От либерального экстремизма к диктатуре: правовые свидетельства

От либерального экстремизма к диктатуре: правовые свидетельства

Доклад эксперта Центра научной политической мысли и идеологии, к.ю.н. Александра Гаганова на научно-экспертной сессии "Российский либеральный эксперимент: итоги и анализ".


Либеральная Конституция России содержит стандартный либеральный набор прав и свобод. Часть 3 статьи 55 Конституции РФ содержит общую оговорку о правах и свободах: они могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Что такое цели защиты конституционного строя и безопасность государства? Что такое «законные интересы других лиц»?

Расплывчатые критерии для ограничения прав приводят к возможности произвольного вмешательства государства в сферу прав и свобод.

Достаточно объявить о реальной или мнимой угрозе безопасности государства. Конституционный механизм не может гарантировать реализацию прав и свобод, и в настоящее время происходит существенное ограничение политических и иных прав. Реализация Конституции на практике проходит весь возможный спектр: от либеральной вседозволенности до полицейского государства.

За последние два года Россия столкнулась с двумя вызовами, повлиявшими на политику государства в отношении прав и свобод. Первый – внутриполитический: массовые политические протесты после выборов 2011 и 2012 годов; к середине 2013 года протестное движение пошло на убыль. Второй – внешнеполитический: смена власти и война на Украине. В качестве ответа на первый вызов с 2012 года российские власти приступили к ужесточению законодательства о митингах, о деятельности НКО, усиливается регулирующее воздействие на интернет; в 2013 году число антидемократических законов устремилось к нулю. Но в 2014 году в ответ на киевский майдан и оранжевую угрозу Россия снова стала «закручивать гайки». К антидемократическим законами прибавились законы, направленные на усиление ответственности за экстремизм, сепаратизм, массовые беспорядки, а также законы против иностранного влияния.

Что конкретно было сделано для предотвращения «оранжевого сценария» в России?

1. Ограничение свободы слова и СМИ.

Статья 29 Конституции РФ закрепляет гарантии свободы мысли и слова. Декларируется право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Гарантируется свобода массовой информации. Запрещается цензура.

Два года назад был принят нашумевший Федеральный закон от 28.07.2012 № 139-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»[1] и отдельные законодательные акты Российской Федерации» - так называемый закон «о черных списках сайтов». В соответствии с ним создавался реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети Интернет, содержащих информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено. Сайты заносятся в реестр по решению Роскомнадзора и других органов исполнительной власти, блокировка сайтов производится по IP-адресу, что может приводить к ограничению доступа к незапрещенной информации, размещенной  по тому же адресу.

К запрещенной информации, сайты с которой блокируются, относится: детская порнография, информация о наркотиках, информация о способах самоубийства, информация о пострадавшем несовершеннолетнем и другая. Размытость критериев, а также отсутствие обязательной надлежащей (судебной) процедуры позволяют произвольно блокировать любые неугодные сайты. Интернет-сообщество сочло это предпосылками к введению цензуры в Интернете.

С 1 февраля 2014 года вступил в силу Федеральный закон от 28.12.2013 № 398-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»[2], который предусматривает блокирование интернет-ресурсов с информацией, содержащей призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка.

В весеннюю сессию 2014 года депутаты приняли так называемый закон о блогерах: Федеральный закон от 05.05.2014 № 97-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей»[3]. В соответствии с Законом блогерам, чьи сайты посещает более 3000 человек в сутки, предписывается не допускать использование сайта или страницы сайта в сети Интернет в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов, а также материалов, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости, и материалов, содержащих нецензурную брань. Аналогичные требования предъявляются к СМИ (статья 4 Закона о СМИ). Блогеру запрещено использование сайта или страницы сайта в сети Интернет в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения заведомо недостоверной информации под видом достоверных сообщений. Кроме того, блогер обязан персонифицировать свой блог, указав свои настоящие фамилию, инициалы и электронный адрес для юридически значимых сообщений. Фактически правовой режим блога был приближен к режиму СМИ.

Специальной ответственности блогера за нарушение данных правил нет, кроме обычной блокировки сайта. Однако во многих уголовных составах есть квалифицирующий признак – совершение с использованием сети Интернет.

Наряду с возмущением общественности новыми правилами для блогеров остались незамеченными другие не менее важные нормы Закона. В частности, Закон обязал провайдеров хранить информацию о фактах приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей сети Интернет и информацию об этих пользователях в течение шести месяцев, а также предоставлять указанную информацию государственным органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации. Введена административная ответственность за нарушение провайдерами этих обязанностей. Максимальный размер штрафа достигает 500 тысяч рублей, что сопоставимо с уголовным наказанием.

В июле 2014 года был принят Федеральный закон от 21.07.2014 № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения порядка обработки персональных данных в информационно-телекоммуникационных сетях»[4]. Закон вступит в силу с 01.09.2016. Закон предусматривает обязанность размещения информации с персональными данными только на серверах, находящихся в России. Нарушители прав субъектов персональных данных на основании решения суда включаются в реестр, доступ к их ресурсам блокируется. В пояснительной записке к проекту закона целью закона называлась защита персональных данных. Однако фактически Закон направлен против крупных иностранных компаний, работающих в интернет-сфере. Также Закон призван упростить доступ спецслужб к информации в соцсетях. Ни для кого не секрет, что социальные сети сейчас являются открытой трибуной для оппозиции и средством для призыва народных масс на митинги и другие мероприятия.

Наступление государства на 29 статью Конституции продолжается. Так, 17 сентября 2014 года в Государственную Думу был внесен проект закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» (в части уточнения ограничений, связанных с учреждением средств массовой информации)», ограничивающий иностранное участие в СМИ двадцатью процентами. Аналогичный закон есть в Казахстане, там такое ограничение действует более 10 лет и призвано защитить национальные интересы, хотя в целом закон сочли недемократичным. Однако там же создана модель обхода правил, установленных законом, которая с успехом может быть применена в России. Будет ли российский закон действовать «точечно» - только тогда и постольку, когда и поскольку это нужно будет государству, покажет время. Закон принят в третьем чтении 26 сентября 2014 года и 1 октября одобрен Советом Федерации. Начало его действия планируется на 1 января 2016 года.

В то же время защита национальных СМИ от иностранного влияния, безусловно, вносит свой вклад в безопасность государства. Но здесь нужен какой-то баланс интересов государства и прав и свобод человека. Сейчас законодатель все больше отходит от заложенной в Конституции России либеральной модели приоритета прав и свобод человека к системоцентричной модели, в которой приоритетны интересы государства.

Формально-юридически все перечисленные меры не нарушают Конституцию РФ. Однако фактически создаются предпосылки (правовые условия) для произвольного ограничения свободы слова и распространения информации. Вероятнее всего, направлены эти правовые условия будут не против всех, а против конкретных неугодных лиц (и их сайтов в сети интернет) и только тогда, когда это потребуется государству.

2. Ограничение свободы объединений.

Статья 30 Конституции РФ гарантирует свободу деятельности общественных объединений.

Но эта свобода далеко не для всех общественных объединений. Деятельность ряда общественных объединений находится под пристальным вниманием государства.

Еще в 2012 году был принят так называемый закон «об иностранных агентах» (Федеральный закон от 20.07.2012 № 121-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»[5]). Он ввел понятие «иностранного агента». Это некоммерческая организация, которая получает денежные средства и иное имущество от иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием и их дочерних обществ), и которая участвует, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории России. Политической деятельностью при этом признается участие (в том числе финансирование) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях. Тот же закон усилил уголовную ответственность за создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан (статья 239 УК РФ). Была введена в Уголовный кодекс РФ новая статья 330.1 «Злостное уклонение от исполнения обязанностей, определенных законодательством Российской Федерации о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента», предусматривающая до двух лет лишения свободы.

После принятия закона прокуратура всерьез взялась за проверку некоммерческих организаций. Так, с февраля по апрель 2013 года было проверено около тысячи НКО[6]. Ряд НКО были оштрафованы за нарушения нового закона.

В 2014 году ужесточение политики в отношении НКО продолжилось. Так, по инициативе единороссов был принят Федеральный закон от 04.06.2014 № 147-ФЗ «О внесении изменений в статью 32 Федерального закона «О некоммерческих организациях»[7]. В соответствии с Законом НКО принудительно включаются в реестр «иностранных агентов» по решению уполномоченного органа исполнительной власти, которое может быть обжаловано в суд.

Через месяц был принят еще один закон, запрещающий НКО использовать символику экстремистских организаций. В соответствии с Федеральным законом от 21.07.2014 № 236-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам символики некоммерческих организаций»[8] «символика некоммерческих организаций не должна порочить Государственный флаг Российской Федерации, Государственный герб Российской Федерации, Государственный гимн Российской Федерации, флаги, гербы и гимны субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, иностранных государств, религиозные символы, а также оскорблять расовые, национальные или религиозные чувства». Принятие закона было связано с всплеском националистических настроений на Украине.

3. Ограничение свободы собраний, митингов и демонстраций.

Статья 31 Конституции РФ говорит о праве граждан России собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. В 2004 году был принят федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» (от 19.06.2004 № 54-ФЗ[9]). В 2012 году были ужесточены требования к организаторам и участникам публичных мероприятий (Федеральный закон от 08.06.2012 № 65-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»[10]). Многократно увеличены размеры штрафов и расширены составы правонарушений по статье 20.2 КоАП РФ «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». Введена новая статья 20.2.2 «Организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка» с максимальным размером штрафа в миллион рублей для юридических лиц. Статья направлена против таких видов массовых акций, которые не были урегулированы законом. Увеличены размеры штрафов по статье 20.18 «Блокирование транспортных коммуникаций» (до полумиллиона рублей для юридических лиц).

С 2012 года субъектам Федерации были предоставлены полномочия по определению порядка подачи уведомления о проведении публичного мероприятия, определению мест, где допускается проведение публичных мероприятий; законом субъекта Федерации определялось также минимально допустимое расстояние между лицами, осуществляющими одиночное пикетирование (ряд субъектов установил максимальное расстояние в 50 метров). Все это дополнительно усложнило процедуру организации публичных мероприятий.

В конце весенней сессии депутаты приняли еще один «драконовский» закон о публичных мероприятиях. Так, Федеральный закон от 21.07.2014 № 258-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законодательства о публичных мероприятиях»[11] ввел новый уголовный состав – статью 212.1 «Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». Эта статья предусмотрена для тех, кто уже привлекался по аналогичным административным статьям более двух раз за полгода. Максимальное наказание предусматривается в виде 5 лет лишения свободы, штраф доходит до миллиона рублей. Закон также усилил ответственность по другим административным составам.

Статья 212 Уголовного кодекса РФ, посвященная массовым беспорядкам, также была усилена антитеррористическим и антиэкстремистским законом от 05.05.2014 № 130-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[12], максимальный срок лишения свободы достиг 15 лет (было 10). Уточнены и расширены составы преступлений, связанных с массовыми беспорядками, терроризмом и экстремизмом.

Сравнение первоначальных санкций по описанным составам покажет их увеличение в десятки и сотни раз. Законодательство в сфере публичных мероприятий принимает откровенно устрашающий, запугивающий характер.

4. Противодействие экстремизму.

В 2014 году неоднократно увеличивались штрафы за совершение преступлений, связанных с экстремизмом.

В 2013 году в Уголовный кодекс РФ была введена статья 280.1 «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации» (Федеральным законом от 28.12.2013 № 433-ФЗ[13]). В 2014 году ответственность была усилена (Федеральным законом от 21.07.2014 № 274-ФЗ[14]).

Дважды с начала 2014 года была усилена ответственность по статье 282.1 «Организация экстремистского сообщества», трижды – по статье 282.2 «Организация деятельности экстремистского сообщества». Федеральным законом от 28.06.2014 № 179-ФЗ[15] в Уголовный кодекс введена статья 282.3 «Финансирование экстремистской деятельности». Использование для совершения преступления сети Интернет в ряде статей стало квалифицирующим признаком.

В принятом еще в 2012 году Федеральном законе от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»[16] содержится чрезвычайно широкое понятие экстремизма, под которое при желании можно подогнать все что угодно. Точнее, самого понятия экстремизма, или экстремистской деятельности, закон не дает: оно определяется путем перечисления деяний, рассматриваемых в качестве экстремистских. Таким образом, основа для борьбы с любым инакомыслием и противодействием государству была заложена уже давно. Пространные формулировки российской Конституции позволяют в любых масштабах ограничивать права граждан на абсолютно законных основаниях.

В целом принятые государством меры по предотвращению «оранжевого сценария» можно назвать беспрецедентными. Административные штрафы стали сопоставимы с уголовными, введена уголовная ответственность за нарушение правил проведения публичных мероприятий. Это говорит также о том, что государство всерьез опасается насильственной смены власти.

Демократический конституционный фасад и либеральная экономика существуют в политических условиях монополизма одной политической силы, жесткого подавления оппозиции, системы выборов, направленных на несменяемость власти. За последние два года уничтожение несогласных с курсом власти и усиление ответственности за любые виды протеста в качестве превентивной меры проявились как никогда ярко. Это не что иное, как признаки уже свершившейся или надвигающейся диктатуры.

Вероятно в интересах сохранения целого – российского государства – введение описанных мер, направленных против либеральной оппозиции, расшатывающей гражданский мир в России, является оправданным. Однако государству не следует переходить ту грань, за которой народ осознает всю глубину правовой пропасти и хаоса, в которые государство погружает страну, бесконечно урезая права и свободы. Это грань, за которой следует революция и смена власти, то есть именно то, чего государство старается избежать антилиберальными законами последних двух лет.



[1] СЗ РФ. 2012. № 31. Ст. 4328.

[2] СЗ РФ. 2013. № 52 (часть I). Ст. 6963.

[3] СЗ РФ. 2014. № 19. Ст. 2302.

[4] СЗ РФ. 2014. № 30 (Часть I). Ст. 4243.

[5] СЗ РФ. 2012. № 30. Ст. 4172.

[6] По данным lenta.ru (URL: http://lenta.ru/articles/2013/05/29/krash/)

[7] СЗ РФ. 2014. № 23. Ст. 2932.

[8] СЗ РФ. 2014. № 30 (Часть I). Ст. 4237.

[9] СЗ РФ. 2004. № 25. Ст. 2485.

[10] СЗ РФ. 2012. № 24. Ст. 3082.

[11] СЗ РФ. 2014. № 30 (Часть I). Ст. 4259.

[12] СЗ РФ. 2014. № 19. Ст. 2335.

[13] СЗ РФ. 2013. № 52 (часть I). Ст. 6998.

[14] СЗ РФ. 2014. № 30 (часть I). Ст. 4275.

[15] СЗ РФ. 2014. № 26 (часть I). Ст. 3385.

[16] СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3031.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
525
20706
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика