Новый министр образования

Новый министр образования

Автор Наталия Игоревна Шишкина — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии.

Список отставных чиновников, переведенных на пост спецпредставителя президента, дополнился министром образования Д. Ливановым. На его место назначена Ольга Васильева, работавшая до этого назначения в администрации президента.

Ольга Васильева имеет три высших образования, проработала более 10 лет в центре истории религии и церкви Института российской истории РАН, преподаватель Сретенской духовной семинарии с 2003 года, входит в научный совет по теологии, аттестующий кандидатов и докторов богословия, несколько лет проработала в администрации президента.

Ольга Васильева была в числе тех, кто занимался подготовкой Концепции патриотического воспитания молодежи России, вышедшей в свет в конце 2015 года, о которой ЦНПМИ уже писал (о новой Стратегии патриотического воспитания).

Сфера образования и науки в России — одна из самых болезненных в общественном сознании. Ухудшение качества и образования и науки очевидно всем. Предшественник нового министра, Дмитрий Ливанов, был наиболее критикуемым министром в Правительстве РФ.

В Совете Федерации назначение связали с тем, что в образование возвращается компонента воспитания личности и гражданина, от которой так долго фактически пытались избавиться. Несомненно, такое предположение гармонирует с происходящими политическими процессами, а именно с необходимостью укрепить власть, сохранить её авторитет в кризисное время. Очевидно, что это назначение сделано именно сейчас специально ради электората. На смену критикуемому всеми Ливанову пришла Васильева, разделяющая позиции, которые близки очень многим в России.

Уже высказанные опасения связаны с тем, что Ольга Васильева специалист религиовед и является одним из авторов учебника по Истории религий. Однако, усиление религиозного компонента в школьном образовании в ближайшем будущем маловероятно. Этот шаг может вызвать неоднозначный общественный резонанс, что невыгодно власти. Поэтому ждать радикальных шагов в принципе не стоит. Эти опасения сама Ольга Васильева поспешила развеять сразу же, заявив, что на светскость образования никто покушаться не будет.

Важным, и, безусловно, положительным моментом можно назвать курс на возвращение воспитания в школы и совершенствование ЕГЭ. Пересмотреть итоги реформирования образования, которое превратилось в бездумное натаскивание для сдачи тестов — задача достойная и усилий и знаний и опыта нового министра, а качество решения этой задачи позволит для общества оценить степень полезности её деятельности.

Определенные надежды внушает позиция Ольги Васильевой педагогам и учителям. Во-первых, министр образования сама имеет диплом педагогического ВУЗа. Во-вторых, сразу же сказала, что одним из приоритетов своей работы видит заботу об учителях. «Первый приоритет моей работы — учитель, его служение, его миссия. От него зависит всё» — заявила новый министр образования «Комсомольской правде» в своем первом интервью. Конечно в школе учитель ключевая фигура, это от его знаний, умений, человеческой позиции зависит и ученические успехи, и становление маленького гражданина. Однако концепция «учитель — это всё» уже звучало и раньше, и привело, в том числе, к потребительскому отношению к учителю со стороны многих родителей. Фраза «Вы школа, Вы и воспитывайте/учите» стала типичной и распространенной. Остается надежда, что в интервью Ольга Васильева, говоря о том, что от учителя зависит всё, использовала гиперболу, и эта забота не будет такой же, как в год учителя при Фурсенко.

Главными критиками нового министра выступили, как и следовало ожидать, либералы. Они 25 лет добивались обезличивания, деидеологизации образования, исключения из образования воспитания и превращения школы и ВУЗа в рынок услуг. И вдруг на пост министра образования назначают человека, который имеет — во всяком случае, декларирует — прямо диаметральную позицию, хотя и дает высокую оценку новым учебникам истории, которые максимально деидеологизированы.

Яркая ценностная позиция Ольги Васильевой стала камнем преткновения для многих комментаторов, даже тех, кто никогда не читал или читал не полностью её труды. Часть религиозной общественности восприняли её в штыки за якобы сказанную похвалу в адрес Сталина, хотя подтверждений, впрочем, равно как и опровержений, этому нигде нет. Одновременно с ними положительно восприняли это назначение некоторые представители коммунистической партии, хотя в своих книгах сказать, что Ольга Васильева положительно относилась к СССР и коммунистам, нельзя. Положительное отношение заканчивается там, где начинается притеснение религии. Либеральная часть общества любого человека с ценностной позицией, которая отличается от их собственной, мягко говоря, недолюбливают и навешивают множество ярлыков. А воспитание, речь о духовных и традиционных ценностях, нравственности и морали, или любой идеологической компоненте является для них, что называется, красной тряпкой.

Однако именно эта, наиболее критикуемая, черта нового министра образования может оказаться самой важной и полезной. Во-первых, ценностных ориентиров действительно не хватает. Они были покорежены и утрачены в 1990-х, что привело к тяжелым последствиям: ценностной дезориентации, атомизации общества, постепенной деградации и ослаблению жизненных потенциалов. Но природа пустоты не терпит. Ценностная пустота стала заполняться всем, чем ни попадя, начиная с неофашизма и гитлеризма и заканчивая религиозными сектами, откровенным эзотерическим мракобесием и иными деструктивными практиками, теориями, идеями. Всё это делает Россию крайне уязвимой.

Ольга Васильева, казалось бы, может стать тем человеком, кто потенциально готов изменить сложившуюся за последнюю четверть века ситуацию в образовании в лучшую сторону, учитывая её опыт, мотивацию, нацеленность на выбор лучших практик прошлого нашей страны.

Другой вопрос, возможно ли это осуществить на практике в текущих условиях и окружении, если основные задающие императивы продолжают оставаться прежними? Возможны ли улучшения в отдельно взятой государственной сфере при общей деградации системы государственного управления? Вопрос по большому счёту скорее риторический. Намного вероятней кажется ситуация когда её используют в качестве прикрытия. Именно такой выбор кандидатуры, кроме дополнительных очков перед выборами, может стать прекрасной ширмой, инструментом маскировки для давно идущего процесса развала образования и науки.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2207
10516
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика