Пиар и его команда: достижения Сергея Шойгу на посту министра обороны

Пиар и его команда: достижения Сергея Шойгу на посту министра обороны

Как сообщает The Insider, уволенный из «Известий» военный обозреватель Илья Крамник предупреждал редакцию, что статья с критикой министра обороны Сергея Шойгу может вызвать недовольство, но ему сказали «писать как есть».

«Меня спросили, как я могу отреагировать на интервью Шойгу, я сказал, что отрицательно. „Напиши“. Я говорю: „А точно надо? Я могу написать критическую статью, но она не понравится Министерству обороны“. Мне предложили подумать, я подумал и написал. Статью приняли, никаких вопросов по ее качеству не было, опубликовали».

По словам Крамника, после того как статью удалили с сайта, он опубликовал ее на своей странице в Facebook. «После этого мне намекнули, что возможны проблемы уже со стороны высшего руководства холдинга. Возможно, моей ошибкой было публиковать текст статьи в Facebook, вместо этого следовало дать ссылку на агрегатор ВПК.name, который автоматически „подсасывает“ все материалы, посвященные военно-промышленному комплексу. Не знаю, может быть, тогда была бы другая реакция. Возможно, попытались бы удалить и оттуда», — рассказал Крамник.

25 сентября главный редактор «Известий» предложил Крамнику «посидеть дома», поскольку его пропуск заблокирован. Также журналисту заблокировали доступ к админке сайта.

26 сентября Крамник узнал, что ему не продлили контракт, который истек 25 сентября. «Я только сегодня и вспомнил, что у меня должно было быть продление контракта, я заключил годичный контракт 25 сентября 2017 года, год назад его продлили еще на год, а теперь продлевать не стали. Бодаться с ними я не хочу, на это нужен нервный ресурс, а желания у меня нет», — сказал Крамник.

Крамник в своей статье комментировал интервью Шойгу, опубликованное в «Московском комсомольце» 22 сентября. Он, в частности, написал что реформа вооруженных сил не может быть приписана Шойгу. «Связывать процесс восстановления армии с назначением на должность Сергея Шойгу вряд ли корректно», — написал Крамник.

На следующий день «Известия» удалили статью Крамника с сайта.

Приводим эту статью.


ПИАР И ЕГО КОМАНДА: ДОСТИЖЕНИЯ СЕРГЕЯ ШОЙГУ НА ПОСТУ МИНИСТРА ОБОРОНЫ

Министр обороны Сергей Шойгу дал первое интервью за время пребывания в должности — диалог с руководителем военного ведомства был опубликован в «Московском Комсомольце». В какой-то мере интервью можно считать итоговым: во всяком случае, семь лет — достаточный срок для того, чтобы поговорить о результатах. «Известия» проанализировали интервью министра обороны и его достижения на посту.


СПАСЕНИЕ АРМИИ

Лейтмотивом интервью, вынесенным в заголовок, стал вывод Вооруженных сил России из системного кризиса, в котором они находились к моменту прихода Сергея Шойгу на должность главы военного ведомства осенью 2012 года.

Внезапные проверки боевой готовности Вооруженных сил, рост объемов закупок техники и вооружения и ряд других позитивных изменений, безусловно, являются заслугой действующего военного руководства, однако связывать процесс восстановления армии с назначением на должность Сергея Шойгу вряд ли корректно. В частности это касается процесса гуманизации военной службы, имея в виду в первую очередь призывников. Процесс облегчения «тягот и лишений», заключавшийся, в числе прочего, в улучшении условий быта, освобождения солдат от хозяйственных работ, реорганизации системы питания в войсках и ряде других нововведений начался при предшественнике Шойгу — Анатолии Сердюкове, с пребыванием которого в должности в первую очередь связывают именно изменение условий службы.

Тогда же, в период 2009–12 годов начался и процесс перевооружения армии, имея в виду в том числе заключение крупных контрактов на поставку вооружений и военной техники. Учитывая длинный цикл исполнения большинства этих контрактов, их исполнение, естественно, пришлось главным образом на период министерства Сергея Шойгу.

При Анатолии Сердюкове были приняты и ключевые решения относительно изменения структуры вооруженных сил и управления ими, включая создание объединенных стратегических командований, переход на бригадную организацию сухопутных войск, реформирование структуры ВВС, и так далее. Часть этих решений была отменена — так, ВВС, включенные в состав нового вида вооруженных сил — ВКС — вернулись к традиционной полковой организации, часть скорректирована — некоторые бригады сухопутных войск были вновь развернуты в дивизии, что в принципе является нормальным процессом корректировки реформ.

В целом к тому моменту, когда российским вооруженным силам пришлось вновь выполнять боевые задачи — будь то в 2014 году в Крыму или с осени 2015 — в Сирии, процесс реформ уже был развернут и длился несколько лет. Это, собственно, и стало условием успеха — разваленные и небоеготовые вооруженные силы невозможно было бы восстановить до нужной степени ни за полтора года (с осени 2012 по февраль 2014) ни за три (осень 2015). Сам факт отмеченного в интервью успешного выполнения боевых задач в сложных условиях сирийской кампании говорит о запуске процесса «спасения армии» задолго до назначения Сергея Шойгу.

ОБЩЕНИЕ БЕЗ ОБЩЕНИЯ

О разнице и схожести подходов к решению военных вопросов при Анатолии Сердюкове и Сергее Шойгу можно спорить, тем более, что тут куда большее значение имеют фигуры начальников Генштаба — Юрия Балуевского, Николая Макарова, Валерия Герасимова. В публичной сфере весьма любопытной выглядит разница подходов к общению военного ведомства с гражданами, в том числе и через прессу.

В этой области политика действующего министра обороны вызывает двойственное ощущение. С одной стороны, Сергей Шойгу традиционно относится к «тефлоновым» министрам — слухи о злоупотреблениях в возглавляемых им ведомствах никогда не портили его личную репутацию, во всяком случае, в общественном мнении. С другой, военное ведомство практически отказалось от формата диалога, перейдя в основном к пропагандистским формам информационной активности.

Если пытаться анализировать активность военного ведомства, опираясь на его публичную информационную рассылку, то может сложиться впечатление о том, что основным содержанием деятельности Вооруженных сил является проведение военно-патриотических и военно-спортивных мероприятий. Допуск прессы на военные объекты, учения и маневры был серьезно пересмотрен в сторону уменьшения пула и его лоялизации — в отличие от периода 2007–12 годов, когда в этот пул входили и представители СМИ, которые принято относить к оппозиционным. Серьезное место в информационном поле заняли такие объекты, как парк «Патриот», построенный в Подмосковье, а затем получивший филиалы по всей стране, детско-юношеская военно-патриотическая организация «Юнармия» и, конечно же, главный храм Вооруженных сил.

Удельный вес новостей, касающихся парка «Патриот» с его филиалами, и организации «Юнармия» в целом весьма заметен в общем информационном массиве, что вызывает иной раз недоумение относительно функций департамента информации и массовых коммуникаций Минобороны. Релизы, формально не относящиеся к этим категориям, так же не радуют информативностью, за редкими исключениями отделываясь сообщениями об успешном выполнении задач и реализации поставленных планов без каких-либо деталей.

На этом фоне фактически свернута экспертно-аналитическая функция информационной работы — в частности, военное ведомство так и не решилось на издание российской версии «Белой книги по вопросам обороны» — международного формата справочно-аналитического материала, более или менее подробно раскрывающего доктринальные положения, планы военного строительства и перспективы развития Вооруженных сил. В условиях резкого падения качества коммуникации между Россией и НАТО такой формат активности мог бы оказаться полезным с точки зрения повышения транспарентности, однако, видимо, был сочтен нецелесообразным. Нужно отметить при этом, что изданием «белых книг» не пренебрегают даже в весьма закрытом в военно-информационном плане Китае.

Подобная разница в подходе периодически заставляет думать, что российскому военному ведомству либо нечего сказать в подобной работе, либо не хватает людей, способных ее выполнить и довести до издания.

Заметно деградировал бывший исходно весьма перспективным формат московской конференции по международной безопасности, информационный вес и представительность которой резко сократились по сравнению с первым форумом 2012 года. Отчасти причина кроется «на той стороне» — высокопоставленные представители США и стран НАТО перестали ездить на конференцию в Москву после событий 2014 года, однако частота проведения и формат форума привели к падению репутации мероприятия и в экспертном сообществе. При ином подходе конференция могла бы остаться инструментом доведения взглядов на ключевые проблемы военной безопасности до любой аудитории, включая самую высокопоставленную — нет сомнений, что следить за происходящим в Москве на западе продолжают, несмотря на понижение уровня представительства на форуме.

То же самое касается выставки «Армия», ради которой в свое время был ликвидирован крупнейший региональный военно-технический форум RAE в Нижнем Тагиле, завоевавший к тому времени серьезный авторитет, и едва не уничтожен Московский международный авиасалон в Жуковском, который так же хотели перенести в парк «Патриот». «Армия» по сути используется военным ведомством как инструмент пропаганды своих усилий по переоснащению войск техникой и вооружением, при этом проводится ежегодно, в отличие от общепринятого формата проведения военных выставок раз в два года. Помимо всего прочего это вредит и собственно пропагандистским задачам — выкатывать новинки каждый год куда сложнее, чем с двухлетним перерывом.

В сочетании с резким ужесточением режима распространения информации о деятельности Вооруженных сил в целом, этот подход дал результат, фактически убрав дискуссию о состоянии военной машины страны из общественного пространства.

Можно констатировать, что главная задача информационного обеспечения военного ведомства успешно решена: в обществе и ключевых СМИ фактически не осталось организованной информационной оппозиции действующему руководству военного ведомства, с которой требовалось бы дискутировать и которую нужно было бы в принципе принимать в расчет. Информационный консенсус сошелся на том, что задачи, поставленные перед Минобороны руководством страны выполняются точно и в срок, а отдельные инциденты не имеют значения.

Что на самом деле происходит в вооруженных силах, узнать трудно — новостная рассылка с релизами о спартакиадах и поисковых экспедициях не слишком информативна, а способы получения действительной информации — не очень законны.

Илья Крамник

Источник: 1, 2


Автор Илья Александрович Крамник — журналист, военный эксперт.

Фото:  Министр обороны Сергей Кужугетович Шойгу. Фото: ИЗВЕСТИЯ / Зураб Джавахадзе




Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов»


Comment comments powered by HyperComments
967
2418
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика