О заговоре либералов и финансовом кризисе

О заговоре либералов и финансовом кризисе

Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор Степан Сулакшин

В ходе IX съезда ФНПР, который прошел с 7 по 9 февраля 2015 г. в г. Сочи, его участники подняли тему, волнующую многих россиян: можно ли говорить о наличии в России «заговора либералов», в чем состоит его суть, и какую роль он сыграл в создании и развитии финансовых кризисов, в том числе и последнего.

В работе IX съезда Федерации независимых профсоюзов России, в рамках которого и возникла тема «О заговоре либералов», принял участие Президент РФ Владимир Путин. В своем выступлении на съезде глава ФНПР Михаил Шмаков завил буквально следующее: «Кризис, который мы сейчас переживаем, исключительно рукотворный, сотворен он руками неолибералов, засевших в финансово-экономическом блоке Правительства РФ и в присоединившемся к нему Банке России. Люди, формирующие текущие управленческие решения, либо глубоко некомпетентны в экономических вопросах, либо глубоко и искренне верящие, например, в рынок или демократические институты межстрановой конкуренции».

Надо отдать должное и М. Шмакову, и всему профсоюзному собранию, которые имели решимость высказать свои мысли в присутствии В. Путина.

Я хотел бы подписаться под каждым из этих слов. Во-первых, эксперты нашего Центра научной политической мысли и идеологии давно и детально изучают вопросы, связанные с возникновением и характером финансово-экономических кризисов. В том числе и произошедшего в 2008-2009 гг., и текущего, в который погрузилась наша страна. И текущий кризис, могу утверждать, имеет, действительно, рукотворный характер.

К работавшим над созданием кризиса неким «внешним рукам» стоит отнести, прежде всего, глобальный американский механизм управления ценами на нефть, золото, продовольствие, механизм управления валютными курсами, а также внутреннюю экономическо-финансовая систему России, построенную в рамках этого глобального механизма управления, составляющую маленькую его часть и, фактически, управляемую извне. Поэтому, когда Соединенным Штатам нужно было, по их мнению, «наказать» Россию, заставить ее поменять свою внешнеполитическую линию, они задействовали рычаги не только внешних санкций, но и управляемых цен, которые влияют на основные доходы российского государственного бюджета и основные показатели российской экономики.

«Внутренние руки», внесшие свою лепту в создание кризисной ситуации – это Правительство РФ, ЦБ РФ, высшая властная площадка, которая, согласно Конституции РФ, задает основные направления внутренней и внешней политики страны. Вот эта «внутренняя рука» в течение последних 15 лет формирует зависимость России от сырьевого экспорта, деформирует финансовую систему, денежно-кредитную, банковскую, долговую и ценовую политики страны, что привело к деформации отраслевой структуры экономики. Этот длительный тренд, по прогнозам экспертов нашего Центра, приведет нашу страну к глобальнейшему кризису уже в ближайшие пять лет.

ЦБ РФ, в свою очередь, выдает необъяснимые, на взгляд профессионального патриотичного человека, решения. И хотя эти решения согласуются с Правительством РФ и поддерживаются им, легализуются на президентском на уровне, они не только необъяснимы, но и противоречат закону - например, «О Центральном банке Российской Федерации», а также целям, национальным интересам и национальной безопасности России. Например, мера по повышению ставки рефинансирования ЦБ РФ – исключительно рыночное мероприятие. Первый заместитель председателя ЦБ РФ Дмитрий Тулин в одной из своих статей высказал мнение, что денежно-кредитная политика России скопирована с образцов западных регуляторов. Но при этом он не упомянул, что в законах о западных Центробанках, западных регуляторах имеется следующая позиция: помимо обеспечения стабильности национальной валюты, они должны содействовать социально-экономическому развитию страны, то есть обеспечивать потребности экономики в финансовых средствах, оборотных и инвестиционных, что делает возможным само развитие. Вот об этой части закона российские либералы совершенно забыли, и ни в законе «О Центральном банке Российской Федерации», ни в Конституции РФ такой нормы нет. Подобная исключительно рыночная либеральная позиция – одна из мин, подрывающих российское экономическое развитие.

Решения ЦБ РФ о повышении ставки рефинансирования и о переходе к свободно плавающему курсу рубля мгновенно отразились на финансово-экономических показателях. Процесс кредитования, без которого невозможно развитие бизнеса, остановился. В стране началась резкая девальвацию рубля и, как следствие, скачкообразный рост цен. Уровень инфляции вырос относительно планового показателя почти в три раза и рост его не прекращается до сих пор.

В адрес Эльвиры Набиуллиной, председателя ЦБ РФ, поступали и поступают от экономистов убедительные, обоснованные, альтернативные предложения: восстановить суверенную денежную массу за счет возобновления денежной эмиссии, отказаться от демонетизации российской экономики, зафиксировать курс для сохранения золотовалютных резервов и восстановления доверия к денежно-кредитной политике, поддержать национальные интересы страны. На все эти предложения Э. Набиуллина отвечает однозначно: ни фиксированного курса, ни эмиссионной поддержки экономического развития страны ЦБ РФ не допустит, регулятор на эти меры не пойдет.

Тут уместно вспомнить и высказывание Президента РФ о том, что переход ЦБ РФ на свободный плавающий курс рубля был абсолютно правильным, и совпадает с рекомендациями ведущих мировых экспертов.

Возвращаясь к теме, обсуждаемой на Съезде профсоюзов, хотелось бы обратить внимание на то, как отреагировал В. Путин на заявление главы ФНПР о том, что дела в экономике и финансах идут из рук вон плохо, и связано это либо с некомпетентным, либо с разрушительным догматическим управлением. Какой же ответ услышали профсоюзные лидеры от главы государства?

Цитирую: «По поводу «заговора» рыночников и либералов - прозвучал здесь такой термин. Думаю, что все-таки заговора у нас нет, есть разные подходы к развитию экономики и социальной сферы. Нам всегда удавалось находить «золотую середину». Да и «невидимая рука» рынка, как здесь было сказано, у нас заметна, понятна, и, в общем и целом, прозрачна. Если внимательно посмотреть на то, что происходит: какая же там «мощная рука рынка», когда у нас отработана целая система поддержки отдельных отраслей, льготирование, скажем, сельского хозяйства, льготирование высокотехнологичного бизнеса – малого и среднего, льготирование развития отдельных территорий? Если посмотреть на так называемое проектное финансирование, там прямое фондирование ЦБ РФ, который сейчас подвергнут критике. Наверное, есть за что их критиковать, точно совершенно есть, но все-таки это не чистый, не оголтелый рынок, это точно с элементами регулирования».

Таким было самое высокое политическое заключение. Но согласиться с ним нельзя, и я постараюсь обосновать это.

Ключевые слова, прозвучавшие в ответе В. Путина лидерам профсоюзного движения - «заговор», «заговор рыночников и либералов». Что они означают и как следует их понимать в данном контексте?

Заговор – это тайное или противозаконное целеполагание определенной группировки, которая выступает внесистемно и против системы. Если в качестве системы выступает государство, то речь идет, соответственно, об антигосударственном заговоре. История богата примерами свержения руководителей страны, например, царей или Генерального секретаря ЦК КПСС (отставка Н. Хрущева в 1964 г). Сегодня политологи мира обсуждают вероятность подобного события, которое они называют дворцовым переворотом, в политической жизни нашей страны.

Что значит следующий термин – «внесистемная»? Это некая незаконная, нелегальная, тайная, подпольная группировка, которая выступает против системы. В данном случае - против государства. Вот что означают слова «заговор рыночников и либералов».

Учитывая прямое смысловое развертывание понятия, интерпретировать слова Президента РФ можно следующим образом: некие «тайные силы» рыночников-либералов выступают против интересов государства, присваивая своим целям и задачам приоритетный уровень и работая на их достижение. Это и называется «заговором».

Но необходимо проанализировать, насколько уместно и правильно применять в данном случае слово «заговор». И в данном моменте я Президента РФ поддержу: я согласен с ним в том, что никакого заговора рыночников-либералов у нас нет. По той причине, что никакой это не заговор. Хотя сами рыночники-либералы у нас есть.

Прежде всего, это наш Президент, который весной 2014 г. в беседе с западными журналистами заявил следующее: «я – самый главный либерал России». И действительно, его приверженность экономическим реформам, рынку носит экстремально либеральный характер. Уже сегодня, когда Россия погрузилась в экономический кризис, В. Путин заявил, что «антикризисные действия мы будем предпринимать исключительно рыночными методами». Это нонсенс. Государство пытается бороться с кризисом, но при этом ограничивает, вторгается в рыночные саморегуляции, которые, в свою очередь, не в состоянии отрегулировать устойчивый ход экономического и финансового развития страны. Нет никаких сомнений в том, что наш Президент - сторонник рынка, сторонник свободной экономической деятельности. Это я сейчас докажу цифрами.

Ни о каком заговоре не идет речи, поскольку рыночники и либералы сами у нас в стране занимают высокие посты в финансово-экономическом блоке Правительства РФ, в Центральном банке РФ и в иных правительственных структурах. Они в системе, а не вне системы. Премьер-министр также открыто заявляет о том, что придерживается либеральных взглядов, и, по его словам, все, что делает российское Правительство, лежит в рамках либеральной парадигмы. Рыночники и либералы составляют суть нашей российской системы, модели нашей страны, и поэтому не могут состоять в «заговоре» относительно системы.

Модель развития нашей страны – также рыночная, либеральная. Финансы, экономика построены официально по либеральным рыночным идеям и планам, которые утверждены, в том числе, Президентом РФ, Правительством РФ.

Так о каком же заговоре можно вести речь? Нет никакого заговора – есть плановая легальная деятельность, которую поддерживает российский Парламент, Госдума РФ и Совет Федерации. Они утверждают бюджеты, антикризисные планы, в которых, как я уже говорил, с кризисом собираются бороться не государственным регулированием, а рыночными методами. Действительно, никакого заговора нет.

Что можно утверждать абсолютно точно – так это наличие разных подходов к развитию экономико-социальной сферы. По мнению Президента РФ, властной верхушке всегда удавалось находить «золотую середину». Попробуем это оценить.

Середина – это некая количественная характеристика. Например, объем инвестиций к ВВП Китая, который в значительной мере обеспечивается за счет так называемого «политического» кредитования через государственные банки КНР, составляет порядка 46%, в развитых странах Запада - в среднем около 30%. В России еще совсем недавно, вплоть до кризиса, он составлял 19%, сегодня – значительно меньше. Вопрос такой – этот показатель и есть «золотая середина»? Или это крайняя позиция деинвестирования российской экономики?

Вторая мерная шкала – это денежное предложение в стране. Китай, Индия, Япония обеспечивают до 150% – 190%, а порой и до 215%, денежное предложение относительно ВВП в национальной,  т.е. суверенной валюте. Эти деньги работают, находятся в обороте, поступают в кредитные контуры, вкладываются в инвестиции. И развитие экономик этих стран идет не за счет внешних частных инвестиции, на что уповает российская либеральная рыночная доктрина, а за счет суверенных ресурсов этих стран. В среднем по миру этот показатель составляет около 100%. В России еще совсем недавно он был равен 45%, а сегодня, усилиями Центрального Банка РФ, снизился до 42%. Это «золотая середина», или это крайнее,  экстремальное обезденеживание российских финансов и экономики, их десуверенизация?

Можно ли назвать «золотой серединой» разгром экономического протекционизма на границе? Так, например, около двух лет назад Россия присоединилась к ВТО, участие в котором дает свободу трансграничным перемещениям капиталов и товаров. Еще до вступления в ВТО, переговоры о котором длились почти 18 лет, российский экономический блок снизил импортные и таможенные пошлины даже ниже (!) уровня, который требуется по либеральным протоколам ВТО. Именно поэтому Россию так долго и не присоединяли к ВТО. Незачем было – она и без этого открыла свой рынок для сбыта чужой готовой продукции с высокой добавленной стоимостью. А вот экспортные возможности для России практически не изменились, поскольку основную долю экспорта (свыше 70%) составляет сырье.

В России уровень оплаты труда, которая в балансе экономики страны составляет издержки относительно прибыли, попадающей в карман работодателя-частника, более чем в два раза ниже западных нормативов. Государственной собственности в стране осталось в 6 раз  меньше, чем приватизированной. Это ли «золотая середина»?

«Золотая середина» в распределении долей доходов в федеральный бюджет и в бюджеты субъектов Федерации – 50/50. Но сегодня большая часть ресурсов аккумулируются в федеральном бюджете, а у регионов не остается средств, например, на компенсацию пригородного железнодорожного сообщения. В регионах даже отменили почти 200 пригородных поездов. После резкой критики данной меры со стороны Президента РФ их вернули, но цены на билеты в регионах, естественно, выросли. При этом либеральная доктрина реформы российских железных дорог предполагала такую рыночную меру, как отказ от перекрестного субсидирования. А вот обслуживание первичных потребностей населения - ездить из пригорода на работу, на свои дачные участки, что в кризисных условиях становится жизненно важным – в расчет не принимается. Здесь о «золотой середине» и речи не идет.

Приведу еще два соображения. Есть такой показатель – доля госсектора в экономике страны. В успешных, устойчивых, рыночных странах доля государственного сектора в экономике страны достигает 60% ВВП. Например, в скандинавских странах этот показатель составляет 65%, в Белоруссии - превышает 60%. Для сравнения: в России он сегодня меньше, чем в США - около 30% - и продолжает снижаться. Правительство РФ заявило о сокращении бюджетных расходов на 10%, что приведет к сокращению доли госсектора в экономике еще примерно на 3 процентных пункта. Это отнюдь не «золотая середина», а радикальное контргосударственное решение, которое снижает  возможностит российского государства по обеспечению безопасности, по реализации антикризисных мер. Россия – не просто либеральное, а сверхлиберальное государство, ставящее «рекорды» среди стран всего мира. Никакой тут золотой середины нет,  Президент, видимо, не в курсе.

Как заявил Президент РФ, у нас в России отработана целая система поддержки, льготирования отдельных отраслей. Например, сельского хозяйства. Однако термин «льготирование» несколько лукавый. Фактически, такого инструмента нет, поскольку, по либеральным канонам, все льготы и преференции уже давно были вычищены из налогового и бюджетного законодательства нашей страны, в целях унификации администрирования налогов и так далее.

Так что же такое льготирование? На сегодня известны намерения Правительства субсидировать (не льготировать, а именно субсидировать) часть кредитной ставки для предприятий сельского хозяйства. Но давайте разберемся, кто именно льготируется таким образом?

Сначала ЦБ РФ повышает ключевую ставку до 17%.  И хотя сейчас он ее снизил схемы это не меняет. К этому приплюсовывается ничем не ограниченная маржа по цепочке межбанковского кредита и кредитов, выдаваемых коммерческими банками. В конечном итоге, реальная стоимость банковского кредита для сельхозпредприятия составляет от 25% до 30%. Субсидируется эта безумная, совершенно ничем не обоснованная кредитная ставка из средств государственного бюджета. И фактически направляется субсидия на погашение ставки по кредиту в адрес коммерческих банков, а отнюдь не в адрес сельского хозяйства. Более того, даже с учетом субсидии эта компенсация не приводит размер кредитной ставки к хотя бы сопоставимому уровню рентабельности в сельском хозяйстве.

То же самое касается оборонной промышленности России: о каких высокотехнологичных отраслях можно вести разговор, когда их рентабельность составляет единицы процентов?

Термин «льготирование территорий» вообще невозможно объяснить. Существуют определенные межбюджетные отношения. Имеются субъекты-доноры - их осталось порядка 6 из 85, и в последнее время количество уменьшается. Есть субъекты-реципиенты, которые получают бюджетное субсидирование на определенные статьи расходов – социальная сфера, энергетика, транспорт и так далее. Так о каком льготировании здесь идет речь?

Льготирование имело бы место, если бы, например, в каком-либо регионе была введена пониженная ставка налогообложения. Такое льготирование применяют в территориях опережающего развития (ТОРах), но пока только в начальных стадиях и фактически для иностранцев.  В свое время его, фактически, отменили в закрытых городах, важных для ядерного комплекса страны, но именно оно привлекало туда капиталы, что  позволяло сохранить комплекс в самые трудные годы.

Резюмируя сказанное, берусь утверждать, что никакого льготирования территорий в Российской Федерации в прямом смысле этого слова не производится.

В сфере малого и среднего бизнеса (МСБ) России ввели такие меры поддержки, как единый налог на вмененный доход (ЕНВД), упрощенная система налогообложения (УСН). Но отчего в регистрационных органах сегодня лежат десятки тысяч заявлений на закрытие компаний МСБ? Это результат той безумной политики, которую сейчас проводят либеральное руководство ЦБ РФ и Правительство РФ. Можно ли назвать эти меры льготированием малого и среднего бизнеса или элементами регулирования? Если это регулирование, оно, по сути своей, отражает экстремистские либеральные рыночные догмы. Но по содержанию и результативности – это, по сути, создание кризиса своими собственными руками.

Надо хорошенько вдуматься в эти слова Президента РФ: «золотая середина». Запад, введя антироссийские санкции, отсек для российского бизнеса возможность кредитования за рубежом. Суверенное рублевое кредитование, и без того минимизированное еще до кризиса, фактически, полностью остановилось после поднятия ставки ЦБ РФ. Вся программа поддержки российской экономики со стороны ЦБ РФ (2 трлн руб. с небольшим) включает 1 трлн руб. на докапитализацию ключевых банков, но не рассматривает потребностей производств, малого и среднего бизнеса. Какие суммы попадут в реальный сектор экономики, и в какой именно?

В целом, дефицит оборотной и инвестиционной рублевой массы в стране выведен, в результате монетаристской либеральной догмы, на уровень в 100 трлн. руб.

Идет ли в данном случае речь о государственном регулировании, и в каком ключе? Направленная на поддержку российской промышленности сумма менее 20 млрд. руб. – это просто смешно! Направить на поддержку сельского хозяйства 50 млрд. руб. - это уже и не смешно.

Поэтому, возвращаясь к вопросу о существовании заговора рыночников и либералов у нас в стране, можно смело утверждать, что такового нет. Есть не заговор, а официальная рыночная и либеральная экстремистская политика в стране, которая, к сожалению, поддерживается и направляется на высшем политическом уровне. Следует ожидать дальнейших результатов от реализации этой политики, и позитивными они быть не могут, поскольку ресурсы для развития в этой модели отсутствуют.

В последнем своем антикризисном плане Правительство РФ так и объявило, что вновь рассчитывает на частные инвестиции, в том числе,  на иностранные. На фоне внешних санкций, прекращения внешнего финансирования, на фоне того, что за последний год из страны было экспортировано порядка 150 млрд. долл. капиталов, разговоры Правительства о том, что в промышленной политике оно рассчитывает на внешние инвестиции, выглядят какими-то уже просто нездоровыми.

Действительно, ничем иным, вспоминая высказывание М. Шмакова, чем глубокой некомпетентностью в экономических вопросах либо верованием в либерально-рыночные догмы, все происходящее объяснить нельзя. Но я, как видите, на стороне Президента РФ В. Путина – заговора нет. Это на самом деле официальная политика нашей страны.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3800
12779
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика