Перестройка глобального нефтяного рынка

Перестройка глобального нефтяного рынка

ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ ЭМБАРГО

К середине апреля совокупное мировое потребление нефти и нефтепродуктов опустится ниже 60 млн баррелей, что будет соответствовать потерям более 40% от типичного потребления (речь идет о потерях 40 млн потребления). Это самое быстрое и мощное сжатие в истории мирового энергетического рынка.

В структуре потребления нефти и нефтепродуктов 70% занимает транспорт (и 11–12% авиация), промышленность 25% (из которых 15% нефтехимия и фарма), 4–5% потребление домашних хозяйств и компаний.

По регионам на Азию приходится 36% мирового потребления, вся Африка и страны бывшего СССР по 4%, Ближний Восток 9%, Европа (Западная, Восточная + Турция) в совокупности 15%, Центральная и Южная Америка около 6.5%, Северная Америка 25%. В условиях стабильной макроэкономической ситуации.

Сейчас ожидаемые потери по Европе около 65–70% или минус 10 млн баррелей по потреблению, Африка теряет 25% (минус 1 млн), Ближний Восток около 30% (минус 2.7 млн), страны бывшего СССР 45% или минус почти 2 млн, Азия около 33–35% (минус 12 млн), Северная Америка минус 40–45% (потери 11 млн потребления). Не самые пессимистичные оценки, может быть и хуже, т.е оценки по верхней, оптимистичной границе. Мои расчеты не учитывают поставки в стратегические государственные резервы, в коммерческие резервы, в промежуточные транзитные хабы и в танкеры на хранение. Это потребление. Самые последние оперативные сводки с американских НПЗ позволяют судить, что провал потребления может быть более серьезным и это в США, где ситуация по умолчанию лучше в сравнении с Европой в виду транспортной специфики и культуры.

Минимальная концентрация общественного транспорта при значительном транспортном плече даже в условиях полной блокады не слишком радикально скажется на агрегированном трафике (в сравнении с Европой).

Производство авиакеросина в США на 27 марта упало почти на 40% относительно аналогичного периода года.


Это уровни конца 80х годов. В виду инерции и специфики работы НПЗ, провал производства продолжится, т. к. авиация вся встала, а резервов для хранения керосина недостаточно, чтобы работать «на склад»

Производство бензина теряет около 35% относительно «естественного уровня». В пересчете на автопарк производство бензина одно из самых низких в истории стало.


Сейчас энергетические корпорации хранят в резервах 247 млн баррелей бензина — это близко к максимуму за все время (261 млн). Работа на запасы также невозможна, что будет означать необходимость снижения загрузки мощностей НПЗ по производству бензина, т. к. оценочный уровень дневного спроса составляет на середину апреля 5.5–6 млн баррелей (сейчас производят 7 млн против нормы в 10 млн). Все это более, чем красноречиво сигнализирует о реальном провале спроса.

К чему все это? При профиците в 40 млн баррелей общемировые свободные резервы для хранения нефти (государственные + коммерческие), вместе со всеми доступными танкерами заполнятся под завязку к концу апреля. Это если ничего не менять, или если они будут слишком долго спорить о том, кто виноват в текущем энерго кризисе. Чтобы как-то стабилизировать рынок не только ОПЕК с Россией, а весь мир должен в половину остановить свои добывающие мощности. Никакие 10 млн не помогут и 15 млн ничего не решат, даже 20 млн. Для справки, Россия + Саудовская Аравия вместе добывают 23.5 млн баррелей нефти и нефтепродуктов. Текущая конъюнктура такова, что для стабилизации рынка будет даже недостаточно полностью выкинуть с рынка двух крупнейших в мире производителей, обеспечивающих почти четверть мировой добычи.

Но есть один нюанс. Дно по потреблению нефти сформируется как раз к середине апреля. Европа первой начнет ослабевать меры по карантину сразу, как только количество новых зараженных минус умершие минус количество вылеченных за день будет равно нулю. Италия и Испания подойдут к этой точке 12—14 апреля, остальные страны Европы к 20—25 апреля, США примерно там же. Но этот процесс не быстрый. К середине мая будет восстановлена лишь половина от выпадающего на начало апреля потребления нефти, т. е. мировое потребление будет около 80 млн баррелей в середине мая, ближе к 90 млн к июню—июлю, а дальше поиск новой точки равновесия, нового баланса. Возврата к прежним 100–102 млн в этом году не будет ни при каких условиях. Экономический шок приведет к необратимым убыткам по году и падению мировой экономики, что на потреблении нефти отразится в снижении на 5–8 млн потребления к концу года, т. е. около 95 млн на декабрь 2020

И вот теперь самое интересное для США и одновременно страшное для России. Весь экспорт России по нефти и нефтепродуктам составлял в лучшие годы немногим больше 8 млн баррелей. Переизбыток нефти на мировых рынках привел к тому, что дисконт по новым контрактам на май неделю назад составлял почти 15 долл или 2/3 от цены на тот момент — это самый значительный дисконт за всю историю поставок российской нефти на внешние рынки. Это означает, что фактические будущие поставки уже около нуля.


Энергетический баланс на конец года будет таков, что так или иначе мировым производителям придется вывести с рынка 5–8 млн, либо через коллективное снижение, либо через исключение каких-либо участников энергорынка. Даже без раскрутки дополнительных мощностей от Саудовской Аравии, Ирака и Кувейта профицит мирового рынка составит около 5–8 млн, что как раз равняется российскому экспорту.

Стоит ли говорить, что это слишком значимый козырь в руках США и Саудовской Аравии, чтобы упустить столь уникальную историческую возможность для них, которая бывает один раз за несколько поколений? Приняв во внимание весь геополитический бэкграунд последних 7–8 лет, с ожесточенной борьбой США за энергорынки в рамках новой энергетической доктрины, риски энергетического эмбарго для России высоки, как никогда. Это не значит, что такое произойдет, но возможность лежит на поверхности. Пока слишком многое сводится к такому сценарию. Подавленная мировая экономика не скоро восстановит прежние энергетические запросы, но даже если восстановит, то к этому моменту (через 2–3 года) Саудовская Аравия со странами Ближнего Востока и с США смогут без особых проблем перекрывать выпадающие 5–8 млн от России.

Блокада европейских энергорынков для России не только позволит для США произвести переконфигурацию мирового энергетического рынка, расчистив пространство для американских компаний, но и похоронить российскую экономику со всеми вытекающими последствиями, причем в тотал без шансов на подъем на десятилетие. Здесь не технический вопрос, здесь вопрос исключительно политический. Пока там кто то пытался похоронить сланцевую индустрию США (которая в объективно тяжелом положении, но может быть за 1 день и одной кнопкой печатного станка перекрыта фондированием от ФРС), США могут отвесить тотальный маржин колл для России. Поэтому даннные риски нужно учитывать уже сейчас, чтобы потом не было неожиданностью.

Будет чудом, если удастся избежать.


ПЕРЕСТРОЙКА ГЛОБАЛЬНОГО НЕФТЯНОГО РЫНКА

США попытаются использовать энергетический кризис для усиления своих позиций на рынке, более того, США вероятно будут единственными, кто избежит значительного сокращения добычи нефти. Срыв сделки ОПЕК+ более, чем вероятен, т. к. США проигнорируют директивные установки и квоты. Если сделка упирается только (или преимущественно) в позицию США, то никакой сделки не будет, по крайней мере сегодня. Или же ОПЕК+ нужно будет смиренно утереться, проигнориров позицию США, чтобы заключить сделку.

В конце 2019 чистый внешнеторговый энерго баланс по нефти и нефтепродуктам в США стал профицитным — впервые в истории. Т. е. США продавали на внешний рынок больше, чем покупали (импорт). Профицит месяц назад достигал более 1 млн баррелей.


2/3 от экспорта составляют нефтепродукты. По сырой нефти баланс иной, отрицательное сальдо (дефицит по торговому балансу) составляет немногим более 2 млн баррелей. Впрочем, это лучшее соотношение за последние 80 лет.


Хотя чистый внешнеторговый энергетический баланс в США профицитный, но сейчас США являются вторым импортером нефти в мире после Китая (по странам, а не по регионам или группам стран, те ЕС не учитывается). Но и в структуре импорта нефти произошли значительные изменения.

США инициализировали процедуру перестройки собственного и глобального энергорынка с мая 2011 года — сразу, как начали арабскую весну и продолжают по сей день. Это последовательная и прагматичная позиция.2/3 от всего импорта нефти и нефтепродуктов США идет из Канады и Мексики — это самая высокая доля в истории, больше, чем когда-либо. Тогда как ОПЕК убрали в ноль (почти в ноль), всего 10%. Зависимость от ОПЕК в США минимальная, теперь им нет нужды охранять транспортные маршруты, а любая острая фаза кризиса на Ближнем Востоке никак не отразится на энергетической независимости и устойчивости США.


Интересно, что больше всего потеряла Саудовская Аравия, а Россия в конце 2019 впервые обогнала саудитов по поставкам нефти в США, став третьим глобальным партнером после Канады и Мексики. В основном поставки идут тяжелых фракций нефти.


Потребность американских НПЗ в нефти около 18 млн баррелей в лучший период, тогда как собственное производство сырой нефти сейчас 12.5–13 млн. Но сейчас производство нефтепродуктов на американских НПЗ в режиме свободного падения, т. к. вся экономика встала.


В начале апреля они провалились до 13.8 млн баррелей по производству нефтепродуктов при потенциале добычи нефти в 14 млн. Другими словами, при переконфигурации внешних энергопотоков США впервые за сотню лет смогут обеспечивать себя собственной добычей! Им нет необходимости сокращать добычу, они просто уберут лишний импорт, усилив позиции, как на внутреннем рынке, так и на внешнем рынке по мере разморозки глобальной экономики.

Да, производство на НПЗ нефтепродуктов будет еще падать, но добычу нефти они попытаются сохранить.
По поводу спроса на нефтепродукты

Производство керосина на американских НПЗ в свободном падении — почти 60% снижения и будет еще ниже.


Производство бензина на 30-летних минимумах (больше половины минус) и также ожидается дальнейшее падение.


Директивного снижения добычи в США не будет, квоты они засунут в задницу странам ОПЕК. Банкротства сланцевой добычи не будет. По сланцевым компаниям два сценария в режиме дефолта — их скупает ФРС или их скупает Exxon/Chevron за деньги от ФРС. Отдельные локальные истории в расчет не берем. Мелкие и средние компании повылетают, расчистив внутренний рынок для большей эффективности, но на тренде добычи это не скажется.

Долговая позиция по американской энергетике чуть более 300 млрд долл и ситуация критическая в рыночных условиях, но сейчас нет рынка. ФРС вваливает в рынок по пол триллиона в неделю, поэтому одним нажатием кнопки при необходимости переведут туда, куда нужно. При необходимости (в удобный для них тайминг) они сделают цены на нефть любые, которые им нужны, абсолютно любые (да хоть 150). Они полностью контролируют «финансовую» нефть через товарных трейдеров и инвестиционные банки, также контролируют геополитическую повестку. В любой момент могут по щелчку на раз-два либо спровоцировать острый военный кризис на Ближнем Востоке, наказав саудитов (зависимость от ОПЕК ниже 10%), либо уничтожить Россию и российскую экономику через нефтяное эмбарго. Это не технический, это политический момент и поиск удобного тайминга.

Источники: 1, 2


Автор блогер Спайдел Павел В.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2802
9433
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика