Оскорбление чувств ветеранов ВОВ: кто и за что ответит?

Оскорбление чувств ветеранов ВОВ: кто и за что ответит?

 Автор Гаганов Александр Андреевич — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.

6 сентября депутаты-коммунисты Валерий Рашкин и Сергей Федоров внесли в Государственную Думу законопроект «О дополнении Уголовного кодекса Российской Федерации статьей 148». Депутаты предлагают ввести в Уголовный кодекс РФ ответственность за оскорбление чувств ветеранов Великой Отечественной войны. Однако статья 148 уже есть в Кодексе, и в ней речь идет об ответственности за нарушение права на свободу совести и вероисповеданий, включая оскорбление чувств верующих.

В этой связи неясно, хотят ли коммунисты исключить статью об оскорблении чувств верующих, заменив ее на оскорбление чувств ветеранов, либо они хотят дополнить Уголовный кодекс новой статьей, тогда уж статьей 148.1.


НЕБРЕЖНАЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ТЕХНИКА

Эта бросающаяся в глаза неясность свидетельствует о небрежной законодательной технике. Слова «дополнить статьей» обычно означают, что закон дополняется новой статьей с новым номером, а существующие статьи сохраняются. Если же предполагается, что новая статья должна занять место прежней статьи, то используется конструкция «изложить в редакции». Стоит ли говорить о том, что такую небрежность вряд ли допустил бы человек, знающий, как писать законы (либо он очень торопился).

Это не единственный технический недостаток законопроекта. В части 3 статьи 148 используется понятие «всенародный праздник 9 мая — День Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов». Конечно, неофициально, между собой мы так и называем этот праздник. Но в законе должны использоваться официальные наименования. Официальное наименование праздника 9 мая — День Победы. Такое наименование используется как в Федеральном законе «Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов», так и в статье 112 Трудового кодекса РФ. В то же время в законе «О днях воинской славы и памятных датах России» используется расширенное наименование Дня Победы. Таким образом, в законодательстве уже есть некоторая неточность с официальным наименованием столь важного для всех нас праздника Великой Победы.

Авторы законопроекта использовали термин «демонтаж» памятников Великой Отечественной войны, в том числе не включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия. Однако данный термин не применяется в уголовном законе, так как его поглощают другие понятия — уничтожение или повреждение. Эта норма некорректна также потому, что повторяет составы статей 243, 243.1 Уголовного кодекса РФ, хотя в законопроекте сделана соответствующая оговорка.


ЧТО ТАКОЕ ОСКОРБЛЕНИЕ ЧУВСТВ?

Депутаты назвали новую статью Уголовного кодекса «Оскорбление чувств ветеранов Великой Отечественной войны». Действующая статья 148 с аналогичным по конструкции составом носит иное наименование — «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий». Такое наименование также можно считать приемом законодательной техники, так как в главе кодекса «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» сразу несколько статей имеют конструктивно схожее наименование. Это позволяет включить в статью несколько однородных деяний. В действующей статье 148 оскорбление чувств верующих является лишь одним из вариантов состава преступления. Другой состав в этой же статье предусматривает ответственность за незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний. Именно этот состав и был в первоначальной редакции статьи 148 УК РФ, однако в 2013 году состав был расширен: тогда наказуемым стало и оскорбление чувств верующих.

Под оскорблением чувств ветеранов понимаются публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления чувств ветеранов Великой Отечественной войны путем умышленного искажения информации о Великой Отечественной войне (за исключением случаев, предусмотренных статьей 354 Кодекса) либо уничижения или умаления подвига военнослужащих Вооруженных Сил СССР. Конструкция состава аналогична составу оскорбления чувств верующих — это также публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих. Различия кроются в объекте преступления и в указании на способы совершения преступления. Объектом преступления в одном случае выступают религиозные чувства верующих, в другом чувства ветеранов ВОВ.

Можно выделить пять основных признаков такого деяния: публичность, совершение преступления только действием (а не бездействием), выражение явного неуважения к обществу, цель действий — оскорбление чувств. Пятый признак — специальный объект посягательства. В Уголовном кодексе действие в виде оскорбления упоминается несколько раз, однако только в одном случае речь идет об оскорблении чувств, а не конкретного человека.

Как отличить оскорбление от других схожих проявлений неуважения, мы знаем из статьи 5.61 КоАП РФ и практики Пленума Верховного Суда РФ. Оскорбление — это унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Оскорбление по определению относится именно к лицу, а не к его чувствам.

Выражение явного неуважения к обществу в качестве признака объективной стороны встречается в Уголовном кодексе в статье 213 «Хулиганство», под которым понимается грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу (с квалифицирующими признаками, отличающими его от административного состава). Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ по делам о хулиганстве «явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним».

Явное неуважение к обществу выступает элементом состава преступления, предусмотренного статьей 354.1 «Реабилитация нацизма». Согласно этой статье наказывается распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично. День Победы относится к дням воинской славы России.

Преступление, предусмотренное статьей 148 УК РФ, является делом публичного обвинения, то есть возбуждается и поддерживается государством. По таким делам невозможно примирение сторон. Получается, что именно государство решает, были оскорблены чувства или не были. В то же время чувства — это нечто субъективное, связанное с эмоциями. Логично предположить также связь чувств с конкретным человеком, в данном случае потерпевшим. Также логично было бы считать, что только человек может знать, оскорблены ли его чувства или нет.

Однако наличие в УК РФ состава «оскорбление чувств верующих» подразумевает, что чувства могут быть и у социальных групп. Отсутствие ответственности за оскорбление чувств других социальных групп как бы намекает на то, что у групп есть только религиозные чувства, чувства есть только у верующих. Чувства атеистов не защищаются так же, как чувства верующих. Это косвенно свидетельствует о том, что государство, несмотря на декларированную в Конституции РФ светскость, признает религию в качестве некой ценности. Никакие другие чувства (родственные, национальные, профессиональные и др.) закон не защищает.

Надо отметить, что когда в 2012 году разрабатывался закон, вводивший ответственность за оскорбление чувств верующих, Верховный Суд РФ дал на него положительный отзыв. В отзыве Суд фактически одобрил саму категорию «чувства верующих» как объект уголовно-правовой защиты: «Унижение или оскорбление являются формами посягательств на честь и достоинство личности, а не на определенную последовательность действий, каковыми по сути являются богослужение, религиозные обряды и церемонии. В этой связи полагаем возможным… в качестве объекта посягательства определить только религиозные чувства граждан».

На этот раз Верховный Суд РФ также не выступил принципиально против конструкции с оскорблением чувств ветеранов, однако рекомендовал авторам законопроекта «устранить правовую коллизию… норм в части ответственности за осквернение, уничтожение, повреждение памятников Великой Отечественной войны». Правительство РФ было более категоричным: оно сочло, что законопроект дублирует уже существующие нормы и не поддержало его. Содержание отзывов позволяет предположить, что законопроект коммунистов не будет принят хотя бы из-за позиций Правительства и Суда.


ЗА ЧТО ХОТЯТ УСТАНОВИТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ?

В первой части предлагаемой коммунистами статьи предусмотрена ответственность за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления чувств ветеранов Великой Отечественной войны путем умышленного искажения информации о Великой Отечественной войне (за исключением случаев, предусмотренных статьей 354 УК РФ) либо уничижения или умаления подвига военнослужащих Вооруженных Сил СССР». Формулировка первой части указывает на способы совершения преступления: путем искажения информации о Великой Отечественной войне, путем уничижения или умаления подвига военнослужащих Вооруженных Сил СССР. В отношении первого способа и оговорки о статье 354 УК РФ (здесь в проекте коммунистов вкралась досадная описка, должна быть указана статья 354.1) понятно, о чем идет речь, но непонятно, какие отличия от состава статьи 354.1 УК РФ имеются в виду. В статье 354.1 «Реабилитация нацизма» предусмотрена ответственность за «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны». «Искажение информации» и «заведомо ложные сведения» — разные вещи, но тесно связанные: искажение информации делает ее ложной и заведомо ложной для того, кто ее исказил. Что такое «уничижение или умаление» подвига военнослужащих, в статье не раскрывается. Составов с подобными формулировками в уголовном законе нет. Все это создает неопределенность в толковании состава преступления и нарушает принцип правовой определенности.

Статья «Реабилитация нацизма» запрещает также распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России. Безусловно, это именно те деяния, которые способны оскорбить чувства не только ветеранов ВОВ, но и всех советских и большинство российских людей.

Правительство РФ и Верховный Суд РФ в своих заключениях указали на возникающие коллизии существующих статей УК РФ с проектными нормами. В частности, ответственность за демонтаж, уничтожение или повреждение памятников Великой Отечественной войны, в том числе не включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия, может наступать в зависимости от конкретных обстоятельств по статьям 213, 214, 243, 243.1, 244, 354.1 УК РФ. Данными нормами уже установлено более строгое наказание, чем в частях 2 и 3 проектной статьи, а также более строгое по сравнению с санкцией действующей части 3 статьи 354.1 УК РФ, предусматривающей ответственность за совершенное публично осквернение символов воинской славы России (к числу которых также можно отнести памятники Великой Отечественной войны).

Таким образом, те деяния, которые коммунисты отнесли к оскорблению чувств ветеранов, уже запрещены уголовным законом. Поэтому вводить сомнительные конструкции, аналогичные действующей статье 148 УК РФ, не имеет смысла.


ВЫВОДЫ:

1. Законопроект коммунистов, предусматривающий уголовную ответственность за оскорбление чувств ветеранов ВОВ, скорее всего, будет отклонен Государственной Думой.

2. Предлагаемые депутатами нормы дублируют существующие уголовно-правовые запреты. Сама конструкция состава преступления с «оскорблением чувств» вызывает сомнения с точки зрения правовой определенности и доказательств (достаточно ли оскорбления религиозных чувств одного верующего или надо оскорблять сразу всю социальную группу, кто и как определит — оскорблены чувства или нет, и др.). Авторы законопроекта используют неопределенные понятия, признаки преступления также не определены с достаточной четкостью. Все это недопустимо для норм, предусматривающих уголовную ответственность.

3. В отличие от конструкции статьи 148 УК РФ с «оскорблением чувств верующих», которую можно «за уши» притянуть практически к чему угодно, проектная статья содержит способы совершения преступления, что ограничивало бы диапазон ее действия. В то же время под действие такой статьи не попали бы драпировки на мавзолее Ленина на День Победы, мемориальная доска Маннергейму в городе-герое Ленинграде и другие неоднозначные предприятия властей.

4. Законопроект написан небрежно, не имеет выверенной терминологии, с точки зрения законодательной техники он также нуждается в доработке.

5. Количество недочетов законопроекта заставляет задуматься о том, зачем коммунисты внести этот заведомо непроходной законопроект. Вероятно, это может быть предвыборным ходом, направленным на привлечение внимания патриотично настроенной аудитории (самих ветеранов ВОВ, к сожалению, слишком мало, чтобы влиять на результаты выборов).


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Мне интересно, будет ли под этот закон попадать закрытие Мавзолея на День Победы?

Пересмотра истории не будет

Правовая защита памяти Великой Отечественной войны

Профилактика правонарушений и презумпция невиновности

Ответственность за «троллинг» в Интернете



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4610
14949
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика