Неестественным образом

Неестественным образом

Валентина Матвиенко подхватила инициативу Путина про запрет двойного гражданства для должностных лиц, упоминаемых в конституции. И предложила расширить перечень этих должностей за счет не упоминаемых. В принципе, стандартное правило — чем более глупую инициативу выдвигает начальство, тем с большей готовностью ее подхватывают подчиненные.

Почему инициатива глупая? Потому что запрет, озвученный Путиным, носит сугубо административный характер, когда сама проблема комплексная и системная. А значит — решать ее надо тоже системно и комплексно (это прямой подход) или создав принципиально новые условия, когда проблема перестанет иметь определяющее значение или превратится в свою противоположность — в решение (это непрямой подход. Который всегда является высшим пилотажем управления и свидетельствует о классе управленца). Вместо этого — локальное предложение, не решающее вообще ничего. Вот потому и глупость эт о всё.

Синдром осажденной крепости, созданный вначале для народа, рано или поздно, но должен был создать соответствующий психологический настрой и для правящей элиты. Она начинает видеть руку госдепа везде, включая и в собственной управленческой несостоятельности. Всегда ведь комфортнее обвинить в своей тупости не себя, а зловредного врага. А потому руководство реагирует, как нормальная административная система — пытаясь зарегулировать проблему, обставив ее дополнительными параграфами и статьями. Как правило, такой подход называется ИБД — имитация бурной деятельности. Не догнали, зато согрелись.

При этом все прекрасно понимают, что работать все эти новые запреты не будут. Точнее, будут, но очень выборочно. Во имя каких-то особых соображений всегда можно будет делать исключение. В конце концов, председатель фейковой зиц-конституционной комиссии, которая уже отрапортовала, что за одно заседение уже подготовила все поправки к конституции, тоже имеет несколько гражданств. Сразу вопрос — а не писал ли он эти поправки под диктовку вражеских спецслужб? В рамках заданного дискурса — несомненно. Возникает логический парадокс вроде известных древнегреческих апорий.

Для нормальной страны (а Россия явно к ним сегодня не относится) проблема решается на удивление просто — человек, претендующий на публичную должность, проходит через выборы. И на выборах вопрос о его неоднократном гражданстве неизбежно всплывет. А если в стране есть помимо нормальной выборной системы, не фальсифицирующей итоги, еще и свободная пресса, то она этот момент точно не упустит. В итоге окончательный вердикт — за избирателем. Если он сочтет, что факт наличия второго (третьего-пятого) гражданства в данном конкретном случае несущественнен — то никаких претензий. Сочтет — ну извините. И это вопрос к соискателю — как именно он объяснит свое второе гражданство, и как именно он убедит избирателя, что оно никак не помешает его деятельности на благо страны. Убедит — молодец, не убедит — штош.

С людьми, занимающими непубличные и невыборные должности — вроде упомянутых Матвиенко дипломатов — ситуация тоже вполне очевидна. В нашей стране не существует ответственности руководителя за действия своей административной структуры. Точнее, за результаты ее работы. Критерии, которыми оценивается работа руководителя, сложны, запутанны и выглядят откровенной средневековой византийщиной. Железное правило — руководитель несет ответственность за действия подчиненных. А потому если подчиненный с двойным граждансвтом допущен к вопросу защиты интересов страны, то его руководитель отвечает местом, креслом и головой за того, кого он пригласил их защищать.

Нет ответственности — значит, приходится администрировать и писать параграфы. Опять-таки, нет никаких сомнений, что всегда найдутся десятки и сотни исключений из этих параграфов по соображениям высшего порядка. А ведь есть еще и бизнес-структуры, в том числе стратегические для нашей страны. К примеру, в руководстве ключевых госкомпаний вроде Газпрома и Роснефти сплошь не просто лица с двойным гражданством, а откровенные граждане других стран. Как быть с ними в рамках предложенных подходов? Или ущерб, который нанесет клерк из МИДа, по определению выше, чем угроза принятия неверных стратегических решений в ключевых отраслях?

Любые решения, в том числе и запретительного характера, бывают разумными и всеми остальными. Предложение Путина разумным точно не выглядит. Потому что оно несистемное и не решает всех существующих в этой области проблем. И даже не создает условий для их решения. Оно сугубо локальное и не имеет никакой практической ценности. Системного решения не предложено, а значит-либо Путин его не знает, либо оно ему категорически не подходит.

В России нет ни ответственности чиновников, ни выборов, ни прессы, ни конкурентной соревновательной политической системы, а есть Единая Россия, передача «Москва. Кремль. Путин», ЦИК с его 146 процентами и свеженазначенный министр с судимостью, погашенной по истечению срока давности. А потому упомянутую проблему решить естественным образом невозможно. Потому и приходится неестественным.

Анатолий Несмиян

Источник


Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике. (Санкт-Петербург).



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2602
9817
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика