Наш ответ на «Критический разбор» проекта Конституции России. Часть 6

Наш ответ на «Критический разбор» проекта Конституции России. Часть 6

Гаганов Александр Андреевич — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.

В интернете уже не раз критиковался проект Конституции, разработанный Центром Сулакшина. Есть ли конструктив в этой критике?

На сайте общественного сетевого движения, созданного по инициативе Михаила Ходорковского, опубликовано продолжение комментария Джо Барбаро к проекту Конституции России (разделам 3 и 4), разработанному коллективом автором под общей редакцией профессора Сулакшина С.С. В статье «Проект Конституции: Критический разбор. Разделы 3–4» автор дает свое понимание проекта Конституции.

Смотрите предыдущие части:

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5


ВОСПИТАНИЕ

Одной из новелл проектного конституционного регулирования на основе проекта Конституции России, разработанного Центром Сулакшина, является введение отдельной главы 20, посвященной вопросам воспитания. Воспитание рассматривается в проекте Конституции не только и не столько в контексте воспитания детей, но и в контексте воспитания государством своих граждан. В действующей российской Конституции этим вопросам практически не уделяется внимания, что вполне логично в условиях запрета на государственную идеологию.

Важная роль воспитания последовательно отражена в проекте Конституции. Согласно части 2 статьи 4 проекта Конституции охрана Конституции России осуществляется государством всеми существующими законными средствами и методами, в том числе через образование, воспитание, культуру, пропаганду и средства массовой коммуникации.

Воспитание играет свою роль также в поддержании государственную идеологии, основанной на высших ценностях России (статья 8). В статье 11 отмечено, что государство участвует в социальном партнерстве с религиозными организациями, уважая и поощряя их социально значимую деятельность в сфере воспитания. Воспитание базируется на поддержании русской (российской) цивилизационной идентичности (статья 14), оно призвано укреплять народное единство (статья 48). Воспитание является инструментом воздействия на идейно-духовное состояние Народа России и русскую цивилизационную идентичность в процессе управления демографическим развитием страны (часть 2 статьи 49).

В главе 20 проекта Конституции России, посвященной воспитанию, содержится три статьи: статья 85 «Государство и воспитание», статья 86 «Воспитание и средства массовой коммуникации», статья 87 «Воспитание и образование». Джо Барбаро выбрал для своего комментария только одну из них — статью 85. Однако помимо выделения курсивом нескольких слов никакого комментария не последовало.

Часть 1 стати 85 уточняет, что именно на государство ложится задача обеспечивать нравственное и духовное воспитание граждан России в соответствии с высшими ценностями России. Конституция провозглашает принцип целостности воспитания на протяжении всей жизни человека и говорит о том, какими средствами это обеспечивается: посредством взаимодействия государства, системы образования, семьи, трудового коллектива, общественных объединений, религиозных объединений, армии, пенитенциарной системы, а также с помощью средств массовой коммуникации, наружной рекламы. В этом перечне автор «Критического разбора» выделил курсивом слова «религиозных объединений, армии, пенитенциарной системы, а также с помощью средств массовой коммуникации, наружной рекламы». 

О взаимодействии государства с религиозными объединениями в контексте воспитания сказано выше. Среди выделенных курсивом сфер в настоящее время явно отражены воспитательные задачи только в контексте функционирования пенитенциарной системы. В отношении армии эта функция как будто презюмируется, но мало фигурирует в правовых актах. В законе о СМИ вообще нет слова «воспитание». В статье 110 Уголовно-исполнительного кодекса РФ сказано, что в исправительных учреждениях осуществляется нравственное, правовое, трудовое, физическое и иное воспитание осужденных к лишению свободы, способствующее их исправлению. Среди других сфер воспитание в качестве одной из основных функций рассматривается в законе об образовании, там же дается понятие воспитания.

С принятием проекта Конституции России следует ожидать комплексного подхода к вопросам воспитания российских граждан в отличие от действующего разрозненного регулирования.

Главу 21 об образовании комментатор пропустил, хотя эта глава также новаторская для конституционно-правового регулирования. В действующей Конституции РФ вопросы образования освещаются только с точки зрения права граждан на образование, ценностная манифестация в отношении образования отсутствует.


КУЛЬТУРА

В действующей Конституции РФ вопросы культуры отражены в основном в контексте права каждого на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям (статья 44), а также обязанности каждого заботиться о сохранении культурного наследия. Культура упоминается и в статьях 71 — 72, разграничивающих полномочия между уровнями власти. В частности, за федеральным правительством закрепляется установление основ федеральной политики и федеральные программы в области культурного развития РФ.

В Главе 22 проекта Конституции России содержится две статьи: статья 91 «Право на доступ к культуре» и статья 92 «Государство и культура». Содержание статьи 91 проекта аналогично статье 44 действующей Конституции РФ. И Джо Барбаро не имеет к ней претензий. Весь его гнев обрушился на статью 92.

Пропустив принципиально новые обязанности государства в отношении разработки мер по развитию русской культуры и положения об ответственности государства за культурный уровень граждан, критик зацепился за часть 4 статьи 92, в которой речь идет о физической культуре и спорте. Он ссылается на то, что культура и физическая культура — разные вещи, и в качестве образца приводит статью 44 действующей Конституции РФ, в которой не упоминаются физкультура и спорт. Однако данная претензия (особенно с учетом того, что статья 91 проекта повторяет статью 44 Конституции РФ) неуместна. Согласно статье 2 Федерального закона от 04.12.2007 № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» физическая культура — часть культуры, представляющая собой совокупность ценностей, норм и знаний, создаваемых и используемых обществом в целях физического и интеллектуального развития способностей человека, совершенствования его двигательной активности и формирования здорового образа жизни, социальной адаптации путем физического воспитания, физической подготовки и физического развития. Поэтому представляется логичным говорить о физической культуре в главе о культуре.

Часть 5 статьи 92 проекта Конституции России конкретизирует способы участия государства в приобщении граждан к культуре и культурному наследию страны: государство использует в образовании, воспитании, пропаганде, наружной рекламе историческое культурное наследие России. Джо Барбаро предлагает особо указать в конституции на использование исторического культурного наследия также «в швейной промышленности (портки), гончарном производстве (свистульки)». Почему критик выбрал именно «портки» и «свистульки», неизвестно, вероятно, по личным мотивам.

Задумка проектировщиков Конституции читается вполне ясно и однозначно: людям надо рассказывать об историческом культурном наследии, просвещать их, воспитывать, возможно, даже рекламировать его. В действующем законодательстве вопрос с наружной рекламой решен несколько иначе. Согласно статье 35.1 Закона об объектах культурного наследия по общему правилу не допускается распространение наружной рекламы на объектах культурного наследия, включенных в реестр, а также на их территориях, за исключением территорий достопримечательных мест. Закон о рекламе (статья 5) запрещает использование в рекламе объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, а также объектов культурного наследия, включенных в Список всемирного наследия. Однако это следует понимать таким образом, что запрещается использование объектов культурного наследия в целях рекламы неких товаров и услуг, а не реклама самого наследия. О рекламе самого культурного наследия законодатель вообще умалчивает.

Очевидно, что использование изображений культурных ценностей должно иметь некоторые ограничения. Например, в разработанном Центром Сулакшина пакете законодательной инициативы для принятия Федерального закона «О конституировании, сохранении, защите и использовании духовных ценностей Российской Федерации» аналогичные ограничения установлены в отношении духовных ценностей. В частности, в законопроекте запрещается искажение, умаление духовных ценностей РФ (в том числе надругательство над ними) или иное негативное воздействие на них; повреждение, разрушение или уничтожение материальных носителей духовных ценностей РФ, изменение их облика, влекущее утрату духовных ценностей РФ, их искажение или умаление (статья 32).


ТВОРЧЕСТВО И НАУКА

Включение в проект Конституции России главы 23 о творчестве и науке подчеркивает их важность для государства, построенного на ценностном основании.

Статья 93 проекта Конституции России гарантирует свободу творчества, однако с оговорками о том, что федеральными законами может быть предусмотрено иное. Автору «Критического разбора» не понравились эти ограничения. Он понимает исключения из общего правила как отсутствие гарантий.

Действующая Конституция РФ содержит следующую формулировку: каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Казалось бы, нет никаких ограничений для свободы творчества. Конституция РФ не содержит оговорок на этот счет, однако в федеральном законодательстве ограничения есть. Такие ограничения конституционны даже при отсутствии оговорки в самой статье 44 Конституции РФ, потому что часть 3 статьи 55 Конституции РФ содержит так называемую генеральную оговорку о правах человека: любые права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Помимо общих ограничений, относящихся к свободе творчества по действующей Конституции РФ (запрет разжигания социальной, расовой, национальной и религиозной розни; запрет экстремистской деятельности и другие), есть частные ограничения. Например, в соответствии с Федеральным конституционным законом «О Правительстве РФ» члены Правительства РФ имеют право заниматься преподавательской, научной и иной творческой деятельностью, однако эта деятельность не может финансироваться исключительно за счет средств иностранных источников (статья 11).

На учет такого рода ограничений свободы творчества и направлены формулировки статьи 93 проекта Конституции России. В этом смысле можно считать проектные положения юридически более выверенными по сравнению с аналогичными положениями действующей Конституции РФ.

В части 3 статьи 94 проекта Конституции России содержится важное требование к научным исследованиям: они не должны противоречить высшим ценностям России и этическим требованиям. Джо Барбаро спрашивает в этой связи: кому адресованы установленные в проекте Конституции высшие ценности? Он полагает, что только государству. Поэтому, по его логике, человек, занятый научными исследованиями в рамках негосударственной организации, не обязан руководствоваться таким ограничением. Это ошибочное мнение: Конституция государства как нормативный правовой акт высшей юридической силы распространяется на всех лиц, находящихся на территории государства. Это означает, что в случае принятия проекта Конституции России конституционные высшие ценности будут обязательны не только для государства, но и для всех граждан. 

Проект Конституции России неоднократно подчеркивает всеобъемлющий обязательный характер высших ценностей. В части 1 статьи 6 сказано прямо: «Высшие ценности России являются общими и постоянно действующими основаниями самоосознания Народа России, целеполагания и деятельности государственных органов всех уровней, народного самоуправления, граждан, их объединений, юридических лиц». Критик также полагает, что все правовые требования есть в Уголовном кодексе РФ, за пределами которого нет ни одного этического требования в правовой форме. Иными словами, критик сетует на расплывчатость «этических требований», что недопустимо для правового запрета. 

Однако примеры, когда этические требования возводятся в ранг правовых, есть, и далеко не только в Уголовном кодексе. Известно, что в ряде профессий есть свои этические кодексы, за их нарушение в некоторых случаях можно потерять работу. Например, у судей есть Кодекс судейской этики, при нарушении которого можно поплатиться должностью судьи. О научной этике и обязанности членов РАН соблюдать ее нормы говорится в Федеральном законе от 27.09.2013 № 253-ФЗ «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». Нормы профессиональной этики педагогических работников закрепляются в локальных правовых актах в соответствии с законом «Об образовании в РФ». Кодекс профессиональной этики врача РФ также занимает важное место в регулировании деятельности медицинских работников. 

Согласно Федеральному закону «Об обращении лекарственных средств» существует даже этическая экспертиза возможности проведения клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения. Все это указывает на то, что этические ограничения включаются в законодательство, и в отношении научных исследований это не только допустимо, но и необходимо.

Комментируя статью 97 проекта Конституции, посвященную свободе искусства, критик интересуется, почему к художественному творчеству и искусству нет требования непротиворечия высшим ценностям, которое есть в отношении науки. При этом критик не придал значения части 2 статьи 97, где сказано, что государство поощряет направленность художественного творчества на реализацию высших ценностей России. Это означает, что направленность «искусства» против высших ценностей России государство как минимум не поощряет, а в каких-то случаях не исключено, что и наказывает. 

В статье 9 проекта Конституции России содержатся однозначные правила в отношении таких и подобных случаев: деятельность, направленная на подрыв высших ценностей России, запрещается. Это общий запрет, который применим к любым правам и свободам, описанным в проекте Конституции, к любой деятельности на территории России. Очевидно, что в случае принятия проекта Конституции необходимо будет внести соответствующие изменения в законодательство об административной и уголовной ответственности, дополнив его положениями об установлении ответственности за нарушение данного запрета, в том числе в отношении художественного творчества, подрывающего высшие ценности России.

Продолжение следует



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
264
1045
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика