Мусорные реки, калужские берега

Мусорные реки, калужские берега

Коммерсант опубликовал информацию о том, что московский мусор в 20 году и далее поедет в Калужскую и Владимирскую области — всего 15 миллионов тонн и 9 миллионов тонн в течение 10 лет соответственно. Администрация Владимирской области сообщила, что о таких планах ей ничего не известно, так как нет соответствующего межрегионального договора.

Калужская область ничего не опровергала, так как ее губернатор буквально вчера открыл «экотехнопарк» (теперь свалки называют таким непонятным и почти благозвучным наименованием), который должен будет работать на прием именно московского мусора. Владимирского губернатора, по всей видимости, решили поставить перед фактом, тем более, что он человек внесистемный и имел наглость победить на выборах несгибаемого кандидата-единоросса.

У власти особых вариантов нет — московские свалки переполнены, ввод новых мощностей задачу о бассейне и двух трубах не решает, дебет с кредитом не сходится все равно. Ситуация вокруг Шиеса пока не разрешена, хотя вопрос уже вышел за рамки экономической целесообразности — по сути, люди бросили вызов власти, и она обязана его принять. В понятиях бандитов «прогнуться» перед населением невозможно, поэтому рано или поздно с Шиесом нужно будет что-то делать.

Однако пока мусор нужно куда-то вывозить, поэтому решение паллиативное — разбивать поток мусора на «ручейки» и сбрасывать его частями. Это не самое лучшее решение, так как норма дохода мусорных королей будет падать за счет того, что нужно будет делиться с целым рядом губернаторов, но что-то делать нужно. В «мусорной проблеме» отражается вся российская ситуация. Технически возможно ее решение по-современному — через создание перерабатывающих предприятий с глубоким циклом переработки. Однако для одичавшей и деградировавшей страны это невозможно по принципиальным соображениям. Они вполне очевидны.

Во-первых, глубокий цикл подразумевает производство огромной номенклатуры сырья впечатляющих объемов, для которого нужны производственные мощности, которые будут его востребовать. В стране, где полным ходом идет обратный процесс — деиндустриализация — таких производств просто нет. А потому куда девать продукты переработки — неиззвестно. Безусловно, для парадного отчета всегда можно построить какой-нибудь заводик с каким-то незамысловатым и неглубоким циклом переработки, запечатлеть его для сайта «Сделаноунас», нарисовать картинку и может даже, разориться на ролик или мультфильм, чем вызвать острый приступ патриотизма у некоторой части аудитории. Но проблему это не решит.


Во-вторых, инвестиции в отрасль глубокой переработки — это долгосрочные инвестиции. Для воровской модели экономики, работающей в парадигме «украл-выпил-вывел в офшор» все, что связано с долгосрочным планированием, неактуально.

Да и не умеют они вдолгую — три гигантские трубопроводные системы (два Потока и Сила Сибири) даже непонятно, в какие сроки окупятся — называются периоды с разбросом чуть ли не в десяток лет, причем неясно — получится ли их окупить вообще. Подрядчики заработали, причем сразу, а остальное — как бог на душу положит. И уж если такой подход в базовой отрасли путинской экономики, то что говорить о такой мелочи, как мусорный бизнес. Неусточивая политическая ситуация, когда неясно — как долго еще режим сможет разворовывать страну, тоже не добавляет желания вкладываться в что-то долгосрочное. Ну, и бизнес-климат в стране тот еще: в любой момент удачливые конкуренты могут «отжать» бизнес, а тебя просто посадить.

Вот снимут завтра папу-генпрокурора — и куда подадутся его сыновья, вложившиеся в долгосрочные проекты? Подарят их семье нового генпрокурора? Ищите дураков.

Даже этих двух соображений достаточно, чтобы понять — никакой другой технологии, кроме свалок, в России при этом режиме не будет. А потому как ни называй благозвучно свалки технопарками с приставкой «эко-», они так и останутся вонючими территориями, отравляющими все вокруг себя.

Власть оставляет за собой и после себя только руины, ядовитые свалки и выжженную пустыню. Это — единственное, что можно с полной уверенностью прогнозировать. И чем дольше бандиты будут управлять страной, тем тяжелее последствия для нее.

Анатолий Несмиян

Источник


Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике. (Санкт-Петербург).



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»


Comment comments powered by HyperComments
3418
12235
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика