Наш ответ на «Критический разбор» проекта Конституции России. Часть 4

Наш ответ на «Критический разбор» проекта Конституции России. Часть 4

 Автор Гаганов Александр Андреевич — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.

В интернете уже не раз критиковался проект Конституции, разработанный Центром Сулакшина. Есть ли конструктив в этой критике?

На сайте общественного сетевого движения, созданного по инициативе Михаила Ходорковского, опубликовано продолжение комментария Джо Барбаро к проекту Конституции России (разделам 3 и 4), разработанному коллективом автором под общей редакцией профессора Сулакшина С.С. В статье «Проект Конституции: Критический разбор. Разделы 3–4» автор дает свое понимание проекта Конституции (см. части 1, 2 и 3).


ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО

Приступая к критике раздела 3 «Социальное и гуманитарное устройство России», Джо Барбаро начинает со второй статьи в разделе, посвященной взаимоотношением общества и государства. И первый же конституционный тезис о взаимодействии общества и государства вызывает недовольство критика: «Общество взаимодействует с государством посредством выборов, выдвижения своих представителей на выборные должности». То, что общество выдвигает своих представителей, а не чужих, например, очень задевает автора «Критического разбора». Формулировка о «своих представителях», то есть представителях общества, всех граждан, стандартна для законодательства. Она используется и в действующей Конституции РФ: «Граждане РФ имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей» (часть 1 статьи 32). Разве эти представители «в государственном организме являются инородным телом»? Разве они «выполняют государственную функцию, не являясь членами государственного органа»? Непонятно, откуда критик получил такие представления об обычной представительной демократии. В проекте Конституции России речь идет о формировании представительных органов, глава 43 конкретизирует порядок выборов представителей народа в государственные органы таким образом, чтобы обеспечить представительство всех слоев населения.

К частям 3 и 4 статьи 57 у критика также есть вопросы, среди которых встречаются весьма резонные. Что считать обществом? Идет ли речь о гражданском обществе? «Сколько человек должно быть в „обществе“, чтобы оно могло потребовать отчета от каждого государственного органа?» Да, можно называть эту конструкцию гражданским обществом. Однако проект Конституции России имеет в виду не только определенную консолидацию граждан, но и права каждого гражданина — как права выбирать своих представителей, так и права требовать от них отчета. Например, часть 3 статьи 226 проекта Конституции предусматривает ежегодную публикацию избираемыми должностными лицами отчета о своей деятельности перед избирателями.

Если же обратиться к проблемам лично Джо Барбаро, находящегося по его словам «на нелегальном положении», и «и.о.председателя», «пропавшего без вести», то тут действительно могут возникнуть проблемы с реализацией некоторых конституционных прав даже по действующей Конституции. Так, для участия в выборах «своих» представителей надо явиться лично на избирательный участок и предъявить паспорт гражданина РФ. У человека, «пропавшего без вести», может не быть возможности лично явиться на выборы. С такой же проблемой может столкнуться и человек на «нелегальном положении». Однако направлять обращения в органы власти и знакомиться с отчетами о деятельности государственных органов и должностных лиц может любой человек: показывать паспорт для этого не нужно, однако указать адрес, пусть даже электронный, для ответа на обращение обязательно.


СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Статью 59 «Социальная справедливость» критик по существу оставил без комментария, лишь выделив курсивом обрывки основной мысли о балансе ожидаемого и воздаваемого. Он же вопрошает: «А ожидаемое ожидается ожидающим или же объективно?» Пожалуй, утверждение «ожидаемое ожидается ожидающим», не требует доказательств — так оно и есть, лучше и не скажешь о вырванном из контекста «ожидаемом». Из этого же следует, что «ожидаемое» не объективно, а субъективно, и критик сам ответил на свой вопрос. Статью 60 «Основания достижения социальной справедливости» критик оставил без комментария, а зря.

Далее по теме справедливости у него возникли вопросы к статье 64 «Преодоление несправедливости, горя, беды». Похоже, критику даже понравилась эта статья, он ее прокомментировал так: «Из статьи 2 („Основные конституционные понятия“) мы не знаем, что есть справедливость. Значит, не факт, что справедливость — это каждому своё. Поэтому, наблюдая несправедливость, я, как каждый человек, как один из каждых, могу потребовать от соответствующих органов восстановления справедливости».

Действительно, в статье 2 понятие справедливости не определяется, хотя это одно из краеугольных понятий для нравственного государства. Более того, в рассматриваемой главе 11 проекта Конституции России речь идет не просто о справедливости, а о социальной справедливости: именно это понятие нужно определить в указанном контексте. И внимательный исследователь проекта Конституции заметит, что определение социальной справедливости есть в части 3 статьи 59: это «взаимоприемлемая для человека, общества и государства сбалансированность ожидаемого человеком от общества и государства и воздаваемого ему ими, а также требуемого обществом и государством от человека и отдаваемого им».

Отметим, что в настоящее время в Центре Сулакшина ведется разработка концепта «государства социальной справедливости». В рамках этой работы были даны предварительные определения справедливости и социальной справедливости:

справедливость — это индивидуальное психологическое состояние, самоощущение человеком внутреннего комфорта бытия при соответствии фактического воздаяния ему от общества и государства (внешней социальной среды) и должного по его собственному представлению; социальная справедливость — это гармония отношений в обществе в случае соответствия должного по представлению индивида и фактического воздаяния ему от общества и государства и одновременно соответствия отдаваемого индивидом обществу и государству и ожидаемого от индивида обществом и государством.

Очевидно, данные определения не сводят справедливость к написанному на воротах концлагеря ницшеанскому «suum cuique» («каждому свое»). Само понятие справедливости определяется не через воздаяние «своего каждому», а через «самоощущение человеком внутреннего комфорта бытия».

Да, если проект Конституции будет принят, то Джо Барбаро в случае замеченной им несправедливости сможет воспользоваться конституционной нормой и «потребовать от соответствующих органов восстановления справедливости». Однако здесь надо обратить внимание на то, что требовать восстановления справедливости можно в порядке, установленном федеральном законом (часть 1 статьи 64).

Статья 62 «Психологический комфорт», расположенная в главе 12 проекта Конституции, непосредственно связана с институтом социальной справедливости. Закрепление права на спокойствие и уверенность в настоящем и будущем является новеллой для конституционного регулирования. Джо Барбаро рассматривает это право, как и ранее, в контексте защиты его в суде. Теоретически проект Конституции не содержит препятствий к тому, чтобы защищать свои права в суде, включая право на психологический комфорт.


ЗАЩИЩЕННОСТЬ ЧЕЛОВЕКА

К части 1 статьи 65 критик дает следующее примечание: «что есть государство? Разве это не сами граждане? Если так, то всё «государственное» есть общенародное. Значит, сами граждане гарантируют каждому этот самый «достойный уровень жизни».

Во-первых, не стоит сводить государство исключительно к гражданам. Иначе получится, что в любом государстве все государственное — общенародное, «общее» и т. д. Как минимум, государство это территория, население этой территории и публичная политическая власть, управляющая территорией и людьми.

Во-вторых, в чем-то критик все же прав. Действительно, каждый гражданин участвует в создании общественного блага, которое впоследствии перераспределяется. Перераспределение общественного блага производится на основе создания государственных фондов общественного потребления; прогрессивной шкалы налогообложения; социального обеспечения (статья 127). В том числе поэтому проект Конституции России провозглашает ценность труда: если все граждане откажутся работать, государство не сможет обеспечить им достойный уровень жизни.

Статья 66 проекта Конституции посвящена нематериальной и средовой защищенности человека, в том числе, например, от незаконного насилия. Конкретно в этом примере нет ничего нового: это обычная обязанность государства. Статья 2 действующей Конституции РФ гласит: «Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Человек имеет право на личную неприкосновенность (статья 22), поэтому физическое воздействие на человека путем побоев, причинения вреда здоровью различной степени тяжести, убийство караются Уголовным кодексом РФ. На обеспечение личной неприкосновенности граждан, безопасности общества в целом работает правоохранительная система.

И если Джо Барбаро ночью выходит за хлебом, а к нему подходят хулиганы и просят прикурить, и Джо их посылает «на» (то еще неизвестно, кто здесь хулиган, ведь нецензурная брань в общественных местах не приветствуется статьей 20.1 КоАП РФ), то теоретически ничто не мешает появлению наряда полиции в это время. Ведь полиция круглосуточно патрулирует улицы, чтобы помимо прочего рассказывать нерадивым гражданам о вреде курения, особенно в неположенных местах. Если же государство в лице полиции не появилось «как черт из табакерки», то Джо Барбаро лучше не держать руки в карманах: это верный путь в случае драки получить сразу в лицо. Сарказм в комментариях к статье 67 проекта Конституции «Защищенность после смерти» вообще не уместен. Из наименования статьи следует, что речь идет об обязательствах государства после смерти человека. Иные обязательства государства, которые оно имеет в отношении к живым гражданам, раскрываются в других статьях проекта Конституции.

Предполагается, что в развитие проекта Конституции должен быть принят федеральный конституционный закон «О человеческой жизни», в котором будут урегулированы вопросы создания новой человеческой жизни, обязательств человека бережно относиться к своей жизни и здоровью, а также вопросам охраны памяти о человеке после его смерти.


ТРУД И ПРИРАВНЕННАЯ К НЕМУ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. РЕНТА

Статья 68 проекта Конституции России дублирует положения статьи 37 действующей Конституции РФ о свободе труда и запрете принудительного труда. Джо Барбаро ссылается на действующий конституционный запрет принудительного труда и критикует проект за противоречие этому запрету: «здесь оказывается, что в случаях, установленных федеральным конституционным законом, а также по вступившему в законную силу приговору суда принудительный труд разрешается».

Однако в данном случае действующая Конституция РФ в статье 37 просто умолчала о случаях принудительного труда. Здесь действует «генеральная оговорка о правах человека», содержащаяся в части 3 статьи 55 Конституции РФ. В частности, Кодекс РФ об административных правонарушениях предусматривает обязательные работы (статья 3.13). Уголовный кодекс РФ в качестве видов наказаний закрепляет обязательные и исправительные работы (статьи 49, 50). Почему-то это не возмущает критика.

Европейская конвенция о защите прав человека прямо описывает случаи, не являющиеся принудительным трудом (статья 4):

a) работа, которую обычно должно выполнять лицо, находящееся в заключении или условно освобожденное от такого заключения;

b) служба военного характера, альтернативная служба;

c) служба, обязательная в случае чрезвычайного положения или бедствия, угрожающего жизни или благополучию населения;

d) работа или служба, являющаяся частью обычных гражданских обязанностей.

В целом Конвенция запрещает принудительный труд в смысле рабства или иного подневольного состояния. Как действующая Конституция РФ, так и проект Конституции в этой части соответствуют Конвенции в полной мере.

Далее в связи с тем, что предпринимательская деятельность по проекту Конституции, как и деятельность по воспитанию детей является социально значимой, а последняя еще и приравнивается к трудовой, критик задает вопрос: «Может быть, и предпринимательская деятельность приравнивается к трудовой?» Смысл приравнивания деятельности по воспитанию детей заключается в том, что, как далее говорится в части 8 статьи 68 (критик исключил это продолжение из своего цитирования), «период ухода и воспитания ребенка до достижения им возраста шести лет неработающим родителем включается в трудовой стаж». Предпринимательская деятельность тоже является трудом в широком смысле, но к трудовому стажу отношения не имеет.

Статья 69 проекта Конституции содержит принципиально новые положения о ренте, в частности, природной ренте. Однако автор «Критического разбора» снова пытается толковать положения проекта путем подмены понятий, а не в контексте взаимосвязанных конституционных положений. Поэтому у него и получается «логичная» формула «доход принадлежит тому, кто является собственником дохода». Но в проекте Конституции написано совсем другое: «Доход от реализации добытых природных ресурсов (природная рента) принадлежит собственнику соответствующих природных ресурсов».

Эту норму нужно толковать в ее взаимосвязи со статьями 106 — 108 проекта Конституции. В этих статьях задается следующая схема. Жизненно важные природные ресурсы являются достоянием Народа России. Достояние народа России находится в исключительной федеральной собственности и не может быть в частной собственности. Доходы от использования таких природных ресурсов зачисляются в федеральный бюджет и государственные фонды общественного потребления и используются в интересах всего Народа, в отличие от текущей модели использования нефтегазовых и аналогичных доходов. Это вполне сопоставимо с «цивилитарной собственностью», о которой грезил Джо Барбаро.

Статья 107 поясняет, что относится к жизненно важным природным ресурсам: это водные, воздушные и лесные ресурсы, недра и полезные ископаемые, за исключением общераспространенных, исчезающие виды растений и животных. Другие природные ресурсы, не жизненно важные, могут быть как в государственной, так и в частной собственности. Вопросы природной ренты должны быть более подробно урегулированы федеральным конституционным законом и федеральными законами.

Комментатор обошел своим вниманием важную для всей конституционной модели статью 71 «Социальное перераспределение», которая связана как с рентой, так и с предотвращением чрезмерного социального расслоения. Помимо прочего статья предусматривает введение прогрессивной шкалы налогообложения, которая уже применялась в России в 90-х годах.

Статья 72 проекта Конституции России посвящена государственному служению, то есть труду граждан в интересах государства. При этом труд в интересах общества и государства считается долгом гражданина. Из статьи 2 мы помним, что долг — это «установленные в правовой форме вид и мера должного поведения человека, за неосуществление или ненадлежащее осуществление которого человек несет моральную ответственность». И это никак не затрагивает свободу труда, о которой беспокоится Джо Барбаро. Государственная служба не может быть принудительной. Государственная служба и сейчас является особым видом трудовой деятельности. Об этом говорит не только то, что она засчитывается в трудовой стаж, госслужащие имеют трудовые книжки, а Закон о госслужбе использует понятие «оплата труда государственного служащего».

В статье 73 Закона о государственной гражданской службе сказано, что к отношениям, связанным с гражданской службой, могут применяться нормы трудового права в части, не урегулированной законом о госслужбе.

Автор «Критического разбора», комментируя статью 74 о праве на отдых, предлагает поставить вопрос о предоставлении каждому человеку право на отдых от отдыха. Поскольку право на отдых закреплено и в действующей Конституции РФ (часть 5 статьи 37), то никто не мешает ему поставить этот вопрос прямо сейчас, для этого не нужно ждать принятия новой конституции. В принципе хотелось бы эту инициативу даже поддержать, но тут вспоминаешь о том, что лучшим отдыхом является смена деятельности. В этом смысле отдыхом от отдыха является труд. А право на труд уже есть у каждого.

Часть 3 комментируемой статьи предусматривает осуществление государством контроля соблюдения собственниками имущества юридического лица, работодателями, представителями нанимателя требований законодательства России об отдыхе работников. Это стандартная норма: действующий Трудовой кодекс РФ предусматривает государственный и профсоюзный контроль за соблюдением трудового законодательства в целом и в частности — положений об отдыхе. Ни в проекте Конституции, ни в действующем законодательстве ничего не говорится о том, что отдых должен производиться «в непосредственной близости от имущества юридического лица», поэтому комментарий критика в данном контексте не имеет смысла.

Статья 75 проекта Конституции предусматривает, что государственные праздничные дни устанавливаются федеральным конституционным законом. В настоящее время праздничные нерабочие дни установлены на уровне федерального закона — статьей 112 Трудового кодекса РФ.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Конституция России. Проект

Научный макет новой Конституции России

Нравственное государство. От теории к проекту

ПЗИ по учреждению в России Конституционного Собрания

Высшие ценности российского государства

Нужна ли тебе Конституция? Часть 3

Нужна ли тебе Конституция? Часть 2

Нужна ли тебе Конституция? Часть 1



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3716
15165
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика