Почему опускаются крылья?

Почему опускаются крылья?

Бездушие и бюрократические капканы вынуждают лётчиков ВТА покидать службу

На прошлой неделе в сети оказались выложенными снимки черновых копий документов, в которых перечислены жалобы лётчиков группировки ВКС в Сирии на действия вышестоящего начальства. Летчики жалуются на неуважительное отношение к лётному составу, привлечение лётчиков к несвойственным им хозяйственным работам, несоблюдение норм труда и отдыха лётного состава, что в конечном итоге ведёт к небоевым потерям лётного состава.

Очень хочется услышать официальный комментарий МО по этим фактам. Насколько они реальны?

К сожалению, проблем в нашей боевой авиации накопилось действительно много. Вслед за лётчиками группировки ВКС в Сирии готовы жаловаться и авиаторы военно-транспортной авиации (ВТА), где проблем накопилось больше всего. Нагрузки на «транспортников» всё время растут. На сегодняшний день экипажи Ил-76 или Ан-124 налетывают в год в среднем по 500–600 часов — это многие недели вдали от базового аэродрома и эти недели превращаются для авиаторов в недели выживания. Для экипажей ВТА давно уже стали нормой полёты впроголодь и без «командировочных». Бюрократическая процедура получения пайков для перелётов настолько сложная, а отчётность по ним настолько выедающая мозги, что экипажи предпочитают летать вообще без пайков, беря с собой из дома, кто что может, или, покупая еду в местах посадки. Конечно, лётчиков обязаны кормить в лётных столовых на аэродромах посадки, и кормят! Но только если они попали под время завтрака, обеда или ужина. А это бывает лишь эпизодически. Чаще приходится питаться чем придётся, что явно не лучшим образом сказывается на здоровье лётчиков. Ведь они неделями находятся в командировках.

Такая же ситуация и с «командировочными». Чтобы их получить, нужно обойти кучу кабинетов и получить кучу подписей, причём, часто не в своём гарнизоне, а в вышестоящем финансовом органе вообще за сотни километров от «точки». А вылетать надо «срочно», «сейчас». Вот и вылетают, забирая из семейного бюджета свои кровные. И не факт, что государство их потом компенсирует. Экипажам периодически приходится ночевать не в летных профилакториях, а в обычных городских гостиницах за плату. И тут снова столько бюрократических ям и камней, что надеяться на быстрое их возмещение затрат бессмысленно. Есть города, которые входят в специальный перечень оплачиваемых и за проживание в местных гостиницах обязательна денежная компенсация, но периодически задачи заносят экипажи на аэродромы городов, не входящих в этот список, и тут уже действуют только командировочные нормы — суточные, в которые нужно уложиться и по ночёвке и по питанию. Разница — из собственного кармана. А если это карман, к примеру, бортстрелка с его зарплатой в 30 тысяч рублей? В лучшем случае к концу года бухгалтерия перечислит командировочные, которые, возможно, покроют траты. Но чаще не покрывают.

Все обращения к командованию навести здесь порядок завершаются сакраментальным: «Вы в первую очередь военнослужащие, а это значит, что приказы нужно выполнять, а не обсуждать!» Выполняют! Не обсуждают! Уже стало нормой, что полёты «без отдыха» и переработка часов фиксируются только на бумаге — без всякой компенсации не то, что денежной, а даже положенными сутками к отпуску — летать некому! То, что санаторно-курортное лечение, которое полагается лётному составу, превратилось в пустую фикцию — никто уже даже не вспоминает. Главное хоть отпуск дают. А на все вопросы опять-таки один ответ: «Военнослужащие должны стойко переносить тяготы и лишения службы…» И переносят! Причём, большая часть этих проблем началась в эпоху недоброй памяти министра Сердюкова, при котором борьба за наведение финансового порядка приняла размеры стихийного бедствия, когда за каждый потраченный командировочный рубль нужно было отчитываться кучей бумаг и справок, а все вылеты планировались исключительно с санкции бывшего начальника генштаба Макарова. Ни Сердюкова, ни Макарова давно уже нет, но дело их живёт и продолжает свою разрушительное действие.

При этом, Госдума уже четыре года не индексирует денежное содержание военных, и, из некогда высокооплачиваемых госслужащих, военные сегодня скатились со своими 40 — 50 тысячами рублей в скромные середнячки, уступая в зарплатах даже врачам и учителям в крупных городах. Сегодня военный лётчик первого класса в звании капитан — майор получает около 80 тысяч рублей, такой же лётчик, летающий в не очень крупной гражданской авиакомпании получает 150–250 тысяч рублей, а в «Аэрофлоте» вообще 500 тысяч и больше. А другие члены экипажей ВТА при такой запредельной нагрузке получают от 30 до 60 тысяч.

Так стоит ли удивляться, что при таком отношении авиаторы ВТА легко расстаются с армией, как только достигнут пенсионного возраста и полной выслуги. А тут ещё и слухи о том, что в недрах Думы зреет закон, по которому выработанные военными пенсии будут им выплачиваться лишь по достижению всё тех же сакраментальных 65 лет…

…Вообще, «золотой век» военных зарплат длился недолго. Ещё в 2014 году, после всех повышений 2012 года, средняя зарплата офицера составляла — в переводе в доллары — около полутора тысяч долларов, а у лётчиков, моряков и тех, кто служил в особых условиях (Север, базы за границей и т.п.), могла достигать трёх тысяч.

Но сегодня, заботами правительства и Думы офицер в звании капитана-майора получает лишь семьсот-восемьсот долларов. При этом сегодня именно на плечах военных лежит ответственность за сохранение стабильности, они несут службу в Сирии, борются с международным терроризмом. Но с каждым годом всё за меньшее денежное содержание. Люди, выбирая делом своей жизни службу Отечеству, рассчитывали на достойный уровень жизни, но все последние годы он неумолимо падает, а нагрузки растут. И очень скоро мы можем снова оказаться в ситуации, когда престиж военной службы снова покатится вниз…

Владислав Шурыгин

Источник


Автор Владислав Владиславович Шурыгин — военный публицист, обозреватель, главный редактор газеты «Журналистская Правда», штатный автор газеты «Завтра», член редколлегии АПН.ру. Постоянный член Изборского клуба.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов»


Comment comments powered by HyperComments
953
3789
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика