О наклонном дне

О наклонном дне Автор Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра Сулакшина

В российском официальном и околоофициальном дискурсе уже несколько месяцев прочно установился консенсус по поводу того, что российская экономика достигла дна и уже в следующем году продемонстрирует рост. Министерство экономического развития (МЭР), например, ожидает в следующем году роста экономики на 0,8%, а МВФ прогнозирует увеличение российского ВВП на 1%. В марте этого года министр экономики Алексей Улюкаев и вовсе заявил, что надеется увидеть экономический рост уже со второго квартала. 


Вариант перехода к положительной динамике в отдалённой перспективе не исключён. Невозможно падать вечно – рано или поздно экономика всё равно просядет ниже объективно-потенциального уровня, после чего образуются твёрдые основания для роста. Однако как скоро это произойдёт, остаётся под вопросом. Оценить перспективы перехода к росту можно по текущему состоянию экономики. И здесь вроде бы всё нормально — по общему мнению, экономика прочно закрепилась на дне. Там она пребывает в низком старте в полной готовности к рывку. Но так ли это на самом деле? Давайте посмотрим на статистику. С января по май без изменений Если сравнить статистику экономических показателей с января по май 2016 года с аналогичным периодом предыдущего года, то получится привычная картина, уже набившая оскомину за время кризиса: спад по большинству показателей (рис. 1). 


Рис. 1. Основные социальные и экономические показатели, январь-май 2016 в % к январю-маю 2015 г.

Но такая статистика, скажете вы, не подходит для оценки текущей динамики, потому что сравнивает значения января-мая этого года с январём-маем 2015 года, то есть с базой предыдущего года. А нам надо знать, как себя чувствует экономика прямо сейчас — то есть как она меняется в каждом последующем месяце относительно предыдущего. Что ж, это верно. Тогда давайте проанализируем динамику различных социальных и экономических показателей к предыдущему месяцу. Благо, что такую статистику даёт МЭР, да ещё и с поправкой на сезонность. 


НАКЛОННОЕ ДНО 

Промышленность


Рис. 2. Темпы роста промышленного производства в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора, в %, данные МЭР.

Сельское хозяйство 


Рис. 3. Темпы роста производства c/х продукции в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактор, в %, данные МЭР.

Реальные доходы 


Рис. 4. Темпы роста реальных располагаемых доходов в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора, в %, данные МЭР.

Реальные зарплаты


Рис. 5. Темпы роста реальных зарплат России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора, в %, данные МЭР.

Розничная торговля


Рис. 6. Темпы роста оборота розничной торговли в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора, в %, данные МЭР.

Платные услуги 


Рис. 7. Темпы роста объёма платных услуг населению в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора, в %, данные МЭР.

Как видим, в четырёх из шести рассмотренных отраслей в последнем месяце наблюдалась отрицательная динамика. Но самое главное, такая динамика наблюдалась и в экономике в целом. Причём на протяжении уже трёх месяцев кряду (рис. 8). 


Рис. 8. Темпы роста ВВП в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора, в %, данные МЭР.

Выходит, что если дно и было достигнуто, то оно оказалось наклонным, как бывает с полом в некачественно построенных зданиях. Вроде бы, кажется, что пол ровный, а на самом деле в нём есть уклон и помещённый на него мячик медленно, но неизбежно скатывается в наклонную сторону. Так и российская экономика, скатившись в I полугодии прошлого года по крутому обрыву рецессии и максимально затормозив своё падение, всё же продолжила медленно ползти в отрицательную плоскость. 

Как скоро пройдёт этот неприятный период медленного удушения производства, зависит ещё от одного показателя – от инвестиций. Но для того, чтобы разобраться, что происходит с инвестициями, придётся провести небольшое расследование.


СТАТИСТИЧЕСКИЙ ДЕТЕКТИВ 

Инвестиции – крайне важный для экономики показатель. Инвестиции означают будущий рост и развитие. Отказываясь от инвестиций сегодня, мы обречены на обнищание завтра. И напротив, иногда необходимо ограничить потребление сегодня, чтобы обеспечить стабильный доход в будущем. Соответственно по текущим инвестициям можно сделать прогноз относительно будущей динамики производства и доходов. Поэтому особый интерес в период рецессии представляют данные по инвестициям. И как же поступили с этими данными российские статистические органы? Как ни парадоксально – но они просто перестали их публиковать (рис. 9).


Рис. 9. Темпы роста инвестиций в основной капитал в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора, в %, данные МЭР.

Ни в отчётах Росстата, ни в отчётах МЭР помесячных данных по инвестициям с начала года уже не появлялось. Вплоть до апреля, пока не была опубликована статистика по инвестициям за I квартал 2016 года, вообще невозможно было судить о том, каково положение дел в инвестиционной сфере. Конечно, можно было бы предпринять хитрый ход и проанализировать статистику строительства. Ведь эта отрасль тесно связана с инвестициями и по её динамике можно косвенно судить о динамике капиталовложений. Но с апреля из оперативных мониторингов МЭР исчезли и помесячные данные по отрасли «строительство» (рис. 10). 


Рис. 10. Темпы роста производства по виду деятельности «строительство» в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора, в %, данные МЭР.

И всё-таки косвенно установить направленность динамики строительства оказалось возможным через анализ данных Росстата. На первый взгляд, они не сопоставимы с данными МЭР. Ведь МЭР даёт статистику к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора, а Росстат – к соответствующему месяцу предыдущего года и без поправки на сезонность. Однако всмотримся внимательнее в статистический ряд отрасли «строительство» от Росстата (рис. 11).


Рис. 11. Темпы роста производства по виду деятельности «строительство» в России, в % к соответствующему периоду предыдущего года без поправки на сезонность, данные Росстата.

Невооружённым глазом видно, что по статистике Росстата в феврале-мае 2015 года строительство демонстрировало нарастающую отрицательную динамику. Из этого следует, что если бы строительство хотя бы стабилизировалось в течение первого полугодия 2016 года на отметке нулевого роста в измерении к предыдущему месяцу (рис. 10), то мы бы видели последовательное улучшение динамики строительства с февраля по май 2016 года в измерении к соответствующему месяцу предыдущего года (рис. 11). Но этого не наблюдается. В действительности имеем противоположную картину. Динамика строительства упала с 0,4% в феврале 2016 до -9% в мае 2016 (рис. 11). Следовательно, в феврале-мае 2016 года строительство сокращалось в измерении к предыдущему месяцу. Именно это и скрывает отсутствие данных за апрель и май в статистике МЭР (рис. 10). Как мы видим, МЭР вовремя перестало публиковать информацию по отрасли «строительство» — как раз когда она перешла к падению. К сожалению, пряча голову в песок дела в экономике не улучшить. 

Коль скоро строительство сокращается, то, вероятно, и инвестиции находятся не в лучшем состоянии. Косвенно это доказывает статистика инвестиций за I квартал 2016 года. По сравнению с I кварталом 2015 года они сократились на 4,8%. Да и сам факт отказа статистических органов от публикации столь важной информации заставляет заподозрить, что что-то с ней не так. Было бы всё хорошо — не потребовалась бы такая секретность. Списать всё на сложность и длительность подсчёта данных не получается. Ничто не мешало Росстату и МЭР ранее ежемесячно публиковать эту информацию. Скорее всего, ведомства стараются лишний раз не обращать на неприятную статистику внимания вышестоящего начальства (президента и правительства) и бизнеса. Кто захочет инвестировать в экономику, будущий спад которой явно следует из негативной статистики по инвестициям? 

Но вернёмся к вопросу о выходе на траекторию роста. В условиях, когда инвестиции постоянно падают, надеяться на рост было бы глупо. Более того, даже стабилизация экономики становится неподъёмной задачей. Ведь инвестиции падали на протяжении всего прошлого года. Насколько можно судить, это падение продолжилось и в этом году. А значит, капиталовложений в ближайшее время не хватит не только для того, чтобы запустить экономический рост, но и для элементарного воспроизводства. Поэтому нет ничего удивительного в том, что под разговоры о скором переходе к росту экономика три месяца кряду демонстрирует спад. Это как если бы фермер, планируя откормить бычка до 700 кг, посадил его на голодный паёк и неожиданно для себя обнаружил, что тот начал терять в весе. 

Многие эксперты выражают надежды на то, что в инвестициях всё же произойдёт положительный перелом, связанный с тем, что предприятия, которые накопили большой объём ликвидности в период кризиса, рано или поздно будут вынуждены закачать эту ликвидность в реальный сектор. Однако такая логика безукоризненно действует лишь в условиях недеформированной экономики. К современной России это не относится. Избыток ликвидности у предприятий возник потому, что у них просто нет возможности инвестировать в реальное производство. И еще существует рукотворная специфичная российская провокация. Дело в том, что ставка банков по депозитам сделана системно выше рентабельности реального сектора. Предприятиям более выгодно перекачивать свободные средства в банки, чем вкладывать в производство. Фарисеи из Центробанка даже термин придумали «структурная избыточность ликвидности». Нет бы снизить ключевую ставку и ограничить маржу банков, тем самым стимулируя средства идти в реальный сектор, в производство и капвложения. Нет. Все делается для торможения развития. 

Создана и другая масса препятствий. Кроме депозитного механизма бездеятельности финансовые спекуляции по-прежнему остаются гораздо более лёгким и рентабельным способом приложения капитала. Поэтому возвращение ликвидности в производственный сектор сильно затруднено. До тех пор пока инвестиции сжимаются, восстановление экономического роста маловероятно. Реальным свидетельством скорого роста, вероятно, станет возвращение статистическими органами помесячной информации в их отчёты. Это будет означать, что капиталовложения, наконец, начали расти. Но произойдёт это, скорее всего, гораздо позже, чем прогнозируют российские власти и международные финансовые учреждения. По крайне мере, уж точно не со второго квартала этого года. Он уже в прошлом, как и посулы властей о скорых успехах.


В таком деформированном виде российская экономика вошла в XI век, и, на счастье, тут же получила подарок в виде дорогой нефти, которая разогнала спрос, а вместе с ним и реальный сектор.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3031
9656
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика