На дне. Не по Горькому

На дне. Не по Горькому

Автор Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра Сулакшина

Это не о пьесе Горького. Но тоже о нашей стране. И также горько.

Измерять динамику экономического развития можно по-разному. Выделяется три основных подхода.

1. Вычисление годовой динамики того или иного показателя.

2. Сравнение соответствующих периодов текущего и предыдущего годов.

3. Оценка показателя по отношению к предыдущему периоду (месяцу, кварталу).


ГОДОВАЯ ДИНАМИКА

Годовая динамика отражает изменения, произошедшие за год. Таким способом, как правило, оценивают показатели по календарным годам. Например: ВВП в 2015 году сократился на 3,7% по сравнению с 2014. Внутри календарного года производить такие оценки не принято. Для этого пользуются сравнением с аналогичным периодом предыдущего года (например, февраль 2016 к февралю 2015) или же оценивают показатель по отношению к предыдущему периоду (например, февраль 2016 к январю 2016). Но могут быть и исключения. Например, часто в годовом выражении внутри календарного года оценивают инфляцию. В феврале текущего года инфляция составила в годовом выражении 8,1%. Это значит, что с февраля 2015 года по февраль 2016 года потребительские цены выросли на 8,1%.


К СООТВЕТСТВУЮЩЕМУ ПЕРИОДУ

Сравнение с показателем соответствующего периода предыдущего года позволяет оценить изменение того или иного экономического параметра в долгосрочной перспективе. Например, сравнение объёма производства в российской обрабатывающей промышленности в феврале 2016 года с февралём 2015 года показывает снижение на 1%. Сравнение того же показателя, но по кварталам (4 квартал 2015 года к 4 кварталу 2014 года) показывает падение на 5,8%. Иными словами, обрабатывающая промышленность произвела в период с октября по декабрь 2015 года на 5,8% продукции меньше, чем в период с октября по декабрь 2014 года. Таким образом, оценивая динамику к соответствующему периоду предыдущего года, мы рассматриваем изменения, произошедшие за длительный период.

Оценка экономических показателей в России в феврале 2016 года в % к февралю 2015 года приведена в таблице 1.

Таб. 1. Динамика экономических показателей в России в феврале 2016 года (% к соответствующему периоду предыдущего года), источник

Однако для оценки текущей экономической динамики этот способ не совсем подходит. Возьмём, например, ВВП России за III и IV кварталы 2015 года. Если мы проведём сравнение по методике «к соответствующему периоду предыдущего года» с III и IV кварталами 2014 года, то зафиксируем падение ВВП на протяжении всего второго полугодия 2015 года (рис. 1).

Рис. 1. Квартальные темпы роста российского ВВП, к соответствующему периоду предыдущего года

Однако это не означает, что производств падало на протяжении всех двух последних кварталов 2015 года. Мы видим, что количество произведённой в июле-декабре 2015 года продукции было почти на 4% ниже количества продукции, произведённой в июле-декабре 2014 года. Но снижались ли объёмы производства на протяжении второго полугодия 2015 от месяца к месяцу, данное измерение показать не может. Это связано с тем, что за базу отсчёта берутся цифры годовой давности.

Для отражения производственной активности в краткосрочной перспективе требуется иной показатель — отношение к предыдущему периоду (то есть непосредственно предшествующему). Например, Министерство экономического развития проводит регулярную оценку  экономической ситуации в России, опираясь на сравнение с предыдущим месяцем. В такой развёртке мы видим, что во второй половине 2015 года российская экономика достигла так называемого дна. Динамика ВВП по отношению к предыдущему месяцу преимущественно находилась в районе нулевой отметки, либо незначительного роста. Лишь однажды (в ноябре) она перешла в отрицательную плоскость (рис. 2).

Рис. 2. Темпы роста российского ВВП, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора


К ПРЕДЫДУЩЕМУ ПЕРИОДУ

Оценка к предыдущему периоду часто проводится с поправкой на сезонность. Это связано с тем, что динамика многих производственных показателей имеет циклический характер. Классическим примером является сельское хозяйство — рост показателей летом-осенью и их падение зимой. Без учёта сезонного фактора рост выпуска с/х продукции в июле-сентябре мог бы оцениваться как небывалый экономический бум, а его снижение в октябре—январе — неоправданно восприниматься как глубокая депрессия. Другим ярким примером сезонности является розничная торговля — скачок покупок перед праздниками и проседание после них.

Сезонное сглаживание социально-экономических показателей производится при помощи специального эконометрического программного обеспечения.

Для наглядности разницы между сезонно очищенными и неочищенными показателями приведены рисунки 3–6.

Рис. 3. Темпы роста производства c/х продукции в России, к предыдущему месяцу без поправки на сезонность


Рис. 4. Темпы роста производства c/х продукции в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора


Рис. 5. Темпы роста/падения оборота розничной торговли в России, к предыдущему месяцу без поправки на сезонность


Рис. 6. Темпы роста оборота розничной торговли в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора

Дальнейшая оценка положения дел в российской экономике будет проведена, преимущественно опираясь на статистику показателей к предыдущему месяцу с поправкой на сезонность.


ПРИСТЫКОВАЛИСЬ?

Как уже было показано выше, динамика российского ВВП на данный момент застопорилась в районе нулевой отметки с незначительными колебаниями (рис. 2). В промышленном производстве наблюдается скромный рост (рис. 7).

Рис. 7. Темпы роста промышленного производства в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора

Определённое улучшение, пусть и нестабильное, прослеживается в строительстве (рис. 8).

Рис. 8. Темпы роста производства по виду деятельности «строительство» в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора

Эти показатели говорят в пользу того, что российская экономика пристыковалась к столь вожделенному и долгожданному дну. Однако вопрос о дальнейшей динамике остаётся открытым. Представители правительства надеются, что, отдохнув некоторое время на этом самом «дне», российская экономика пойдёт вверх. Согласно новому прогнозу Минэкономразвития в 2016 году ВВП упадёт на 0,3%, а в 2017 — вырастет на 1,4%. Министр экономического развития Алексей Улюкаев даже считает «весьма вероятным» положительный рост ВВП уже во втором квартале 2016 года.

Зарубежные эксперты менее оптимистичны на этот счёт. По их мнению, российской экономике предстоит падать ещё год. В феврале Standard & Poor’s ухудшило прогноз развития российской экономики в 2016 году, посчитав, что она упадёт на 1,3%. Ухудшил свой прогноз по России и Всемирный банк. Если ранее ВБ ожидал от российской экономики падение на 0,7% в 2016 году, то в докладе от 6 апреля значится уже спад на 1,9%. Эти сценарии не укладываются в концепцию «достигли дна». Падение почти на 2% это всё-таки уже не дно, а натуральная рецессия. Хотя зарубежные аналитики не сомневаются, что в более отдалённой перспективе российская экономика достигнет дна и перейдёт в фазу роста. Например, по мнению МВФ, в 2016 году российская экономика сократится на 1,8%, а уже в 2017 вырастет на 0,8%.


ПОРЦИЯ ПЕССИМИЗМА

В пользу пессимистичных прогнозов говорит ряд данных.
Во-первых, никак не могут наладиться дела в сфере доходов граждан. Реальные располагаемые доходы продолжают падать (рис. 9).

Рис. 9. Темпы роста реальных располагаемых доходов в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора

В целом негативная ситуация сложилась с зарплатами. Слабому росту реальных зарплат в феврале предшествовали полгода спада, и нет уверенности в том, что результат февраля является переломным (рис. 10).

Рис. 10. Темпы роста реальных зарплат России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора

Низкие доходы влекут за собой падение спроса и ухудшение положения на потребительском рынке. Выше уже приводился график темпов роста оборота розничной торговли (рис. 6). Они остаются стабильно отрицательными. Не внушает оптимизма и динамика платных услуг населению. Февральское улучшение пока что является исключением на фоне целого года отрицательного или нулевого роста (рис. 11).

Рис. 11. Темпы роста объёма платных услуг населению в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора

Но самое главное — катастрофическая ситуация наблюдается в сфере инвестиций. Их спад стабильно сохранялся на протяжении всего 2015 года (рис. 12).

Рис. 12. Темпы роста инвестиций в основной капитал в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора

Данных за 2016 год ещё нет. Падение инвестиций — это очень тревожный знак. Он фактически означает трансляцию кризиса в более отдалённую перспективу. Ведь сегодняшние инвестиции — это вложение в будущее развитие. Сократив эти вложения сегодня, мы рискуем оказаться у разбитого корыта через некоторое время. Какое? От 8–9 месяцев до нескольких лет в зависимости от отрасли. Таково быстродействие инвестиций в плане стимулирования роста или соответственно спада при их падении.

По традиции динамика инфляции не укладывается в планы властей. По ожиданиям Минэкономразвития и ЦБ в 2016 году инфляция должна составить 6–7%. Для этого средний ежемесячный рост цен не должен превышать 0,52%. Но в январе и феврале цены уже вышли за эти пределы (рис. 13).

Рис. 13. Инфляция в России, к предыдущему месяцу без поправки на сезонность

Если до конца года рост цен останется на уровне февраля, годовая инфляция в 2016 году составит 8,5%. Это значит, что целевых показателей по инфляции можно будет достичь только за счёт её активного снижения в оставшуюся часть года. А это, вероятно, будет подталкивать руководство ЦБ к сохранению высоких процентных ставок, что пагубно отразится на реальном секторе.


«ТЕОРИЯ ДНА»

«Теория дна» и последующего отскока основана на предположении о том, что текущий кризис в России вызван двумя большими внешними шоками: падением цен на нефть и антироссийскими санкциями. По этой логике российская экономика должна приспособиться к новым обстоятельствам и перейти к росту в новых условиях — без прежнего притока нефтедолларов и западных кредитов.

Но есть и альтернативный взгляд, согласно которому кризис в российской экономике был главным образом вызван исчерпанием потенциала роста, а нефть и санкции его всего лишь усугубили. В пользу этого говорит тот факт, что последовательное сокращение темпов роста в России началось ещё задолго до санкций, а в 2011 году оно наблюдалось даже на фоне сорокапроцентного роста цен на нефть (рис. 14).

Рис. 14. Ежегодные темпы роста ВВП России

Если это действительно так, то жизнь «на дне» с нулевым ростом — это лучшее чего мы можем ожидать в этой экономической модели. Если же мы хотим развития, то следует ликвидировать препятствия для нормальной деятельности бизнеса, которые изобилуют в нашей стране на данный момент. Эти препятствия разделяются на факторы экономического и институционального характера, но в обоих случаях они напрямую зависят от качества государственного управления. Представители малого и среднего предпринимательства назвали следующие факторы в числе основных проблем отечественного бизнеса (рис. 15).

Рис. 15. Основные проблемы российского бизнеса (март 2016 г.), % упоминаний (респондент имел возможность назвать более одной проблемы)


ВЫВОД

— С одной стороны, мы имеем признаки достижения Россией дна экономического спада, или, по крайней мере, приближения к нему. С другой — у нас нет уверенности в том, что текущая стабилизация является устойчивой. Вполне вероятно, что она имеет временный характер и нас ждёт дальнейший спад. Это особенно отчётливо видно при анализе динамики доходов и инвестиций.

— Есть все основания полагать, что кризис в России является не столько следствием внешних факторов, сколько проявлением несостоятельности собственного экономического управления. Несостоятельности финансово-экономической политики и соответствующей команды управленцев. Следовательно, единственный надёжный выход из ситуации — это повышение управленческой эффективности, включая меры как чисто экономического (доступный кредит, налоговое стимулирование и т. д.), так и административного характера (дебюрократизация, снижение коррупции и т. д.). Все больше признаков того, что без политических перемен в высшем звене в России частные рекомендации не произойдут. Консервативный выбор перемен в этом плане не обещает. Обещает деградацию и сползание страны к масштабному всеобъемлющему кризису.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Реальные задачи реальной оппозиции — II

Пенсионное издевательство над людьми

«Интеллектуальное сопротивление» — поиск ответа на вопрос «что делать?»

Проект реконструкции денежно-кредитной политики России

Российское бизнес-собрание 10 марта 2016 г.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2870
8617
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика