Отечественная система исламского религиозного образования в России: теория, история и современные реалии

Отечественная система исламского религиозного образования в России: теория, история и современные реалии

Валерия Петровна Войтенко — эксперт Центра научной и политической мысли и идеологии, кандидат философских наук.

Фото: Белая мечеть в Болгаре, Татарстан.


На фоне эскалации сирийского конфликта СМИ каждый день публикуют все новые и новые количественные данные о перешедших на сторону террористической группировки ИГИЛ российских гражданах. Так, 30 октября 2015 года представители федеральных телевизионных каналов объявили, что в Москве были задержаны около 20 жителей Чеченской Республики, которые отправлялись воевать на стороне «Исламского государства». Ранее, 18 сентября 2015 года, в интервью ТАСС первый заместитель директора Федеральной службы безопасности России Сергей Смирнов сообщил, что 2400 граждан России участвуют в боевых действиях на территории Сирии на стороне Исламского государства. Еще ранее, 17 июня 2015 года, руководитель Антитеррористического центра (АТЦ) СНГ Андрей Новиков со ссылкой на данные спецслужб сообщил агентству «Интерфакс» о том, что в рядах международной террористической организации «Исламское государство» воюют около 2 тысяч граждан с российскими паспортами. Более того, руководитель АТЦ СНГ предположил потенциальное увеличение числа российских сторонников ИГИЛ до 5 тысяч человек. Примечательно, что 20 октября 2015 года в интервью для портала «Кавказский узел» старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН, профессор Михаил Рощин заявил, что деятельность Исламского государства на Северном Кавказе будет продолжаться и далее, и российские силовые структуры должны быть в курсе происходящего и готовиться к худшему.

Параллельно с заявлениями в СМИ нарастает массовая обеспокоенность потенциальной возможностью террористических актов на территории России. Приведем опубликованные 23 октября 2015 года результаты опроса ВЦИОМ о количестве россиян, опасающихся стать жертвами террористов: 19% респондентов очень боятся стать жертвами терактов; 46% респондентов опасаются терактов; 16% опрошенных уверены, что их или их близких террористическая угроза не коснется; 19% респондентов затрудняются ответить на вопрос или не задумываются над этим. При этом следует отметить, что 23% опрошенных в качестве главного источника террористической угрозы назвали «Исламское государство»; 4% респондентов — Сирию; 3% респондентов — Северный Кавказ; 1% респондентов — Чечню.

Новая волна активизации сторонников радикальных исламских течений в РФ, растущее число российских граждан, вставших в ряды ИГИЛ порождают обоснованный рост числа мирных жителей, опасающихся террористических атак, в том числе со стороны исламских радикалов в самой России. Зачастую духовными лидерами местных радикалов становятся лица, получившие образование в исламских университетах Саудовской Аравии, Арабских Эмиратов, Пакистана и др. Данная тенденция побуждает к рассмотрению такого важного вопроса как состояние отечественной системы исламского религиозного образования в России.

13 октября 2015 года в Национальной научной библиотеке Владикавказа прошла презентация первого в России обзорного аналитического доклада «Исламское государство: сущность и противостояние», авторы которого отметили, что в качестве главного метода идеологической борьбы с ИГИЛ Россия должна выбрать открытую поддержку властями сторонников традиционного ислама, развитие исламского образования и антиэкстремистскую пропаганду в учебных заведениях. Кроме того, авторы доклада — представители Кавказского геополитического клуба — подчеркнули, что важной мерой противодействия ИГИЛ является организационная, финансовая, методологическая поддержка традиционного ислама, а также обеспечение необходимого уровня безопасности исламских богословов и религиозных деятелей, ведущих борьбу с экстремизмом.


ТЕОРИЯ ВОПРОСА

Обратим внимание, что представители Кавказского геополитического клуба в рамках доклада «Исламское государство: сущность и противостояние» акцентировали внимание на необходимости развития в России именно традиционного ислама и построения исламского религиозного образования именно в его русле. Что же представляет собой традиционный ислам, и какое место среди других религиозных исламских течений он занимает?

Сразу отметим, что проблема типологизации идейных течений в современном исламе до сих пор остается дискуссионной, однако большинством авторов принята следующая триада: традиционализм, фундаментализм и модернизм.

Традиционный ислам — исламское религиозно-политическое течение, представители которого выступают за сохранение ислама в том виде, который он получил в эпоху добуржуазных институтов и представлений, но против последующих реформ и наслоений, имевших место не только в религиозной сфере, но и в общественно-политической жизни.

Сторонники традиционного исламского религиозного образования выступают за сохранение основных характеристик религиозного образования (например, изучение общепринятых первоисточников, таких как Коран, Сунна и др., арабского языка, истории ислама, основ вероучения, национальных языков мусульманских народов, их традиционных обычаев, связанных с исполнением тех или иных религиозных обрядов), но против введения светского элемента в религиозное образование. Основная отличительная черта традиционного исламского религиозного образования — аполитичность, отсутствие политико-идеологической составляющей в образовательной программе, не выходящей за рамки изучения религиозного вероучения.

Фундаментальный ислам — исламское религиозно-политическое течение, представители которого выступают за восстановление «чистого» ислама, освобождение его от любых реформ и наслоений, абсолютное претворение в жизнь всех норм религии.

Сторонники фундаменталистского исламского религиозного образования выступают за крайне радикальные трактовки исламского вероучения, но против адатов, традиционных культурных достижений мусульманских и других народов. Основная отличительная черта фундаменталистского исламского религиозного образования — политизированность, использование религиозных норм в качестве манипуляции сознанием сторонников и включение элементов военно-диверсионной подготовки в качестве основных инструментов в процессе реализации политических целей.

Модернистский (модернизационный) ислам — исламское религиозно-политическое течение, представители которого выступают за реформирование, приспособление мусульманской догматики к нуждам современного развития и реалиям современного общества, при этом, иногда не учитывая, и даже игнорируя одни положения исламского вероучения в пользу других. Представители модернизма в исламе выступают за модернизацию не только всех сфер общественной жизни, но и отношений мусульман с окружающим инокультурным миром.

Сторонники модернистского (модернизационного) исламского религиозного образования выступают за взвешенный подход к толкованию первоисточников мусульманского вероучения с учетом реалий развития современного общества, необходимость усиления элементов светского образования в мусульманском просвещении и приобщение уммы к общемировым достижениям культуры и человеческой цивилизации, лояльность к традиционным адатным формам ислама, сложившимся в различных регионах распространения религии. Основная отличительная черта модернистского (модернизационного) исламского религиозного образования его относительная аполитичность, возможность включения в обучение элементов политико-идеологической подготовки, но с конструктивной позицией по вопросам политики.


ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Проблема становления отечественной системы исламского религиозного образования в России впервые остро стала перед руководством страны и научным сообществом в конце ХХ века.

Образовался порочный круг: религиозная безграмотность населения, сопровождающаяся распространением среди мусульманского населения России идей фундаменталистско-экстремистского толка, неспособность российского мусульманского духовенства противостоять разрушительной религиозной пропаганде, обучение значительной части молодого исламского духовенства за рубежом привели к росту террористической активности мусульманского населения страны, а также активному противостоянию исламских радикалов светским властям вплоть до призывов к джихаду. В связи с этим на повестку дня стала не только проблема построения системы исламского религиозного образования в России, но и проблема выбора стратегии, или модели, в рамках которой будет функционировать данная система.

Задача была поставлена глобальная, так как необходимо было блокировать экстремизм в России, внедрить в религиозную образовательную систему инновации, а также сформировать институт регистрации и лицензирования исламских религиозных учебных заведений на территории РФ. Представителям органов власти, а также мусульманской умме стало понятно, что без финансовой поддержки государства осуществить желаемое просто невозможно.

Российская Федерация согласно Статье 14 Конституции РФ является светским государством, что препятствует непосредственной помощи органов государственной власти развитию религиозного образования, в том числе исламского. Однако решение проблемы было напрямую связано с государственными интересами и национальной безопасностью РФ, в связи с чем был создан особый механизм взаимодействия органов государственной власти и исламских религиозных организаций.

Первые шаги в рамках реализации данного проекта сделал Президент РФ в 2002 году. Об этом свидетельствуют следующие поручения Президента России:

1) Поручение Президента РФ В. В. Путина от 21.05.2002 № Пр-849 М. М. Касьянову, Ю. М. Лужкову, Ю. С. Осипову «Предложение об открытии в г. Москве Исламского университета заслуживает внимания. Прошу проработать вопрос и доложить»;

2) Поручение Президента РФ В. В. Путина от 19.06.2002 № Пр-1089 «Продолжающиеся проявления религиозного экстремизма в стране требуют принятия дополнительных мер по повышению уровня взаимодействия государства с религиозными объединениями. Прошу в первоочередном порядке разработать комплекс мер по оказанию организационной, материальной и методической помощи в развитии сферы религиозного образования, прежде всего мусульманского».

Однако формирование нормативно-правовой базы взаимодействия органов государственной власти и исламских религиозных организаций началось только в 2007 году. Ответственными за реализацию данного проекта были назначены Министерство образования и науки Российской Федерации и Федеральное агентство по образованию. Был создан Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования, функцией которого было осуществлять посредничество между государством и исламскими организациями, в первую очередь финансовое.

Основу нормативно-правовой базы сотрудничества составили следующие документы:

1) Конституция РФ;

2) Федеральный закон РФ от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»;

3) Федеральный закон РФ от 10.07.1992 № 3266-I «Об образовании»;

4) Федеральный закон РФ от 28.02.2008 № 14-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части лицензирования и аккредитации учреждений профессионального религиозного образования (духовных образовательных учреждений)»;
5) Федеральный закон РФ от 
24.07.2007 № 198-ФЗ «О федеральном бюджете на 2008 год и на плановый период 2009–2010 годов»;

6) Федеральный закон РФ от 28.02.2008 № 14-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части лицензирования и аккредитации учреждений профессионального религиозного образования (духовных образовательных учреждений)», которым внесены небольшие дополнения в Закон РФ «Об образовании» и в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»;

7) Распоряжение Правительства Российской Федерации от 14.06.2007 № 775-р, которым был утвержден План мероприятий по обеспечению подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама в 2007–2010 годах;

8) Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 04.07.2007 № 196-дсп «Об обеспечении подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама в 2007 году»;

9) «Комплексная программа содействия развитию сферы религиозного образования на 2005—2015 гг.», разработанная Министерством образования и науки Российской Федерации.

Созданная нормативно-правовая база позволила в рамках мероприятий по развитию исламского образования создать в исламских религиозных вузах кафедры по преподаванию светских социально-гуманитарных дисциплин (история России, обществознание, регионоведение, теология и др.) в виде филиалов кафедр государственных вузов. Эти кафедры создавались на основе договоров о сотрудничестве между государственными и исламскими религиозными вузами и финансировались за счет бюджетных средств, выделенных на реализацию специальных программ Министерства образования и науки России.

Финансирование государством данного проекта осуществлялось по следующим направлениям:

1) Финансирование из федерального бюджета Российской Федерации;

2) Финансирование из бюджетов субъектов Российской Федерации;

3) Финансирование через созданный Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования.

Логика выстраивания взаимодействия между органами государственной власти и исламскими религиозными организациями такова: финансирование выделяется для определенного государственного (светского) вуза, за которым закрепляется в качестве партнера определенный мусульманский вуз. Эти два вуза заключают соответствующий договор о сотрудничестве, совместно выполняют работы, предусмотренные планом. План предусматривает различные научные, учебные, а также методические направления работы.

По решению Министерства образования и науки РФ, пять исламских вузов были прикреплены, соответственно, к пяти государственным вузам.

Государственные ВУЗы, участвующие в программе:

1) Московский государственный лингвистический университет (г. Москва);

2) Кубанский государственный университет (г. Краснодар);

3) Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского (г. Нижний Новгород);

4) Смольный институт свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета (г. Санкт-Петербург);

5) Северо-Кавказский государственный технический университет.

Базовыми исламскими религиозными ВУЗами в проекте были определены следующие:

1) Московский исламский университет (г. Москва);

2) Российский исламский университет (г. Казань);

3) Российский исламский университет при Центральном духовном управлении мусульман России (г. Уфа);

4) Северо-Кавказский исламский университет имени имама Абу Ханифы (г. Нальчик);

5) Северо-Кавказский исламский университетский центр (г. Махачкала).

В проект был также включен Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет.

В данные светские ВУЗы осуществлялся целевой набор абитуриентов по квотам (религиозному признаку), на основе рекомендаций духовных управлений мусульман. В 2007 году — первый год реализации проекта — было набрано по 10 человек в Институт международных отношений и социально-политических наук Московского государственного лингвистического университета — на специальность «Культурология» (востоковедение, арабский язык); на факультет международных отношений Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского — на специальность «Политология» (востоковедение, арабский язык); в Смольный институт свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета — на специальность «Искусства и гуманитарные науки» (востоковедение, арабский язык); в Северо-Кавказский государственный технический университет на специальность «Социология» (исламская социология, арабский язык); в Кубанский государственный университет на специальность «История».

Результатом совместной деятельности при масштабном финансировании со стороны государства стало также издание в рекордно короткие сроки значительного количества учебных, учебно-методических и научно-справочных пособий, учебников, монографий, научно-популярной литературы, способствующих религиозному воспитанию и образованию в духе традиционного ислама представителей мусульманских народов Российской Федерации.


СОВРЕМЕННЫЕ РЕАЛИИ

По данным официального сайта Совета по исламскому образованию, который задействован в проекте по развитию отечественного исламского религиозного образования, на сегодняшний день в России функционируют 25 средних учебных религиозных учреждений (9 — в Республике Татарстан; 3 — в Республике Башкортостан; 2 — в Республике Чечня; 1 — в Кабардино-Балкарской Республике; 1 — в Республике Ингушетия; 1 — в Чувашской Республике; 1 — в Пермском крае; 1 — в Астраханской области; 1 — в Нижегородской области; 1 — в Оренбургской области; 1 — в Самарской области; 1 — в Саратовской области; 1 — в Ульяновской области; 1 — в Москве) и 9 высших учебных религиозных заведений (2 — в Республике Дагестан; 1 — в Республике Башкортостан; 1 — в Республике Ингушетия; 1 — в Республике Кабардино-Балкария; 1 — в Республике Карачаево-Черкессия; 1 — в Республике Татарстан; 1 — в Республике Чечня; 1 — в Москве). Данный сайт предоставляет информацию только о религиозных учреждениях, которые осуществляют свою деятельность в рамках разработанной государством программы по развитию исламского образования.

Следует отметить, что информация о количестве ВУЗов на официальном сайте ДУМ Республики Татарстан и Интернет-ресурсе ДУМ Республики Башкортостан соответствует предоставленной сайтом Совета по исламскому образованию информации: 1 ВУЗ в Республике Татарстан и 1 ВУЗ в Республике Башкортостан.

На Северном Кавказе дело обстоит иначе. В реальности только в Республике Дагестан по состоянию на 01 июля 2014 года Комитет по свободе совести, взаимодействию с религиозными организациями РА предоставляет следующие данные: 8 высших исламских религиозных учебных заведений, 39 медресе. Лицензию, дающую право на осуществление образовательной деятельности, имеют 7 вузов из 8. Из 39 зарегистрированных медресе лицензии на право осуществления образовательной деятельности имеют только 12. Это говорит о том, что проблема остается нерешенной, так как до сих пор функционируют исламские религиозные образовательные учреждения, не прошедшие процедуру регистрации, а также осуществляющие свою образовательную деятельность вне рамок разработанных при участии государства и светских ВУЗов программ и стандартов.

Более того, необходимо остановиться на следующих моментах. Сразу же после образования нового Северо-Кавказского федерального округа, при непосредственном участии Полпреда округа — Александра Хлопонина — в 2011 году был запущен проект по формированию Северо-Кавказского федерального университета, в состав которого вошли Северо-Кавказский государственный технический университет, Ставропольский государственный университет, а также Пятигорский государственный гуманитарно-технологический университет. Напомним, что Северо-Кавказский государственный технический университет был определен государством в качестве светского ВУЗа-партнера, за которым был закреплен Северо-Кавказский университетский центр исламского образования и науки. После упразднения Северо-Кавказского государственного технического университета и вхождения его в состав CКФУ партнерские отношения с Северо-Кавказским университетским центром исламского образования и науки (СКУЦИОН) были приостановлены. В том же 2011 году был убит ректор СКУЦИОН — Максуд Садиков. Еще ранее в 2009 году был застрелен ректор включенного в партнерские отношения Северо-Кавказского исламского университета имени имама Абу Ханифы — Исмаил Бостанов. А в 2010 году был убит глава Духовного управления мусульман Кабардино-Балкарии, курирующий работу Северо-Кавказского исламского университета имени имама Абу Ханифы — Анас Мусаевич Пшихачев. Таким образом, на Северном Кавказе вся программа по созданию партнерских отношений светских и исламских религиозных ВУЗов была свернута.

Более того, Интернет-портал «Кавказский узел» опубликовал неутешительные количественные данные, а именно: в 2009 году на Северном Кавказе было убито 8 священнослужителей; в 2010 году — 6; в 2011 году — 10; в 2012 году — 11; в 2013 году — 3; в 2014 году — 5.

Таким образом, на Северном Кавказе, где эта проблема наиболее актуальна, с момента создания Северо-Кавказского федерального округа, несмотря на Поручения Президента РФ Владимира Путина, которые Полпред Алексанр Хлопонин просто обязан был курировать и взять под контроль, партнерские отношения светских и религиозных учебных заведений прекратились. Более того, убийства ректоров исламских ВУЗов и религиозных деятелей, активно выступавших против радикального ислама и принимавших самое непосредственное участие в выстраивании системы традиционного исламского религиозного образования в России, а также растущее число российских граждан, встающих на сторону ИГИЛ, свидетельствуют о том, что главные задачи проекта — борьба с ваххабизмом, инновации в системе религиозного образования, а также реально работающий институт лицензирования религиозных учебных заведений — просто не были реализованы.


ВЫВОД

Одним из наиболее серьезных хронических заболеваний России является проблема нетрадиционного радикального ислама, а современная геополитическая ситуация только провоцирует его серьезный рецидив. Выход один — построить и обеспечить жизнеспособное функционирование традиционного для России исламского религиозного образования. К сожалению, запущенная государством программа по его созданию, не смотря на масштабное финансирование в обход конституционного принципа светскости РФ, на Северном Кавказе провалилась по вине бывшего Полпреда СКФО Александра Хлопонина. В итоге пришли туда, откуда вернулись: не имеющие лицензии религиозные исламские ВУЗы на Северном Кавказе продолжают процветать, и «черный ящик» в лице получающих религиозное образование за рубежом, где свои, радикальные, понятия о традиционном исламе, уже открыт. В условиях отсутствия в России единого исламского центра с четкой структурой и иерархией по типу Русской Православной Церкви, любой грамотный проповедник имеет право занять место муфтия или имама, что порождает конфликт в самой мусульманской умме: с одной стороны, старый муфтият — сторонник традиционного для России ислама, а, с другой, новоиспеченные выпускники — приверженцы традиционного для Саудовской Аравии и Арабских Эмиратов радикального ислама.

Что делать? Ответ очевиден. Во всех российских мечетях должны служить духовные лица, проповедующие традиционный для России ислам, а для этого необходимо в срочном порядке возрождать систему партнерских отношений светских и религиозных ВУЗов на Северном Кавказе, учитывая опыт действующих проектов по развитию исламского религиозного образования в Республике Татарстан и Республике Башкортостан. Созданному в 2015 году Федеральному агентству по делам национальностей сам Бог велел взять дело в свои руки и на основе уже созданной нормативной базы серьезно подойти к решению данной проблемы и помнить, что просто «поддерживающей терапии» будет не достаточно.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Ислам — религия интеллектуалов 

Ислам и Православие в России: исторический опыт взаимоотношений 

«Ислам — это яркий элемент российского культурного кода» 

Православие и Ислам: 225 лет сотрудничества во благо России 

Существует ли «исламская угроза»?




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
755
3465
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика