Перемен требуют наши сердца

Перемен требуют наши сердца

Довольно любопытная ситуация складывается в немецкой правящей партии ХДС. Преемница Меркель Аннегрет Крамп-Карренбауэр, которую сама канцлер нашла, выпестовала и провела по партийной лестнице, и которая должна была сменить Меркель в 21 году, подала в отставку со своих постов. Причин у такого решения, наверное, много, однако немцы расценивают произошедшее как аппаратное поражение Меркель. Теперь вопрос с ее преемником снова неясен, а значит — неясен вопрос и с будущей политикой Германии.

Скорее всего, против Крамп-Карренбауэр сыграло то, что она позиционировалась как человек Меркель и политик, чьи взгляды очень близки нынешнему канцлеру. Меркель у власти 15 лет, как, впрочем, и ее бывший патрон Гельмут Коль, который находился на первом посту тоже полтора десятилетия. Психологически люди устают от бесконечной стабильности, которая более похожа на застой и болото. «Перемен требуют наши сердца!» И конкурентное преимущество Крамп-Карренбауэр при наличии запроса на обновление стало ее отрицательным кейсом. Какой смысл менять одно на другое, такое же?

Здесь и существует противоречие, которое мало зависит от степени демократичности политической системы. Стабильность, как самодостаточная цель, становится тормозом для развития. Это лишь попытка зафиксировать положение и удерживать его как можно дольше. Такая установка закладывает будущий кризис, который чем дольше откладывается, тем масштабней и разрушительней выглядит в конце.

Ситуация в Германии очень похожа на нашу российскую. У нас тоже стабильность возведена в ранг высшей ценности, и тоже привела к масштабному и неразрешимому кризису. Любые попытки задавить изменения не могут отменить стойкий запрос на обновление. Несмотря на все парадные социологические отчеты, рейтинг Путина падает, и вплотную приблизился к 30 процентам — это фактически самый нижний порог легитимности, так как в обществе, в котором традиционно сильны патерналистские традции отношений народа и власти как детей и родителей, треть населения всегда и при любых обстоятельствах будет поддерживать любую власть. И именно эта треть остается сегодня единственным источником легитимности правящего режима. Остальной народ так или иначе, но готов к переменам, включая системные. И с этим ничего поделать нельзя.

В демократических странах есть легальная возможность ответить на подобный запрос простой сменой лиц, не меняя курса. Какое-то время это работает. У персоналистских диктатур такой опции нет — персональная смена формального лидера сама по себе ведет к тяжелым потрясениям. В России, где власть и собственность неразделимы, смена фигуры диктатора неизбежно ведет к масштабному перераспределению собственности, а значит — к утрате стабильности. Персоналисткий характер управления генерирует циклические кризисы, перманентно переходящие в катастрофы, когда диктатор любой ценой пытается удержаться у власти.

Если для демократической системы упор на стабильность прикрывает в первую очередь управленческую несостоятельность правящей группы, которая не может выдвинуть проект развития, то для диктатуры ситуация усугубляется еще и рисками перераспределения собственности. Эти риски становятся дополнительным фактором, замораживающим любые, даже крайне необходимые, изменения.

Тем не менее, законы развития обмануть невозможно. Система, попавшая в застой, политкорректно называемый стабильностью, накапливает внутренние противоречия, которые накладываются друг на друга и в конце концов создают ситуацию идеального шторма. И тогда никакие политтехнологические заготовки вроде преемников, тандемов или как в России сегодня — конституционных переворотов — не имеют никакого значения.

Наступает момент, когда накопившаяся социальная энтропия прорывает зацементированные стены и разрушает всю конструкцию. Это справедливо для Германии, это справедливо и для нас.

Разве что Германия может пережить такое потрясение без катастрофы, а вот мы, по всей видимости, лишены этой возможности. Периферийный, да вдобавок еще и криминально-мафиозный капитализм невозможно реформировать изнутри, его можно только снести.

Анатолий Несмиян

Источник


Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике. (Санкт-Петербург).



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов»


Comment comments powered by HyperComments
2510
7273
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика