Монархисты и современная Россия: соблазн против народной воли

Монархисты и современная Россия: соблазн против народной воли

России, чтобы справляться с современными внешними вызовами, нужно стать монархией, заявил глава Крыма Сергей Аксёнов 14 марта в эфире телеканала «Первый Крымский». — «В отсутствие единоначалия государство погружается в состояние коллективной безответственности. Это опасно для страны, перед которой возникают такие вызовы извне, с какими на сегодняшний день сталкивается Россия… Сегодня у президента должно быть больше прав, вплоть до, извините, диктатуры», — аргументировал он.

О том, действительно ли монархическая идея — это насущная проблема современной России, куда ведёт дорога, выстланная благими намерениями — замечательный анализ Михаила Васильевича Демурина — политического аналитика, публициста, общественного деятеля, Чрезвычайного и Полномочного Посланника 2-го класса.

Фото: парадный портет Петра III

Опубликовано ИА Регнум.


От растиражированного российскими СМИ очередного промонархического высказывания можно было бы просто отмахнуться — уж больно далеко отстоят подобного рода призывы от реальности как в смысле проблем, которыми живут сегодня народ и страна, так и в том, что касается их исполнимости. Имеется, однако, ряд причин, по которым сказанное Сергеем Аксёновым стоит обсудить подробнее.

Главная из них — тот факт, что данный призыв прозвучал от действующего главы одного из российских регионов, причём его автор не счёл нужным оговориться, что выступает в данном случае сугубо в своём личном качестве.

В порядком надоевших хороводах вокруг монархической идеи Сергей Аксёнов, конечно, не первый и не последний, но одно дело, когда о предпочтительности монархической формы правления заявляет представитель Московского патриархата или некий деятель культуры, а другое — государственный чиновник высокого звена. Клирикам РПЦ и православным мирянам верить в то, что монархия есть благо для России, логично, хотя и не предопределено. Известно, например, как минимум сдержанное отношение к монархии Поместного собора РПЦ 1917- 18 годов, и в том числе избранного на нём патриархом святителя Тихона, отраженное, в частности, в воспоминаниях митрополита Вениамина (Федченкова) «На рубеже двух эпох». Другое дело Сергей Аксёнов. Как частное лицо он может думать всё, что угодно, а вот как глава российского региона должен понимать, что такое конституция, в соответствии с которой наша страна является республикой, а он — занимает в органах власти этой республики соответствующее место.

Вместе с тем, как я уже сказал, Сергей Аксёнов в своём промонархическом порыве у нас не исключение. В этой связи направленные против него гневные филиппики представителей Общественной палаты и законодателей выглядят как минимум наигранными.

Аксёнов говорит о желательности восстановления монархии в России, причём в совершенно конкретном контексте, связанном с необходимостью усиления единоначалия и преодоления безответственности в деятельности государственных органов. Нам, однако, хорошо известен тот, назовём это мягко, пиетет, который испытывают и в Общественной палате, и в Федеральном Собрании, и в Администрации президента к существующему так называемому «Российскому императорскому дому». А также к «государыне великой княгине» Марии Владимировне Романовой — «наследнице престола». Так Романовых-Гогенцоллернов официально именуют не только в РПЦ, но и в российских государственных структурах.

Получается, что мыслить о пользе монархии в будущем времени антиконституционно, а считать, что в сегодняшней Российской Федерации существует некий «императорский дом» и «наследники престола», — конституционно? А если этот «дом» существует не в Российской Федерации, то где он в таком случае существует? Кто ещё его таковым признаёт?

Эта двусмысленность должна быть снята и как можно скорее. В том числе и во избежание соблазнов для государственных служащих, да и всех граждан России.

Теперь от преимущественно формальной стороны дела перейдём к сути вопроса о монархическом правлении в России, причём в том же самом контексте, в котором его поставил Сергей Аксёнов. «Когда нет единоначалия, наступает коллективная безответственность», — говорит глава Крыма, делая акцент на современных вызовах и угрозах нашей стране. Но разве в критические периоды российской истории обе царские династии — Рюриковичей и Романовых — не расписались в своей неспособности противостоять подобным внешним и внутренним угрозам, проявить последовательность и волю, собрать воедино страну и народ? Как это ни печально, расписались. А вот выведена из обеих смут Россия была благодаря именно народной воле, оформленной в одном случае в виде Ополчения, а в другом — власти Советов. Ну и уж совсем некстати приводит Сергей Аксёнов в своих критических рассуждениях о демократии пример Украины.

На Украине со времени переворота 2013 года нет вообще никакой демократии, там правит хунта. Это надо хорошо понимать и не давать никому — ни внутри России, ни из Европы, наводить здесь тень на плетень.

Да, у нас есть свои православные ценности, своя основанная на традиции духовность. Но они вовсе не привязаны к монархии — ни целиком, ни даже в значительной части. Монархическая версия крещения Руси великим князем Владимиром, вовсе не безупречная с исторической точки зрения, имеет ведь две стороны. Первая, общепринятая, свидетельствует в пользу лидерства монаршей власти, «помазанников Божьих», в приобщении своих подданных к православию. Вторая наносит ущерб такому пониманию конкретными фактами преступлений Рюриковичей и Романовых и против веры, и против своих подданных, и против своих же родственников.

Ну, а о том, как обстоит дело с духовностью и народностью в современных европейских государствах-монархиях — например, Великобритании или Голландии, — думаю, пояснять не стоит.

Не могу не привести в связи с обсуждаемой темой пример известного славянофила Ивана Аксакова, произведения которого сейчас в очередной раз перечитываю. Сколько в них уничижительной критики романовской России второй половины XIX века, российских западников! Только вот самодержцев Иван Сергеевич из-под этой критики почему-то выводит. Может быть, поэтому и не были его идеи восприняты действительно широко? Русский человек ведь он такой: судить, так судить по-честному, единой мерой.

Валентин Серов. Миропомазание императора Николая Александровича. 1897

Наконец, последний вопрос: неужели действительно в понимании Сергея Аксёнова такая у нас вокруг сегодня безнадёга, что без монарха — никак? Вот тебе и результат трёхлетнего пребывания Крыма в составе России!

Думаю, однако, что без монарха и Россия, и народы нашей страны, в первую очередь русский народ, вполне справятся. Главное — всемерно заботиться об укреплении народного духа и единства и не вбрасывать в идейное пространство разделяющих общество призывов. Сергей Аксёнов это сделал исходя из благих намерений? Мы знаем, куда ими выстлана дорога.

На этом, в принципе, можно было бы поставить точку, но — нельзя. Важно сказать об искренней вере православного человека в то, что именно самодержавие, именно царь как плод Промысла нужен России. Веришь — молись! В том числе о том, чтобы Бог ни в коем случае не попустил восстановления монархии в нашей стране в качестве только лишь «нового» политического проекта. И чем более сокровенной и искренней, тихой, будет твоя молитва, тем скорее Бог тебя услышит.

Источник 


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Почему рухнула Российская империя? Уроки для современной России

Что случилось с Российской империей?

«Жалко царя, но Россию еще жальче»

О современной модели властвования и исторических традициях России

Большевики как реставраторы Империи

Цезарианская модель модернизации России: историческая обусловленность



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
56
110
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика