Нежелательные организации

Нежелательные организации

Эксперт Центра Балашов С.А.

23 мая 2015 года президент подписал проект Федерального Закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым устанавливались: понятие «нежелательной» деятельности и статус организации, деятельность которой признана «нежелательной», уголовная ответственность за руководство деятельностью на территории Российской Федерации «нежелательной» организации, административная ответственность за осуществление или участие в «нежелательной» деятельности организации, запрет на въезд в страну иностранному гражданину или апатриду, который участвует в деятельности «нежелательной» организации.

Закон вызвал негативную реакцию, как на Западе, так и в российских правозащитных организациях. Есть ли основания для беспокойства?

Что такое «нежелательная» деятельность? Это деятельность исключительно иностранной или международной неправительственной организации, которая представляет собой угрозу основам конституционного строя РФ, обороноспособности страны или безопасности государства.

Первый вопрос, который возникает при толковании данного определения: иностранные неправительственные организации или просто иностранные организации?

Представляется правильным второй вариант толкования по нескольким причинам. Во-первых, в законодательстве нет понятия «иностранной неправительственной организации», во-вторых, как видно из стенограммы заседания, коммерческие компании также могут признаваться нежелательными, в-третьих, слово «неправительственной» появилось после одобрения поправки, а первоначально текст был такой - «иностранные или международные организации».

Определение понятия «иностранная организация» содержится в ч. 2 ст. 11 Налогового Кодекса РФ, где установлено, что иностранная организация - иностранные юридические лица, компании и другие корпоративные образования, обладающие гражданской правоспособностью, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств, международные организации, филиалы и представительства указанных иностранных лиц и международных организаций, созданные на территории Российской Федерации.

Определение понятия «международная неправительственная организация» можно найти в резолюции Экономического и Социального Совета (ЭКОСОС) ООН № 1296 от 23.05.1968 года. МНПО признается любая международная организация, не имеющая основной целью своей деятельности получение прибыли, не учрежденная на основании межправительственного соглашения, признанная либо одним государством, либо получившая консультативный статус при международной правительственной организации, которая осуществляет деятельность в двух или более государствах.

В качестве причин нежелательной деятельности иностранных организаций назывались – выполнение заданий спецслужб, по идеологическим соображениям, из-за личной неприязни к России их хозяев или акционеров, экономические цели.[1]

Если взять иностранные коммерческие юридические лица, то главная цель организации – максимизация прибыли, поэтому нельзя говорить о личной неприязни, идеологических соображениях и заданиях спецслужб огульно, однако в исключительных случаях это теоретически возможно. В ч. 1 ст. 10 ГК РФ установлено, что запрещается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). В то же время, если организация не нарушает российских законов, но при этом занимается спекуляцией (как одним из средств достижения экономических целей) – это не говорит о том, что деятельность такой компании надо признавать «нежелательной». Надо исправлять пробелы в праве, если необходимо запрещать спекуляцию как явление, а не ставить в зависимость от оценки был ли этими действиями нанесен ущерб РФ.

Согласно ч. 4 ст. 2 ФЗ «О некоммерческих организациях» под иностранной некоммерческой неправительственной организацией понимается некоммерческая организация, созданная за пределами территории Российской Федерации в соответствии с законодательством иностранного государства, учредителями (участниками) которой не являются государственные органы.

Стоит отметить, что в соответствии с ч. 2 ст. 2 ФЗ «О НКО» некоммерческие организации могут создаваться только для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ.

В соответствии с ч. 7 ст. 13.2 ФЗ «О НКО» иностранной некоммерческой неправительственной организации может быть отказано во внесении в реестр сведений о филиале или представительстве, а в соответствии с ч. 2 ст. 23.1 отделению иностранной неправительственной организации может быть отказано в государственной регистрации по нескольким основаниям, например, если цели и задачи создания структурного подразделения противоречат Конституции и законодательству РФ или создают угрозу суверенитету, политической независимости, территориальной неприкосновенности и национальным интересам РФ.

В соответствии с ч. 2.1 ст. 18 ФЗ «О НКО» отделение иностранной неправительственной организации на территории РФ ликвидируется также в случае, если деятельность данного структурного подразделения не соответствует целям, предусмотренным учредительными документами, а также представленным в уполномоченный орган сведениям об объеме получаемых конкретным подразделением денежных средств и иного имущества, их предполагаемом распределении, о целях их расходования или использования и об их фактическом расходовании или использовании, о предполагаемых для осуществления на территории Российской Федерации программах, а также о расходовании предоставленных физическим и юридическим лицам указанных денежных средств.

Помимо вышеперечисленных норм существует специальный федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности».

В ст. 17 установлено, что на территории РФ не допускается деятельность иностранных некоммерческих организаций и их структурных подразделений, деятельность которых признана экстремистской в соответствии с федеральным законодательством.

Стоит отметить, что решение о признании организации нежелательной принимается Генеральным прокурором РФ или его заместителями по согласованию с Министерством Юстиции. Это представляется необычным в дополнение к тому, что о возможности обжаловать такое решение в законе не сказано.

Например, в соответствии с п. 4 ст. 9 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» именно суд на основании заявления Генерального прокурора Российской Федерации или подчиненного ему соответствующего прокурора, или федерального органа государственной регистрации, или его соответствующего территориального органа принимает решение о ликвидации общественной организации, которая осуществляет экстремистскую деятельность.

В соответствии с ФЗ «О НКО» решение о включении некоммерческой организации в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, может быть обжаловано в суд.

В соответствии с т.н. «антипиратским» законом предварительные обеспечительные меры защиты исключительных прав принимаются судами, а Роскомнадзор уже, на основании вступившего в силу судебного акта, принимает меры по ограничению доступа к определенным информационным ресурсам.

Закон содержит размытые формулировки. Например, какая деятельность представляет собой угрозу основам конституционного строя? В ходе заседании в ГД не было приведено ни примера такой деятельности, ни критериев, по которым можно отличить «нежелательную» деятельность от «желательной».

Ограничена ли «нежелательная» деятельность преступлениями и правонарушениями, посягающими на безопасность и обороноспособность государства, основы государственного строя? Или это любая деятельность, в том числе не запрещённая законом, которая потенциально когда-то может создать угрозу для государства?

Изменение формулировки, которая была в первоначальной редакции проекта рассматриваемого закона, состава новой уголовной статьи 284.1c«организация деятельности» на «руководство деятельностью» представляется неверным.

Как соотносятся данные понятия?

Соучастником преступления в соответствии с УК признается организатор - лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

Т.е. если руководитель и создатель организации разные лица, то по новой статье 284.1 УК РФ ответственность будет нести лишь руководитель, но не организатор.

УК содержит похожие статьи, например, 282.2 - организация деятельности экстремистской организации и 205.5 - организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации, где используется формулировка «организация деятельности», но не «руководство».

Депутатам стоило также подумать о проработке «пожеланий», которые содержались в заключении комитета по противодействию коррупции, а именно требований предусмотреть критерии разграничения экстремисткой деятельности и «нежелательной» деятельности, в связи с тем, что это пересекающиеся понятия, а может быть так, что второе полностью поглощает первое.

Однако, как видно из текста закона, депутаты не вняли «пожеланию» комитета. К чему это может привести?

Например, руководителю выгоднее, чтобы организацию признали «нежелательной», ведь наказание за руководство «нежелательной» организацией мягче, нежели за руководство экстремистской.

Признание организации нежелательной также выгодно сотрудникам данной организации, ибо за участие в деятельности «нежелательной» организации предусмотрена административная ответственность, а не уголовная, как в деятельности экстремистской организации.

Подводя итог, стоит отметить, что концепция законопроекта – защита существующего политического строя, несмотря на существующее законодательство, является актуальной и необходимой и, конечно, вызывает беспокойство у наших «партнеров». Однако нельзя так же непродуманно подходить к реализации данной концепции, как в свое время подошли к реализации благородной цели – защиты детей, извратив ее принятием закона «Димы Яковлева». Реализацию данной концепции в виде юридического акта стоит подкорректировать:

1) Установить, что-либо суд должен принимать решение о «нежелательности» организации, либо, что решение уполномоченного органа возможно оспорить в суде;

2) Определить понятие «нежелательная» деятельность или дать критерии отнесения деятельности к таковой, а не к, например, экстремистской или террористической;

3) Возвращение первоначальной формулировки состава преступления, а именно - организация деятельности «нежелательной» организации.

Доработка закона путем исправления вышеперечисленных юридических ошибок, приведет к тому, что, во-первых, уменьшится потенциальный произвол правоприменительных органов в виду возможности неоправданно широкого толкования положений закона, во-вторых, «добросовестные» иностранные и международные неправительственные организации не будут обеспокоены тем, что завтра, в связи с изменившейся международной обстановкой, их деятельность будет признана «нежелательной», в-третьих, уменьшит недовольство международных организаций.

[1] Стенограмма заседания ГД 20.01.2015


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2799
9867
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика