О состоянии политико-правового и научно-образовательного обеспечения национальной безопасности РФ

О состоянии политико-правового и научно-образовательного обеспечения национальной безопасности РФ

Цель доклада — указать критичность ситуации в данной сфере и способы её устранения с целью самосохранения наших народов и их государства.


ОБЗОР ВЫЗОВОВ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

Уточним, что под национальной безопасностью России (НБР) ниже подразумевается способность наших народов удовлетворять потребности, необходимые для самосохранения, самовоспроизводства и самосовершенствования с минимальным риском базовым ценностям (территории с ресурсами и укладу жизни) её будущих поколений. А под вызовом — реально существующая угроза, требующая парирования с целью снижения ущерба всей нации.

Первым и самым главным вызовом существованию России уместно считать «ресурсно-демографический», а порожден он нежеланием одних стран сократить темпы прироста численности населения, а других — масштабы потребления не возобновляемых природных ресурсов. Динамика только что упомянутых параметров наглядно проиллюстрирована рисунком 1.

Рисунок 1. Динамика численности людей и невозобновляемых ресурсов планеты

Достоверность кривых его левой части обусловлена статистикой, из которой следует, что человечество вышло в режим функционирования, характеризуемый возможными бифуркациями, показанными расхождением правой половины этих графиков. Если точнее, то человечество вступило сегодня на тропу войны за ресурсы, что эквивалентно борьбе наций за выживание — бескомпромиссной и беспощадной. Её инициаторы — промышленно развитые страны НАТО во главе с США, а жертвы — богатые углеводородными ископаемыми государства Ближнего Востока, Венесуэла и, конечно же, Россия с малочисленным населением и изобилием всевозможных ресурсов.

Вторым важным вызовом НБР логично назвать «природно-климатический»: документально зарегистрированное в последние полтора века потепление климата (1,5 градусов Цельсия), и прогноз его более интенсивного проявления (до 5–7 градусов к концу XXI века) в высоких северных широтах. Всё это окажется благотворным лишь для России, имеющей самую низкую в мире температуру приземного воздуха. Свидетельство тому — рисунок 2, показывающий неблагоприятные для других регионов планеты глобальные изменения из-за интенсивного таяния арктических льдов (их пресная и легкая вода затормозит потоки соленых и тяжелых вод Гольфстрима и Куросио-Соя).

Рисунок 2. Вероятные последствия возможного потепления климата

Данное обстоятельство превратит нашу потеплевшую Сибирь в кормилицу планеты, и облегчит круглогодичное судоходство по Северному морскому пути, сделав перевозку грузов между Америкой и юго-восточной Азией более экономной. Всё это, наряду с самыми большими запасами углеводородов на арктическом шельфе России, и спорностью в международно-правом отношении около 14 тыс. км границ, отделяющих её исключительную экономическую зону, неизбежно поставит нас на острие грядущего передела мира.


АНАЛИЗ НОРМАТИВНОГО ПОЛИТИКО-ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НБР

Понимая, что издаваемые парламентом и правительством страны нормативно-правовые акты устанавливают нижнюю грань морали, переход через которую социально опасен, проведём проблемно-ориентированный анализ этих документов. Сделаем это кратко, начиная с Конституции РФ, так как остальные акты должны лишь конкретизировать отношения в сфере НБР, не входя в противоречие с базовыми принципами основного закона страны.

Конституция РФ, а) запрещает государственную идеологию и не использует термин «НБР», почему-то называя наше население не одной (полиэтничной) нацией, а «многонациональным народом»; б) отдаёт приоритет международному праву, а внутри страны — правам и свободам личности, общества и государства (механизму повышения защищенности нации), а не их обязанностям.

О безопасности — этот Федеральный закон РФ (1992 г.) определил безопасность «состоянием защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз»; его основными объектами — права и свободы личности, материальные и духовные ценности общества и конституционный строй государства; а принципами — законность и баланс жизненно важных интересов этой триады и их взаимную ответственность. А вот его новая редакция (2010 г.) не только отождествила термины «безопасность» и «НБР», не раскрыв их содержания, но и изменила приоритетность принципов: вначале «соблюдение и защита прав и свобод личности», а затем «законность и комплексность применяемых методов»?

Целевые законы РФ в сфере безопасности ограничиваются такими объектами, как гидротехнические сооружения, здания и сооружения, пищевые продукты, пестициды и ядохимикаты, а также следующими частными сферами НБР: пожарная, промышленная, радиационная, транспортная, экологическая, безопасность дорожного движения и охрана труда работающих.

Среди нормативно-политических актов, вводимых Указами Президента РФ, наиболее значимыми для НБР являются следующие документы.

Концепция НБР, изданная в двух редакции 1997 и 2000 г. Первая из них, а) имела статус «системы взглядов на обеспечение в РФ безопасности личности, общества, государства…» и объявляла «важнейшие направления соответствующей государственной политики», б) называла НБР «безопасностью многонационального народа РФ»? Вторая редакция Концепции НБР лишь уточняла некоторые положения предыдущей, а через 8,5 лет перестала действовать, и поэтому РФ не имеет ныне какой-то «системы взглядов на НБР»?

Стратегия НБР в редакции 2009 года отменила одноимённую Концепцию, имея уже статус «официально принятой системы стратегических приоритетов, целей и мер…», определяющих «состояние НБР и устойчивость развития страны до 2020 года»? Ныне действующая Стратегия 2015 г. — это «базовый документ стратегического планирования», подтверждающий перечисленные выше ценности и цели, опять же — на долгосрочную перспективу? При этом в данном ею определении НБР уже отсутствуют «интересы», а объем этого понятия включает 8 сфер (государственная, общественная, информационная, экологическая, экономическая, транспортная, энергетическая и безопасность личности), не раскрывая их содержания. Кроме того, эта Стратегия впервые вводит следующие 10 основных показателей НБР: удовлетворенность граждан защищенностью их конституционных прав и свобод, личных и имущественных интересов, ожидаемая продолжительность их жизни; доля современных образцов вооружения, военной и специальной техники в Вооруженных Силах РФ и других войсках; ВВП на душу населения; соотношение доходов 10 процентов наиболее и наименее обеспеченного населения; уровни его безработицы и инфляции; доли расходов в валовом внутреннем продукте на развитие науки, технологий, образования и культуры; доля территории РФ, не соответствующая экологическим нормативам.

Что касается структурно-содержательного анализа рассмотренных документов, то среди них нет того, что должно гармонизировать отношения в смежных сферах НБР и содержать теоретико-пропагандистские принципы её обеспечения с учетом всего самого существенного. Вместо этого имеются упомянутые выше целевые законы и ряд частных доктрин типа Военной и информационной безопасностей. Примечательно, что все эти документы раскрывают свои сферы НБР через «интересы», что отличается от того, что предписано высшими по статусу Концепцией и заменившей её Стратегией НБР?

Нельзя не упомянуть отсутствия во всех анализируемых документах определений терминов «жизненно важные интересы, личность, общество, государство», наряду с чрезмерным акцентом на соблюдение их прав и свобод, демократии и неизменность конституционного строя, в ущерб ответственности двух первых и возможности корректировки последнего при необходимости. Хотя ст. 55, 56 Конституции РФ указали случаи ограничения прав, свобод и демократии, а весь опыт истории и (даже) поведения животных полон примеров жертвенности (безумства храбрых) одних ради других. Хуже того, предписанная нам «защищенность», т.е. запаздывающее реагирование на возникшие угрозы, игнорирует уклонение и превентивное уничтожение их источников?


АНАЛИЗ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НБР

При проведении этого анализа будем учитывать огромное влияние данного обеспечения на качество издаваемых политико-правовых актов. Начнём же его с оценки концептуально-теоретического уровня исследований и подготовки специалистов по НБР, а затем вскроем причины его несовершенства.

Как ни странно, но в нашей стране всё еще отсутствует общепринятая и строгая теория как безопасности вообще, так и НБР в частности. Это же касается и трактовки НБ, впервые введенной одноимённым законом США без раскрытия её содержания. И не случайно, что почти сразу этот термин был назван «неоднозначным символом»[1], а спустя 50 лет — «самым сумбурным и обруганным концептом социальной науки»[2]. Подтверждением же отсутствия так нужной теории НБР служит дефицит и низкое качество большинства отечественных публикаций: вместо демонстрации собственных взглядов их авторы пытаются подвести теорию под официально декларируемые понятия.

Среди других факторов сложившейся в области НБР ситуации выделяются, а) причинно-следственная зависимость: «нет теории → нет научных школ → нет профессионального образования → нет квалифицированных специалистов»; б) отсутствие научно-исследовательских учреждений, профессионально занимающихся системным исследованием и совершенствованием НБР; в) наличие в перечне научных специальностей ВАК по политологии и безопасности деятельности человека лишь по 6 частных сфер, но нет там ни информационно-психологической безопасности, ни НБР в целом?! Подобное имеет место в РАН, хотя при её президиуме есть и «Центр исследований проблем безопасности», и «Рабочая группа при президенте РАН «Риск и безопасность», членами которых являются ученые высшей квалификации, но все не включены в штат РАН. На вопрос их руководству, почему вы системно не занимаетесь НБР, поясняют, что все институты РАН курируют лишь свойственные им сферы? На деле же, только упомянутые выше структуры РАН в состоянии системно исследовать НБР в целом.

Наконец, в Совете безопасности России имеются 6 межведомственных комиссий по сугубо частным аспектам НБР, научно-методологическое сопровождение деятельности которых возложено на Научный совет при Совбезе РФ, в списках которого значатся более 150-ти членов! Однако все они работают на общественных началах, а если и привлекаются, то лишь некоторые и эпизодически. В стране также имеются полдюжины общественных академий со словом «НБР» в названии, но их деятельность никак не поддерживается.

Что касается вузовского и послевузовского образования РФ, то сегодня там не готовят специалистов по НБР в целом. Даже — на кафедрах государственного управления/права и национальной безопасности РАНХ и ГС при президенте РФ, академий ФСБ, ВА ГШ ВС и дипломатической академии МИД РФ. Вместо системно мыслящих специалистов там готовят бакалавров и (реже) магистров по «экономической и информационной безопасности».

Тревожна ситуация в Минтруде РФ: в перечне его профессий нет специалистов по риск-менеджменту критически важных для НБР объектов и инфраструктур страны. По причине же сугубо прагматичного отношения к высшему образованию, многие вузы вскоре прекратят обучение техносферной безопасности, что ещё больше усугубит и без того высокий уровень нашей аварийности и травматизма (больше, чем в США на два порядка).

Что касается первопричин описанной выше и крайне пагубной ситуации, то среди них имеются и объективные, и субъективные факторы. К первым следует отнести, а) междисциплинарный характер сферы НБР, а «У семи нянек дитя без глаза»; б) сложность, сопутствующую любой безопасности: требует знания как источника угроз, так и их жертвы; в) большое совпадение объемов понятий «НБР» и «политика государства». А к субъективным — корыстный умысел циничных политиков: отсутствие теории и строго определения термина НБР позволяют им прикрывать свои сугубо личные интересы (жажду в той же «стабильности», например) общегосударственными.

На этом завершим проблемно-ориентированный анализ ситуации с обеспечением НБР и продемонстрируем возможности её исправления.


СОВЕРШНСТВОВАНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ТЕХНОЛОГИЧСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НБР

Для внесения ясности данный раздел начнем с пояснения природы опасности (возможности причинения ущерба), которую логично увязать с неравновесностью большинства реальных систем: 1) информационная (несоответствие имеющихся там сведений истинному положению вещей); 2) статистическая (неравномерность распределения вещества в их пространстве); 3) термодинамическая (разность давлений, температур и скоростей элементов). А также — с любыми попытками её поддержания или усугубления, т. е. с противодействием естественному стремлению к росту энтропии любых систем. Конечным результатом проявления этой тенденции в закрытых системах [3] служит превращение всей энергии в тепло, вещества — в пыль, а информации — в шум.

По природе неравновесности все опасности делятся на три базовых класса: 1) техногенно-производственные, связанные с нежелательным выбросом энергии из созданных людьми объектов; 2) природно-экологические, вызванные нарушением естественных циклов миграции вещества при стихийных катаклизмах; 3) антропогенно-социальные, обусловленные неполнотой или умышленным сокрытием людьми важной для всех информации.

Упомянутое выше многообразие опасностей, угроз и вызовов, подрывающих жизнестойкость нации, требует многосторонней и целенаправленной работы по обеспечению НБР. Это под силу лишь непрерывно действующей системе, т.е. совокупности взаимосвязанных нормативных актов, организационно-технических и иных мероприятий, а также соответствующих всему этому сил и средств. В её состав должны входить три основных компонента: а) политико-правовые документы, регламентирующие отношения при обеспечении приемлемого уровня НБР; б) идеологические, демографические, дипломатические, политические, правоохранительные, социально-экономические и другие мероприятия по поддержанию жизнестойкости нации; в) ресурсы, необходимые для реализации этих и других подобных мероприятий.

Цели, задачи, программы и механизмы гарантированного обеспечения НБР с помощью этой системы представлены на рисунке 3 в виде совокупности соответствующих элементов и связей. Обратим внимание на стройность и конструктивность предложенной структуры, а также на принципиальную невозможность создания подобной, если определять НБР через «состояние защищенности» интересов или их носителей: эти словосочетания не только абсурдны [4], но также непригодны для юридически строгого определения и количественной оценки объективными методами. Столь же логично утверждать о следующих принципах функционирования данной системы: соответствие всей государственной и общественной деятельности самосохранению, самовоспроизводству и самосовершенствованию нации; гармоничное сочетание усилий требуемых для этого ресурсов и их соразмерность решаемым задачам; сосредоточение привлекаемых сил и средств в решающем месте и нужный момент; предпочтение политико-дипломатическим методам в сравнении с военно-силовыми; преобладание превентивно-профилактических мер парированию уже возникших угроз; постоянная готовность ресурсов системы к принятию мер, соответствующих характеру возможных вызовов; результативность предупреждения и парирования кризисных ситуаций; соответствие способов обеспечения НБР реальным возможностям страны.

Рисунок 3. Целеполагание и инструменты программно-целевого обеспечения НБР

Столь же естественна необходимость контроля результативности рассматриваемой системы и обеспечиваемого ею уровня НБР с помощью количественных показателей и критериев их оценки, которые должны, а) отражать сущность соответствующих категорий; б) быть пригодными для использования в задачах управления обеспечением НБР; в) учитывать опыт подобного применения для оценки качества других сложных систем. Иначе говоря, требуемые характеристики должны быть интегральными и универсальными, наглядными и чувствительными к изменению жизнестойкости нации; отражать запас и динамику этого её свойства; учитывать стохастичность процессов в такой сложной системе; указывать на уровень НБР и результативность мероприятий по её поддержанию; быть пригодными для свертывания и агрегирования; иметь малое число шкал и физических единиц их измерения.

Что касается предлагаемых интегральных показателей НБР, то по назначению их совокупность логично поделить на три основные группы, что предпочтительнее разрозненных частных показателей из нынешней Стратегии НБР.

Первая из них должна характеризовать здоровье нации, включающее 1) объём социального (национального — в нашем случае) времени, рассчитываемый перемножением средних значений численности и продолжительности жизни её граждан в каждый исторический период; 2) объём национального достояния, образуемый результатами национального производства и запасами имеющимися тогда природных ресурсов; 3) потенциал развития нации, определяемый перемножением двух предыдущих показателей.

Вторая группа призвана отражать качество жизни нации: 1) уровень удовлетворения её гражданами материальных потребностей, определяемый принадлежащей каждому долей национального достояния вместе с коэффициентом его полезного использования и научно обоснованными нормами потребления; 2) степень удовлетворения их духовных потребностей и соблюдения социальной справедливости; 3) направление и скорость изменения удовлетворенности нации всеми этими потребностями.

Третья группа будет включать издержки нации, обусловленные необходимостью парирования в этот же исторический период негативных факторов, препятствующих сохранению жизнестойкости нации: 1) средние затраты на предупреждение и смягчение последствий возможных чрезвычайных ситуаций, зависящие от вероятностей возникновения и затрат на предупреждение; 2) средняя величина социально-экономического ущерба от их появления; 3) доля суммы этих издержек в валовом внутреннем продукте страны.

Нетрудно понять, что предложенные показатели удовлетворяют всем требованиям: а) отражают жизненную силу нации совместно со степенью удовлетворённости её граждан политикой власти в обычных и чрезвычайных обстоятельствах; б) одни из них (вероятности и средние ущербы, например) могут быть критериями, а другие (допустим, доля издержек и степень удовлетворения потребностей) — ограничениями задач оптимизации управленческих решений; в) все показатели пригодны для объективной априорной и апостериорной оценки, без чего невозможно обеспечение желаемого уровня НБР. Кроме того, предложенные показатели требуют лишь двух шкал и единиц измерения: 1) безразмерные числа — для оценки вероятностей появления чрезвычайных ситуаций; б) человеко-годы и кратные им единицы социального времени — для измерения остальных показателей, включая ущерб здоровью и жизни людей.
Особо отметим, что единицы национального времени могут иметь эквивалентное денежное содержание: так, ущерб от гибели одного (среднестатистического) человека принято оценивать в 6000 человекодней, а цену каждого человеко-дня — определять, а) делением стоимости ВВП конкретной страны на объем затраченного на это национального времени; б) исходя из компенсационных выплат [5] пострадавшим государством или страховщиком.


СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НБР

Уточним, что предлагаемая здесь нормативная база — это первый компонент системы обеспечения НБР, регламентирующий всю деятельность в этой сфере. Среди его нормативных актов должны быть документы: а) издаваемые главой государства с целью разъяснения и приобщения нации к соответствующей работе; б) имеющие статус законов, подлежащих исполнению всеми должностными лицами и гражданами в части их касающейся.

Анализ передового зарубежного опыта в данной сфере показал, что документы главы государства имеют названия, начинающиеся со слов «концепция, доктрина или стратегия», а его парламента — «основы законодательства» либо «кодексы» и «законы» прямого действия с признаками, уточняющими источники опасности или их потенциальные жертвы. В англоязычных странах соответствующие законы используют термины «safety» и «security», например, «industrial safety» касается обеспечения безаварийности в промышленности, а «information security» — информационной безопасности. С учётом изложенного, в перспективном политико-правовом обеспечении НБР целесообразно иметь две подсистемы, представляющие, а) нормативные концепции, доктрины и/или стратегии Главы государства, б) законодательные акты его Парламента. Предназначение первой — консолидировать работу всех ветвей власти и граждан по поддержанию НБР, а второй — установить те грани в этой их деятельности, переход которых должен пресекаться и караться. Кратко и последовательно поясним роль каждого документа.

Как представляется, концепция НБР — это долгосрочный документ, выражающий точку зрения руководства страны путем ответа на следующие вопросы: 1) как оно понимает НБР, и каково её место в его деятельности? 2) что представляет возглавляемая им страна, и к чему она стремиться? 3) как власть планирует достичь этой цели и устранять препятствующие факторы?

Доктрина НБР — совокупность соответствующих принципов, вытекающих из одноименной Концепции, вместе с теоретико-пропагандистским обоснованием не только их, но и тех, которые имеются в Стратегии социально-экономического развития страны [6]. Этот среднесрочный документ содержит разъяснения, а) главных тенденций и противоречий ближайшего десятилетия, б) целей и основных задач государственной политики в сфере НБР, в) способов предупреждения и парирования препятствующих им факторов.

Стиратегия НБР — это рациональный в краткосрочной перспективе (до 4-х лет) план действий руководства страны по реализации упомянутых выше концептуально-доктринальных положений. К сфере данного документа относятся вопросы, касающиеся, а) оценки сложившейся международной и внутренней ситуации; б) уточнения и ранжирования угроз и вызовов нации, требующих парирования; б) определения адекватных им методов, сил и средств, в) организации всестороннего обеспечения осуществляемых тогда действий.

Что касается второй подсистемы, то она также должна иметь иерархическую структуру: один рамочный, шесть системообразующих и множество федеральных целевых законов. Первый из них мог бы называться «О НБР» и быть каркасом нормативно-правового обеспечения поддержания жизнестойкости нации путем регламентации объекта и предмета, основных принципов и механизмов, интегральных показателей и критериев оценки всей соответствующей деятельности в данной сфере. Иными словами, этот нормативный акт можно считать «конституцией» данной правовой подсистемы.

Кодексы и Основы законодательства в сфере НБР — это сводные и кодифицированные правовые акты, систематизирующие однородные отношения в конкретных сегментах деятельности по обеспечению НБР. Если точнее, то каждый из них обязан устанавливать методологию 1) удовлетворения жизненно важных потребностей нации, её территории и уклада жизни с помощью соответствующих инфраструктур, 2) либо парирования каждого из трёх типов угроз и удовлетворения потребностей нации и двум её базовым ценностям.

Наконец, целевые законы прямого действия представляют самый нижний уровень рассматриваемой здесь подсистемы, призванный осуществлять более конкретные функции законодательного регулирования НБР. Иначе говоря, каждый из них должен системно регламентировать технологию предупреждения или/и своевременного решения конкретных проблем в своей сфере, а все вместе — гарантированно обеспечивать жизнестойкости нации.

Совокупность всех предложенных выше и взаимосвязанных нормативных документов правомерно считать цельной иерархической системой, примерная структура которой показана на рисунке 4.

Рисунок 4. Структура перспективного политико-правового обеспечения НБР

В силу очевидности приведенных там сведений, здесь отметим лишь их конструктивность. В частности, внедрение данной системы не только избавит одни нормативные акты от излишней абстрактности, а другие — от узковедомственной направленности, но и многократно увеличит их совокупную результативность благодаря эмерджентности, свойственной любой системе, но не её отдельным частям.


ВЫВОДЫ

В завершение, оценим актуальность, новизну и истинность выводов доклада. Сделаем это с опорой на соответствующие аргументы, кратко и последовательно, начиная с актуальности его концептуально-теоретических аспектов.

Говоря об актуальности корректных определений базовых категорий НБР, сошлемся на три высказывания: Конфуций — «Все должно соответствовать названиям, если они неправильны, то слова не достигают цели. А если слова не достигают цели, то ничего нельзя сделать правильно»; Д.Гершель — «Без предварительного внесения ясности в определения, нельзя обеспечить ясность рассуждений»; М.Эванс — «Теория национальной безопасности для специалистов-практиков подобна маяку для моряков: Как маяк, теоретическое знание безопасности обеспечивает „воображаемый луч“, который освещает направление на цели, создавая среду, в которой может проходить практическое планирование и принятие рациональных решений»[7].

Обосновывая новизну и истинность авторских результатов, отметим их логичность и конструктивность, выгодно отличающиеся как от опубликованного ранее, так и от используемого на практике. В сравнении с официально принятой трактовкой НБР, приведенная в начале доклада соответствует всем известным критериям: 1) пригодность для максимального числа ситуаций и эмпирического исследования; 2) наличие связи с определениями других терминов и близость к обычному языку; 3) увязка с теоретическими положениями, исключающая пропуск важных аспектов. Нетрудно убедиться, что данное определение НБР соответствует перечисленным требованиям, и поэтому оно включено в русскоязычную версию всемирной энциклопедии, составители которой, по-видимому, позаимствовали его из статьи [8].

Это же свойственно и авторским трактовкам «системы обеспечения НБР», а также составу содержанию интегральных показателей и политико-правовых документов. В сравнении с официально заявленными аналогами, они более конструктивны, так как включают отсутствующие там, а) компоненты системы (нормативные акты и мероприятия); б) группы интегральных показателей, характеризующих жизненную силу нации и издержки на парирование ею объективно существующих угроз; в) перспективную систему взаимосвязанных политико-правовых документов, имеющих четкое целевое предназначение.

Подчеркнем также, что предложенные в докладе «энергоэнтропийная концепция и классификация объективно существующих опасностей» хорошо аргументированы непротиворечивостью объективным законам природы и их проявлению на практике: все известные происшествия — результат скачкообразного прироста энтропии. Опора же на эти сведения позволяет идентифицировать и парировать источники всевозможных угроз и вызовов НБР.

Закончу же свой доклад напоминанием принципиальной невозможности любого автора доказать истинность его результатов, оставаясь в рамках собственной парадигмы, что строго доказано второй «теоремой о неполноте» К.Гёделя. Тогда как опровергнуть их можно, согласно «принципу фальсифицируемости» К.Поппера, только после предъявления оппонентами соответствующих убедительных аргументов. В отсутствии же подобных возражений, все предложенные в докладе оригинальные положения правомерно считать не только истинными, но и достойными для практической реализации.



ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Wolfers A. «National Security» as an Ambiguous Symbol. Political Science Quarterly, 1952, LXVII (4), pp. 483–496.

[2] Baldwin D. A. The Concept of Security. Review of International Studies, 1997 (1), pp. 5–6.

[3] А вот открытые, например, биологические системы, благодаря обмену потоками энергии, вещества и информации с их окружением, успешно борются с ростом собственной энтропии, но и то — лишь в первую треть их жизненного цикла.

[4] Состояния присущи объекту (по международному стандарту ИСО-704: Терминологическая работа. Принципы и методы, это то, что можно вообразить или когда-либо наблюдать), а защищенность им не является.

[5] Легко показать их разницу для гибели одного человека в России и западных странах (1–2 млн. руб. в РФ и 5–7 млн. долл. в США) ≈150 раз! Злоупотребление власти великой терпимостью россиян — есть причина упомянутого выше и точно такого же превышения уровня аварийности и травматизма у нас и за рубежом.

[6] Очевидно, что отсутствие этого документа затрудняет публикацию предлагаемой здесь Доктрины НБР.

[7] Evans M. Towards an Australian National Security Strategy: a Conceptual Analysis. Security challenges, 2007 (3), pp. 113–137.

[8] Белов П. Г. Недомолвки, подмены и неверные ценности. Независимая газета, от 24.11.1999.


Автор Петр Григорьевич Белов, д.т.н., доцент (НИУ Московский авиационный институт), профессор.

Доклад на научной конференции «Россия в эпоху развитого путинизма», 31 мая 2018 г., Москва.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»


Comment comments powered by HyperComments
3432
10925
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика