Обновленный План деятельности Правительства

Обновленный План деятельности Правительства

Эксперт Центра Кравченко Л.И.

Кабинет министров принял обновленный документ «Основные направления деятельности Правительства до 2018 г.». Точнее, скорректировал его под давлением начавшейся еще в 2013 г. ухудшения экономической ситуации в стране. 

Согласно этому плану, перед Россией стоят на ближайшее время три вызова и четыре проблемы. К первым относятся снижение глобального спроса на традиционные сырьевые товары, чем Правительство объясняет падение цены на энергоресурсы. Заметим, что это небезобидная ошибка: цены от спроса в такой степени не зависят, а управляются  специальным образом. Упоминается геополитическое обострение, проявившееся в закрытии доступа к западным рынкам заемных средств и в ограничении доступа к технологиям. Проблемой, согласно плану, является «сокращение прямых иностранных инвестиций». Но опять неадекватность:  прямые иностранные инвестиции традиционно составляли незначительную часть в общем объеме инвестиций, в том числе всего 15% в привлеченных иностранных инвестициях. Аналогичных, не относящихся к реалиям российской экономики утверждений, в плане немало. Третий вызов - это снижение численности населения в трудоспособном возрасте, что предлагается преодолеть через привлечение мигрантов и «продление активной трудовой деятельности населения, относящегося к старшему поколению», что в ближайшей перспективе повлечет законодательное закрепление повышения пенсионного возраста в России. Возможно, Правительство РФ полагает, что трудовой дефицит приходится только на неквалифицированные сферы? Или оно планирует все квалифицированные сферы окончательно свернуть? Ведь очевидно, что мигранты в Россию приезжают только во вполне определенной квалификационной нише: неквалифицированная рабочая сила. 

Перечисленные вызовы, по логике документа, выступают неким внешним результатом, не зависящим от собственной государственно-управленческой экономической политики. 

Более актуальными представляются Правительству проблемы российской экономики, к которым причислены следующие.

1. «Накопленные структурные дисбалансы экономического развития». К ним отнесены снижение доли инвестиций в ВВП, рост зависимости от нефтегазовых доходов и ухудшение качественных и количественных показателей расходов бюджетной системы. Проблемы, порождаемые конкретными собственными действиями Правительства, представлены в качестве объективно сложившихся, и не зависимых от действия либеральной политики. Однако перечень структурных дисбалансов должен был бы содержать, в первую очередь, такие острые проблемы, как сдерживающая экономическое развитие и инвестиционную деятельность жесткая монетарная денежно-кредитная политика Банка России, упадок отечественной промышленности из-за отказа государства исполнять свою роль координатора развития, отсутствие реальной цели по развитию отечественной промышленности, сокращение государственной поддержки в ключевых направлениях развития, ответственных за развитие человеческого капитала, и реализацию программ по импортозамещению. Но этого нет. Признав это обвинение, Правительство должно было бы немедленно отправиться в отставку. Очевидно, что в отставку Правительство не хочет. 

2. «Высокая доля присутствия государства в экономике при низкой эффективности его участия в ней». Это уже традиционный постулат либералов: государство не является эффективным собственником. В качестве решения предлагается продажа государственного имущества и сокращение государственных расходов. Продажа осуществляется для пополнения бюджета, с целью передачи активов узкой группе лиц, а сокращение расходов полностью согласуется с рекомендациями МВФ, преследующего цели мирового финансового олигархата. Относительно низкой эффективности управления государственной собственностью - эта проблема относится именно  к Кабинету министров. Обсуждать либеральную догму уже надоело ввиду ее абсолютной ошибочности, во-первых, и, во-вторых, в связи с тем, что уровень государственной собственности в России разбазарен уже настолько, что он ниже, чем в любой сопоставимой стране.  

3. «Необходимость повышения эффективности государственных расходов». Это саморазоблачительная претензия точно по адресу Правительства.  Фактически, все три проблемы апеллируют к вопросу участия государства в экономическом управлении страной. Предлагаемые Правительством меры по повышению эффективности сводятся к ежегодному сокращению государственных расходов. Государство уже отстранилось от фундаментальных сфер - образования и здравоохранения, перейдя на коммерческие основания этих сфер. Иными словами, рынок пришел в те области, за которые должно отвечать государство. Новое сокращение связано с уменьшением расходов на национальную экономику через снижение государственных инвестиций. Итогом таких мер станет самоустранение государства, что приведет к ослаблению его жизнеспособности. Однако либеральная элита продолжает мыслить категориями интересов избранного меньшинства, обращаясь к понятию государственного интереса исключительно в целях воздействия на население.

4. «Отставание от мировых темпов технологического развития». Это закономерный результат ориентации на приоритетное развитие добывающего сектора экономики. Учитывая структуру инвестиционной активности и уровень кредитных ставок, рассчитывать на изменение ситуации при предлагаемых мерах не приходится. 

План так и останется на бумаге, поскольку полностью разнится с тем, что объявляет Кабмин. В «Основных направлениях деятельности» зафиксировано, что «в 2018 г. необходимо сформировать условия для реализации основных элементов новой модели экономического развития». Однако ранее в отчете перед Государственной Думой премьер  сказал, что модель экономики менять в России не будут. 

Охарактеризовать представленную в Плане в качестве новой экономическую модель можно как продвижение либеральных принципов при частичном коррективе сопутствующих показателей Однако предпосылок из вышеизложенных мер для корректировки тех самых показателей не представлено. Что в этом нового?

Либеральные догматы Плана представлены в виде предложений:

- приватизация большинства нестратегических активов, находящихся в собственности Российской Федерации к 2018 г. Здесь интересно, каким критериям должен соответствовать актив, чтобы он стал стратегическим. Впрочем, Правительство не видит разницы между этими активами и охотно готово предоставить в иностранную собственность и стратегические активы. Об этом и говорил  А. Дворкович, заявивший, что до 50% всех стратегических месторождений может быть передано китайским инвесторам;

-сокращение государственных расходов консолидированного бюджета до 35% ВВП;

- повышение позиций страны в рейтингах глобальной конкурентоспособности отражает стремление либералов формально иметь статус на Западе. В последние годы Россия продвинулась в данном рейтинге, но данные статистики, напротив, демонстрируют снижение инвестиционной активности. Это лишь подтверждает недопустимость установления в качестве целевого ориентира места в рейтинге, что никак не характеризует в целом положение дел в стране и в экономике;

- увеличение доли инвестиционного импорта в объеме импорта до 32% - 35% (в 2014 г. - 25,2%), то есть привлечение из-за рубежа основных средств производства. Получается, что полусуверенной российской экономике было недостаточно санкционного урока – надо зайти в эту ловушку еще глубже. Если бы речь шла о переходном периоде, то на первом этапе для восстановления отечественной промышленности это действительно необходимый шаг, учитывая, что в России таких производственных мощностей нет. Однако в версии либеральной верхушки это будет сведено к сохранению зависимости в части машин и оборудования от иностранных государств при отказе от собственного производства.

Из нелиберальных предложений выделяются повышение доли инвестиций, увеличение доли несырьевого экспорта и снижение импорта в товарных ресурсах розничной торговли. Целевые показатели при этом устанавливаются невысокими и  далекими от оптимальных значений. Инвестиции должны достигнуть 22%-24% от ВВП, при ожидаемых в 2015 г. 17,8%, доля несырьевого экспорта - 45% при текущей 30,2%, импорта в товарных ресурсах - 38% при уровне прошлого года в 44%. Каким образом это будет достигнуто, имея в виду, что цели ресурснозависимые, не объясняется никак. Но и эти минимальные параметры выполнены не будут. Никто не вспомнит о них и не понесет ответственности за срыв целевых параметров развития. Так уже было не раз.

 Достаточно обратиться к этому же документу в предыдущей редакции от 31 января 2013 г. Согласно его условиям, к 2015 г. доля инвестиций должна была составить не текущие 17,5%, а 25%, а к 2018 г. не пересмотренные 22%-24%, а 27%. Где эти параметры? Почему были легко вычеркнуты одни цели и поставлены совершенно другие? Почему тогда на период 2015-2018 гг. рост инвестиций должен был составить 2% от ВВП, а сейчас Правительство устанавливает себе планку в 4,5%-6,5%? Кто понес ответственность за срывы планов?  Никто. Поэтому и на этот раз  бумага стерпит, никто не спросит в 2018 г. про 22% или 24%, потому, что это уже устоявшаяся практика работы Правительства и Президента РФ.

 Согласно документу, к 2018 г. будут созданы условия  для перехода к новой модели экономического развития.  Полного описания модели нет, но по разрозненным характеристикам можно реконструировать предлагаемую новую модель:

-основу роста составляет ускоренный рост частных инвестиций при использовании современных технологий. Но о каких частных инвестициях может идти речь при недоступном уровне кредитования, нестабильности валютного курса, снижении потребительского и инвестиционного спроса и снижении самих частных инвестиций?;

-диверсификация и рост объемов экспорта. Эта идея берет начало с 1990-х гг. В 2009 г. в своем послании Президент вновь апеллировал к этой проблеме, но итогом стало постепенное увеличение доли минерального сырья. Учитывая ожидания возрастания экспорта газа в Китай и отсутствие в России производственных мощностей, способных изготавливать несырьевой экспорт в  увеличенном объеме, стоит ожидать сохранение декларативного характера этого положения;

-снижение доли потребительских товаров и услуг в общем объеме импорта. Это подмена импортозамещения: по мнению Правительства, страна должна улучшить свое положение в части производства товаров для потребления, но вопрос о производстве средств производства повисает в воздухе. Предлагается не создавать мощности для изготовления новых станков и оборудования, а закупать их за рубежом. При такой задаче Россия перейдет не на уровень самодостаточности, а на уровень мастерской по сбору;

-поддержка незащищенных слоев населения. Это социальные меры для поддержки наиболее последовательного электората действующей власти. Складывается интересная модель. Элитарное меньшинство получает распроданные государством активы и все льготные режимы ведения бизнеса, наиболее бесправное меньшинство усмиряется системой мелких подачек, а большинство населения страны живет за счет собственных возможностей, постепенно лишаясь доступных медицинских и образовательных услуг;

-упор на малые и средние компании, способные переориентироваться на нужды импортозамещения. Но малый и средний бизнес задавлен в России высокими кредитными ставками, административными барьерами, налоговым бременем. Как в таких условиях эти предприятия должны найти инвестиции для производства? Второй вопрос - кому в условиях спада потребительского спроса они должны будут предлагать свою продукцию?  Очевидно, что главным фактором оживления экономики на первом этапе должны выступать государственные инвестиции в  масштабные инфраструктурные проекты, которые и создадут рабочие места, инвестиционный и потребительский спрос;

-рост производительности труда. Какими инструментами Правительство намерено содействовать этому, не сказано. От материального стимула оно отказалось, объясняя это тем, что темпы прироста заработной планы превысили темпы прироста производительности труда. Однако это не давало Правительству прав сокращать российские заработные платы через девальвацию рубля и безудержный рост цен;

- развитие транспортной и энергетической инфраструктуры, в том числе с использованием пенсионных накоплений и других внебюджетных источников долгосрочных инвестиционных ресурсов. Такие проекты действительно должны оживить экономический рост в стране. Но лишь в том случае, если не будут служить нуждам топливно-энергетического комплекса (трубопроводы, железные дороги к месторождениям и др.) и не станут исполняться иностранными заказчиками по примеру скоростной магистрали Казань-Москва, к строительству которой (а ожидалось, что финансирование будет проводиться из вестись ФНБ) привлечена китайская компания. Она, вероятнее всего, будет настаивать при исполнении контракта только на закупках  китайского оборудования, поездов и рабочей силы;

-снижение участия государства в жизни общества через сокращение расходов ежегодно в реальном выражении на 5% (то есть по формуле «инфляция+5%»). 

Общая формула предложенного плана может быть сведена к следующим практикам, которые намерено осуществить Правительство:

-привлекать мигрантов в качестве недостающей рабочей силы. Привлекать будут, как и прежде, низкоквалифицированных специалистов из Средней Азии и Китая, что будет угрожать стабильности общественной безопасности;

-наращивать нагрузку на население без должной компенсации. Это увеличение пенсионного возраста, экономия на заработной плате через оправдание отсутствия роста производительности труда;

-минимизировать роль и участие государства в развитии страны и общества;

-сохранять по факту сырьевую модель, демонстративно изображая попытки улучшения производственного профиля страны.

Все это - даже не задача на среднесрочный период до 2018 г., это в целом концепт развития страны при либеральной власти. По сути даже не важно, какие цели и задачи прописаны в подобных документах. Целевые ориентиры все равно будут пересмотрены, ответственности за неисполнение никто не понесет. Правительство вновь утешит народ оправданием - «могло быть и хуже», но рано или поздно российский народ должен понять, что «может и должно быть гораздо  лучше». 



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5427
21454
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика