Почему власти Испании не справились с эпидемией

Почему власти Испании не справились с эпидемией

Появились оптимистичные новости, что реанимационные отделения испанских больниц больше не перегружены так, как неделю назад. Показывают радостных медработников. Но правда в том, что свободнее в больницах стало не только из-за успешных действий врачей, но и по причине растущего количества смертей. Теперь перегружены уже мадридские морги.

В Испании завершается первый месяц карантина. Официально ограничения продлятся до 26 апреля, но по всему видно, что раньше начала мая подвижек в самоизоляции не будет. Количество заболевших в стране приближается к 150 тысячам, количество погибших — к 14 тысячам и растет день ото дня, хотя наметилась тенденция к выравниванию этой кривой. По смертям от коронавируса страна держит печальное второе место в мире после Италии. Китай, США, Франция позади в этом трагическом соревновании.

Закрыты отели, автосалоны, рестораны. Встали промышленность и строительство и все «не жизненно важное». Открыты продуктовые магазины, аптеки и ветеринарные клиники. А еще, согласно директиве правительства, несмотря на карантин, работают доставка товаров на дом, салоны оптики и адвокатские бюро. Передвижение людей ограничено до минимума: разрешается выходить из дома только за едой, лекарствами, к старикам, выгулять собаку. Дисциплину пришлось наводить пряником увещеваний СМИ и кнутом полиции. На начало апреля количество оштрафованных за несоблюдение этих норм почти полмиллиона человек — втрое больше, чем число зараженных коронавирусом.

Многие временно уволены по специально введенной экспресс-процедуре. Из тех, кто мог бы продолжать работу в «жизненно важных» отраслях, многие остаются дома по собственному желанию, не хотят рисковать. Компании не принуждают сотрудников являться в офис любой ценой. Удаленно трудиться получается не у всех. Экономика Испании в сложном положении, тревожные ожидания материализовались по итогам марта: с начала карантина 12 марта на биржу труда встало на 900 тысяч человек больше. Это беспрецедентный скачок. 2,6 миллиона безработных превратились в 3,5 миллиона всего за три недели.

В борьбе с последствиями вируса в Испании пали туризм и авиация, гостиничная индустрия, строительство, спорт, шоу-бизнес. Но не всем отраслям одинаково плохо. На плаву розничная торговля продуктами, фармацевтика, сельское хозяйство, транспорт, телерадиовещание. Устойчиво держатся банки и телекоммуникации.


ПРИЧИНЫ КУЛЬТУРНЫЕ

В Испании самая высокая в Европе (и вторая в мире) продолжительность жизни. Отчасти с этим связано то, что смертность от коронавируса тут одна из самых высоких в мире. На начало апреля статистика была такова: доля Испании в мировом населении — 0,6%, а доля в количестве погибших от эпидемии — 18,3%.

К тому же Испания на первом месте в мире по доле заболевших медработников. Заразились больше половины из них, около 20 тысяч человек. Катастрофически не хватает средств защиты в больницах: респираторов, халатов, другого санитарного инвентаря. Если эпидемия коронавируса — это война, то выходит, что испанские генералы посылают в бой солдат без оружия и без касок.

О причинах такой тяжелой ситуации именно в Испании спорят ученые и политики. Основные версии делятся на две части — культурологическую и управленческую.

Культурологический набор причин в Испании похож на ситуацию в Италии.

Во-первых, это высокий средний возраст населения, в стране много стариков. Часто они компактно проживают в домах престарелых, которые во время эпидемии обречены, как пороховые склады во время пожара.

Во-вторых, развитая семейственность с тесными связями между поколениями. Внешне здоровый внук может заразить бабушку, которая по воскресеньям делает дома традиционную паэлью для всей большой семьи. В Скандинавии или Германии таких контактов гораздо меньше. К примеру, в благополучной Швеции гражданам не надо как-то особенно самоизолироваться, они там и так все живут порознь.

В-третьих, в Испании принято жать руку, обниматься и целоваться при встрече даже среди почти незнакомых людей. Это наиболее опасный вид контакта с точки зрения разноса заразы.

Среди других причин большой концентрации вируса в испанских столицах называют мощный поток туристов на китайские новогодние праздники. Мадрид и Барселона в январе и феврале были полны путешественников-азиатов.


ПРИЧИНЫ УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ

Управленческие причины сложились в Испании, как в Чернобыле в апреле 1986-го. Вереница объективных и субъективных факторов привела к драматическому финалу.

Острая фаза эпидемии началась, когда коалиционное правительство Педро Санчеса не успело проработать и ста дней. Социалистически-марксистский кабинет министров родился в январе 2020-го после двух мучительных всеобщих выборов подряд.

Объективно это самое слабое правительство в сорокатрехлетней истории испанской демократии. Впервые с Гражданской войны 1936 года оно — коалиционное. К тому же избрано меньшинством депутатов — за всего 167 из 350. Тогда решающими стали 18 голосов воздержавшихся каталонских и баскских сепаратистов.

В правительство вошли левые популисты из партии «Подемос» — новички в большой политике, без опыта управления страной. В обмен на поддержку сепаратисты потребовали первым делом создать двустороннюю комиссию Мадрид — Барселона по решению болезненных вопросов самоопределения Каталонии. Эта работа была приоритетной еще совсем недавно — в феврале.

Одним из самых активных участников этого круглого стола был министр здравоохранения, он ежедневно часами вел переговоры. По должности это не его вопрос, но у него хорошие личные связи с мятежными каталонскими националистами, и его перебросили с «неважного» дела национального здоровья на «важное» урегулирование в Каталонии.

В то время когда вирус уже вовсю косил народ в Китае, испанский минздрав оставался фактически без руководителя. Испания вовремя не отреагировала на февральские предупреждения Всемирной организации здравоохранения, пропустила мимо ушей рекомендации Евросоюза. Не были закуплены в нужных количествах тесты, медицинский материал. Маски и халаты даже для врачей закончились уже в первые дни борьбы с вирусом. Прогрессивные испанские СМИ, дружественные новому правительству, поначалу потешались над паникерами. Намекали, что китайцам — китайцево, а в Испании все спокойно. В результате ценный отрезок времени с 10 февраля по 10 марта был упущен властями.

Еще одной объективной причиной проблем стала региональная раздробленность системы здравоохранения в Испании. По здешнему законодательству все лечебные учреждения находятся в ведении 17 автономий страны. В каждой свои правила, своя бюрократия, свой бюджет, а порой и свой язык, отличающийся от испанского. Закупками того же инвентаря ведают полторы дюжины региональных минздравов, которые не имели налаженного механизма координации.

Только с введением особого положения 12 марта контроль над ситуацией в медицине взяло на себя Министерство здравоохранения, и центр принятия решений перешел в Мадрид. Врачи вздохнули было с облегчением, но поздно — многие из них уже были заражены и стали выходить из строя, в том числе погибать от Covid-19. Повторимся, Испания — чемпион мира по инфицированному медицинскому персоналу как по абсолютной цифре, так и по процентному соотношению.

Из неподготовленности к эпидемии вытекает и другая проблема — недостоверная статистика. Из-за того что тестов на коронавирус было запасено крайне мало, в Испании проверяли только людей с явными симптомами. То есть тех, кто уже сам обращался к врачам. Понятное дело, что среди них процент позитивных проб был очень высоким.

Если бы, как в Германии или Южной Корее, сотнями тысяч тестировали всех подозреваемых, вероятно, в подсчеты попало бы больше выздоровевших и переболевших в легкой форме. Тогда статистика цепочки «заражен — заболел — умер» не была бы такой удручающей.

Спустя неделю после начала карантина в Испании, по данным газеты El Pais, было проведено всего 30 тысяч проб. В Корее — 372 тысячи, в Германии — около 100 тысяч. Сведения о количестве сделанных тестов правительство Испании не публикует до сих пор. Быстрых тестов по-прежнему нет или не хватает, диагностировать переболевших и выработавших иммунитет тоже пока не получается.

Зато не удалось скрыть от общества скандальную закупку некачественного материала для анализов. Мадридский Минздрав приобрел 600 тысяч наборов для тестирования у китайской компании, которая не имела лицензии на их производство. Выяснилось, что достоверность результата бракованных тестов была всего 30%. Товар вернули, но на замену получили тоже второсортный товар, с надежностью теперь уже 50%. Многие зараженные пациенты получали диагноз «здоров», и их жизнь подвергалась еще большей опасности.

Оппозиция пока дает возможность премьеру Педро Санчесу работать, не разжигая страсти. Но после окончания острой фазы борьбы с эпидемией эта и другие скандальные истории будут стоить карьеры высокопоставленным чиновникам, возможно, и министру здравоохранения.

Пресса уже называет многих министров «любителями». Возможно, так оно и есть. Но и чаша, которую выпало испить разобщенному и неопытному правительству, — самая горькая за последние десятилетия. Телевизионные новости начинаются с гигантских титров — количества умерших и зараженных. Под тысячу смертей в день — такой катастрофы Испания давно не знала.

Еще один важный факт — власти стали бить тревогу утром 9 марта. Карантин объявили 11-го. А многочисленные феминистические демонстрации в Мадриде, Барселоне и других городах прошли вечером 8 марта. Десятки тысяч человек с большой вероятностью заразились в ходе этих акций. Две столицы Испании — самые проблемные районы заражения. Пик смертности в Мадриде пришелся на период 25–29 марта, то есть спустя две недели после Международного женского дня. Ровно срок инкубационного периода вируса.


ИМПРОВИЗИРУЙ

Декрет правительства Санчеса о полной остановке Испании вступил в силу утром понедельника 30 марта. До этого страна уже была на карантине, но по-прежнему работала промышленность и строительная отрасль.

Вторая фаза карантина была введена в режиме секретной спецоперации. В четверг все партии обсудили в парламенте ситуацию, пришли к консенсусу насчет продления срока «особого положения», то есть карантина по всей стране. И разошлись до новой недели. Обсуждение прошло нелицеприятно, но оппозиция повела себя ответственно и поддержала правительственный план. Остановки индустрии в нем не значилось.

Но уже в субботу в вечерних новостях выступил премьер-министр и анонсировал всеобщий жесткий карантин с закрытием фабрик и стройплощадок. В воскресенье, после долгой подковерной схватки, кабинет министров принял декрет, который опубликовал в ночь на понедельник. По нему запрещалось выходить на работу прямо с этого же утра.

Ассоциации строителей, металлургов и промышленников застало врасплох постановление премьера. Такое же изумление высказали главы испанских автономий. Ни посоветоваться, ни предупредить никого из них не посчитали нужным. Но как было выключить плавильные печи? Когда законсервировать строительную технику и складировать материалы на длительное хранение? В итоге явочным порядком часть страны все-таки работала в понедельник, спешно завершая все, что можно. Каждый месяц простоя строительной индустрии стоит Испании около 1% ВВП.

Испанские власти объявили «оплачиваемый отпуск в карантине» до 13 апреля. По российской схеме — оплатить вынужденный простой должны сами компании, которые пострадали от этого скоропалительного решения. Увольнять сотрудников в Испании запретили отдельным декретом в пятницу вечером.

Конфедерация предпринимателей, союз промышленников и другие профессиональные объединения воззвали к правительству. Просили оплатить за счет государства 75% расходов, освободить от части налогов на период карантина, обсудить другие варианты. Тщетно.

«Мы не уступим давлению», — ответили в правительстве. А далее состоялась удивительная пресс-конференция с двумя вице-премьерами — марксистом Иглесиасом и консерватором Кальвиньо. Они высказали разные позиции и анонсировали противоречащие друг другу меры. Во времена горбачевской перестройки так одновременно объявили свободу частного предпринимательства и борьбу с нетрудовыми доходами. Напуганный испанский бизнес, который и раньше не доверял левому правительству, стал сокращать штат работников, массово проводя экспресс-увольнения. Итог — 900 тысяч новых безработных (из 18 миллионов работающих) в небывало короткий срок 19 дней.

Анонсированные меры поддержки предпринимательства внешне выглядят неплохо, но являются половинчатыми. Особенно на фоне щедрости Германии и США. Обещанные Санчесом 20 млрд евро кредитов до реального сектора пока не дошли. Да и получить их можно только на поддержание ликвидности, чтобы оплатить те же зарплаты и налоги. Банки распределяют средства по собственному усмотрению, целевого финансирования нет.

Правительство тем временем продолжает действовать в стиле спецоперации, граничащей с наперсточничеством. Вот яркий пример. Отсрочка (а не списание) части налоговых платежей была объявлена 31 марта в 15:30, то есть через полтора часа после закрытия банков. В этот последний день месяца и квартала индивидуальные предприниматели как раз только что оплатили налоги, банки списали их со счетов автоматически.

Власти Испании находятся в явной растерянности. Они пытаются использовать международный опыт, но выходит как-то нескладно. Часть мер копируется с Италии, но с отставанием на неделю. Да и политика итальянского правительства в целом другая. А мера про оплачиваемый отпуск за счет компаний как будто заимствована у российского руководства. И тоже вызывает гнев испанского среднего класса.

Видя слабость центрального правительства, регионы начинают тянуть одеяло на себя. Мэрия Мадрида объявила о выплате 120 млн евро в виде поддержки малому бизнесу. Провинция Мурсия закрыла границы для туристов из других областей, Каталония самостоятельно закупает медтехнику.


АПРЕЛЬСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Развитие ситуации в апреле зависит и от стихии вируса, и от действий властей. Очевидно, что карантин в Испании продлят как минимум до середины мая, возможны лишь частичные послабления по регионам и отраслям.

Страна с трудом оправляется от шока, вызванного массовыми смертями и особенно новостями о них. Смогут ли СМИ как-то выйти из пике негатива? Сегодня цифры погибших от Covid-19 на первых полосах газет — как боевые сводки о потерях отступающей армии или падении курса рубля.

В первую неделю апреля появились оптимистичные новости, что реанимационные отделения испанских больниц больше не перегружены так, как неделю назад. Крупным планом показывают радостных медработников.

Но правда в том, что свободнее в больницах стало не только из-за успешных действий врачей, но и по причине растущего количества смертей. Теперь перегружены уже мадридские морги. Только в домах престарелых скончалось четыре тысячи человек, это больше четверти от общего числа смертей от коронавируса в стране.

Вопрос в том, насколько обществу удастся привыкнуть к мысли, что жертвы неизбежны. И что спасать надо не только зараженных коронавирусом, но и экономику страны. Премьер Санчес недавно сказал, что между бизнесом и здоровьем людей он выбирает здоровье. Красивая фраза, но запаса прочности испанской экономике хватит ненадолго. Скоро уже перед народом Испании встанет выбор между выживанием от болезни и выживанием от бедности. А народ тут молчать не привык.

Петр Андрушевич

Источник


Автор Петр Андрушевич — бизнесмен, владелец девелоперского холдинга San Pedro, Барселона.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2670
8912
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика