Новая российская знать — почему она такая убогая?

Новая российская знать — почему она такая убогая?

Автор Лидия Андреевна Сычёва — писатель, публицист и журналист, главный редактор литературного интернет-журнала «Молоко». Член Союза писателей России.

Фото: карикатура Алексея Меринова.

Опубликовано в газете «Московский комсомолец».


Задача воспитания самобытного правящего класса в России не только не ставилась, но даже не осмыслена

Что объединяет английского аристократа, немецкого рыцаря и японского самурая? Бесстрашие, способность к самоограничению, чувство долга, служение высшей, нематериальной идее (королю, императору, нации).

Наличие самобытного, ответственного правящего класса — великое благо. Это единственное средство от разрушительных революций с тяжелыми последствиями. И, напротив, «знать», инфицированная жадностью и трусостью, — верный признак грядущих потрясений. Это показали 1917-й, события 1991—1993 гг. в СССР-России, украинский Майдан…

Преобразования, иногда экстренные, неизбежны: нет стран и народов, которые бы развивались равномерно, по расписанию. Но для того и нанята (за налоги) «управляющая компания», чтобы следить за «погодой в доме» (государстве). А также — вовремя чинить крышу, обновлять коммуникации, украшать палисадник, ладить с соседями, принимать меры в случае природных или иных катаклизмов.

Неизбежны ли «реконструкции со сносом»? С государством в руинах, гражданской войной, террором, «светлым будущим», которое, да, со временем возведут «на обломках самовластья», но цена за него будет ого-го?!.. В странах, где есть правящий класс, обладающий самосознанием и самобытностью («ответственное сословие»), тайфуны истории — редкость. Английская буржуазная революция XVII века была бурной и буйной, привела на эшафот короля, разожгла гражданскую войну и религиозные конфликты. Но закончилась она реставрацией, и ныне весь «цивилизованный мир» с охами и вздохами следит за жизнью королевского семейства, которое якобы не играет никакой роли в политике. Англосаксы, пройдя через потрясения основ, отлично освоили технологии экспорта революций и управляемого хаоса. У них есть отработанные методички по насаждению волшебной триады — жадность, трусость, глупость — в среде правящего класса намеченных к утилизации государств. Что тут скажешь: молодцы! Дальновидные люди со стратегическим мышлением.

Второй пример — немцы. Революция 1918 года в Германии — игра в песочнице по сравнению с нашими потрясениями. Немцы предпочли решать свои проблемы с помощью демократии. Этот путь, правда, довел их до Гитлера со всеми вытекающими последствиями. И все же наличие в стране ответственного сословия позволило немцам сравнительно быстро оправиться от последствий коричневой чумы. Сегодня Германия — не только единое государство, но и сердце империи по имени Евросоюз. Перемололи немцы бывшие страны Варшавского договора, Прибалтику, теперь дошли до Украины…

Исторический результат говорит нам о том, что правящий класс Германии обладает собственной, независимой от англичан «методичкой» самосохранения и развития страны. Немцы умеют работать, дисциплины им не занимать. Честь и хвала им за эти качества!

Ну и, наконец, японцы. Во второй половине XIX века они провели революцию (реставрацию) Мэйдзи. Суть — реформы сверху, переход от самурайской системы к прямому императорскому правлению. «Ремонтные работы», сделанные вовремя и малой кровью, позволили прежде отсталой стране победить Российскую империю в Русско-японской войне 1904—1905 гг.

Правящий класс Японии обладал и обладает ответственным отношением к государству: мы видим это по его деяниям. Страна ухожена, технологически развита, при небольших запасах полезных ископаемых демонстрирует отличные экономические показатели (по номинальному значению ВВП Япония — на 3-м месте в мире, Россия — на 12-м). И — по данным журнала «Форбс» за 2016 год — у них 27 долларовых миллиардеров, у нас ­— 77.

Великобритания, Германия, Япония входят в пятерку мировых лидеров по номинальному значению ВВП. Это исторические государства, от которых зависели (и зависят) судьбы мира. Они подарили человечеству гениев культуры и науки. Но самое главное — опираясь на традицию (в каждом государстве — свою), здесь сумели создать системы воспитания, контроля и ответственности правящего класса.

А что у нас? В СССР много что удалось построить: заводы и электростанции, города и дороги, эффективные системы здравоохранения и образования, оборонку и космос. Не получилось главное — воспитать правящий класс так, чтобы он был способен на преобразование страны без сноса государства «до основания».

Советскую номенклатуру отбирали жесткими методами в жестокое время. В хрущевскую «оттепель» правящему классу вручили методичку — Моральный кодекс строителя коммунизма. Партия, «ум, честь и совесть нашей эпохи», рулила страной с большой помпой и шумом.

Но горбачевская перестройка показала: советские «государственные люди», увы, не самураи, не аристократы и не рыцари. Верхушка КПСС первой предала идеалы «светлого будущего», во имя которого были принесены огромные жертвы. Этим советская номенклатура ничуть не отличалась от представителей «прогнившего царского режима». Высшие партийцы предали СССР даже быстрее и легче, чем царские министры и думцы — Российскую империю.

Новой России скоро тридцать лет, а задача воспитания самобытного правящего класса не только не ставилась, но даже не осмыслена. Не можем ведь мы, в самом деле, считать «аристократами духа» воров-губернаторов, или нуворишей, выскочивших из грязи в князи, или идеологов на зарплате, меняющих убеждения по указке начальства. И уж, конечно, раздача высоких должностей в банках и госкомпаниях сынам и дочерям нынешних правителей не решит проблему «ответственного сословия». Государство — не скобяная лавка и не кубышка с золотом. Следование традиции, сакральность власти, ее метафизические начала — тонкие материи. Их не постигнешь с наскока на Рублевке или в западном университете. Похвальба купленными диссертациями, миллионными зарплатами, дворцами, часами, замками, яхтами, развратом, пошлостью, роскошью, шутами, спортсменами есть попытка заместить, прежде всего в собственных глазах, очевидную недостаточность аристократизма. Этой мишурой можно, наверное, обмануть себе подобных. Но перехитрить историю — нельзя. Она всем воздаст по заслугам.

Наука разрушать не требует большого ума. Наука созидать или умело ремонтировать государства, качественно строить — на века и тысячелетия, — задача совсем иного свойства. Нужна особая выучка, масштаб личности. Эти качества невозможно заместить богатством или собственностью, террором или сибаритством.

Запрос на благородные, чистые и бесстрашные натуры в обществе очень высок. Да, можно сбивать градус этих ожиданий демонстративным превращением выборов главы государства в фарс или балаган, унижая этим и народ, и власть. Но игры в «три наперстка» не могут скрыть духовной нищеты и постыдной наготы правящего класса. Тем более что эта недостаточность видна не только внутри страны, но и вне ее.

Любимое оправдание верхов состоит в том, что в управление им достался плохой народ. Он-де ленив, развращен, не способен к покаянию (вариант — к инновациям). Но доверчивый наш народ лишь подражает поведению правящего класса, его вкусам, привычкам и ценностям — вплоть до «Дома-2». (Можно ли представить, чтобы Кейт Миддлтон, супруга принца Уильяма, посвятила свою молодость подобному «проекту»?!)

Так и живем. Вместо семейной сказки — грязное шоу, вместо героической саги — криминальная хроника, вместо кодекса чести — ложь пиара. Поэт прав?

«Дедам врали, да и внукам врали,
Но, слагая песню храбрецам,
До сих пор погибших не собрали
По траншеям, тюрьмам и дворцам»

Лидия Сычева

Источник


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

ТВ НАРОДНЫЙ ЖУРНАЛИСТ #35 Гость студии — Сычева Лидия Андреевна

Властная идейная трансформация. Передача «Обретение смыслов»

Роль нравственной элиты в российском обществе

О «братоубийственной бойне» и ясности мышления

В ожидании элит

Три слоя предательства элит

Устранение несуверенных элит — актуальная повестка России

Судьба элит в революционных переходах

Зеркало для элиты



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5341
17923
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика