиально такая политика совпадает с планами американской стратегии по геополитическому уничтожению России. Почему это делает Путин и его политическая команда? Неграмотность и догматизм? Доминирование реальной пятой колонны с Путиным на острие проведения подобной политики? Несуверенность, дошедшая до национального предательства? Размен интересов страны на личные корыстные интересы? Завербованность и внешний шантаж?

Как еще объяснить уже многодесятилетнюю самоубийственную политику российских либеральных властей?

Политика устранения государства из всех сфер жизнеустройства, собственно сокращения российской государственности, ставит в повестку дня закономерный вопрос — зачем народу такая власть, которая не защищает ни его, ни его Родину? Не приходит ли историческая потребность для страны менять идеологию, власть и олицетворяющие ее персоны? Иначе… Даже думать, помня 1991 год, страшно об этом иначе


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Итоги 2016 года

Росстат подвел итоги года

Экономика России 2017 года



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3561
12265
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика