Об итоговой декларации встречи папы Франциска и патриарха Кирилла

Об итоговой декларации встречи папы Франциска и патриарха Кирилла

Андрей Басманов — эксперт Центра Сулакшина

12 февраля 2015 года в Гаване состоялась встреча папы Римского Франциска и патриарха Кирилла. Обозреватели сходились на том, что итоговый документ встречи будет носить преимущественно формальный характер, обозначая потепление отношений между Римско-католической и Русской церквями. Однако принятая декларация все же содержала ряд важных моментов, как с точки зрения развития экуменического диалога, так и уточнения позиции церквей по отношению к ряду явлений в международной политике.

Наиболее принципиальные утверждения декларации касались собственно церковно-религиозной стороны: документ начинается с констатации укорененности обеих церквей в едином Предании и сожаления о том, что католики и православные «на протяжении почти тысячи лет лишены общения в Евхаристии». Впервые на высшем официальном уровне выражается надежда на восстановление единства и решимость преодолеть взаимные обиды и противоречия. 

Хотя эта формулировка может показаться слишком официальной и абстрактной, но, учитывая давление консерваторов в обеих конфессиях, впервые открыто говориться об обретении единства как о цели и долге всех христиан. Не случайно, именно эта фраза вызвала бурную реакцию фундаменталистских кругов внутри РПЦ, в которых сама мысль о том, что церковь может существовать вне православия, кажется еретической.

Несмотря на то, что контакты между Папским Престолом и Константинопольским патриархатом давно носят регулярный характер, иерархи РПЦ старались не провоцировать консерваторов внутри священства и верующих мирян, опасаясь раскольнических движений. 

Прецеденты уже были, достаточно вспомнить историю Чукотского епископа Диомида, обвинившего Московский патриархат в ереси за его достаточно робкие шаги в развитии связей с католиками. РПЦ регулярно посылала фундаменталистам ясные сигналы, что не будет идти на конфликт с их представлениями. Этому же служила и недавняя канонизация в лике святителей (традиционный учительский чин) архиепископа Серафима (Соболева), ярого противника католицизма. 

На этом фоне встреча патриарха и папы может показаться парадоксальной. Как мы уже писали, во многом она стала возможной из-за пересечения политических мотивов Кремля, имеющего большое влияние на РПЦ, с собственными амбициями патриарха Кирилла в преддверии Всеправославного собора. Патриарх явно намерен перехватить у Константинопольского архиепископа Варфоломея инициативу в ведении православного диалога с католицизмом — самой влиятельной христианской конфессией в мире.

Папа Франциск, в свою очередь, пошёл на важные жесты в отношении православного мира: прежде всего, он отказался от пышной титулатуры римских пап, подчеркивающих их главенство над всей церковью, и подписался под декларацией как «епископ Рима». Причем в своей речи понтифик особо отметил, что он и патриарх Кирилл — равные по сану епископы, имеющие «одно крещение». Конечно, из этого не следуют никакие изменения в статусе Римского папы в РКЦ, однако православным было продемонстрирована готовность идти на компромисс в самом болезненном вопросе — примата Папы Римского над всей Церковью.

Обращает внимание, что итоговый документ имеет более глубокий духовный акцент, чем можно было от него ожидать, он почти не проникнут бюрократическим, официозным духом, свойственным обычным декларациям РПЦ по отношению к инославным. Во многом именно в стиле декларации и заключается её принципиальная новизна и общехристианское значение: в истории взаимоотношений Русской церкви с католицизмом никогда ещё язык диалога не был столь отрытым и дружественным. Он может придать тональность и последующим встречам представителей двух церквей.

Не только патриарх Кирилл вынужден был оглядываться на умонастроения внутри своей церкви: перед папой Франциском стояла проблема греко-католиков Украины, которые, с одной стороны, являются его паствой, с другой — десятилетиями служат камнем преткновения между Римом и Москвой. В декларации выражен очень осторожный подход к униатскому фактору: признается законное право греко-католических общин на существование (что означает смягчение линии РПЦ), но при этом отвергается униатство как метод восстановления христианского единства. Подобная оценка унии впервые исходит от Святого Престола и является одним из несомненных достижений документа. 

Конечно, сам факт встречи папы с патриархом, как с человеком, тесно связанным с Кремлем, не мог не вызвать раздраженную реакцию украинских греко-католиков. Несмотря на это, папа поставил отношения с Русской церковью выше текущей политической конъюнктуры, не поддавшись давлению со стороны русофобски настроенных католиков Восточной Европы. Это также свидетельствует об определенной независимости Ватикана от властей США и Евросоюза, покровительствующих украинскому национализму. 

В отношении конфликта на Украине, прозвучал призыв к примирению всех его сторон, при этом сам он никак не был охарактеризован, что оставляет возможность для разных его трактовок. За данными формулировками больше прослеживается роль католической стороны, т. к. именно она наиболее заинтересована в уходе от политических оценок. Отношение Московского патриархата к войне на Украине как к «братоубийственной схватке» не нашло отражения в документе. Ранее высказанное папой мнение, что война на Украине является внутригражданским конфликтом, вызывало подозрения в политической ангажированности Ватикана. В случае совместной декларации Кирилла и Франциска все эти острые углы были обойдены.

Важно также отметить, что в документе никак не упоминается возможность силового вмешательства для защиты мира в Сирии, о необходимости которого неоднократно говорил патриарх Кирилл и другие представители Московского патриархата. Таким образом, документ в своей внешнеполитической части был составлен так, чтобы исключить всякую связь с международным курсом российских властей. Это тот пункт, в котором Ватикан не мог идти на уступки интересам РПЦ как структуре, приближенной к российским правящим кругам. Декларация сохраняет тонкое дипломатическое равновесие.

Несомненно, принятое соглашение является хоть и выдержанным, осторожным, но при этом новым шагом в развитии отношений между католиками и РПЦ; есть надежда, что его братская, искренняя тональность поможет преодолеть психологическое напряжение между церквями и придаст уверенность дальнейшим шагам на сближение. Политическое звучание декларации фактически было сведено на нет. Если у РПЦ и Кремля были намерения как-то зафиксировать в документе свой взгляд на международные дела, то при отсутствии необходимых рычагов влияния на Ватикан, это оказалось невозможным. 

В вопросах семьи церкви подтвердили свои традиционные позиции, также придерживаясь сдержанных формулировок. Стороны избежали и воинственного антисекулярного пафоса, на котором РПЦ и политический режим России строит свое идейное позиционирование в мире.

Насколько принятая декларация скажется на развитии отношений между церквями, будет зависеть от решимости руководства РПЦ продолжать экуменический курс. Однако насколько он соответствует интересам Московского патриархата в длительной перспективе? Это главный вопрос, который встает после исторической встречи папы и патриарха. Не является ли эта встреча шагом сугубо ситуативным, конъюнктурным? Как отреагирует патриарх на всплеск недовольства его экуменическими действиями со стороны ультраконсерваторов?

Здесь наиболее вероятны определенные уступки фундаменталистскому крылу, которые будут призваны показать, что патриарх верен «истинному православию». Следует ожидать публичных жестов, компенсирующих эффект от главного экуменического события последних лет. 

Однако, несмотря на то, что публичная риторика РПЦ по вопросам отношений с инославными будет колебаться, значение встречи и её итогового документа сложно будет дезавуировать. Так или иначе, прецедент создан, и к нему будут обращаться, нынешний ли патриарх либо его преемники.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Историческая встреча патриарха Кирилла с папой Римским Франциском

Гаванское послание миру: православные и католики против секулярного миропорядка

Встреча Папы и Патриарха. Будущая Россия и религия



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4090
16650
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика