О чем сигналят сигналы?

О чем сигналят сигналы?

Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Иногда в аналитической работе возникают такие сложные реконструкции политических процессов в стране и мире, что чувствуешь, что возникают настоящие открытия. Зачем Россия тратит миллиарды, тратит человеческие жизни, терпит политический ущерб, залезает в экономическое истощение, в мировую изоляцию из-за участия в войне в Сирии? Зачем? Уже много раз говорилось, и я говорил, что не проходит объяснение: «Борьба за правовой порядок!», «Поддержка государственности в Сирии!», «Борьба с терроризмом!», «Поддержка легитимного Президента Сирии!».

Не проходит, потому что цели объявлялись то одни, то другие, а то уже и задачи были «полностью решены», и авиационная группировка выводилась из Сирии. А потом вновь на буксире Адмирала Кузнецова тянут в Сирию.

Эта непоследовательность доказывает, что официальные пропагандируемые цели не правдивы, настоящие цели — в другом. Факт важнейший: российское политическое руководство привержено технике ложных открытых и истинных скрытых целей. Это даже не политика двойных стандартов. Это хуже.

Реконструкция показывает, например, что цель на самом деле — это попытка перевести нервный политический узел проблем «Поссорились с Западом, санкции по поводу Крыма и Востока Украины» в другую плоскость: осуществить «силовой фактор» в систему отношений с Соединенными Штатами Америки, вынудить их считаться с этим российским фактором, и пойти на попятную в вопросе давления, изоляции, санкций. Уровень затеи примерно как в случае с самосанкциями — санкциями против самих себя.

Затея квалифицируется простым словом «шантаж», и цель — в режиме этого политического шантажа восстановить паритетные отношения с американцами, частично компенсировать утраты в политическом позиционировании с Америкой и Европой по части санкций, эмбарго, задружиться, вернуть нашего всенародно избранного президента в статус рукопожатных. Ведь нерукопожатность возникла совершенно нелепо, абсолютно вне преемственности с многолетней предыдущей линией раствориться в Западе. Попытка раствориться в Западе была порушена сначала в 2007 году Мюнхенской речью, потом с присоединением Крыма.

Вот это цель, фактически единственная цель, провалилась абсолютно и полностью, потому что эта детская непрофессиональная интрижка, конечно же, не сопоставима с той стратегией, которую выстраивают Соединенные Штаты Америки. У подчиненной, несуверенной, с блестящей 5 колонной России в ней — периферийное местечко.

Как реконструируется новая позиция президента России и России? Берем гуманитарную паузу в Алеппо. Бомбили-бомбили, оправдывались-оправдывались, разоблачали-разоблачали, мол, бомбы подают только на головы террористов и игиловцев, а на мирных жителей нет, и конечно, это все клевета и инсинуации, как вдруг объявляется гуманитарная пауза. Хорошее, правильное дело — вывести мирных жителей и продолжать бомбить, смешивать с кирпичами террористов, но химера из-за полной нереалистичности. Вторая химера российских «надежд» — размежевать жестких террористов и мягких террористов, а потом бомбить и смешивать с кирпичами только жестких террористов. Но ведь было совершенно ясно, что эта формула не работоспособна, мирное население не выйдет, ему выходить некуда. Куда они выйдут с детьми? В чистое поле, пустыню, пески? Нет же ни лагерей беженцев, ни системы снабжения вышедших. А ведь вышедших там не десятки должны быть, а десятки тысяч, если не сотни тысяч с лишним. Ничего этого не подготовлено.

Нам показывали раздачу с грузовика пакетика с рисом и бутылки с водой, но это только для нас можно такую картинку лепить. А для людей, которые с детьми, бросая свой скарб, жилье, какие-никакие инфраструктуры снабжения, уйти в пески, пустыню? Что за глупость была заложена в эту идею?

Вторая глупость. Город и мирное население контролируют преступники, боевики. Они их либо расстреливают, либо запугивают, либо шантажируют. Они по этой причине тоже не выйдут. Да и, в общем, малопонятно, кого, какую сторону политически поддерживает население Алеппо. Сложнейшее положение — и такие «простенькие» идеи.

Третья глупость. Да кто же мог себе вообразить, что боевики будут выходить по этому гуманитарному коридору? И опять-таки куда? В чистое поле, где их тут же накроет ковровая бомбардировка? Какая-то предельная нелепость и глупость была заложена в эту самую гуманитарную паузу при всей внешней гуманитарности.

А что делала Россия тогда, когда гуманитарной паузы не было, а было все остальное? Это каким контргуманитарным словом называется? Да, надо это слово произносить.

Второй вопрос. Гуманитарная десятичасовая пауза выросла до недельной при том, что она абсолютно не достигает поставленных целей. Это как объясняется? Это объясняется единственным. Это сигнал американцам: «Мы ваше давление чувствуем, оно чувствительно. Мы готовы на торги, переговоры и уступки». Вот, как это надо понимать. И помнить, что, как и перемирие, пауза выгодна врагу. Перегруппировывается, подтягивает силы, перевооружается, и даже переходит в наступление. А у нас, видите ли — пауза.

Второй сигнал — это Валдайский клуб. Там прямая речь, там прямо сказано: «Америка — великая держава». Ранее тоже прямо говорилось, что это единственная великая держава, нравится нам это или нет, но это даже хорошо для мира. Это прямые цитаты. Это тоже сигнал: «Мы вас уважаем. Мы видим, что басни Крылова про слонов и мосек не ушли в историю».

Третий сигнал. Как ни странно, Генри Киссинджер, известнейший «серый кардинал» американской политики, 93-летний аксакал, не ушедший на «политическую пенсию», избран на общем собрании Российской академии наук иностранным членом, то есть академиком РАН. 93 года, человек, как бы к науке не относящийся. Это что? Сама Академия придумала? Ясно, что нет. Все тот же уровень ума и стратегичности. Это еще одна «доска Маннергейма», сигнал. Это еще один сигнал американцам.

Фактически мы наблюдаем странную, глупую, непрофессиональную картину, которая самыми яркими красками может быть описана следующим образом. Вообразим себе, что Саддам Хусейн, когда американская коалиция наступала на Багдад и уже веревку и мыло для него готовила, начал бы подавать сигналы американцам: «Мы готовы с вами переговаривать. Мы уважаем вашу силу. Мы готовы торговаться». Примерно такова картина для нашей внешнеполитической российской ситуации.

Странная картина. Но на самом деле не более странная, не более непрофессиональная и провальная, чем все остальные картины, характерные для нынешнего политического режима, что в финансах, что в экономике, что в здравоохранении, что в регионалистике, что в промышленности, что в науке, что в социальных вопросах, что в пенсионном обеспечении. Полная тотальная деградация страны. Ох, как горько ей все это, и скоро, аукнется!





Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4314
17763
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика