Опыт государственной реформы Петра Великого и современная Россия

Опыт государственной реформы Петра Великого и современная Россия

Автор: Павел Александрович Кротов — крупный исследователь петровской эпохи, доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета.

О публикации: 293 года тому назад, 2 ноября 1721 года Петр I, по предложению Синода и Сената, принял титул Петра Великого, отца Отечества, императора Всероссийского. Россия стала империей! Это произошло  после окончания Северной войны и заключения долгожданного Ништадтского мирного договора. Тогда имперский статус России сразу признали Пруссия и Голландия, а вскоре и Швеция и другие страны. Об уроках политики Петра Первого, актуальных на текущем этапе развития России, и приводимая ниже статья.

Опубликовано в научном издании:  Российское государство в историческом измерении / Под общ. ред. А.Х.Даудова, С.И.Дудника, И.Д.Осипова. — СПб., 2013. — 224 с. (Труды исторического факультета СПбГУ. Т. 15). Ниже приводится с сокращением ссылочно-библиографического аппарата.


Происходящие сейчас в стране преобразования, идущие непрерывно поиски наиболее выверенного исторически, наиболее правильного в современных условиях пути для дальнейшего развития, делают полезным очередное обращение к опыту государственной реформы Петра Великого. Именно при этом крупнейшем в истории Российского государства преобразователе страна на памяти одного поколения совершила качественный рывок из рамок отсталости к положению международно признанной великой державы Европы, от положения архаичной по характеру государственности Московской Руси к могучей Российской империи. Как заявил канцер Г.И.Головкин в речи от имени Сената и всех государственных чинов с прошением к монарху принять титулы Петра Великого, Отца Отечества и императора всероссийского 22 октября 1721 г., именно при его правлении россияне были «из небытия в бытие произведены и во общество политичных народов присовокуплены».

Исторический путь развития России как государства на своем более чем тысячелетнем временном протяжении показывает большую устойчивость, известную повторяемость ситуаций. Выдающийся русский историк С.М.Соловьёв справедливо заметил, что «каковы бы ни были толки о деятельности Петра, эта деятельность резко делит нашу историю на две половины». Эти слова подчеркивают значение преобразований Петра Великого, однако, как представляется, историк утверждал противоположное реальности прошлого, когда говорил о высокой подготовленности реформы предшествующим развитием страны: «Необходимость движения на новый путь была сознана... народ поднялся и собрался в дорогу; но кого-то ждали; ждали вождя; вождь явился». Скорее, напротив, радикальных преобразований тогда, когда их начал Петр I, в народе не желали, их начало было встречено ропотом осуждения. Ближе к действительности, на взгляд автора, оценка положения царя, данная его мудрым современником И.Т.Посошковым (1652–1725): «Он на гору аще и сам десять тянет, а под гору миллионы тянут, то, как дело его споро будет?»

Можно утверждать, что в условиях Российского государства, российской модели цивилизации в Новый (и новейший) период истории, особенно большое значение имеют масштаб, способности, сила воли той личности, которая оказалась у кормила управления страной.

Согласно исторической концепции автора статьи, Петр Великий на протяжении своего жизненного пути воплощал определенную совокупность твердо усвоенных им установок, взглядов. В основе его последовательного продвижения по пути преобразований лежала, как представляется, мысль о превращении отсталой страны в великую державу с цветущей культурой, передовой наукой, современной высокоразвитой экономикой и мощными профессиональными вооруженными силами — армией и военно-морскими флотами, способными придать надлежащий вес действиям Российского государства на международной арене.

О роли вооруженных сил в утверждении престижа государства за пределами страны имеется яркое высказывание монарха. В предисловии к Морскому уставу он написал такие строки (1720): «...всякой потентант (правитель. — П.К.), которой едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а которой и флот имеет, обе руки имеет».

Исследование личной библиотеки Петра Великого позволило приблизиться к пониманию того, что с детских лет формировало матрицу, первооснову его сознания, его жизненную концепцию. Оказалось возможным выявить книжные истоки «имперского мышления» Петра Великого, истоки его замыслов, мечтаний о грядущих впечатляющих военных победах, о грандиозных реформах, о созидании сильной державы с мощным политическим влиянием на другие страны, о славе великого правителя, охватывающей весь тот мир, который развивался в рамках европейской цивилизации.

Сергей Кириллов. Голова Петра. (Реконструкция по маске) (источник)

Уже к лету 1676 г. для обучения чтению царевича Петра Алексеевича, которому едва исполнилось четыре года, по указанию его отца царя Алексея Михайловича была подготовлена роскошно оформленная рукопись литературного произведения о деяниях Александра Македонского «Александрия». Манускрипт был написан крупными четкими буквами (каллиграфический полуустав) и содержал 400 листов альбомного формата при 128 выполненных в цвете иллюстрациях, каждая из которых размещалась на отдельном листе рукописи. Пытливый, наделенный острым восприимчивым разумом ребенок, в последующем юноша, как губка впитывал книжное знание.

Одним из подтверждений того, что Петр I рано усвоил концепцию правления великой личности, является запись в Двинской летописи за 6 сентября 1693 г. Молодой царь, согласно летописи, говорил тогда в доме архиепископа Холмогорского и Важского Афанасия в Холмогорах с архиепископом и боярами о «всяких заводов здании, такоже и о водном путешествии морском и речном кораблями и иными всякими судами со многим искусством».

Определенно большую роль в формировании имперского стиля мышления Петра Великого сыграла книга римского автора Квинта Курция Руфа (I в. н.э.) о деяниях Александра Великого Македонского. В конце 1699 г. она уже предлагалась царю для напечатания. Рукопись этого произведения, выполненная в конце XVII в., хранится в собрании книг Петра Великого.

Есть основания предполагать, что достаточно рано русский монарх познакомился и с автобиографическим сочинением первого римского императора Гая Юлия Цезаря. Надо полагать, главным в его «Записках о Галльской войне» для русского монарха было не военное искусство. В этом произведении описан значимый фрагмент пути последовательного восхождения к вершине власти человека, исполненного честолюбивых помыслов. Этот путь, как явствует из книги, совпадал у Юлия Цезаря с неустанной службой на благо Отечества. К великому успеху Цезаря привели несгибаемая воля, настойчивость в движении к намеченной цели, огромные способности к государственной работе — все это воплотилось в его выдающиеся деяния.

Сочинение освещает в первую очередь последовательность военных действий и дипломатические усилия Юлия Цезаря — экспансию Рима. Согласно концепции «Записок о Галльской войне», именно неутомимая военная деятельность, сопряженная с искусством дипломатии, многочисленные победы, территориальный рост государства, неустанная забота о вооруженных силах и бдительность в отношениях с внутренней оппозицией — это путь «имперского строительства» Юлия Цезаря. Можно сказать, Юлий Цезарь сумел «создать себя сам»; он сам сумел проложить себе путь к вершинам славы великого полководца и государственного деятеля. Именно так современники воспринимали зрелого Петра Великого. Примечательно, что «Записки о Галльской войне» были напечатаны по распоряжению царя в Москве в 1711 г., а труд Квинта Курция Руфа печатался в годы правления Петра Великого пять раз: в 1709, 1711, 1717, 1722 и 1724 гг.

На взгляд автора статьи, неким аналогом «Записок о Галльской войне» в Петровской России должна была стать «Гистория Свейской войны» — описание дел царя Петра I с начала и до завершения Великой Северной войны 1700–1721 гг.

Журнал или Поденная записка, блаженныя и вечнодостойныя памяти Государя Императора Петра Великаго с 1698 года до заключения Нейштатскаго мира. Напечатан с обретающихся в Кабинетной архиве списков, правленных собственною рукою Его Императорскаго Величества. Издано М.М.Щербатовым. В рукописных списках журнал этот назывался "Гистория Свейской войны". Главным его редактором, автора и организатором был Петр I. В составлении и редактировании "Гистории" принимали участии А.В.Макаров, П.П. Шафиров, Феофан Прокопович и др. 

Замысел этого масштабного труда возник у монарха еще в самом начале войны. Систематическая же работа по ее написанию под руководством самого Петра I секретарем его Кабинета А.В.Макаровым и другими лицами началась, однако, позднее. Только в 1715 г., после завершившихся неудачей ряда попыток нескольких авторов подготовить подобный официальный исторический труд, прослеживается реальная работа по сочинению «Гистории». Ее текст неслучайно завершается описанием торжеств по случаю поднесения монарху титулов императора, Великого и Отца Отечества.

Гравюра Петр I на коне. 1721. Оттиск второй половины XVIII века. Оттиск портрета с подписью Пикарта известен в единственном экземпляре, находящемся в собрании ГИМ. Впоследствии доска была переделана Зубовым (источник

В настоящей статье важно подчеркнуть, что тем самым самодержец заявлял миру и потомкам о успехе воплощения своих жизненных замыслов. Для времени, когда классическая эпоха античной Европы была образцом для следования, современники, конечно, прекрасно осознавали обозначенную российским монархом (хотя, конечно, не заявленную прямо) смысловую связь. Дело в том, что первый император Древнего Рима Юлий Цезарь также получил от Сената титулы императора (с правом передачи по наследству) и «Отца Отечества». К сожалению, практически подготовленная к напечатанию при Петре Великом «Гистория Свейской войны» в силу некоторых обстоятельств была впервые издана только в 1770–1772 гг.

Итак, сама личность Петра I являет собой наглядный пример высочайшей эффективности верховной власти в условиях российской модели государственности и цивилизации. Сильная высшая власть (ныне президентская), твердая «вертикаль власти» в нашей стране сохраняются поныне, и это важная предпосылка для ее успешного развития. Слишком многое зависит, естественно, от того, какая личность стоит во главе российской «пирамиды власти». Чем же еще конкретно важен опыт государственной реформы Петра Великого на современном этапе развития страны?

И.Т.Посошков обратил внимание на ключевую и для современного этапа развития проблему — относительно незначительные финансовые ресурсы страны. Он писал, обращаясь к Петру Великому уже в конце его правления (1724), что «Российское царство на пространном месте стоит и многонародно», но сборы в государственную казну тем не менее не весьма изобильны, и, по его словам, «в военное время не достает того собрания на военные расходы».

Оценка русского современника вполне подтверждается расчетами. Россия даже в 1709 г., в год Полтавской победы, затратила на все нужды государства бюджетных средств лишь 3,2 млн руб. На военные потребности при этом в годы Великой Северной войны и позднее в России уходила основная часть государственных расходов: в 1701 г. 78,3%, в 1702 г. — 76,5%, в 1703 г. — 76,9%, в 1704 г. — 82,9%, в 1705 г. — 95,9%, в 1706 г. — 80,6%, в 1707 г. — 81,7%, в 1708 г. — 82%, в 1711 г. — 90,6%. Даже в относительно мирном 1724 г. они равнялись 67,6%. Госбюджет России при Петре Великом, следовательно, постоянно носил «военный характер».

Юрий Кушевский. Экзамен Петра

Приблизительно такую же структуру государственных расходов имели в то время и другие ведущие страны Европы. Так, Франция в годы Девятилетней войны 1689–1697 гг. и войны за Испанское наследство 1702–1714 гг. затрачивала на армию ежегодно от 57% до 65%. На флот расходы страны не превышали 10%. Следовательно, всего на вооруженные силы расходы французской казны доходили до 75%.

Еще более значительной была доля расходов на вооруженные силы в те годы у Великобритании — 66%. С учетом же выплаты долгов за войны 1689–1697, 1702–1713 и 1739–1748 гг., страна каждый год расходовала на вооруженные силы от 75 до 85%. Госбюджетные расходы Британии на военные нужды за 12 лет ее участия в войне за Испанское наследство (1702–1713) составили 98 207 000 ф.ст. Следовательно, ежегодно они в среднем равнялись 8,2 млн ф.ст.

Есть возможность сопоставить общие государственные расходы Великобритании (включая военные затраты) с таковыми у России. Считая ф.ст. равным по курсу 4 руб., военные затраты Великобритании составляли в год усредненно сумму в 32,8 млн руб.

Таким образом, все государственные расходы России были тогда в десять раз меньше, чем только военные затраты Великобритании. Это важнейшая особенность военной мощи Петровской России — она стоила стране с точки зрения финансового бремени несоизмеримо меньше, чем, скажем, Великобритании. Каким же образом располагавший несопоставимо меньшей доходной базой госбюджета, чем правители Великобритании и Франции, Петр Великий сумел вывести Россию в ряд первостепенных военных держав Европы?

Можно сказать, что правильный ответ дает американский историк В.Фуллер. Он полагает, что грозная военная машина России времени Петра Великого действовала столь эффективно, извлекая пользу из «преимуществ отсталости». В качестве архаичных институтов русской государственности он выделил «такие явные отсталые институты, как самодержавие и крепостной строй». В.Фуллер пишет: «...полагаю, что Россия стала великой державой, не столько стремясь превзойти Запад, но, изобретя новый способ борьбы, который извлекал выгоду из ее архаичного политического и общественного устройства».

Неизвестный художник. Петр I на Истьинском заводе

Как представляется, мысль В.Фуллера плодотворна в своей основе. Однако подавать ее следует в другом ключе. Существовавшие при Петре Великом самодержавие и крепостничество соответствовали уровню развития страны, ее географическим, почвенно-климатическим условиям, многоэтническому и многоконфессиональному составу населения, и именно они позволили обеспечить поступательное развитие страны и предотвратить ее распад. Монарх сумел реформировать архаичную по характеру государственности военно-служилую монархию и сформировать новый тип государственной и военной машины. Абсолютная монархия, по своей социальной сущности «дворянская империя», созданная в ходе и итоге преобразований первого русского императора, сделала возможным, не меняя тогдашних первооснов российской государственности — монархического строя и крепостничества, — встать вровень с другими великими державами по реальному влиянию на дела Европы.

Самодержавная воля монарха, правильно и глубоко понимавшего главные нужды развития страны, позволила сосредоточить сравнительно небольшие финансовые ресурсы России на ключевых направлениях модернизации. В первую очередь финансовые, материальные и людские ресурсы страны были направлены на создание и развитие высокотехнологичных отраслей промышленности, ориентированных на производство для армии и флота. Это урок для современной России. Малые финансовые возможности страны на рубеже XVII и XVIII столетий восполняли также многомиллионные людские ресурсы России.

Согласно данным первой ревизии 1719 г., страна имела население 15,7 млн чел. Эта особенность России стала одной из предпосылок для обретения страной при Петре Великом статуса великой державы. Большая численность населения имела огромное значение для пребывания в этом почетном ранге тогдашних великих держав — Великобритании, Франции и Австрии. Великобритания (без колоний) имела 9 млн обитателей, Священная Римская империя германской нации, разобщенный конгломерат государств, — 8 млн. Франция же являлась тогда самой многонаселенной страной христианской Европы; на 1700 г. она располагала округленно 20 млн жителей.

Напротив, малое число жителей после выхода из войны за Испанское наследство (1713) не в последнюю очередь не позволило правительству Нидерландов продолжить великодержавную политику. Нидерланды располагали тогда только 1,8 млн жителей. Швеция, соперник России в Великой Северной войне, имела тогда население в 6 раз меньшее, чем ее противник. Во всех пестрых в национальном отношении владениях Швеции проживало до 2,5 млн жителей.

Таким образом, важнейший для современности урок Петровской эпохи — создать условия для сохранения и роста численности населения страны — это важнейшая предпосылка сохранения великодержавного статуса, суверенитета и территориальной целостности. Современная Россия имеет даже более выгодную позицию по сравнению со временем Петра Великого, являясь ныне не второй по численности населения страной в Европе, как в начале XVIII в., но первой.

Господствовавшая в России крепостническая система давала возможность за счет применения административных методов широко пользоваться дешевым трудом. Неразвитость права частной собственности на землю, находившуюся главным образом во владении государства, позволила наладить использование природных богатств в интересах развития отечественной промышленности. В итоге удалось создать высокотехнологичную экономику, способную при необходимости, прежде всего в условиях военных действий, функционировать в обособленном от связей с другими государствами режиме, — это составило материальную основу великодержавного положения России в Европе. Кроме того, крепостнический базис производственных отношений в стране в условиях Нового времени, при уверенном развитии в недрах феодальной системы капиталистического уклада в экономике создал предпосылки для того, чтобы сформировать профессиональный, соответствовавший требованиям времени личный состав армии и флота наименее затратным способом — путем рекрутских наборов и обязательной службы дворянства. Эту возможность царь-преобразователь использовал, можно сказать, в полной мере.

Тарас Шевченко. Портрет Петра I с гравюры Лакруа 1844 г.

Урок из сказанного для современной России в том, чтобы сохранять еще в течение длительного времени обязательную всеобщую воинскую повинность — выгодное наследие эпохи промышленного капитализма. При обширности пространств, при соседстве с многонаселенными странами — это важная предпосылка сохранения территориальной целостности и суверенитета Российского государства. Кроме того, Россия, как и в эпоху Петра Великого, имеет преобладающую часть земель, недра в государственной собственности — это важнейший источник материальных ресурсов и поступления денежных средств для пополнения государственного бюджета.

Показателен сам факт, что Петровская Россия оказалась с точки зрения наличия финансовых и материальных ресурсов в состоянии создать и содержать отвечавший самому передовому европейскому уровню сильный военно-морской флот. Российский флот при Петре Великом был создан в исторически кратчайшие сроки на памяти одного поколения и только за счет российских внутренних финансовых источников. Вопрос о необходимости для страны сильного военно-морского флота злободневен и для нынешней России. Он продолжает вызывать острые споры.

Историк Н.Н.Петрухинцев, к примеру, пришел к следующему заключению: «Относительно скудные материальные и финансовые возможности России не позволяли иметь одновременно с громадной сухопутной армией мощный флот, ориентированный на наступательные действия». По мысли историка, следует «избежать типичной ошибки — недоучета специфики России как “периферийной” в мировой системе страны с ограниченными экономическими, бюджетными и техническими возможностями и с ярко выраженной географической спецификой, делающей почти невозможной и стратегически ненужной доктрину мощного наступательного флота на Балтике...».

Н.Петров. Пётр на строительстве кораблей потешной флотилии

Для современной России имеет значение и образец решения Петром Великим вопроса, какой флот нужен России. Либеральный публицист В.А.Красиков, к примеру, в книге 2005 г. подвергает сомнению необходимость сильного корабельного флота, как для Петровской, так и для современной России. Он пишет: «...идею морского величия петербургские и московские правители не единожды пытались реанимировать. Потуги эти каждый раз неизменно заканчивались очередным крахом. Однако желающих побаловаться широкомасштабными экспериментами с предрешенным банкротством в финале меньше не становится. Во всяком случае, споры на тему, “нужен ли большой флот России”, продолжаются в нашей стране и сегодня». В.А.Красиков считает, что «единственной частью петровской военно-морской организации, все же худо-бедно прижившейся как в структуре вооруженных сил государства, так и в головах личного состава, стал армейский флот, не способный к самостоятельной борьбе за не прибрежные коммуникации». Таким образом, В.А.Красиков считает успешным только создание Петром I галерного гребно-парусного флота прибрежного действия, причем по его строгому заключению и здесь речь может идти только «об относительном успехе в сравнении с достижениями... флота открытого моря».

Реальные действия Петра Великого, его высказывания показывают, что

русский монарх придерживался решительно противоположных воззрений на то место, которое Россия должна занимать в мировой системе международных отношений, а также нужен ли стране «мощный флот, ориентированный на наступательные действия». Петр I начал создавать Российский флот для Азовского и Балтийского морей еще до обретения страной выхода к этим морям. В основе созидания российского флота лежали постановка цели, определение задач. Понятно поэтому, почему российский флот изначально строился по программам, не хаотично.

Появление и развитие флота не было прихотью, забавой монарха или чем-либо подобным, но строго соответствовало внешнеполитическим задачам страны. Так, в феврале — первой половине марта 1703 г. была принята к исполнению первая кораблестроительная программа Балтийского флота России. Ее целью была защита Санкт-Петербурга со стороны моря. В ноябре 1707 г., когда шведские войска шли походом на Москву и находились уже на рубеже Вислы, пребывавший в Санкт-Петербурге русский монарх начал принимать самые решительные меры по воплощению принятой тогда же второй кораблестроительной программы. Это был масштабный план создания мощного флота из 27 линейных кораблей, который был рассчитан на ведение наступательных действий на открытых пространствах Балтийского моря.

Для умных людей той эпохи такое решение должно было казаться в высшей степени глупостью, опасным для страны отвлечением финансовых ресурсов. Однако, как известно, «гений — парадоксов друг» (А.С.Пушкин).

Елена Самокиш-Судковская. Царь-Строитель (Петр I)

Петр I являлся великим правителем, рассчитывавшим ход исторического процесса на много ходов вперед. Он уже тогда думал о грядущих действиях русского флота против основной территории Швеции, которые должны были последовать вслед за разгромом главной шведской армии, двигавшейся на Москву.

Так и произошло под Полтавой (1709). В 1721 г., в последний год Великой Северной войны, Россия вывела для боевых действий в море флот из 28 линейных кораблей (1866 пушек). Швеция же по причине недостатка денег для починки обветшавших кораблей, нехватки обученных матросов и корабельных припасов смогла отправить в море только 11 линейных кораблей (752 пушки). Российский флот, корабельный и галерный, отныне стал сильнейшим среди стран региона Балтийского моря. Резидент Великобритании в С.-Петербурге Д.Джеффрис сообщал в 1719 г. на родину: «...корабли строятся здесь не хуже, чем где бы то ни было в Европе».

Отношение Петра Великого к военно-морскому флоту — это тоже насущный урок для современной России.

В итоге масштабной модернизации государственного механизма, создания мощных вооруженных сил, действенной и целенаправленной внешней политики, страна заняла при Петре Великом положение великой державы. Россия вышла за пределы европейской «периферии» именно в итоге его преобразований. Великодержавный статус страны, по мнению автора, был оформлен в международном праве по Амстердамскому договору России, Франции и Пруссии от 4 (15) августа 1717 г. По этому договору в международном праве впервые закреплялась новая роль России, свойственная именно великой державе, — гарант общеевропейской системы международных отношений.

Подводя итоги, следует отметить, что опыт успешной государственной реформы Петра Великого в высшей степени поучителен для современной России. Русский монарх поставил цель превратить отсталую Московию в передовую великую державу, и воплотил ее на протяжении собственной жизни. «Преображение» России состоялось на глазах изумленных россиян, европейцев и азиатов при жизни одного поколения. Петр Великий сумел преодолеть на своем пути многочисленные объективные трудности. Сейчас особенно важно подчеркнуть, что царь смог решить вопрос нехватки денежных средств, используя другие преимущества Российского государства.

Василий Игоревич Нестеренко. Триумф Российского флота. Центральный музей Вооруженных Сил России

Источник


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2152
8795
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика