Нужны ли русским скелеты из советского шкафа?

Нужны ли русским скелеты из советского шкафа?

Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

После того, как Генеральная прокуратура Российской Федерации сделала обоснование, что решение президиумов Верховных советов РСФСР и СССР о передаче Крымской области Украине в 1954 году не соответствовало Конституции СССР, надзорное ведомство анонсировало ещё одну громкую проверку — о законности признания независимости Литвы, Латвии и Эстонии в 1991 году.

Появились и ссылки, что ответ Генеральной  прокуратурыбудет аналогичен депутатскому запросу по Крыму, поскольку «решение о признании независимости стран Балтии принималось неконституционным органом» — Госсоветом СССР, что на тот исторический период времени было невозможно.

Несмотря на то, что само ведомство считает бесперспективным запрос относительно законности признания независимости прибалтийских республик Госсоветом СССР, как об этом заявила официальный представитель ГП Марина Гриднева, тем не менее, определенный резонанс сие событие создало. Как и возможность лишний раз поразмышлять о событиях четвертьвековой давности в ракурсе рассмотрения текущих геополитических перипетий. Политики, например, немало говорят о незаконности крымского и луганско-донецкого референдумов, при этом забывают об ущербности и неконституционности признания независимости стран Балтии с созданием дальнейшего прецедента для выхода из СССР Украины, Белоруссии и других республик.

Вообще довольной бескомпромиссная информационная борьба надзорных и судебных органов началась ещё в минувшем году, когда вслед за решением Конституционного суда Украины от 14 марта о неконституционности крымского референдума последовал молниеносный по юридическим меркам (19 марта) ответ Конституционного суда РФ о соответствии Конституции международного договора о присоединении Республики Крым и города Севастополя к Российской Федерации.

Следом депутаты Евгений Федоров, Антон Романов (оба — «Единая Россия»), Иван Никитчук, Олег Денисенко (оба — КПРФ) и Михаил Дегтярев (ЛДПР) подготовили запрос на имя генерального прокурора России Юрия Чайки с требованием проверить законность действий Михаила Горбачева в период распада СССР. В свою очередь украинские коллеги параллельно анонсировали процедуру выхода из Содружества независимых государств. Решение об этом было принято в разгар войны в Донбассе на заседании Совета национальной безопасности и обороны Украины под председательством хорошо известного деятеля Андрея Парубия. Под его диктовку Украина отказалась от председательствования в СНГ в 2014 году, впрочем, сделала это неофициально, на уровне отдельных заявлений отдельных политиков и должностных лиц.

А в дальнейшем договорились до того, что депутатами от неофашистской партии «Свобода» в Верховную Раду Украины был внесен законопроект о денонсации Беловежских соглашений от 8 декабря 1991 года. Правда, вовремя спохватились, ведь своим решением могли запустить процесс юридического возрождения СССР. Статья 10 беловежского договора о создании СНГ предполагает, что каждая из сторон «оставляет за собой право приостановить действия настоящего соглашения или отдельных его статей, уведомив об этом участников соглашения за год». Однако, выход одной из трех ключевых сторон из соглашения, как предполагают эксперты, даст прекрасный повод говорить юридическим языком о недействительности «беловежских соглашений», включая «прекращение существования СССР» как таковых.

Интересно, что накануне всех этих событий в мировой сети появилось сообщение об аннулировании «беловежского соглашения». Якобы ещё в первый день сочинской олимпиады президенты России, Украины и Белоруссии, а так же Казахстана, Армении, Киргизии, Таджикистана готовили совместное заявление: «В связи с последними событиями на Украине, с событиями в Киргизии, России, Белоруссии; в связи с нарушением Соединенными Штатами, Европой, НАТО своих обязательств по гарантированию целостности и независимости государств, вышедших из состава Советского Союза; в связи с неприкрытым давлением и вмешательством во внутренние дела Украины и других государств, организацией, финансированием и непосредственным участием в попытке государственного переворота, постановляем денонсировать и признать незаконными и потерявшими силу соглашения и заявления, сделанные 8 декабря 1991 года президентами России, Украины и Белоруссии по результатам переговоров в Беловежской пуще».

Информация оказалась «уткой», тем не менее, она стала предметом самого широкого обсуждения общественности, в ходе которого вспоминались детали одного из самых крупных политических преступлений ХХ века, за которые никто так и не понёс наказания. И которое до сих негативно «аукается» в том или ином регионе бывшей большой страны. Мало того, что, например, по данным «КП» был таинственно утерян оригинал пресловутого соглашения, в переговорном процессе не участвовали представители Армении, Грузии, Азербайджана, Молдавии, союзных республик Средней Азии, был нарушен ряд процедурных моментов, но главное — вискулевкий документ поставил под сомнение единство русского народа. Можно без анализа статистических данных констатировать, что русский народ после «беловежья» подвергся наибольшим гонениям, преследованиям, ущемлениям прав и геноциду во всех республиках бывшего Советского Союза. И этот процесс набирает обороты.

Распад СССР де-факто начался с Прибалтики. 23 августа националистические движения этих республик, активно поддерживаемые на западе, провели совместную акцию под названием «Балтийский путь» и фактически бросили вызов советской верхушке. Когда националисты сегодня пытаются увещевать, говоря, что все республики конституционно и в правовом поле покинули пенаты Советского Союза, они проговаривают то, что выгодно им, и не договаривают то, что должны знать все граждане. Националисты жонглируют цифрами результатов соцопросов и референдумов, проведенных в начале девяностых сепаратистскими властями ряда республик. Но упорно не желают замечать, что практически в пик прибалтийских событий 3 апреля 1990 года Верховный Совет СССР принял Закон СССР №1409–1 «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». И следом, в тот же день — постановление, в котором обозначено: «…любые действия, связанные с постановкой вопроса о выходе союзной республики из СССР и противоречащие Закону СССР „О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР“, предпринятые как до, так и после введения его в действие, не порождают никаких юридических последствий как для Союза ССР, так и для союзных республик».

Итак, открываем вышеуказанный закон.

Статья 3: «В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии. За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно правовом статусе.

В союзной республике, на территории которой имеются места компактного проживания национальных групп, составляющих большинство населения данной местности, при определении итогов референдума результаты голосования по этим местностям учитываются отдельно».

Не правда ли, яркий пункт, который автоматически перечеркивает любые утверждения о соблюдении всех норм советского законодательства в ходе опросов и референдумов? Достаточно взять цифры переписи населения СССР 1989 года и посмотреть на национальный состав областей УССР, чтобы заметить весьма немаловажную деталь: Донбасс, Крым, Закарпатье, Буковина, где компактно проживает русское, венгерское, русинское, румынское население уже тогда имели полное законное основание на проведение отдельных референдумов, уж если националисты и взялись его проводить. Оппоненты, конечно же, назовут мифическую цифру, что якобы в Крыму за независимость Украины проголосовало 54%, а в Донбассе еще больше — 83%, а Закарпатье и Буковине и вовсе — выше 90%. Что народ с энтузиазмом шёл на избирательные участки «хоронить СССР», и не важно, что сделано это было вопреки требованиям вышеупомянутого закона — потому что воля народа — высшая ценность… А здесь позволю себе поспорить.

Во-первых, организаторы сепаратистского референдума, устраивая свое действо, проигнорировали результаты организованного легитимно, в рамках законов и Конституции СССР всесоюзного референдума от 17 марта 1991 года. Тогда на всенародное голосование был вынесен вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение СССР как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?». Из 185,6 млн граждан СССР с правом голоса в референдуме приняли участие 148,5 млн (80,01%). Из них 113,5 млн (76,43%) высказались за сохранение СССР. Не провели референдум власти Армении, Грузии, Эстонии, Латвии, Литвы, Молдавии. Эти республики либо бойкотировали всесоюзное мероприятие, либо вместо него провели голосования о выходе из Союза. Тем не менее, большинство советских людей приняли решение, которое обладало максимальным приоритетом на территории всего Союза. Вместо этого, местечковая «элита» устроила антиконституционный захват власти.

Во-вторых, бес в деталях: в самом вопросе украинского референдума был заложен колоссальный обман. Вопрос в бюллетене звучал так: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?», причём звучал на украинском языке, который даже за 24 года тотальной украинизации в Донбассе или Одессе так и не стал родным. То есть, организаторы референдума нарушили ещё и закон «О языках в Украинской ССР» от 28 октября 1989 года №8312–11, в частности его статью 5 «…гражданам Украинской ССР гарантируется право пользоваться своим национальным языком или любым другим языком». Но сам Акт провозглашения независимости Украины по логике документа осуществлял реализацию Декларации о государственном суверенитете Украины, принятой 16 июля 1990 года. В Декларации же черным по белому написано: «… Украинская ССР имеет свое гражданство и гарантирует каждому гражданину право на сохранение гражданства СССР…» и «…принцип Декларации о суверенитете Украине используются для заключения союзного договора». Ну и основное: Верховная Рада, принимая и Декларацию, и Акт о независимости вышла за пределы своих полномочий, ещё и вынесла эти юридически ничтожные документы на неконституционный плебисцит.

Вот такой парадокс украинской националистической политики! Хотя не стоит сбрасывать со счетов и коммунистов. Энтузиазм на референдуме 1 декабря 1991 года действительно присутствовал, но помимо националистической пропаганды, которую на бумажных носителях десятками тонн завозили из-за рубежа и раздавали на заводах, фабриках и учебных заведениях, параллельно шла и коммунистическая пропаганда. Донбасс, в отличие от того же Крыма — урбанизированный и густонаселённый регион с тысячами крупных предприятий, возглавляемых директорами — членами КПСС и в обязательном порядке парторгами. Которые в тот период не меньше, чем национал-озабоченные пропагандисты, разъясняли людям, что голосовать им нужно положительно для того, чтобы в дальнейшем Михаил Горбачев смог заключить новый союзный договор.

Кто больше согрешил, обманывая народ — националисты или коммунисты — каждый волен думать по-своему. Но то, что знаменитый референдум 1 декабря сам по себе не имел никакого юридического значения для «беловежских соглашений» и последовавшего за ними развала СССР — факт, не требующий доказательств. Это на сегодня эдакий фетиш у кремлёвских агитаторов, мол, посмотрите на них, это они развалили Союз, они были против России, хотя именно РСФСР во главе с Борисом Ельцыным 12 июня 1990 года первой проложила дорогу будущему параду суверенитетов.

Впрочем, вернёмся снова к закону «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР».

Статья 6: «Решение о выходе союзной республики из СССР считается принятым посредством референдума, если за него проголосовало не менее двух третей граждан СССР, постоянно проживающих на территории республики к моменту постановки вопроса о ее выходе из СССР и имеющих право голоса согласно законодательству Союза ССР. Итоги референдума рассматривает Верховный Совет союзной республики. В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области, автономные округа или места компактного проживания национальных групп, упомянутых в части второй статьи 3 настоящего Закона, итоги референдума рассматриваются Верховным Советом союзной республики совместно с Верховным Советом автономной республики и соответствующими Советами народных депутатов».

Статья 7: «Верховный Совет союзной республики представляет Верховному Совету СССР итоги референдума. Верховный Совет союзной республики, имеющей в своем составе автономные республики, автономные образования или места компактного проживания национальных групп, упомянутых в части второй статьи 3 настоящего Закона, представляет в Верховный Совет СССР итоги референдума по каждой автономной республике, по каждому автономному образованию или месту компактного проживания национальных групп с выводами и предложениями соответствующих органов государственной власти.

Если будет установлено, что референдум проведен в соответствии с законом, Верховный Совет СССР вносит вопрос на рассмотрение Съезда народных депутатов СССР. В случае нарушения закона при проведении референдума Верховный Совет СССР назначает в трехмесячный срок повторный референдум по республике, либо по ее части, либо по автономному образованию, либо по месту компактного проживания национальных групп, упомянутых в части второй статьи 3 настоящего Закона».

Вот и весь ответ о «законности» выхода УССР из СССР. Никто не проводил отдельных референдумов ни в русском Донбассе, ни в его греческих поселениях, ни в румынских территориях Одесской области и Буковины, ни в венгерском и русинском Закарпатье. То есть — липовый референдум 1 декабря 1991 года, на который любят ссылаться украинские националисты и прочие «государственники», был профанацией и его результат сфальсифицирован. Все остальные телодвижения в Беловежской пуще — утряска технических моментов «преступления века».

Здесь можно добавить и следующее. В статье 127.7 Конституции СССР записано: «Если Президент СССР по тем или иным причинам не может далее исполнять свои обязанности, впредь до избрания нового Президента СССР его полномочия переходят к Вице-президенту СССР, а если это невозможно — к Председателю Верховного Совета СССР. Выборы нового Президента СССР при этом должны быть проведены в трехмесячный срок».

Михаил Горбачев на тот момент не был ни самоустранившимся, ни умершим, ни отстраненным в установленном порядке легально избранным президентом СССР. После отставки Горбачева вся полнота власти в Советском Союзе перешла Председателю Верховного Совета СССР — Анатолию Лукьянову, живущему и ныне. Посмотрим теперь на последствия невыполнения требований Конституции СССР и закона «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». Война в Приднестровье, Абхазии, Осетии, Чечне, Донецке и Луганске, непризнанные республики, миллионы беженцев, миллиарды долларов потерь и разрушений, санкции против России и Крыма. Это всё — продолжение преступной политики развала СССР и русской цивилизации, продолжение раскроя великой страны и великого народа на мелкие лоскутки, пренебрежение волей и выбором народа.

В 1994 году 27 марта на всех избирательных участках Донецкой и Луганской областей проходил так называемый совещательный опрос. Этим словосочетанием назывался региональный референдум в Донбассе, который по тогдашнему законодательству Украины провести было невозможно.

Первый вопрос звучал так: «Согласны ли вы с тем, чтобы Конституция Украины закрепила федеративно-земельное устройство Украины?»

Второй вопрос был: «Согласны ли вы с тем, чтобы Конституция Украины закрепила функционирование русского языка в качестве государственного языка Украины наряду с государственным украинским языком?»

Третий вопрос гласил: «Согласны ли вы с тем, чтобы на территории Донецкой и Луганской области языком работы, делопроизводства и документации, а также образования и науки был русский язык наряду с украинским?»

Четвертый вопрос: «Вы за подписание Устава СНГ, полноправное участие Украины в экономическом союзе, в межпарламентской ассамблее государств СНГ?».

В реалиях 1994 года это было аналогично сегодняшнему участию в Евразийском союзе или прочих формах евразийской интеграции постсоветских республик.

Явка избирателей на «совещательный опрос» 27 марта 1994 года составила 72% в Донецкой области и 75% в Луганской. Поддержка каждого из пунктов опроса по областям колебалась от 80 до 90%. Результаты «совещательного опроса» приведены по данным газеты «Донбасс» от 1 апреля 1994 года для Донецкой области и «Жизнь Луганска» от 2 апреля 1994-го для Луганской области. Спустя три года один из самых урбанизированных регионов СССР подтвердил цифру референдума о сохранении Союза от 17 марта 1991 года. И вновь поставил под сомнение результаты «липового» националистического плебисцита от 1 декабря.

Этот еще раз подтверждает тезис о том, что попытки повернуть вспять историю и восстановить былые союзные связи не прекращались, а статистика голосований и опросов в основном не отражают реальных чаяний и устремлений народов.

Спустя несколько лет после распада СССР, Специальная комиссия Госдумы Федерального собрания РФ установила, что при подписании Беловежских соглашений: «Б.Н.Ельцин пошёл на грубое нарушение статей 74–76 Конституции СССР 1977 года, Закона СССР „О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР“, статей 4, 5, 68, 70, 71, 76 Конституции РСФСР 1978 года, статей 4, 6 Закона РСФСР от 24 апреля 1991 года „О Президенте РСФСР“ и совершил указанные действия вопреки воле народов РСФСР о необходимости сохранения СССР, выраженной во время всенародного голосования (референдума), состоявшегося 17 марта 1991 года». Комиссия признала, что «в действиях Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина, направленных на подготовку, заключение и реализацию Беловежских соглашений, имеются достаточные данные, указывающие на признаки тяжкого преступления, предусмотренного статьей 64 УК РСФСР (275 УК РФ)» и «заключающиеся в измене Родине путём подготовки и организации заговора с целью неконституционного захвата союзной власти, упразднения действовавших тогда союзных институтов власти, противоправного изменения конституционного статуса РСФСР».

Итак, становится понятно, что «Беловежские соглашения» — это краеугольный камень всего, что случилось за последующие четверть века. Если этот камень выдернуть — то «крючкотворство» тех, кто «взорвал» СССР, рассыплется как карточный домик. Ведь если соглашения сомнительны, если находятся аргументы чтобы ставить вопросы о легитимности провозглашения независимости советских республик, значит, должна быть и логика в целесообразности и последовательности таких действий. Можно легко спрогнозировать, что ответ Генпрокуратуры на запрос по Прибалтике будет не в пользу прибалтийских националистов. Аналогичные выводы прокуратура без труда сделает и по Украине, Белоруссии, Молдавии.

В таком случае вполне резонно напрашивается вопрос: нужно ли это делать?

С учётом того, что Крым уже вернулся в лоно России, признаны, но пока плывут своим течением Приднестровье, Осетия и Абхазия, бьётся за русское единство Донбасс, застыла в ожидании историческая Новороссия, Белоруссия и русская Прибалтика, то говорить об этом необходимо. Чтобы историческая правда стала как можно раньше доступна людям, родившимся в СССР, и могла быть ими переосмыслено именно на данном, весьма непростом для России и всего расколотого российского пространства историческом рубеже.

Правда о катастрофе СССР и связанном с ним грандиозном мировом обмане нужна ещё и для того, чтобы все распавшиеся русские провинции и населяющие их люди вновь почувствовали пульс Родины, услышали голос правды, и вновь, выражаясь аналогией Отто фон Бисмарка, словно ртутные шарики слились воедино с Россией. После Крыма у России у нет права отмалчиваться, она обязана провозгласить хотя бы декларативно путь на объединение, а не гнуться в уступках сильным мира сего, убивая надежду у поколений русских людей. Если Россия вновь хочет стать великой страной, а не снизойти по пути стран третьего мира.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Конституционный переворот двадцать лет назад

"Чи бачили очі що купували?": всеукраинский референдум 1 декабря 1991 года

А.Солопенко: Поддержали ли русские отделение Латвии от СССР?

Кто мешал русским сотрудничать с русскими?

Десуверенизация как фактор сдерживания внешнеполитических инициатив России

Неадекватность в механизме подготовки государственных решений России XX — начала XXI веков (опыт исторического анализа



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
728
2572
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика