Почему чиновники испугались "Конвенции против коррупции" или какая зарплата у депутата?

Почему чиновники испугались "Конвенции против коррупции" или какая зарплата у депутата?

Эксперт Центра, к.ю.н., Александр Гаганов

В контексте ответа на вопрос, почему чиновники так всполошились, ознакомившись с инициативой Навального о введении уголовной ответственности чиновников за незаконное обогащение, появляется другой вопрос: какие доходы у чиновников? И какая часть дохода поступает к ним не от государства? 

Размер зарплат чиновников (не всех, а только замещающих отдельные государственные должности) определяет Президент РФ. На сегодняшний день действует его указ от 30.09.2013 № 742. Для федеральных министров, депутатов Госдумы и членов Совета Федерации установлен одинаковый размер оклада. С 1 сентября 2013 года оклад был 51823 рубля, с 1 сентября 2014 года уже 81513 рублей (то есть вырос почти на 30 тысяч рублей, или на 57,3 %!). О стремительном росте зарплат чиновников на фоне незначительной индексации зарплат обычных граждан мы уже писали. И эта тенденция сохраняется. По сообщению РИА Новости, зарплата депутата Государственной Думы и члена Совета Федерации составила с 1 сентября 2014 года 250 тысяч рублей, тогда как средняя зарплата по России 33 тысячи рублей.

По результатам изучения деклараций сенаторов за 2013 год некоторые СМИ составили свой рейтинг самых богатых семей Совета Федерации. Чемпионом объявлен сенатор от Чукотского автономного округа Ефим Малкин: его доход составил 981,552 млн рублей. Не вошел в тройку лидеров (которая финишировала на уровне 408 млн рублей) владелец земли в Швейцарии Андрей Клишас, который заработал свыше 75,5 млн рублей за прошлый год. В позапрошлом году сенатор отчитался о прибыли в 254,7 млн рублей. «Арсенал» имущества сенатора поражает: 10 земельных участков (не по 6 соток), 4 дома, 3 квартиры. Но все это могло быть нажито честным трудом на посту президента «Норильского никеля», а не в Совете Федерации.

Вообще, сопоставление доходов сенаторов дает странную картину, в которой заявленные в СМИ 250 тысяч получает только Председатель Совета Федерации.


Рис. 1. Доходы сенаторов в 2013 году: средний за месяц (подписан) и общий за год. 

Выборка сенаторов основана не на личных предпочтениях, а на должностном принципе. Так, Валентина Матвиенко – Председатель Совета Федерации, Евгений Бушмин, Юрий Воробьев, Ильяс Умаханов – ее заместители. Андрей Клишас и Виктор Озеров – председатели комитетов верхней палаты парламента. Людмила Бокова – заместитель Андрея Клишаса. Небезызвестный Эдуард Россель – ныне рядовой член Совета Федерации, но его доход в четыре раза выше, чем у его начальницы Валентины Матвиенко.

Одинаковые показатели доходов у Людмилы Боковой и Ильяса Умаханова, имеющих разный стаж работы в Совете Федерации, трудно объяснить, учитывая, что размер денежного содержания зависит от выслуги. Хотя теоретически это могло бы свидетельствовать о том, что в структуре их доходов присутствует только зарплата в Совете Федерации. Сравнительно скромные 405 тысяч в месяц и почти 5 миллионов в год у Юрия Воробьева (отца Губернатора Московской области Андрея Воробьева) становятся нескромными на фоне доходов его семьи: годовой доход жены 102408863 рублей (или 280 тысяч рублей в день).

Что запрещено чиновникам?

Почему высокие доходы чиновников, действительно, вызывают вопросы? Да потому что закон серьезно ограничивает возможности чиновников зарабатывать деньги.

Для примера возьмем тех же сенаторов и депутатов Государственной Думы, им запрещено:

  1. совмещать свои должности с любыми другими государственными и муниципальными должностями, а также с государственной службой;
  2. заниматься предпринимательской или другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности;
  3. участвовать в деятельности по управлению коммерческой организацией;
  4. получать не предусмотренные законодательством Российской Федерации вознаграждения (ссуды, денежное и иное вознаграждение, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов);
  5. выезжать в командировки за чужой счет;
  6. открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами России;
  7. владеть приносящими доход ценными бумагами, акциями (долями участия в уставных капиталах организаций), если это может привести к конфликту интересов (тогда чиновник обязан передать принадлежащие ему указанные ценные бумаги, акции, доли в доверительное управление).

Конфликт интересов – дело вообще темное. Насколько отслеживаются угрозы его возникновения, сказать трудно. Даже если чиновник передаст свои ценные бумаги в доверительное управление, все равно он будет получать с них доход, а значит, сохранять личную заинтересованность в процветании компаний, выпустивших эти бумаги.

Нетрудовые доходы

Понятно, что годовой доход чиновников образуется из заработной платы по месту работы в органе власти, а также из доходов от научной, преподавательской и иной творческой деятельности. Сколько может заработать чиновник на «основной» работе, мы уже выяснили. В науке и образовании миллионов тоже не заработать. Так откуда деньги у чиновников?

Ответ может быть простым. Поскольку вряд ли кто-то будет декларировать взятки, большие деньги – это доходы от собственности, проценты по вкладам и маржа от ценных бумаг. То есть это нетрудовые доходы.

В СССР нетрудовые доходы, мягко говоря, не приветствовались, а как правило – карались. К нетрудовым доходам относились уголовно наказуемые спекуляция, валютные операции, предпринимательская деятельность и самогоноварение. Под запретом был даже частный извоз (с которым безуспешно борются по сей день). Сейчас спекуляция, валютные операции и предпринимательство – обычное дело. Поэтому в настоящее время кратко охарактеризовать нетрудовые доходы можно как ренту – доход, получаемый от собственности (имущества или финансов). Существует также природная рента – доход от реализации природных ресурсов.

В России вопросы ренты урегулированы только в контексте общих правил, например, налога с доходов в размере 13 %. Такой подход к регулированию не всегда может быть уместным. Так, доходы от продажи природных ресурсов исчисляются миллионами долларов, если не миллиардами. На налоги это не влияет. На благосостояние граждан России – по сути хозяев земли и всех ее ресурсов – это тоже не влияет. А должно бы влиять, в сторону увеличения, разумеется.

В проекте Конституции России, разработанном Центром Сулакшина, есть принципиальные положения, касающиеся труда и нетрудовых доходов, в частности, ренты. Во-первых, проект предполагает введение специального правового регулирования по вопросам ренты. Во-вторых, на конституционном уровне закрепляется, что доход от использования имущества и финансов должен быть ограничен государством установлением прогрессивных ставок налогообложения и прямым и косвенным регулированием доходов и рентабельности. 

Партийный максимум

Если проанализировать состав властной элиты, мы придем к выводу, что она большей частью олигархическая. Причем олигархами власть предержащие стали еще до выборов и назначений в высшие эшелоны. Резонно предположить, что именно деньги помогли им прорваться во власть. Иными словами, это выглядит так, что они купили себе места в органах власти.

Подходы нравственного государства предполагают, во-первых, что не должно быть большого разрыва в доходах самых бедных и самых богатых. А во-вторых, власть не должна сращиваться с олигархией. Именно в этих целях в проекте Конституции Центра устанавливаются ограничения для ренты и предусматривается прогрессивная шкала налогообложения. На это работает и другая конституционная норма: государство должно регулировать концентрацию финансового, имущественного и производственного капитала и гарантировать отсутствие ущерба общественным интересам от нее.

Вполне в духе проекта Конституции Центра выглядит советская практика введения «партийного максимума». Он был предусмотрен постановлением ВЦСПС от 23 июня 1921 года, полное его наименование: «Тариф ответственных работников в профессиональных, экономических, советских и партийных организациях». Согласно Тарифу зарплата ответственных работников находилась в пределах 100 – 150% от среднего заработка рабочих и служащих на их предприятиях. При этом  сверх получаемой ставки никакое дополнительное вознаграждение ни в виде премии, ни в виде сверхурочных не допускалось. Платное совместительство на выборных или наемных должностях также не допускалось.

Такой механизм позволит сдерживать оплату труда чиновников. Конечно, в большей степени это актуально для чиновников высшего уровня власти: министров, парламентариев и судей. Однако один «партийный максимум» от олигархов во власти не спасет. Даже напротив, если за адову работу районного судьи будут платить меньше, то кто пойдет на нее? Только тот, у кого и так есть деньги и чья цель не в деньгах, а в продвижении определенных интересов. 

С одной стороны, доходы чиновников не должны в десятки раз превышать доходы простых людей. А с другой, доходы граждан должны быть увеличены. Недооценка труда и сокращение денежной массы в обороте приводят к обнищанию населения и, в итоге, самого государства. На этой стадии поиска решения проблемы мы выходим на необходимость комплексных мер, необходимость перехода от либеральной парадигмы к нравственному государству.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4584
19143
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика