ПМЭФ’16

ПМЭФ’16

Автор Наталия Игоревна Шишкина — эксперт Центра Сулакшина.

Фото: Второй день Петербургского экономического форума стартовал в буквальном смысле этого слова сегодня в 6:30 утра с пятикилометрового забега. По центральным улицам Петербурга бежали сотни участников форума, в том числе пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, представитель МИД Мария Захарова и другие официальные лица. (источник)

В Санкт-Петербурге на прошлой неделе завершился Петербургский международный экономический форум. Это не только мероприятие экономическое, но и важное политическое, показывающее и отношение к России со стороны других стран с одной стороны, но также дающее представление о политике внутри страны.

Важными для анализа представляются внутрироссийское представление ПМЭФ и внешнеполитическое позиционирование этого мероприятия как Россией так и мировыми СМИ. Рассмотрим их подробнее.


I. ОФИЦИАЛЬНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ПМЭФ РФ: РЕАЛЬНОСТЬ И МИРАЖИ

Бросается в глаза состав участников. Из высокопоставленных иностранных лиц мероприятие почтили своим присутствием в основном представители малых и развивающихся государств, за исключением делегаций высокого уровня кризисной Италии, Люксембурга, Китая и Мальты. Остальные представители были уровня вице-президентов, министров или премьер-министров. Статусным участником форума стал Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун — завершая свои полномочия 31 декабря 2016 года,  он совершает свои последние международные визиты в таком статусе. Тем не менее, российскими медиа ПМЭФ представлен как уникальное событие и ведущая мировая площадка для общения деловых кругов.

Кроме того, позиционируется, что ПМЭФ — это:

1. Возможность нарастить прямые инвестиции в регионы и рассказать об этом представителям бизнеса (Крым, Ростовская область, Ленинградская область), а также показать увеличение инвестиционной привлекательности регионов.

2. Возможность распиарить другие мероприятия России (Восточный экономический форум).

3. Признак скорого снятия санкций с России со стороны зарубежных партнеров. В качестве доказательства приводят происходящие в Италии политические споры оппозиции и правящей группировки, а также ссылаются на прибывшего на форум Маттео Ренци, который опроверг заявления Путина о давлении США на ЕС при принятии решения о введении санкций. Возвращение отношений Россия-ЕС к нормальным. По словам постпреда РФ при ЕС, «сам факт участия Юнкера в ПМЭФ, его контакт с Путиным — это шаг вперед, возвращение наших отношений к нормальности». В это же время сам Жан-Клод Юнкер ясно дал понять, что позиция ЕС относительно санкций не поменялась, сняты санкции будут лишь тогда, когда будет достигнуто «полное выполнение Минского соглашения — ни больше, ни меньше», упомянув при этом «аннексию Крыма».

4. Показатель того, что санкции дали обратный, созидательный, эффект, оживили экономику России. «Россия сумела избежать глубокого кризиса в экономике», по выражению В.Путина.

5. Демонстрация большого количества выгодных сделок с зарубежными партнерами, крайне заинтересованными в России. При этом информация о точном количестве сделок недоступна из-за коммерческой тайны, а циркулирующая информация в СМИ слишком разная.

Создается информационное наполнение, формирующее стереотипы в сознании людей относительно действительности и развития государства. Главные из них: Россия победитель, Запад проигрывает России в «политические шахматы»; Россия стабильно развивается, несмотря на санкции Запада, которые только помогли; в российских регионах всё хорошо, а станет ещё лучше; без инвестиций в Россию иностранные бизнесмены не смогут выжить, они жаждут вложить в Россию; наши власть имущие самые культурные и умные. Конечно, ориентация этого информационного потока в основном на внутреннюю аудиторию. Это попытка создать впечатление мощи России, перед которой вынуждены отступить все остальные государства, страдающие от нашего самоэмбарго.

Что интересно, на ПМЭФ присутствовал экс-президент Франции Николя Саркози и предложил отменить России свое эмбарго первой. Предложение в комментариях представителей РФ на ПМЭФ было представлено как «удивительное». Алексей Улюкаев ответил в стиле «Брюссель первый начал, пусть первый и закончит». Хотя если вспомнить, что санкции «против России» фактически вводили против отдельных личностей в российском эшелоне власти и бизнес-элите, в то время как ответные российские санкции носили иной характер, обвинение Брюсселя по принципу «они первые начали» звучит нелепо.


Ещё один показательный и забавный момент — реакция ответственного секретаря форума на вопрос о демонстративных отказах от участия в форуме. Он сообщил, что ему о них ничего неизвестно, но может кто-то поменял работу, не приехал, сплошь и рядом ведь переизбирают руководителей компаний. Тем не менее, от участия в ПМЭФ отказалась Пулковская обсерватория, отказались представители США и американского бизнеса.

Кстати, стоимость участия в ПМЭФ различна, но составляет сотни тысяч рублей. ПМЭФ вполне себе коммерческое предприятие.

Совершенно откровенно рисуется такая картина реальности, которая далека от настоящего положения дел. По существу, при таком уровне лжи в СМИ теряется доверие и к мероприятиям, действиям, связанным с высшим эшелоном власти. Привести это может к двум крайностям: либо тотальному сопротивлению и отторжению всего, что связано с государством. Либо наоборот: к безудержной вере в нарисованную картину, полной оторванности от реальности и фанатичности. Ни то, ни другое благом для состояния общества не назовешь.


II. КАК ПМЭФ УВИДЕЛИ ИНОСТРАННЫЕ СМИ

Огромное количество самих бизнесменов и представителей прессы, в том числе иностранной, не осталось без внимания при подведении итогов ПМЭФ. Зарубежные потенциальные партнеры прекрасно осознают реальные возможности России в том состоянии, в котором она находится сейчас, а открытая пропаганда своего величия создает негативный имидж стране в целом. Это можно заметить по тому, что пишут и как реагируют на выступления и заявления первого лица государства за рубежом.

Важно отметить, что издания англоязычной прессы в основном проигнорировали столь важное событие, как ПМЭФ, хотя отдельные публикации, посвященные даже не этому событию, а сигналу, который Путин дал Западу, были.

Особенно было отмечено заявление Путина о признании США единственной супердержавой мира, которая нужна миру и России, и которую таковой Россия признает. Западными журналистами это заявление было воспринято как смирение и принятие однополярного мирового порядка. В России была растиражирована фраза о том, что «нам не нужно, чтобы они (США) вмешивались в наши дела, указывали, как нам жить, мешали строить отношения с Европой», а заявление о признании однополярного мирового порядка затерялось в потоке самопиара и информационного мусора.

В частности, The American Interest отмечает, что Путин, который на прошлом форуме «грозился и хвастался», в этом году сбавил тон, и выступал с позиции слабости, открыто признавая, по мнению зарубежных журналистов, что введение самосанкций было средством спасения престижа, и как бы просил у Запада помочь отменить это «катастрофическое решение».

Выступление президента позиционировалось как призыв к иностранным и российским инвесторам, богатое на содержание, о чем заявлял пресс-секретарь Дмитрий Песков. Немецкая Duetsche Welle отметила, что интеграционные проекты с Китаем у России есть, а вот программы собственных реформ всё ещё не придумано. И события как такого нет, а выступление Путина воспринимается как набор правильных, но бессмысленных слов и попытки задобрить и примириться с Европой. Снова же — позиция России на ПМЭФ воспринимается как позиция слабого, проигравшего.

В китайских СМИ ПМЭФ тоже не занял первых строчек и полос газет, несмотря на свою якобы «уникальность» и «масштабность», там намного более пристально следят за встречами председателя Си Цзиньпина с главами других государств, в том числе России. При этом, упоминая о том, что Россия признала сверхдержавой США, на некоторых китайских сайтах ехидно напоминают, как в январе тот же В.Путин заявлял, что Россия не стремится быть сверхдержавой.

Не следует думать, что за рубежом не понимают той информационной политики, которая проводится Кремлем по отношению к своему населению. Отношение к попыткам выйти из неудобного положения, представить всё не так, как есть, да ещё и выдать желаемое за действительное соответствующее: снисходительное, между презрением и смехом, «что с этих русских возьмешь».

Например, вопрос прямых инвестиций. Россия позиционируется как страна, которая наращивает прямые инвестиции. Согласно статистике ЦБ, картина выглядит несколько иначе (рис. 1).

Рис. 1. Динамика объема прямых инвестиций в Россию (участие в капитале, реинвестирование доходов и долговые инструменты) по данным ЦБ (платежного баланса, сальдо операций), в млн. долл. США

На что будет рассчитывать иностранный бизнесмен, когда страна, которая не может похвастать объемом прямых инвестиций, заявляет обратное? Да, власть России идет практически на любые уступки с целью привлечь внешние инвестиции, но из-за непредсказуемости поведения этой власти вкладывать действительно стоящие инвестиции становится опасно. Вдруг будут приняты «симметричные меры», если кто-то из политиков государства происхождения бизнесмена скажет что-то против России?

Как можно надеяться на страну, экономика которой рушится всё больше, безопасность падает, но государственные управленцы не желают этого признавать и активно вмешиваются в экономику, причем с такой профессиональностью, что национальная валюта падает, уровень благосостояния падает, мелкий и средний бизнес загибается? А если это государство вмешается в дела инвестора и он потеряет свои вложения? Ещё одна деталь, которая настораживает любого потенциального инвестора: зачем вкладывать в страну, власть которой не доверяет своим же финансовым институтам, что проявляется в оффшорных счетах? На фоне недавних коррупционных скандалов и активной информационной атаки на страну этот вопрос нельзя упускать из виду.


III. ЧТО ПОКАЗАЛ ПМЭФ?

Заявления, сделанные в Санкт-Петербурге, и их информационное освещение лишь подчеркнули несостоятельность и слабость позиции России. Это сразу почувствовали за рубежом.

Но важнее даже не это. Важнее то, что за рубежом прекрасно понимают все информационные вбросы и формирование представления о действительности, которые проводит власть в самой России. И более того, понимают причины такой политики внутри государства. Если нет возможности иначе настроить населения положительно по отношению к власти, то именно манипулятивные техники становятся основным инструментом, усиливается пропаганда, мысль о великодержавности и силе государства, использование особенностей менталитета. Формируемое и частично сформированное поколение подобных «патриотов» уже окрестили Generation Putin. Когда населением легко манипулировать и контролировать, необходимо помнить, что так же просто это будет делать и геополитическим противникам для достижения своих целей. Это делает Россию уязвимой перед внешней угрозой.

Возникает и более важная внутренняя угроза. Можно наблюдать одновременно два параллельных процесса: с одной стороны, появилась часть населения, которая считает такое устройство государства, которое есть сейчас, наиболее успешным, справедливым и правильным. С другой стороны, растет количество тех, кто понимает, что это — не так, и начинает высмеивать российскую власть. Не зря говорится, что смех — страшное оружие: власть перестает иметь авторитет в глазах людей, если её носители позволяют себе глупейшие фразы и обещания.

ПМЭФ же, как и большая часть проводимых государством мероприятий, ещё раз подчеркнул, что доверять власти нельзя. Эта прослойка общества живет оторванно от остальной страны и спускаться до нужд простого народа не собирается, ей хорошо и без этого.

Ещё один тревожный сигнал состоит в том, что происходит усиление давления на население. Создание Нацгвардии, ужесточение антитеррористического законодательства таким образом, что в принципе возможно подвести под него любого. Однако, чем больше сила действия, тем больше и сила противодействия, хотя в случае с обществом эффект может быть отложен во времени. Образно выражаясь, если сжимать пружину всё сильнее, рано или поздно наступит момент, когда она распрямится.

И всё это происходит на фоне потери международного доверия, одновременно с предпринимаемыми попытками и пониманием других стран, руководствующихся своими национальными интересами, что можно использовать ситуацию в России в своих целях — например, обеспечив доступ к ресурсам, выторговав выгодные в своих интересах контракты и соглашения и так далее. Власть в очередной раз пытается выплыть из омута, в который угодила страна, да так, чтобы самим выиграть.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
326
1023
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика