Партия нового типа и трансформация общественного сознания

Партия нового типа и трансформация общественного сознания

Доклад публициста и аналитика Михаила Алексеевича Кудрявцева на научно-экспертной сессии «Партия нового типа: необходимость и перспективы создания в России», состоявшейся 28 октября в Москве

Говоря о создании партии нового типа, чаще всего неявно подразумевают две вещи. Во-первых — что существует чёткое понимание задач, которые должна решить партия в случае прихода ко власти или влияя на власть. Во-вторых — что в обществе достигнуто согласие, достаточное для реализации властью поставленной цели без существенного сопротивления населения. Тем самым, для реализации высших целей данной партии просто нужно прийти к власти и потом — проводить запланированную политику. Именно это пытаются сделать самые искренние русские патриоты, актуальные и потенциальные подходы которых к партийному строительству мы разберём в этом докладе.

Думается, в современной России и близко не соблюдается ни одно, ни другое условие для создания партии и реализации её целей. Нет точного понимания самых неотложных задач, которые предстоит решить приходящей во власть партии нового типа. Составленные сейчас программы — это ответ на узкий круг вопросов, а не цельное мировоззрение, в рамках которого можно выстроить последовательную стратегию, умело приспосабливаясь к конкретным ситуациям. Более или менее цельное мировоззрение сейчас, разве что, у прозападной антипутинской оппозиции, которая мечтает оформить окончательный отказ от имперских амбиций России и пристроиться к Западу в роли младшего партнёра.

В свою очередь, общественное согласие сейчас сложилось только вокруг политики, которую и так проводят официальные власти. Настоящей национальной идеей нынешней РФ является требование «дайте нам умереть спокойно», прикрытое фейковой великодержавностью. При этом само общество не осознаёт собственной национальной идеи и склонно сравнивать себя с «мудрой обезьяной на вершине холма». Каждое новое предательство, будь то сдача русских в Средней Азии или в Новороссии, не говоря уже о подставе Сирии под нынешний ужас, воспринимается им как мудрый тактический ход, позволяющий выиграть время и укрепиться, добиться своего процветания, пока жертвует кто-то другой. И дело тут не только в пропаганде. К мобилизации население неготово, и это ставит под вопрос даже возможность удержаться у власти для той партии нового типа, которая гипотетически может оказаться у власти и проводить мобилизацию.

По этой причине, если мы говорим о патриотической альтернативе существующему курсу, то недостаточно создавать партию и вести её к власти, хотя и это тоже нужно. Необходимо улучшать собственное понимание происходящего и готовить общественную атмосферу, что должно и сделать невозможным продолжение текущего курса, и облегчить поворот к самостоятельности России. Иначе говоря, реализовать глобальный поворот России к оздоровлению и проведению патриотической политики невозможно без предварительной работы патриотического движения по насаждению своей культурной гегемонии, распространению своих ценностей и подходов к решению общественных проблем. Параллельно необходимо добиться усиления публичного компонента в политике РФ. Перевести политический процесс из плоскости кулуарных договорённостей в плоскость публичного обсуждения принимаемых решений — вот обязательное условие успешного воздействия на государственный аппарат.

И пока патриотической оппозиции нечем похвастаться в этой части, полезно было бы оценить опыт врагов, в частности, то, как готовились две революции на Украине (2004 и 2014 гг.). В ходе этой подготовки была проведена огромная работа по изменению общественного сознания. Массы населения были повёрнуты от пусть смутной, но распространённой идеи общей судьбы с Россией в сторону «европейской ориентации», ради которой стоит отречься от русскости. Обе революции не реализовались бы, если бы не успешная дискредитация России и всего русского, дополненная делегитимацией режима, искусственно привязанного к России в общественном сознании. За несколько лет революционерам удалось распространить в изначально пророссийском обществе нужный им дискурс.

Перед дальнейшим изложением следует оговориться, что, выдвигая рекомендации для «партии нового типа», мы имеем в виду не схему «или», а схему «и». Смещение акцентов в сторону информационного поля и общественного мнения, которое мы отстаиваем в данной работе, не должно полностью исключать традиционную работу политических активистов в собственно борьбе за политическую власть, тем более что многие люди по своему типу более склонны к ней, чем к работе со смыслами. Однако, когда выбор есть, нужно оптимально распределить соотношение усилий между работой по распространению нужного дискурса и традиционной политической активностью типа раздачи листовок или участия в выборах. Главным критерием для определения приоритетов партии нового типа должна стать долгосрочная эффективность использования сил.

Например, раздавать листовки на улицах, конечно, может оказаться полезно, но никакая из современных российских партий не сможет сравниться с телеканалами по массовости и длительности воздействия на обывателя. Поэтому на раздачу листовок, пока массы неготовы их воспринять, будет уходить много ресурсов, а толку будет мало. Напрямую переиграть правящий режим на этом поле невозможно. А вот целенаправленно воздействовать на определённые слои, которые смогут понести разработанный дискурс дальше, — это, конечно, тоже непросто и может потребовать больше сил для переубеждения конкретных людей, но по соотношению результата к затратам окажется лучшим выбором.


ЕДИНАЯ АРМИЯ ИЛИ СЕТЕВОЕ ДВИЖЕНИЕ?

Если следовать украинскому опыту, да и припомнить историю других стран, совершавших большие повороты, то напрашивается вывод, что партии нового типа, которая добивается принципиального, а не косметического поворота в политике, не стоить быть единой армией. Единая армия вероятнее ошибётся и коллективно шагнёт в пропасть, её легче «прихлопнуть» одним ударом. Менее рискованным решением было бы сетевое движение, работающее в рамках общей парадигмы в условиях сотрудничества и конкуренции, в котором одна часть сил сосредоточена на традиционной политической деятельности (связанной с участием в выборах и проведением своих кандидатов во власть), а другая — работала бы с обществом, подобно тому как это делали и делают на Украине «грантоедские» конторы. Речь идёт о мелких НГО (негосударственных организациях), не оформленных (в отличие от партий и политических движений) как сообщества, претендующие на власть путём выдвижения кандидатов на выборах, но открыто реализующих в легальном поле задачу завоевания власти над умами. По результатам событий они сделали больше иных партий в смене режима. При этом, прикрываясь своим якобы непартийным и в некоторых случаях неполитическим статусом, они могли открыто навязывать прозападное мировоззрение, но выводились из-под удара, которое государство могло бы нанести по структурам, непосредственно ориентированным на взятие власти. Другое дело, что в украинском случае никто не громил даже боевиков партии «Свобода» в их лагерях подготовки, но проблема в том, что, если бы и разгромили, превалирующее настроение в Киеве всё равно бы стало антироссийским и боевики нашлись бы сами собой. И когда этих боевиков потребовалось задействовать, у них уже была достаточная общественная легитимность.

Поэтому, с точки зрения как организационной оптимальности, так и механизмов распространения точки зрения, оппозиционное движение должно стремиться к созданию не единой монолитной «суперструктуры», а разветвлённой сети разноуровневых групп и ресурсов с как минимум тремя-четырьмя «базовыми центрами» и аналогичным или чуть большим количеством публичных в полном смысле фигур. Это даёт как минимум три преимущества. О гибкости и возможности уходить в тень в случае необходимости, сохраняя актив, мы уже говорили выше. Но несколько формально не связанных друг с другом НГО могут банально произвести более весомый кумулятивный эффект информационного влияния, чем одна монолитная структура. Ситуация, когда официально пропагандируемой точке зрения противостоит один принципиальный правдоруб, которого в любой момент можно объявить чудаком или сумасшедшим, и ситуация, когда альтернативная точка зрения высказывается несколькими авторитетными специалистами под солидной вывеской аналитического центра, совершенно различны по влиянию на общественное мнение.

Но помимо сугубо количественного фактора, здесь вступает в силу ещё и фактор полемичности генерируемого дискурса. Предлагаемые обществу тезисы должны быть предметом активной дискуссии как в рамках сегмента, принадлежащего к партии нового типа, так и в порядке конкуренции с другими политсилами. Нельзя замыкаться только в своём кругу и вариться в собственном соку, иначе дискурс превращается в монолог в духе «тихо сам с собою я веду беседу». Дискуссия эта должна относиться к наиболее насущным теоретическим и практическим вопросам русского движения и общественной жизни в целом. Не стоит бояться давать публичные ответы на инициативы противников, равно как и выступать с такими инициативами самостоятельно, иногда вбрасывая излишне радикальный тезис, чтобы в ходе дискуссии выйти на более оптимальный вариант. Конструктивная критика — тоже неотъемлемый элемент политической работы, благодаря которому происходит отбрасывание ложных посылов и неверных аргументов. А доказательство неправоты конкурентов повышает ценность аргументов.

Есть и другие аргументы «за» нецентрализованный характер патриотического движения. Так, любая стандартная партия действует в рамках политического поля, ограниченного рамками существующего государства. Но если мы хотим создать подлинно русскую партию, которая бы выражала интересы русского народа во всей его целостности, как внутри, так и вне РФ (включая примкнувших к русскому цивилизационному ядру представителей других этносов). Нельзя замыкаться в пределах РФ. Необходимо формировать общее информационное поле, которое бы охватывало все русские земли, и по возможности включать представителей территорий вне РФ если не в качестве полноправных членов, то хотя бы в качестве участников партийного процесса с максимально возможными правами. Это усилит движение не только количественно, но и позволит расширить его идейные рамки. Одна из важных причин слабости РФ — малые масштабы, не позволяющие воспользоваться разнообразием империи. Если не вовлечь в процесс зарубежных русских, далее опять будут воспроизводиться порочные практики «вне РФ русских нет», а границы 1991 года продолжат укореняться в общественном сознании. С другой стороны, этим шагом можно будет и провести водораздел между русскостью реальной и притворной. Неприятие границ 1991 года — это практически единственное, что объединяет настоящих патриотов, преданных русским интересам, и что позволяет отделить русский патриотизм от «эрефянского».


ПРИНЦИПЫ ОФОРМЛЕНИЯ ПОСЛАНИЯ ПАРТИИ ОБЩЕСТВУ

Последнее замечание выводит нас на более глубокую проблему формирования программных установок партии нового типа. Существует два крайних подхода, одинаково неадекватных: озвучивание уже разработанной детальной программы, не подлежащей изменению, к которой жёстко требуют присоединиться от остальных, и озвучивание размытого компромиссного документа «за всё хорошее и против всего плохого», в котором ничего не конкретизировано и не к чему придраться.

Скорее всего, оба этих подхода несостоятельны. Первый не предполагает ни привлечения новых сторонников и расширения движения, ни коррекции программы в соответствии с требованиями жизни и под давлением обоснованной критики. Второй просто противоречит самой цели создания партии нового типа — добиться какого-то коренного изменения в государственной политике и общественной жизни, необходимость которого изначально разделяется лишь частью населения и встречает настолько мощные препятствия, что для преодоления сопротивления и реализации высших целей приходится создавать партию и вступать в борьбу.

Более перспективным подходом представляется обозначение позиции, озвучивание маркеров, которые объединяют «своих» и отделяют их от «чужих». Честное озвучивание важнейших ценностей и главных целей патриотического движения, демонстрация принципов своего мировосприятия и умения адекватно анализировать обстановку, — необходимое условие для того, чтобы потенциальные сторонники понимали нужность объединения, пусть даже озвученные принципы вызовут стойкое неприятие у противников. Надо понимать, что радикальные повороты всегда таковы, что кому-то категорически неприемлемы. Из этого, в частности, следует, что, если партийная программа удовлетворяет всех, то она или ложна или бессодержательна, не приносит никакого реального изменения к лучшему.

По этой причине партии нового типа надо гоняться не за массовостью, а за тем самым думающим меньшинством, которое реагирует не на общие вещи «за всё хорошее против плохого», а на конкретные, содержательные месседжи и предложения. Способы реализации поставленных целей можно будет обсудить и оптимизировать в полемике со сторонниками — с теми, кто в принципе разделяет общие установки. Это будет уже технократическое обсуждение — ответ на вопрос «как?», а не бесконечный спор на тему «что?». А вот ответы на вопросы «что?» как раз и нужно с самого начала зафиксировать в виде маркерных формулировок, отграничивающих «своих» от «чужих». Уже имея это разделение и общепринятые, среди «своих», рамки, определённые ценностями и мировоззренческими принципами, можно даже без единого централизованного командования прийти к сходным выводам о способах реализации высших целей. В этом сценарии сетевой характер движения не должен критически помешать формированию общей стратегии, напротив, позволит провести адекватный сложной многоаспектной проблеме «мозговой штурм».


НГО: ВЫРАБОТКА И ФОКУСИРОВАНИЕ ДИСКУРСА, ПОДГОТОВКА ПРОГРАММЫ И КАДРОВ

Таким образом, с какой бы стороны мы ни посмотрели на создание партии нового типа, мы приходим к необходимости наряду с собственно политической партией (или несколькими такими партиями) иметь более широкое общественное движение с сетью организаций, выполняющих задачу создания и распространения патриотического дискурса. Это должны быть не закрытые «клубы любителей игры на балалайке», а площадки для оформления и консолидации русской общественной мысли, формирования потенциальных «лидеров общественного мнения», обладающих высоким авторитетом, и систематического последовательного генерирования дискурса в русле целостного «русского проекта» с демонстрацией его интеллектуального и морального превосходства над идеологическими альтернативами. Пусть таких площадок будет не очень много (излишнее рассредоточение дискурса неизбежно повлечёт эрозию идеологического течения и утрату его социального фокуса), зато они должны стать своего рода точками информационного притяжения, которые другие социальные группы не смогут игнорировать, и которые постепенно сложатся в более или менее однородное информационное поле.

В этом плане нам нужно ещё раз внимательней присмотреться к опыту наших врагов, в частности, к деятельности НГО, которые в украинском случае сначала продвигали евроатлантическую ориентацию, а после провозглашения внеблоковости в 2010 г. — переключились на европейскую тему. Если российская патриотическая оппозиция хочет чего-то добиться, то ей придётся создавать аналогичную сеть из нескольких НГО, не отдавая весь сектор на откуп прозападным грантоедам.

Среди функций, возлагаемых на сектор НГО, нужно выделить следующие:

1) Интеллектуальная консолидация

Создание одной, а затем и нескольких групп единомышленников- профессионалов, целенаправленно занимающихся осмыслением текущих реалий и проработкой возможных сценариев будущего с точки зрения интересов русского народа, — это уже большой плюс по сравнению с разговорами на кухне или обменом мнениями в блогосфере. Коллективная работа, как известно, создаёт синергетический эффект, повышая эффективность и отдачу от процесса. Особенно полезно в этом плане объединять усилия специалистов в различных сферах общественной жизни, чтобы кумулятивном образом охватывать как можно больше аспектов в потенциальной русской стратегии.

Разумеется, такие группы не могут оставаться закрытыми клубами, они должны привлекать в свои ряды новых участников, чтобы каждый, кто может внести вклад в общую работу, имел возможность это сделать. Конечно, для этого нужен эффективный механизм обратной связи.

2) Разработка стратегии

Главная задача таких групп — это, вне сомнений, разработка стратегии продвижения русских интересов в условиях дальнейшего кризиса путинского режима. Для этого необходимо:

а) построение адекватных моделей текущих процессов как внутри, так и вокруг РФ в континентальном и глобальном масштабе, определение вероятных сценариев развития событий, нахождение факторов, которые могут на них повлиять, и незапоздалое выявление ключевых временных периодов, когда возможны качественные переломные изменения текущих сценариев;

б) формирование целостного представления о русских интересах при полном понимании того, что они не тождественны, а иногда противоположны интересам государства РФ и его правящего режима;

в) анализ гипотетической стратегии нынешней власти с точки зрения обеспечения русских интересов;

г) проработка оптимальных форм и методов возможных действий, необходимых для реализации русских интересов в конкретных условиях.

3) Формулирование альтернативной повестки дня

Навязывание собственных тем для публичного обсуждения вместо ложных или второстепенных проблем, искусственно подброшенных официальной пропагандой и прозападной оппозицией для замыливания наиболее актуальных и острых вопросов.

4) Генерирование дискурса

Регулярное озвучивание публичной позиции по актуальным проблемам общественной жизни, в первую очередь её политического направления, привлечение внимания к новым проблемам, предложение собственных оценок и практических альтернатив. Основная задача — мобилизация общественной поддержки, постепенное убеждение аудитории в правильности предлагаемой позиции, вхождение в спектр базовых узнаваемых общественных течений.

Такое генерирование может осуществляться путём:

— ведения регулярной хроники текущих событий с их комментированием с точки зрения выбранной политической позиции, то есть информационного сопровождения текущих событий (при этом надо иметь в виду отсутствие возможности завалить аудиторию потоком сообщений, чем занимаются пропагандисты официальной линии);

— развёрнутого комментирования ключевых событий политической жизни общества;

— ведения индивидуальных блогов отдельных участников для выражения личного мнения по тем или иным аспектам в менее формальном ключе;

— выработки рекомендаций тем или иным публичным фигурам, политсилам или социальным группам относительно возможных действий в сложившихся критических условиях;

— формулирования прогнозов по тем или иным сценариям развития событий с обязательным отслеживанием их воплощения в жизнь;

— написания аналитических статей с разбором определённой тенденции или эволюции какого-либо аспекта общественной жизни;

— составления обзоров качественных изменений в политической и экономической обстановки за определённый период (квартал, полгода, год);

— подготовки тематических докладов с обобщением полученных выводов и рекомендаций;

— разработки целостной политической программы (по мере выхода на более высокий уровень);

— проведения публичных мероприятий с обсуждением предложенных идей (как минимум раз в два месяца, плюс круглый стол по каждому тематическому докладу) и участие в аналогичных мероприятиях других структур;

— записи и публикации бесед и интервью с участниками группы и другими экспертами в аудио- и видеоформате;

— выступлений в печатных и аудиовизуальных СМИ.

Важной особенностью аналитической работы НГО должна стать принципиальная воспроизводимость создаваемых ими смыслов, т.е. возможность для постороннего человека, разделяющего установки и ценности генератора дискурса, применить ту же методологию и независимо проанализировать в похожем ключе стандартную ситуацию, приносимую потоком событий. Так же как при изучении любой науки главное — не зазубривание уже известных результатов, а овладение методами, позволяющими получать правильные результаты самостоятельно. Аудитория НГО не должна становиться сектой, способной только повторять за своим гуру и трепетно ожидающей от него новых установок и поучений, как реагировать на очередное событие.

При правильном подходе к воспроизводимости создаваемого дискурса патриотическое оппозиционное движение быстро преодолеет свою критическую зависимость от личностей первых идеологов (основателей дискурса) и станет менее уязвимым к возможной потере существующих лидеров.

5) Подготовка новых лидеров и подбор компетентных кадров

Помимо продвижения новых идей, необходимо параллельно формировать и укреплять авторитет, во-первых, самих участников данной группы, стремясь утвердить их в качестве лидеров общественного мнения, а во-вторых, тех фигур, которые потенциально могут стать лидерами русского движения либо стать неполитическими ведущими специалистами, участвующими в подготовке оппозиционных программ. Привлекать к ним внимание, посвящать им отдельные статьи, записывать передачи.

Собственно авторитет группы и авторитет отдельных её участников — вещи взаимодополняющие, но что-то должно идти на первом месте. Тут возможны два варианта-либо создавать условный аналитический центр с чистого листа и, работая в анонимном режиме, нарабатывать ему авторитет, чтобы потом стать трамплином для новых лидеров, либо сразу создавать центр на уже имеющемся авторитете отдельных его участников, но тогда есть риск, что центр будет ассоциироваться именно с этими участниками, проще говоря, восприниматься как личная лавочка господина А. Преимущества есть у обоих вариантов. Первый позволяет привлечь к работе публичные фигуры, которые не могут или не хотят подписываться под материалами слишком радикального содержания, а также политических эмигрантов, имеющих проблемы с личной безопасностью. Но для поиска средств на организацию проекта необходима хотя бы минимальная узнаваемость, что на данном этапе имеется только у отдельных уже проявивших себя в сетевой аналитике персон.


Итак, если говорить о партии нового типа, которая на самом деле хочет добиться коренного поворота в политике в интересах русского народа, то это должна быть не просто традиционная партия, а целое движение со множеством мелких организаций, объединённых общей целью — ясно сформулированными принципами, объединяющими патриотов и отделяющими их от непатриотов. Прежде всего, необходимо усиление работы с общественном мнением, сосредоточенное на тех слоях населения, которые смогут понести создаваемый дискурс дальше. В число первоочередных задач этого движения (которое может быть, если хотите партией нового типа) может войти следующее:

1. Консолидировать и отделить настоящих патриотов одновременно с выработкой объединяющей и отмежёвывающей программы-минимум (неприятие границ 1991 года и зависимости России от Запада).

2. Создать возможности для включения зарубежных русских.

3. Сформировать информационное поле вокруг русской идеи и русских интересов. Сформулировать альтернативную повестку дня, выдвигая на первый план сущностные, критические проблемы выживания русской цивилизации.

4. Выдвинуть новых лидеров, пользующихся поддержкой русских как внутри, так и вне РФ.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
92
251
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика