О наказаниях без преступлений или ещё раз о борьбе с фейковыми новостями.

О наказаниях без преступлений или ещё раз о борьбе с фейковыми новостями.

В понедельник 18 марта 2019 года президент России Владимир Владимирович Путин подписал поправки в Кодекс об административных правонарушениях и в федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Эти поправки направлены на борьбу с фейковыми новостями в Интернете и на противодействие распространению информации, содержащей оскорбление государства и общества. На следующий день данные поправки были опубликованы в Российской газете и через 10 дней после публикации, то есть 29 марта 2019 года вступили в силу. Теперь за публикацию «недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений», которая создает угрозу жизни и здоровью граждан, имуществу или общественной безопасности или за распространение информации, оскорбляющей государство и общество, авторам грозят крупные штрафы.

За повторные нарушения суммы штрафов увеличиваются. В дополнение к штрафам также возможна конфискация «предмета административного правонарушения» и даже административный арест.

В российских средствах массовой информации пакет этих законопроектов коротко называют — законы о фейковых (фальшивых, ложных) новостях и об ответственности за оскорбление власти или государственных символов.

Авторами инициативы внесения этих поправок выступили: глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, д.ю.н., профессор Андрей Александрович Клишас, а также его первый заместитель по комитету сенатор Людмила Николаевна Бокова и депутат Госдумы от «Единой России» Дмитрий Фёдорович Вяткин — первый заместитель председателя комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений.

Во время обсуждения этих поправок в Госдуме РФ в поддержку законопроектов выступили главы думских комитетов по информационной политике, информационным технологиям и связи (Леонид Левин, «Справедливая Россия») и по госстроительству и законодательству (Павел Крашенинников, «Единая Россия»). При этом Левин отметил, что подавляющая часть предлагаемых мер уже есть в действующем законодательстве, а само понятие «неприличные выражения» носит оценочный характер и потому нуждается в уточнении. Крашенинников заявил, что в качестве наказания не должно быть административного ареста 15 суток, «штрафов достаточно». Законопроекты пообещали существенно доработать ко второму чтению и уточнить формулировки. Но ничего вышеназванного не было сделано.

Трудно не согласиться с депутатом Левиным Л.Л., что в обсуждаемых законопроектах подавляющее большинство предлагаемых мер уголовного и административного воздействия уже содержатся в статьях действующего уголовного и административного кодексов РФ. Любой судья найдет соответствующую статью для наказания такого нарушителя закона.


ЗАКОН И ЖИЗНЬ

Первое же столкновение вышеупомянутых поправок с реалиями российской жизни наглядно показало «правовые коллизии» непредусмотренные авторами этих «юридических инноваций».
 В городе Ярославле 31 марта 2019 года, например, неизвестными лицами с помощью баллончиков с краской и малярных кистей на фронтоне здания областного управления МВД крупными буквами была размещена надпись: «Путин — ххххх». Где вместо символов «ххххх» было использовано слово из словаря русской ненормативной лексики. Эта новость мгновенно появилась на Интернет сайтах и порталах города Ярославля и Ярославской области, а затем и в других регионах Российской Федерации. Причем, публикуя фотографию здания областного МВД с хулиганской надписью, большинство владельцев электронно-сетевых СМИ заранее подстраховались и с помощью графического редактора закрасили каждую букву слова «ххххх». Несмотря на это, последовала жесткая, почти мгновенная реакция Роснадзора.

Все владельцы Интернет ресурсов, разместившие информацию об этом художестве на здании областного МВД, получили предписание немедленно удалить этот сюжет со своих сайтов, обосновав это тем, что информация является фейковой новостью и оскорбляет высшее должностное лицо Российской Федерации президента Владимира Владимировича Путина. Но, если рассматривать этот факт без гипертрофированой предвзятости, то можно прийти к очевидным выводам. Во- первых, в самом факте публикации о хулиганских действиях никакого оскорбления нашего уважаемого Президента нет. Сам факт хулиганства на стенах областного управления является на 100% достоверным. Подавляющее большинство Интернет-СМИ, разместивших эту информацию, предусмотрительно заретушировали бранное слово «ххххх», либо оставили только его первую или последнюю букву. Поэтому никакого оскорбления высшего должностного лица России не было.

Фактическая же цель публикации в Интернете информации об этом происшествии состояла в другом. На здание «штаба» Ярославского управления МВД нанесена хулиганская надпись. Этот графити-процесс занял у «художников» не менее 5–10 минут. В самом здании круглосуточно находится смена дежурных по управлению, на входе в здание есть пост, периметр здания периодически контролируется пешими патрулями, имеется система видеонаблюдения. Тем более удивительно, что никто ничего не заметил и графити-хулиганы не были задержаны с поличным на месте преступления. Невольно возникает вопрос: Почему? Может быть три версии ответа на этот вопрос.

1. Все лица, выполняющие функции охраны здания дружно погрузились в глубокий сон.

2. Эти же лица дружно и весело отмечали на рабочем месте какое-то важное событие и сильно злоупотребили спиртными напитками. До такой степени, что в глазах начало троиться.

3. Был приказ руководства не замечать «творческие действия» художников-хулиганов. В надежде, что эта информация быстро распространится по Интернету, а затем будет устроена образцово-показательная «порка» на основе принятых поправок в Кодекс об административных правонарушениях и в федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». То есть будет проведена практическая апробация новых поправок по скорости реакции на фейковые новости.

В сухом остатке от этого происшествия оказалось только то, что жители Ярославской области очевидно невольно задали себе вопрос: «Если сотрудники МВД не могут защитить даже свой „штаб“ от хулиганский действий, то способны ли они защитить рядовых граждан от противоправных действий различного характера?».

Ещё большие проблемы возникают и при попытке реализации, с помощью этих законодательных поправок, механизма наказания за оскорбление символов государственной власти.


НАДРУГАТЕЛЬСТВО НАД СИМВОЛАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

На практике реализация мер наказания за оскорбления государственных символов и Конституции РФ может столкнуться с рядом проблем. Например, на разрешенном митинге в нашей стране сожгли или разорвали государственный флаг или брошюру с текстом «действующей» в настоящее время Конституции России. Если подходить к этому факту формально, то этот поступок, несомненно, является надругательством над символами государственной власти. Но если попытаться ответить на вопрос, а существует ли в нашей стране принятый на всенародном референдуме основной закон любого государства — легитимная конституция, то ответ будет неожиданный.

По официальной версии текст ныне действующей конституции был одобрен российскими избирателями на всенародном референдуме 12 декабря 1993 года.

Однако действующая сейчас в России Конституция образца 1993 г. была результатом не широкого общественного согласия, а победы одной из сторон, одержавшей верх в остром кровавом столкновении в октябре 1993 года. Конституция фактически была навязана народу победившей стороной. При разработке текста Конституции отсутствовал этап его тщательного системного анализа, не проводилось глубокое осмысление отдаленных последствий ее принятия. Торжествовал принцип: «Мы победители, мы так хотим!». Проект Конституции РФ содержал, по крайней мере, 82 ссылки на нормативно-правовые документы, которые не только не были приняты на момент утверждения основного закона страны, но не были даже представлены избирателям проекты этих документов или их концепции.

Причём, некоторые нормативно-правовые акты, которые были упомянуты в проекте Конституции, не приняты до сих пор. Например, глава 9 Конституции России декларирует порядок пересмотра конституции и внесения конституционных поправок. При этом пункт 2 статьи 135 предусматривает, что для изменения конституции созывается специальный орган — Конституционное Собрание, деятельность которого регламентируется федеральным конституционным законом. Хотя с момента принятия Конституции прошло почти 26 лет, федеральный конституционный закон «О Конституционном Собрании» не только не принят, но даже отсутствует более или менее приличный его проект, соответствующий принципам действующей Конституции. Позиция российской исполнительной и законодательной власти в этом вопросе вполне подходит под уголовно наказуемое определение «преступное бездействие». Но наш уважаемый Генеральный прокурор РФ Чайка Ю.Я. упорно не замечает это грубейшее нарушение закона. Хотя по этому факту просто обязан был возбудить уголовное дело против бывших и нынешних руководителей Госдумы, Федерального Собрания РФ и президентов России.

Фактически граждане страны на референдуме 12 декабря 1993 года «голосовали» за благие намерения нашей властной элиты. И «проголосовали», поверив намерениям и обещаниям ее тогдашних руководителей построить в отдельно взятой стране царство небесное на земле. Но, как известно, дорога в ад тоже вымощена благими намерениями.

Такой, основанный на волюнтаризме подход привел к тому, что все эти годы в России бушует «политический ураган» по имени конституционный кризис. Текст новой Конституции был келейно разработан, якобы представлен гражданам на обсуждение, вынесен на референдум и якобы одобрен избирателями, хотя и в очень короткие, но отнюдь не рекордные сроки.

«Якобы» представлен на обсуждение — потому, что то, как проходило это обсуждение, могла видеть вся страна, например, наблюдая по телевидению прямую трансляцию с заседания Конституционного совещания 5 июня 1993 года. Конституционное совещание — специальный орган, персональный состав участников (делегатов) которого был сформирован указом Президента РФ Ельцина Б.Н. для выработки текста и свободного обсуждения новой Конституции России. На этом заседании «делегаты-демократы» сначала устраивают обструкцию (захлопывают) Председателя Верховного Совета РФ Хасбулатова Р.И., а затем охрана Президента Ельцина хватает за руки и за ноги и выволакивает из зала заседания депутата Верховного Совета РФ Слободкина Ю. М. Этот известный и уважаемый в России человек, юрист, народный судья всего лишь попросил слово для выступления, чтобы обратить внимание присутствующих на целый ряд серьезных недостатков проекта конституции. Когда присутствующий на этом Конституционном совещании Генеральный прокурор РФ Степанков В.Г. потребовал прекратить это безобразие, охрана президента просто отпихнула его в сторону, пригрозив сделать ему «физическое фейс-замечание», если он будет путаться под ногами.

«Якобы» одобрена потому, что официально объявленные итоги голосования не позволяют утверждать, что Конституция РФ была принята. Официально за принятие Конституции РФ на референдуме 12 декабря 1973 года проголосовало 58,4% граждан при уровне явки 54,8%. Таким образом, фактически за принятие новой конституции проголосовало 32.01% зарегистрированных избирателей, то есть конституционное меньшинство!

В ходе голосования 12 декабря 1993 г. конституционный проект был отвергнут в 24 субъектах РФ, в том числе, в 8 из 20 республик. В 17 регионах (не считая Чечни) референдум просто не состоялся из-за низкой явки избирателей: в том числе в Татарстане, где проживало около 4 миллионов человек. В этой республике явка составила всего лишь 10%.

Поэтому привлекать кого-либо за оскорбление символов государственной власти абсолютно бессмысленно, так как Конституция РФ, в которой эти символы упомянуты, фактически была отвергнута подавляющим большинством граждан нашей страны.


ОСКОРБЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ВЕРТИКАЛИ ВЛАСТИ

Но самая интересная правовая коллизия может возникнуть при попытке наказать владельцев Интернет-СМИ за «клевету» или «оскорбление» представителей вертикали российской власти в первую очередь, путем публикации фейковых (ложных) новостей, угрожающих социально-политической стабильности и безопасности России.

Как известно, вся российская властная государственная вертикаль прямо или косвенно опирается на итоги выборов и тайного голосования. В отличие от Конституции СССР образца 1977 года и конституций многих других стран действующая Конституция России не содержит отдельной главы с подробным описанием избирательной системы нашей страны. В ней отсутствуют главы с детальным изложением избирательных прав граждан, принципов используемой в стране избирательной системы и механизмов формирования институтов власти с помощью выборов и тайного голосования.

Однако в ряде статей действующей конституции тем не менее прямо или косвенно перечисляются избирательные права граждан и некоторые принципы организации избирательного процесса. После прочтения Конституции РФ — основополагающего закона нашей страны вызывает искреннее изумление то, что в тексте ни разу не встречается словосочетание — Центральная избирательная комиссия Российской Федерации (ЦИК РФ). Этот важнейший орган государственной власти России, в ведении которого находится судьба государства и российских народов, не упоминается в тексте ни разу. Этот самый важный орган государственной власти, формирующий фундамент властной вертикали нашей страны, появился как черт из табакерки после указа президента Б. Н. Ельцина от 29 сентября 1993 года. Позднее было принято положение о Центральной избирательной комиссии РФ.

Сначала факт отсутствия упоминания ЦИК РФ вызывает критически-негативное отношение к качеству этого документа, кажется, что его писали неучи и дилетанты. Но тщательно проанализировав данные, понимаешь всю мудрость и дальновидность авторов этого документа. Действительно, если бы в конституции нашей страны была глава или главы с подробным описанием электоральных прав граждан, избирательной системы, технологий тайного голосования и т. п., то при внесении изменений хотя бы в один из этих избирательных механизмов необходимо было бы проводить всероссийский референдум по вопросу изменения раздела конституции. А в наших реальных условиях никакого референдума не требуется, достаточно указа президента и одобрений Госдумы РФ и Совета Федерации.

Статья 3 российской конституции гордо провозглашает:

1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

Однако в реальных условиях разрешение народа можно и не спрашивать. Это еще раз свидетельствует об элитном принципе создания и корректировки основного закона нашей страны.

Для подтверждения этого грустного вывода достаточно вспомнить недавние многочисленные эволюции избирательной системы России.

Конституция провозглашает, что двух-палатное Федеральное собрание РФ является представительным и законодательным органом страны. За прошедшие годы порядок формирования Совета Федерации несколько раз коренным образом менялся при неизменной конституции. Первые члены Совета Федерации избирались с помощью прямых выборов, прошедших в регионах 12 декабря 1993 года. Затем в Совет Федерации в соответствии с пунктом 2 статьи 95 Конституции стали входить по одному представителю от законодательного (представительного) и исполнительного органа субъекта Федерации. Как правило, губернатор (или президент) и председатель законодательного собрания региона России субъекта РФ.

Затем последовало удаление руководителей исполнительной и законодательной власти субъектов РФ из состава Совета Федерации. Удаление произошло под лозунгом «первые лица регионов должны больше уделять внимания работе на местах, вместо того, чтобы бездумно тратить рабочее время, участвуя в заседаниях Совета Федерации». Сейчас члены Совета Федерации от законодательного органа региона России выбираются тайным голосованием этим же органом на срок своих полномочий. Представитель от исполнительной ветви власти региона назначается лицом, занимающим высшую должность в субъекте РФ. В результате этих электоральных «инноваций» Совет Федерации превратился в синекуру Администрации Президента РФ. В настоящее время наш президент имеет законное право назначить 10% членов Совета Федерации просто своим Указом. Какими критериями он при этом руководствуется одному богу известно.

Затем последовала отмена прямых выборов руководителей регионов (губернаторов и президентов республик). Практически вслед за этим был осуществлен переход на пропорциональную избирательную систему, то есть выборы депутатов Госдумы только по партийным спискам и отказ от одномандатных округов. По сути, тогда началась насильственная партколлективизация граждан, которая тогда носила название «ускоренное партстроительство» в России. При этом просто проигнорировали пункт 2, статьи 19 Конституции России, прямо запрещающий вводить какие-либо цензы по признаку партийной принадлежности (принадлежности к общественным объединениям). Затем был осуществлен переход на комбинированную (смешанную) систему по выборам в Госдуму РФ (50% депутатов избирались по одномандатным округам, 50% по партийным спискам).

В настоящее время в связи с тем, что рейтинг правящей партии (Единая Россия) резко упал, и она потерпела ряд чувствительных поражений на некоторых региональных выборах, опять в российское общество вброшена очередная электорально-инновационная идея, проводить выборы только по одномандатным округам. Видимо, члены партии «Единая Россия» будут выдвигаться на федеральные и региональные выборы как независимые кандидаты.

Как уже было сказано ранее, в действующей Конституции РФ отсутствует глава (главы) с подробным описанием избирательных прав граждан, принципов используемой в стране избирательной системы и механизмов формирования институтов власти с помощью выборов и тайного голосования. Однако эти вопросы более подробно освещены в базовых электоральных законах России. Кроме Конституции РФ, в базовый федеральный российский электоральный набор входят: Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», ФЗ N19-ФЗ от 22 февраля 2014 года и Федеральный Закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» ФЗ N67-ФЗ с изменениями 2005 года, также Федеральный закон «О выборах президента Российской Федерации» N19-ФЗ с изменениями и дополнениями, а также Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации» № 5 ФКЗ от 28.02.2004 г.

Если внимательно прочитать тексты российских электоральных законов, нетрудно заметить, что применяемые на выборах российские технологии тайного голосования не соответствуют Конституции РФ, требованиям, перечисленным в самих базовых федеральных электоральных законах и международным обязательствам России в области избирательного права, избирательных систем и технологий тайного голосования.

Фактически в тексты базовых федеральных электоральных законов включены операционно-технологические закладки, позволяющие оказывать давление на определенные группы избирателей в пользу конкретного кандидата или вопроса, вынесенного на голосование, и легко нарушать анонимность голосования. Поэтому, процедура выборов и используемые технологии голосования являются нелегитимными и юридически некорректными, а установленные с их помощью итоги уже прошедших выборов, как и результаты всех прошедших выборов, являются ничтожными. Это в свою очередь во весь рост ставит вопрос о легитимности всей вертикали российской власти, формируемой с помощью таких юридически ничтожных выборов и таких ущербных технологий тайного голосования. Именно об этом пойдет далее речь в данной статье. К тому же российские выборы являются не прямыми, а псевдопрямыми, и неравными, так как не соблюдается принцип один-человек один голос, голосование является не свободным, а подконтрольным.


НЕАВТОМАТИЗИРОВАННОЕ (РУЧНОЕ) ТАЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ

Чтобы эти утверждения не были голословными, приведем ряд конкретных примеров. Вначале проанализируем применяемые на российских выборах неавтоматизированные технологии тайного голосования (использующие заполняемый избирателем бумажный бюллетень, их сортировку и «ручной» подсчет бюллетеней-голосов) с точки зрения их соответствия Конституции РФ, базовым федеральным электоральным законам и международным обязательствам России в области избирательных систем. А затем перейдем к анализу российских машин для голосования (легендарные КОИБы и КЭГи).

Преамбула федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» гласит: «Демократические, свободные и периодические выборы в органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также референдум являются высшим непосредственным выражением принадлежащей народу власти. Государством гарантируется свободное волеизъявление граждан Российской Федерации на выборах и референдуме, защита демократических принципов и норм избирательного права и права на участие в референдуме». Статья 3 этого закона перечисляет принципы проведения в РФ выборов и референдума. В частности, утверждается: «Гражданин РФ участвует в выборах на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании».

«Участие в выборах является свободным и добровольным. Никто не вправе оказать воздействие на избирателя с целью принудить его к участию или неучастию в выборах, а также на его свободное волеизъявление».

Далее в статье 7 говорится: «Голосование на выборах является тайным, исключающим возможность какого-либо контроля за волеизъявлением гражданина». Аналогичные требования к выборам во все органы государственной власти содержатся также в тексте Конституции Российской Федерации.

А теперь внимательно посмотрим, в какой мере эти продекларированные электоральные права граждан и принципы российского избирательного права соблюдаются при практической реализации тайного голосования на избирательных участках нашей Родины.

Начнем с прямого избирательного права. Этот принцип означает, что избиратель голосует непосредственно за того или иного кандидата, или за вопрос, вынесенный на голосование. Прямое избирательное право может быть реализовано только при условии проведения прямых выборов. В действительности, используемые в России процедуры тайного голосования, позволяют проводить не прямые, а «псевдопрямые» выборы. На практике, голосуя, избиратель опускает бюллетень в ящик (урну) для сбора и временного хранения бюллетеней непосредственно за того или иного кандидата. Но в процесс установления итогов выборов включена избирательная (счетная) комиссия или машина (автомат) для тайного голосования. При использовании такой процедуры голосования российский избиратель лишен права контролировать правильность учета выбранного им конкретного варианта голосования при подведении итогов выборов. Это право, в соответствии с российским избирательным законодательством, избиратель «доверяет» избирательным комиссиям различного уровня (от участковой избирательной комиссии до Центральной Избирательной Комиссии). Такое положение противоречит статье 3 Конституции Российской Федерации, которая торжественно провозглашает: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». В действительности в России единственным источником власти фактически является «его величество — российский чиновник» и, прежде всего, сотрудники системы избирательных комиссий разного уровня.

Устранить этот фундаментальный недостаток любых российских выборов можно с помощью нового поколения юридически значимых, социально безопасных, прозрачных технологий гарантированного тайного голосования избирательными бюллетенями с ретроспективным контролем. Эти технологии предоставляют каждому избирателю полное активное избирательное право и техническую возможность (на основе блокчейн технологий) при желании самостоятельно и конфиденциально проверить результат учета его «голоса» при установлении общих итогов голосования. Родиной этого нового поколения технологий тайного голосовая является Россия. Они защищены 13 патентами РФ, в числе которых 3 патента на способ тайного голосования [1, 2, 3]. Один из возможных вариантов этих технологий тайного голосования используется на выборах в Республике Казахстан. Сейчас российскому избирателю вопреки требованиям статьи 3 Конституции РФ предоставлено только усеченное (ограниченное) активное избирательное право. То есть он может выбрать вариант голосования, сделав соответствующую отметку в бумажном или электронном бюллетене и «опустить» бюллетень в «ящик» для сбора и хранения бюллетеней-голосов, но лишен права осуществлять контроль за тем, правильно ли учтен его заполненный бюллетень при подведении общих итогов голосования. Более подробно о прозрачных технологиях тайного голосования можно прочитать в работах [4, 5, 6].

Посмотрим теперь, являются ли выборы свободными и добровольными. Не может ли кто-то осуществлять контроль за волеизъявлением избирателей. Свободное «волеизъявление» означает, что никто не может прямо или косвенно оказывать какое-либо давление на избирателя. Тем не менее, в России появился новый способ давления на избирателя, с помощью которого его заставляют проголосовать за того или иного кандидата. Этот способ появился из-за расплывчатой формулировки в статье 64 федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав….», пункт 7 которой гласит: «Голосование проводится путем нанесения избирателем….в избирательном бюллетене любого знака в квадрате (квадратах), относящимся (относящихся) к кандидату (кандидатам) или списку кандидатов, в пользу которого (которых) сделан выбор…….». Аналогичная запись содержится в статье 75, пункт 8 федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации» и статье 69, пункт 8 федерального закона «О выборах президента Российской Федерации» и в соответствующих статьях других электоральных законов страны и регионов.

Такая расплывчатая формулировка «любой знак», то есть отсутствие конкретизации о форме и способе документирования выбранного избирателем варианта голосования сделало возможным в России способ голосования, который можно назвать «директивным или подконтрольным голосованием». Родиной этой инновации в избирательном процессе считается одна из российских республик Северного Кавказа. Этот метод «давления» на избирателей получил широкое распространение во многих регионах страны, особенно там, где велик так называемый «административный ресурс». Именно его широкое использование дает возможность получать 90% результаты голосования в пользу кандидатов и партий, поддерживаемых федеральной, региональной властью или местными олигархами.

Суть способа состоит в следующем. До начала выборов представители местной администрации или «общественных организаций» совершают обход всех домов и квартир на территории избирательного участка и предлагают всем проживающим в этом доме или квартире проголосовать за кандидата «А» или за партию «Б». А в качестве знака, внесенного (поданного голоса) за указанного кандидата или партию вписать конкретную букву, цифру или иной знак. Например, в семье Ивановых всем 4 потенциальным избирателям рекомендуют в бюллетенях ставить букву «и», в семье Магомедовых, где 9 избирателей всем рекомендуют ставить букву «м» и т. п.

Далее следует прозрачный намек: если после вскрытия урны для голосования обнаружится, что количество бюллетеней с «рекомендованными, правильными» вариантами голосования окажется меньше, чем число избирателей в вашей квартире (доме), то «отключим газ и воду», а у вас и ваших детей могут быть неприятности, например, уволят с работы, отчислят из вуза и т. д. Как правило, такую «агитацию» среди избирателей проводят работники управляющих компаний (ЖЭКов и ДЭЗов), участковые полицейские, работники системы социального обеспечения, нанятые «волонтёры-общественники» и т. д. Они адресно посещают граждан, имеющих задолженность по квартплате, получающих жилищные субсидии, нелегально сдающих жилищную площадь, одиноких стариков, хронических больных, инвалидов, нуждающихся в уходе и дорогих медикаментах и т. п.

По сути этой категории избирателей предлагают выборы без выбора. Или проголосовать за угодного кому-то кандидата, или выселение из квартиры за неуплату, лишение жилищных или иных субсидий, отказ в предоставлении бесплатных медикаментов, возбуждение уголовного дела за незаконное занятие коммерческой деятельностью и так далее. В терминах уголовного права эти действия квалифицируются как шантаж избирателя. Такое формально «свободное» голосование по существу является издевательством над принципами демократии. Можно ли такие выборы называть «свободными и тайными»? Центральная Избирательная Комиссия РФ, Государственная Дума, Совет Федерации РФ прекрасно осведомлены об использовании таких инноваций, но никаких мер по пресечению этого безобразия не принимают. Причём, часто после окончания выборов «доверенные лица» осуществляют подмену бюллетеней. Бюллетени со старые вариантами голосования уничтожаются, а в новых бюллетенях ставят галочки и крестики за победивших на выборах кандидатов, то есть осуществляется своеобразная их унификация.

Не поможет пресечь эти безобразия и закупка на миллиарды рублей и установка на избирательных участках веб-камер, и трансляция их изображений в сеть Интернет. Абсолютно не помогает и присутствие на избирательных участках отечественных и иностранных наблюдателей. Так как работа по принуждению к правильному голосованию ведется с электоратом, как правило, вне помещений избирательных участков и задолго до дня голосования.

Для решения этой проблемы можно, как в ряде зарубежных стран, законодательно ограничить виды отметок, которыми избиратель может зафиксировать в бюллетене свой выбранный вариант голосования. Например, только крестик или галочка. Можно также при голосовании использовать принцип «ненужное зачеркнуть». Такой способ фиксации в бюллетене выбранного варианта голосования известен уже более ста лет и до 12 декабря 1993 года он использовался и на выборах в СССР и России. Имеются другие процедуры и технологические операции, устраняющие этот дефект.

Повторим еще раз: отсутствие в российских федеральных базовых электоральных законах требований о конкретизации, о форме и способе документального закрепления выбранного избирателем варианта голосования, как и отсутствие прописанного порядка выдачи избирателю бланка бюллетеня — это своеобразные операционно-технологические закладки, позволяющие оказывать давление на определенные группы избирателей в пользу конкретного кандидата или вопроса, вынесенного на голосование. Попутно отметим, что в этой проблеме Россия не одинока, подобная закладка имеется в тексте избирательного законодательства Украины. Смотрите статью автора [3].

Теперь рассмотрим, обеспечивается ли анонимность (конфиденциальность) голосования российского избирателя. Статья 7 федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав……" декларирует: «Голосование на выборах является тайным, исключающим возможность какого-либо контроля за волеизъявлением избирателя». Но, тем не менее, такой контроль может быть обеспечен в полном соответствии с пунктом 16 статьи 63 федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав…». Этот пункт гласит: «На лицевой стороне всех бюллетеней, полученных участковой комиссией, в правом верхнем углу ставятся подписи двух членов участковой комиссии, которые заверяются печатью участковой комиссии». (Аналогичная запись содержится в пункте 12 статьи 67 федерального закона «О выборах президента РФ» и в пункте 17 статьи 73 федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы…».)

Появление такой законодательной нормы было мерой защиты от вала фальшивых бюллетеней. Но этот способ защиты позволяет проводить скрытое кодирование бюллетеней, которое может осуществляться с помощью:

a) Изменения персонального состава членов избирательной комиссии, ставящих свои подписи на бюллетень;

b) Изменения порядка следования двух подписей (в строке или в столбце);

с) Изменения наклона подписей (вверх или вниз);

d) Изменения характера подписи (пропуская в подписи одну или несколько букв и т. д.);

e) Изменения места расположения и ориентации оттиска печати и т. д.

Такие простые операции позволяют, во-первых, скрыто закодировать тысячи бюллетеней, а во-вторых, при желании осуществлять контроль за волеизъявлением каждого избирателя, проверяя выбранный им вариант голосования. В самом простейшем случае избирательные бюллетени могут быть дополнительно пронумерованы невидимыми «симпатическими» чернилами, сложены в стопку по порядку номеров и выданы избирателю после регистрации с отметкой в отдельном списке: кому какой номер бюллетеня выдан.

Аналогично, скрытое кодирование можно осуществить, наклеивая на лицевой или оборотной стороне бюллетеня марку со специальной голографической защитой. Наклеивая марку в определенной области листа, можно скрыто закодировать все бюллетени, и затем также разложить их стопкой и отмечать, кому какой бюллетень был выдан.

Поэтому процесс голосования такими «краплеными» бюллетенями, допускающий процедуры их скрытого кодирования, не может считаться свободным и тайным. Имея доступ к таким закодированным бюллетеням и к соответствующей избирательной документации, на основе выбранных избирателями вариантов голосования можно создавать закрытые базы данных об электоральных предпочтениях граждан и на их основе поделить весь электорат на «правильных» (заслуживающих доверия) и «неправильных» (неблагонадежных). И в нужный момент незаметно вносить коррективы в жизнь и судьбу «неправильных» граждан. Например, при приеме на работу, повышении по службе, предоставлении кредита, наложения штрафов и взысканий, вынесения судебных приговоров и т. д. Причем, в нарушении закона о защите персональных данных такие электоральные сведения могут собирать и хранить не только правоохранительные ведомства, но отдельные представители региональных и муниципальных властей и даже частные фирмы для обслуживания отдельных состоятельных заказчиков.

Таким образом, (повторим еще раз) используемые на российских выборах базовые неавтоматизированные технологии тайного голосования (опирающиеся на бумажный бюллетень и «ручной подсчет бюллетеней-голосов») обладают принципиальными системными недостатками. Фактически, на виду у всех избирателей в тексты базовых федеральных электоральных законов включены своеобразные операционно-технологические закладки, позволяющие оказывать давление на определенные группы избирателей в пользу конкретного кандидата или вопроса, вынесенного на голосование, не соблюдать тайну голосования и принцип прямых выборов. По сути, на всех российских выборах осуществляется не свободное, а директивное (подконтрольное) голосование «краплеными» бюллетенями. В России разработаны предложения, устраняющие эти электоральные дефекты, а фактически грубейшие нарушения избирательных прав российских граждан, которые являются уголовно наказуемым деянием.

Серьёзной и социально опасной электоральной проблемой России остается так называемое миграционное или круизное голосование, которое в нашей стране называют электоральная карусель. Это неоднократное голосование одних и тех же избирателей на одном и том же или на разных избирательных участках. Причем, как правило, это неоднократное голосование осуществляется по предварительному сговору с одним или несколькими «доверенными» членами участковой избирательной комиссии. Несмотря на многочисленные случаи разоблачения таких электоральных круизов (во многих регионах) ответственные за прекращения этих безобразий властные структуры и прежде всего ЦИК РФ никаких реальных мер по искоренению этого механизма незаконного присвоения властных полномочий не принимают. Более того, разрешение голосовать на президентских выборах 18 марта 2017 года не по месту регистрации избирателя, а возможность проголосовать в месте фактического постоянного проживания привело к массовому тиражированию круизного голосования. Так как нет четких механизмов слежения за неоднократным голосованием, как нет правовых и организационных механизмов искоренения это нарушения прав избирателей (нарушается принцип один человек — один голос). А также нет независимого и неподкупного уполномоченного органа, осуществляющего выявление фактов неоднократного голосования.

Избирательные законы России также не уточняют, чем должен быть нанесен «любой знак» в избирательный бюллетень. На некоторых избирательных участках избирателям предлагают для выбора варианта голосования воспользоваться ручками с исчезающими через некоторое время чернилами, в результате чего, после вскрытия урн из них извлекают пачки чистых бюллетеней, которые «доверенные» члены избирательной комиссии могут повторно заполнить по своему «вкусу».

Таковы вкратце печальные итоги бездумного реформирования неавтоматизированных технологий тайного голосования, применяемых на выборах в органы власти России. Так называемый «административный ресурс» заложен прямо в тексты базовых электоральных законов нашей страны.


МАШИНЫ ДЛЯ ТАЙНОГО ГОЛОСОВАНИЯ

Не сумев навести хотя бы относительный порядок при использовании «классической» технологии голосования, опирающейся на принципы австралийского, секретного, бумажного избирательного бюллетеня, и ручной подсчет голосов (бюллетеней), российские власти начали поспешно и активно внедрять машины для голосования. Это так называемые Комплексы Обработки Избирательных Бюллетеней (КОИБ), использующие технологию оптического сканирования бумажных бюллетеней с помощью оптоэлектронных устройств и последующего компьютерного распознавания изображений. Внедрение в практику выборов этих машин осуществляется в рамках создания Государственной Автоматизированной Системы «Выборы». В последнее время в практику голосования активно внедряются также Комплексы Электронного голосования (КЭГ). На последних выборах Президента России 18 марта 2018 года на различных избирательных участках было установлено более 13 тысяч автоматизированных комплексов обработки избирательных бюллетеней (КОИБы и КЭГи). Почти одна треть зарегистрированных избирателей могла проголосовать с помощью отечественных машин для голосования. Причем, агитируя за внедрение в практику тайного голосования таких машин, их сторонники приводят ложные аргументы, лукавые доводы и откровенные небылицы.

Перед началом массового внедрения КОИБов и КЭГов представителями ЦИК РФ были заявлены их следующие основные преимущества:

1. Быстрота (малое время) подведения итогов голосования. Однако мгновенного установления итогов голосования почему-то не происходит. Практика использования машин для голосования на выборах в различные уровни власти не подтверждает тезис о том, что использование подобных машин приводит к гораздо более быстрому подведению итогов голосования по сравнению с «ручным» подсчетом голосов. Использование этих машин постоянно сопровождалось хроническими скандалами, связанными, в том числе и с чрезмерной задержкой определения итогов выборов.

2. Высокая мобильность при внеплановой организации и проведении выборов. Этот довод сторонников машинного голосования практически блокируется законодательным введением единых дней голосования.

3. Низкая себестоимость голосования. Но расчеты себестоимости электронного голосования показывают, что в зависимости от удаленности участковой избирательной комиссии себестоимость последнего в 10–20 раз выше, чем при использовании классической неавтоматизированной технологии тайного голосования.

4. Высокая надежность и достоверность подсчета голосов с помощью КЭГов и КОИБов. Российские машины для голосования относятся к классу сложных программно-управляемых радиоэлектронных систем. Для повышения надежности их работы, защиты от сбоев, временных отказов необходимо принимать специальные меры: применять только российские радиоэлектронные компоненты класса «space» (космос), осуществлять процедуры дублирования и резервирования вычислений, использовать принципы многопроцессорности и мажорирования. Использовать только доверенное отечественное программное обеспечение, российские комплектующие и многое, многое другое. Перед каждыми выборами обязательно проводить поиск программно-аппаратных закладок, поиск программных вирусов, осуществлять тесты на проникновение. Все это приведет к стремительному росту себестоимости машинного голосования. Оно будет уже не в десятки, а в сотни раз дороже традиционной неавтоматизированной классической технологии.

5. Высокая киберзащищённость от попыток фальсификации итогов выборов.

Все российские машины для голосования имеют легальные выходы в специализированные информационно-коммуникационные сети и сети электропитания, частично используют импортные комплектующие, в которых могут быть размещены программно-управляемые закладки, в том числе активируемые по каналам беспроводной связи. Проведением тестов на проникновение (пентестов) и поиском управляемых программно- аппаратных закладок в КЭГах и КОИБах никто в РФ не занимается в виду отсутствия неангажированной, беспристрастной и абсолютно неподкупной организации или частных лиц. Самая лучшая киберзащищённость может быть достигнута только в случае, если её в отношении своего выбранного варианта голосования осуществляет каждый избиратель, добиться этого можно только в случае, если ему законодательно будет предоставлено полное активное избирательное право.

Необходимо также отметить следующие фундаментальные недостатки машинного голосования:

1. Не обеспечивается тайна голосования. Это происходит потому, что в этих технологиях не разнесены в пространстве и во времени этапы выбора варианта голосования, его документального закрепления и его ввода в память электорального программно-технического комплекса.

2. В нарушение принципов избирательного права появляется потенциальная возможность несанкционированного доступа к текущим (промежуточным) результатам голосования, используя проводные или не проводные каналы связи и незадекларированные возможности машин для голосования. Это позволяет оказывать влияние на результаты итогового голосования. Например, сорвать процесс голосования, если на выборах побеждает неугодный кому-то кандидат.

3. Имеются возможности скрытого психофизического воздействия на подсознание избирателя в момент выбора им варианта голосования, как с помощью разного цвета или яркости и места расположения информации на экране цветного дисплея, так и с использованием других специальных программ (например эффект 25 кадра) и внешних устройств. Это становится вполне возможным, так как в отличие от голосования с помощью бумажных бюллетеней, процедуры выбора варианта голосования и запись его в память машины (учет варианта голосования) не разнесены во времени и пространстве.

4. И наконец, самое уязвимое место этих аппаратов — невозможность проведения независимой экспертизы машин для голосования на предмет наличия аппаратных и программных «закладок» для фальсификации итогов голосования. Такие «закладки» позволяют осуществить фальсификацию в пользу одного из вариантов голосования путем тайного размещения программных или аппаратных средств, способных изменять штатный алгоритм (технологический режим) работы машины для голосования. Эти закладки могут быть активизированы как путем непосредственного скрытого несанкционированного доступа к программно-аппаратной части машин для голосования, так и с помощью скрытых «неклавированных» возможностей этих программно-аппаратных комплексов. В последнем случае, эти «спящие» закладки могут быть активизированы извне, например, по недекларированным каналам непроводной или проводной связи, или от таймера процессора (в определенное время), или от количества загрузок бюллетеней, или количества сеансов голосования, или от внешних датчиков, реагирующих на интенсивность или фазу электроосвещения, звуковые и световые сигналы и т. д.

5. Кроме того, должна быть предусмотрена защита от скрытного использования средств и технологий функционального поражения и подавления. Прежде всего, от мощного электромагнитного и лазерного излучения.

Даже этот краткий обзор показывает, что машины для голосования не оправдали возлагаемых на них надежд и ожиданий.

О разработке, внедрении и опыте применения новейших российских электронных систем тайного голосования можно писать отдельный многотомный криминально-электоральный роман, в котором будет все: обман избирателей, дезинформация представителей законодательной и исполнительной власти, популистские заявления, откровенная ложь и дремучая некомпетентность российских чиновников, нецелевое использование и бесконтрольное расходование огромных бюджетных средств, возможная фальсификация выборов и т. д.

Ограниченный объем статьи не позволяет привести результаты подробного системного анализа особенностей голосования с помощью КОИБов и КЭГов. Но о достоинствах и недостатках этих любимых игрушек российской ЦИК можно подробно узнать в статье автора: «Россия: Особенности национального голосования»[4]. Ознакомившись с этой статьей, читатель узнает, что использование машин для голосования не только не устраняет перечисленные выше дефекты технологий российского «ручного» тайного голосования, но и порождает целый ряд новых серьёзных проблем. Фактически, все заявленные конкурентные преимущества машинного голосования не более, чем красивый миф, прикрываясь которым, на виду у всей страны в течение многих лет группа лиц осуществляла распил нескольких десятков миллиардов рублей. Прочитав эти материалы, возможно читатель задаст себе вопрос — зачем и на что были потрачены и продолжают бессмысленно тратить десятки миллиардов рублей бюджетных денег? И почему нашего уважаемого Генерального прокурора РФ Чайка Ю.Я. не интересуют факты нецелевого использования бюджетных средств на заведомо бесполезные машины для голосования.

Практически, эти бюджетные деньги были отняты у детей, страдающих тяжелыми онкологическими и кардиологическими заболеваниями и бездумно потрачены на создание абсолютно бесполезных дорогостоящих электоральных игрушек. А ведь на эти десятки миллиардов рублей безвременно ушедшие в мир иной дети могли получить хотя и дорогостоящее, но эффективное и высокотехнологичное лечение в России или в зарубежных странах.

Таким образом, попытка наказать владельцев Интернет-СМИ за «клевету» или «оскорбление» представителей вертикали российской власти, в первую очередь, за публикации фейковых (ложных) новостей, «угрожающих» социально-политической стабильности и безопасности России, столкнётся с проблемой легитимности этой власти, формируемой с помощью процедур выборов и тайного голосования. Поскольку выборы во все органы государственной власти нашей страны проводятся с грубыми нарушениями и отступлениями от требований Конституции РФ и базовых электоральных законов, то и оскорблять просто некого.

На первый взгляд может показаться, что проблема нелегитимности формирования всей российской властной вертикали, с помощью дефектных технологий тайного голосования мелкая и несерьезная.

Но если под этим углом зрения провести ретроспективный обзор социально-политической жизни страны за последние почти 26 лет, то абсолютно незаконной становится вся эпопея с российской приватизацией после 13 декабря 1993 года, с международными договорами и обязательствами России. Незаконными являются: вся законодательная база нашей страны, все вынесенные от имени Российской Федерации судебные приговоры, принятие и исполнение бюджета государства, а также награждения орденами и медалями, присвоение званий, назначение на должность и освобождение от должности на государственной службе, разрешение и запрет проведения митингов и демонстраций и т. д. и т. п. Если активно «педалировать» этот вопрос, то в этом случае в стране наступает полная правовая вакханалия, причиной которой является маленький «пустячок» — использование на федеральных, региональных и муниципальных российских выборах нелегитимных технологий тайного голосования. Самое обидное, что даже архиважнейшие для нашей страны результаты референдума о присоединении Крыма к России также юридически ничтожны, так как там тоже использовались юридически дефектные технологии тайного голосования.

Пора руководству России понять, что внутренняя политика в нашей стране это не дворовый футбол. Грубое пренебрежение фундаментальными основами конституционного и электорального права, в частности отсутствие в Конституции России раздела (главы) об избирательной системе и крайне низкое качество российских базовых федеральных электоральных законов привело страну к правовому коллапсу. Вся российская властная вертикаль фактически формируется с грубыми нарушениями конституции нашей страны и базовых электоральных законов. Выходом из этой позорной ситуации может быть принятие новой конституции и новых скорректированных российских электоральных законов, или разработка и принятие нового избирательного кодекса, который, кстати, был давно обещан избирателям руководителями ЦИК РФ.

Российский избиратель не может в полном объёме реализовать своё активное избирательное право. То есть, он может проголосовать, но не имеет права и технической возможности проверить правильно ли учтён выбранный им вариант голосования при установлении общих итогов голосования. Так как, ему предоставлено только ограниченное активное избирательное право. Такое положение фактически провоцирует электорат на проведение разнообразных протестно-противоправных действий при обнаружении фактов фальсификации итогов голосования или механизмов подготовки к выборам. И резко снижает доверие и уважение граждан к представителям российской властной вертикали, получающим(замещающим) свой государственный пост в результате победы на выборах.

Несмотря на постоянные скандалы, связанные с грубыми нарушениями законодательных процедур проведения российских выборов и итогов тайного голосования, наш уважаемый президент, Совет Федерации, Госдума РФ, ЦИК РФ, никаких реальных мер по корректировке «убогой» российской электоральной системы не принимают. Видимо, ждут, когда очередной российский электоральный скандал закончится кровавыми столкновениями, которые быстро перерастут в вооруженные мятежи и восстания. В этих условиях можно будет абсолютно безупречно с правовой точки зрения «зачистить» всю недовольную оппозицию. Но при этом забывают, что вооруженные столкновения могут быстро перерости во вторую гражданскую войну. А страна, обладающая ядерным оружием, гражданскую войну может не пережить, и может исчезнуть с политической карты мира как единое государство.

P. S. До 2019 года все президенты России (Ельцин, Медведев, Путин) неоднократно делали заявление о том, что действующая Конституции России ещё не исчерпала своего потенциала и вносить в неё какие-либо коррективы, а тем более принимать новую нет никакой необходимости. Однако в 2019 году положение вдруг коренным образом изменилось. В течение 2019 года за пересмотр действующей конституции нашей страны дружно высказались следующие представители российской правящей элиты: Президент России Путин В.В., Председатель правительства РФ Медведев Д.А., Председатель Совета Федерации Матвиенко В.И., Председатель Государственной Думы РФ Володин В.В., Председатель Конституционногои Суда РФ Зорькин В.Д., Председатель Следственного комитета РФ Бастрыкин А.И. и многие другие.

Почти все они предлагали принять новую Конституцию РФ для переспределения обязанностей между различными ветвями российской власти. Это, несмотря на наличие действительно острых и неотложных проблем в нашей Конституции. (Смотри например [9,10,11]). Для чего это делается, абсолютно понятно. В 2024 году заканчивается очередной четвертый срок Владимира Владимировича Путина на посту Президента России. Бороться за пост президента на предстоящих выборах 2024 года он не может. Конституция РФ разрешает быть президентом только 2 срока подряд. Заканчивать деятельность на политической сцене страны Владимир Владимирович видимо не предполагает. Во-первых, у него это неплохо получается, во-вторых, это ему нравиться. Тьфу-тьфу не зглазить, здоровье у него тоже отменнное. Поэтому необходимо перераспределить обязанности между различными ветвями российской власти таким образом, чтобы в период 2024–2030 годов он оставался в тени, но реально управлял всеми рычагами российской власти. Правда, потом, после победы на выборах, придется опять проводить перераспределение обязанностей между ветвями российской власти в пользу Президента России.

Но есть другой вариант решения этой проблемы. Как отмечалось выше, выборы во все органы российской власти проводятся с нарушением Конституции РФ и базовых электоральных законов. Их результаты непросто нелегитимны (незаконны), они ничтожны. По этому необходимо срочно внести такие изменения в базовое электоральное законодательство, чтобы гарантировать проведение прямых, равных и свободных выборов, при тайном голосовании. Для этого каждый избиратель должен быть наделен полным активным избирательным правом. После этого от имени Совета Федерации РФ и Государственной Думы РФ может быть осуществлен запрос в Конституционный суд РФ с просьбой разъяснить может ли Путин В.В. участвовать в выборах Президента в 2024 году. Так как российское электоральное законодательство коренным образом изменилось.

Если не провести срочную реформу российского электорального законодательства, то в единый день голосования 8 сентября 2019 года когда в России пройдут выборы глав 16 субъектов, в 13 будут избраны заксобрания, вместо честных, прямых, свободных, равных выборов, при тайном голосовании будет опять проведен очередной избирательный балаган.


Борис Макаров


ЛИТЕРАТУРА

1. Макаров Б.А., Патент № 2153192 — Способ тайного голосования избирательными бюллетенями. Дата публикации 20.07.2000.

2. Макаров Б.А., Патент № 2178203 — Способ тайного голосования избирательными бюллетенями. Дата публикации 10.01.2002.

3. Макаров Б.А., Патент № 2178586 — Способ тайного голосования. Дата публикации 20.01.2002.

4. Макаров Б.А., «Электоральный опиум для народа». Журнал «Право и государство», № 3, 2012 г., с.143–148. Интернет адрес: http://viperson.ru/articles/boris-makarov-elektoralnyy-opium-dlya-naroda

5. Макаров Б.А., «Прозрачные технологии тайного голосования избирательными бюллетенями», Журнал «Политический маркетинг», 2002 г., № 1, С. 7–20.

6. Дмитриев Ю.А., Исраелян В.Б., Комарова В.В., Макаров Б.А. «Народные голосования в Российской Федерации.», М., Юркомпани, 2010 г., 809 с.

7. Макаров Б.А., «Украина: выборы без выбора». Интернет адрес: http://viperson.ru/articles/ukraina-vybory-bez-vybora

8. Макаров Б.А., «Россия: Особенности национального голосования». Интернет адрес: http://viperson.ru/articles/rossiya-osobennosti-natsionalnogo-golosovaniya

9. Макаров Б.А., «Почему 18 марта 2018 года нельзя проводить выборы президента России?», Интернет-адрес: http://viperson.ru/articles/pochemu-18-marta-2018-goda-nelzya-provodit-vybory-prezidenta-rossii

10. Макаров Б.А. «И всё-таки — Конституция должна быть пересмотрена. (Еще раз про Конституцию и время)». «Черные дыры» в Российском Законодательстве. Юридический журнал. — М., 2008 г., № 1. — С. 28–30, № 2. — С. 50–54., Интернет-адрес: http://viperson.ru/articles/b-a-makarov-esche-raz-pro-konstitutsiyu-i-vremya

11. Макаров Б.А. «Выпускной экзамен президента», Интернет адрес: http://viperson.ru/articles/vypusknoy-ekzamen-prezidenta


Автор Борис Александрович Макаров — независимый электоральный эксперт, экс-директор «Московского радиотехнического института» РАН, кандидат технических наук, с.н.с., академик Академии электротехнических наук РФ. Специалист в области ускорителей заряженных частиц, ядерной физики, медицинской физики, системного анализа, создания и защиты информационно-коммуникационных систем; руководитель творческого коллектива, занимающегося разработкой нового поколения избирательных систем и технологий тайного голосования.

Список научных работ насчитывает свыше 200 наименований, в том числе более 50 научных работ по тематике избирательного права и технологий тайного голосования, среди которых 13 патентов РФ.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов»


Comment comments powered by HyperComments
243
1245
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика