Новости с украинских полей

Новости с украинских полей

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Фото: нападения радикалов украинских националистических формирований на отделения Сбербанка в Киеве.  

Глядя на российско-украинские отношения, приходишь к выводу, что рассорить, натравить брата на брата за одно десятилетие — задача вполне посильная. При этом львиная доля заслуг приходится именно на Кремль, который бесконечными газовыми сюжетами (по цене за газ), конфликтами и равнодушным отношением к проблемам русского и русско культурного населения содействовал обострению отношений и развороту Украины в пользу европо-американского вектора. Аналогичный сценарий разворачивается и в отношении Белоруссии. Однако самый важный вопрос российско-украинских отношений сейчас — это не вопрос нефти и газа, как считает Кремль, а вопрос обратимости запущенного процесса на взаимное дистанцирование и истерию ненависти.


О МИНСКЕ

Мирный процесс так и не получил практической реализации, минские соглашения остаются декларацией. Украина, ДНР и ЛНР находятся в состоянии перманентных вооруженных действий. Все новые обострения перекладывают на действия украинских радикалов, от связей с которыми открещивается и сам Порошенко. Создается ощущение наличия неподконтрольных президенту сил, которые действуют на захваченных территориях непризнанных республик.

Украина, попирая нормы гуманитарного права, продолжает блокаду региона. Несмотря на договоренности от марта 2015 года Донецкая фильтровальная станция, питающая водой несколько городов ДНР, оставалась под контролем украинских радикалов до марта 2017 года. 25 января украинские радикалы заблокировали железнодорожное сообщение с неподконтрольными Киеву ДНР и ЛНР под предлогом пресечения торговли с «роcсийскими оккупантами». Это привело к остановке работы ряда крупнейших предприятий региона — Донецкого, Алчевского, Макеевского, Енакиевского металлургических заводов, коксо-химических комплексов, угольного объединения в Краснодоне. И это далеко не полный перечень мишеней для нанесения экономического вреда республикам в результате транспортной блокады.

В марте этого года ЛНР и ДНР перешли к симметричным ответам, объявив о прекращении поставок угля Украине и переходе предприятий, работавших под юрисдикцией Украины под внешнее управление. С 1 марта их обязали заключить договор с налоговыми агентами ЛНР и ДНР. Главы республик заявили о переориентации работы этих предприятий на Россию.

В публичном дискурсе Порошенко настроен уже менее воинственно к ДНР и ЛНР, что во многом продиктовано обострением настроений в самом украинском обществе, в котором появляются лозунги отказа от Донбасса. Сам же Порошенко, взывая к украинским активистам, говорит о жителях Донбасса как об украинцах, проживающих на оккупированных Россией территориях.

Что же касается будущего Минских соглашений, то они так и останутся бумажными договоренностями, в которых ни одна из сторон не пришла к тому, к чему стремилась. Москва, Киев и Донбасс перестали делать вид, что соблюдают Минск. Москва признала паспорта и ряд других документов республик, ссылаясь на гуманитарные основания этого шага, что противоречит духу Минска, согласно которому республики не являются суверенными, а остаются частью Украины. Киев не прекращает боевые действия, провоцируют которые преимущественно радикалы националистических и пронацистских формирований. Ни о какой социальной заботе о территориях и речи не идет, напротив, регион столкнулся с экономической и финансовой изоляцией. Что касается Донбасса, то он вынужден переориентировать свою экономическую деятельность на Россию и пока от Кремля не поступил очередной сигнал предательства, старается демонстрировать свою независимость, увязывая Минск преимущественно с прекращением военных действий.


ЗАПАДНЫЙ ВЕКТОР

Украина по-прежнему верна курсу на евроинтеграцию, хотя соглашение об ассоциации с Украиной так и не было ратифицировано всеми членами ЕС. Однако в марте этого года был введен безвизовый режим с Европой. Для западных украинцев, сталкивающихся с дефицитом работы в регионе и низкими зарплатами, это долгожданный шаг. На Западе страны уже давно практикуется выезд на заработки, по сути, миграция. Безвизовое пространство этому будет только содействовать.

После смены президента в США встал вопрос о поддержке Вашингтоном режима Порошенко. Несмотря на острую критику Трампом действий Обамы на Украине, Вашингтон выделил средства на военную помощь стране, однако в сокращенном объеме. Трамп уже сообщал, что будет урезать помощь странам. В этом году Украине будет предоставлено $150 млн. вместо ранее обещанных $350 млн. Эти средства пойдут на обучение, экипировку, разведку, логистику, а также снабжение украинских военных летальными вооружениями. Все это говорит только об одном — война до победного конца на средства внешних спонсоров для Порошенко в приоритете. Это подтверждает, например, тот факт, что Канада приняла решение о продлении своей тренировочной миссии Unifier на территории Украины до 2019 года. Приоритетами их работы являются подготовка малых подразделений, саперные работы, военная полиция, медицинская подготовка и логистика.

Киев по-прежнему ориентируется на Вашингтон, уже на новую администрацию, в вопросах Донбасса и Крыма. Как заявил глава украинского МИД: «США должны играть ключевую роль в переговорах и по Донбассу, и по Крыму». Последний вопрос, впрочем, является уже решенным. Доходит даже до абсурдного, когда замглавы администрации президента Украины Константин Елисеев, рассуждая о перспективах встречи Трампа с Порошенко, заявляет, что «принципиально важно, чтобы она действительно состоялась до предстоящей встречи президента Трампа с президентом России». Напоминает соревнование за то, кому больше внимания достанется от американской администрации.

Итак, за истекший период с момента начала украинского конфликта Украина сохранила свой стратегический курс на евроинтеграцию и даже преуспела в какой-то степени в этом направлении, а также на ориентацию на Вашингтон, от которого по факту зависит боеготовность украинской армии и ее способность вести боевые действия на восточных границах. Что же касается отношений с Россией, то они продолжают целенаправленно ухудшаться.


РОССИЙСКО-УКРАИНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Европа стала центром притяжения Украины как территория экономически стабильная, украинцы потянулись к успешному образу жизни. Россия же могла предоставить им работу только в Москве и Питере, низкие оклады по остальным регионам, сложности и большие затраты, связанные с легализацией пребывания. На правительственном уровне — газовые войны, что ужесточало дискурс украинских политиков и усугубляло восприятие России как страны, нацеленной на выгоду, а не на дружбу. Окончательный разрыв был связан с присоединением Крыма, что испортило отношения ровно так же, как и признание республик Южной Осетии и Абхазии обострило отношения с Грузией, поддержка Приднестровья отдалила Молдавию.

Общественные настроения показали, что народы в исторической перспективе при сохранении нынешнего тренда трансформируются во врагов, что произошло с Прибалтикой. Уже сейчас враждебными российско-украинские отношения считают 70% жителей РФ и 89% жителей Украины 70% жителей РФ и 89% жителей Украины. В украинском обществе и политикуме наращивают влияние антироссийские силы. В феврале у здания Верховной Рады прошли акции протеста против торговли с неподконтрольными Киеву территориями Донецкой и Луганской областей. С аналогичными требованиями прекращения торговли Киева с Донбассом активисты выступили в марте. В ряде регионов прошли аресты сторонников блокады — в Виннице, Ивано-Франковске, Львове.

После признания паспортов ЛНР активисты перешли к активным действиям в отношении российских объектов. В нескольких областях Украины неизвестные заблокировали работу банкоматов российских банков. Целью вандалов было прекратить оказание банковских услуг украинцам российскими кредитными организациями. Активисты националистических организаций буквально замуровали центральное отделение дочернего банка Сбербанка России на Украине.

Подобные акции отражают настроения в обществе, которому уже привита ненависть к жителям Донбасса, как людям, предавшим Украину во имя России. Россияне, как и Кремль, перешли к формату малых подачек в отношении непризнанных республик. Никто не вспоминает о проекте объединения территорий с Россией по крымскому сценарию, только четверть россиян положительно относятся к идее признания республик, 59% считают, что поддерживать ополченцев нужно и далее, 82% россиян считает, что гуманитарная помощь региону необходима. На этом муки совести за безвинные жертвы в российской обществе заканчиваются. А в марте этого года было объявлено о сокращении поставок гуманитарной помощи с двух до одного раза в месяц. На государственном уровне вражда обостряется. Украина приняла Доктрину информационной безопасности, в которой приоритетом заложено противодействие информационному воздействию России. Это, с одной стороны, явное ограничение свободы слова, прикрываемое национальными интересами страны, с другой — прямой выпад против России, война с которой ведется и в информационном пространстве.

В марте Международный суд ООН приступил к рассмотрению иска Украины против России, которая требует привлечь к ответственности Россию за поддержку «сепаратистов» в Донбассе и за «дискриминацию» нероссийских общин в Крыму. Ранее в отношении России рассматривался иск грузинской стороны. Песков от лица президента попытался уверить общественность в непричастности России, заявив, что «Россия не является участником этого кризиса, Россия никогда не была участницей боевых действий на юго-востоке Украины».

Свою лепту в латентный конфликт внес и российский лидер, который подписал указ «О признании в Российской Федерации документов и регистрационных знаков транспортных средств, выданных гражданам Украины и лицам без гражданства, постоянно проживающим на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины». По официальной версии Кремль руководствовался гуманитарными соображениями, принимая этот закон. Но разве не мог он руководствоваться этими соображениями весной 2014 года, когда вселил ложные надежды, поднял, а затем бросил Донбасс?

Украина дипломатически и медийно использовала этот шаг как демонстративное нарушение РФ минских соглашений. Однако на практике проблема признания этих паспортов сохраняется (да и сама РФ, не успев их легитимизировать, устами МИДа допустила возможность пересмотра этого решения). Украинская дочка ПАО Сбербанк, единственным собственником которой является российский Сбербанк, отказалась принимать клиентов с паспортами ДНР и ЛНР, что, по всей видимости, было сопряжено с санкционными рисками для организации. Глава МВД Украины потребовал закрыть дочерние отделения российского Сбербанка именно в связи с тем, что головной банк поддерживает «осужденное мировым сообществом признание документов марионеточных режимов». Но для Сбербанка вопросы бизнеса вновь оказались важнее государственных решений.

Воинственность украинско-российских отношений затрагивает все сферы жизнеустройства. Даже выбор Россией участницы Евровидения, которое пройдет на Украине, был политически ангажированным. Украина выразила свой протест в связи с тем, что участница посещала Крым, в то время как по внутреннему украинскому законодательству это запрещено. В случае ее приезда в Киев, как заявила украинская сторона, к ней может быть применена ответственность за нарушение украинского законодательства. Да и побег российских депутатов Вороненкова и Максаковой на Украину говорит о том, что связи по линии выдачи преступников утеряны, любой нарушитель закона теперь может стать в стране-эмиграции политическим беженцем.

За последние три года конфликта ситуация не изменилась. Украина вышла из сферы влияния России, в том числе прервав закупку российского газа. Украина продолжает использовать положение уязвленной стороны, содействуя своей политикой продлению антироссийских санкций. Что же касается Кремля, то он так и не решился на ответственную и смелую политику, гарантировавшую бы мир в Донбассе. Переключение на сирийский фронт словно отодвинуло украинский театр военных действий на второй план. Но игнорированием проблема не решается.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Провал «дипломатии» РФ на Украине, который в Кремле предпочитают не видеть

Россия. Украина. Донбасс. Преодоление разлома

Зачем России Украина?

Деидеологизация российской политики как фактор ослабления влияния России на Украине

Украина: Как России победить в борьбе за сердца и разум?

Постсоветское пространство в контексте Украинского кризиса

А что если бы «Русская весна» победила?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3564
14094
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика