Подставные и настоящие цели в Сирии

Подставные и настоящие цели в Сирии

Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Немного размышления, немного аналитики на актуальную тему. Недавно я был приглашен в передачу Андрея Норкина на НТВ, обсуждали Сирию. Было поразительно видеть и слышать, что ключевой момент, приводной механизм всей этой трагедии никто вообще даже не упоминает. Когда я сказал, что реконструкция интересов, объясняющая всю многолетнюю последовательность событий заключается в безопасности государства Израиль, а цена этого обеспечения — разбитые в хлам государства, миллионы беженцев, сотни тысяч жертв, узел, который грозит перерасти из напряжения в серьезнейшие военные столкновения (об этом полный молчок), то на мою реплику Андрей Норкин позволил себе замечание: «А! Опять во всем виноваты евреи!». Странно было слышать в стенах НТВ такую антисемитскую реплику. Но Бог с ним. Сейчас не об этом.

А о том, что безопасность государства Израиль — это главный приводной стратегический и многолетний фактор, который привел к разгрому Ирака и Ливии, а сейчас в хлам разбивает Сирию, который связан н и позволяет прогнозировать будущие события с Ираном. Это вообще табу. Это вообще не обсуждается. Понятно, что это не обсуждается в мировой прессе, мировой аналитике, журналистике, СМИ Соединенных Штатов Америки. Ведь известным и бесспорным фактом является то, что Соединенные Штаты Америки — мощная держава мира, что она является гарантом и обеспечивает безопасность государства Израиль.

А почему в российском аналитическом пространстве, российских средствах массовой информации, замечательных ток-шоу то Соловьева, то Норкина, то еще кого-нибудь эта тема полностью обходится молчанием? Почему? На этот вопрос ответ, вероятно, таков, что и Россия в путинском варианте, несмотря на противоречивую риторику и вздорные шараханья во внешней политике, на самом деле следует в том же русле, в котором действуют США относительно корневого интереса в трагическом узле, реализуемом, прежде всего и в обязательном порядке. Кстати — что зазорного или запретного в том, что некое государство обеспечивает свою безопасность? Это его неотъемлемое право. Другой вопрос — какими средствами, какова цена этим усилиям.

Это латентная сторона жизни нашего политического режима, нашей страны, поэтому она и не афишируется. Это сторона неоднозначна, потому что, с одной стороны, результативное внешнее управление через механизмы пятой колонны — факт, но в то же время — факт еще и попытки самостоятельности, какой-то малообеспеченной суверенной демонстрации, вздорности (шаг туда, два шага обратно). Крым — русская весна; Донбасс — предательство и подлость «не очень русской, как выяснилось, весны». Сочетание этих противоположных факторов выглядит по фактам как предельная непрофессиональность и предельная непорядочность и по отношению к собственному народу, собственной стране, и по отношению к мировому сообществу.

После того, как для меня этот удивительный факт — замалчивание главного фактора — стал реальностью, в мировой прессе, политическом аналитическом пространстве появилась информация о письмах Хилари Клинтон, которые были взломаны, но при этом часть официальных писем была опубликована Госдепартаментом. Поэтому информации следует доверять. Главное, что моя аналитическая позиция, мой тезис в этих письмах абсолютно подтверждается.

В письмах объясняется: «Смена режима в Дамаске важна для Израиля, который желает ослабить влияние Ирана в регионе и защитить свою ядерную монополию». Стратегическая цель Израиля в этих письмах объясняется вплоть до деталей.

Вот еще несколько цитат вперемешку с цитированием тех публикаций, которые американцы выпустили в свет:

«…эти «гуманитарные» разговоры о «зонах безопасности» и прочие предлоги для «смены режима» в Сирии были всего лишь прикрытием для желания Клинтон защитить «ядерную монополию» Израиля и его свободу проворачивать свои операции по так называемой «стрижке газона», периодически «подстригая» арабов в Ливане, Газе и так далее. Таким образом, свержение режима Асада в Дамаске, для которого характерно сильное алавитское влияние (алавизм — это разновидность шиизма), было стратегической целью Израиля, с тем, чтобы ослабить шиитский Иран и оставить без каналов поставок другое шиитское движение — ливанскую «Хезболлу». Именно поэтому союзники Вашингтона в регионе с преобладающим суннитским влиянием — Турция, Саудовская Аравия и Катар — оказывали помощь джихадистам-суннитам, в том числе «Аль-Каиде» и «Исламскому государству».

Вашингтон, США как бы на шаг сзади, они за кулисами, но связка совершенно очевидна. Создавая умеренную оппозицию, создавая неумеренные фундаменталистские, радикальные преступные террористические группировки, эта сила создавала механизмы уничтожения государств, зоны пояса арабской солидарности, которая десятки лет представляла собой угрозу безопасности Израиля.

Рациональная ли это линия и стратегия? Конечно, для Израиля рациональная. Но она преступная, но она совершенно аморальная, потому что цена этому рационализму — уничтоженные государства, миллионы беженцев, проблемы для Европы, угрозы большой войны уже на грани демонстрации стратегических вооружений, ядерных вооружений, сотни тысяч погибших в регионе. Это цена той самой политики, о которой молчок. Так и понятным становится, почему молчок.

Ее авторы контролируют и СМИ. А вот почему молчок от СМИ России, от ее политиков и главковерха? Объяснение одно: путинская Россия на самом деле тоже исполнитель в этом сценарии. Несмотря на кажущиеся противоречия, — в сценарии. Лет 30 назад у нашей страны была бы четкая и объяснимая позиция в подобном узле. Сейчас ложь, фарисейство, шарахания, предательство, вздорность и сплошное поражение. И в военном, и в политическом, и в репутационном, и в моральном плане. Путинская Россия — это нежизнеспособная аномалия по полному списку. Ее будущее — неизбежная изоляция, истощение, дестабилизация и крах. Сможет ли она после этой неизбежности возродиться? Ответ неочевиден.

Далее в письме из архива Клинтон указывается: «Именно благодаря стратегическим отношениям Ирана и режима Асада Тегеран может подрывать систему безопасности Израиля — не путем атаки в лобовую (за тридцать лет вражды открытой войны не было), а посредством своих агентов в Ливане, таких как „Хезболла“, которых Иран поддерживает, вооружает и обучает, используя Сирию в качестве перевалочного пункта. Крах режима Асада приведет к концу этого опасного союза. Руководство Израиля прекрасно понимает, что победа над Асадом сейчас в его интересах. В интервью для Кристиан Аманпур с CNN на прошлой неделе министр обороны Эхуд Барак заявил, что свержение Асада станет мощным ударом по оси радикалов, мощным ударом по Ирану… Это единственный форпост иранского влияния в арабском мире… В этом случае позиции „Хезболлы“ в Ливане, ХАМАСа и „Исламского джихада“ в секторе Газа серьезно ослабнут. Свержение Асада не только существенным образом укрепит безопасность Израиля, но и ослабит вполне понятные опасения потерять монополию на ядерное оружие. Тогда Израиль и США, возможно, смогут определиться с приемлемыми границами иранской программы и тем, когда за пересечение этой границы может последовать военный ответ».

Кто-то меня уже упрекает в контрлогичности? Что же это, мол, за логика, если Россия бьется-бьется за помощь Асаду? Но нужно видеть чуть больше, чем вещает пропаганда и фасадная риторика. А как быть с попытками убедить Асада уходить? С тем, что Россия разоружила Асада в части его стратегического оружия сдерживания и развязала руки для агрессии США? С тем, что она ушла из Сирии в 11–12 гг. и ничего тогда не сделала для подавления терроризма в зародыше? С цитатой самого главного что «наши планы не отличаются от американских»? С тем, что то перемирие, то «политическое урегулирование», то «гуманитарная пауза» объявляются чуть ли не в очевидную для укрепления, перегруппировки боевиков, усиление их позиций? Одной глупостью и непрофессиональностью все это не вполне объясняется.

Нам официальная пропаганда объясняет, что Россия борется с терроризмом. Хотя терроризм, как единичные, разовые или сериальные, в тайне подготавливаемые, акты насилия с последующим пиаром и с политическими требованиями к властям того или иного государства — это совершенно иное, чем то, что происходит сейчас на Ближнем Востоке, в Сирии. Там непризнанная преступная террористическая группировка, но она все-таки именуется государством. Это целая инфраструктура, это фронт, это непрерывные военные действия, это закулисные державы, которые финансируют, снабжают оружием и боеприпасами, обеспечивают информационное прикрытие. Это терроризм? Нет, это война, и она даже не столько гражданская, сколько межгосударственная, потому что сил в армии Башара Асада — не более трети, все остальное — это наемники с разных сторон. Но нам все объясняют, что мы боремся с терроризмом, ввязавшись в настоящую региональную войну, грозящую перерасти в более крупномасштабную войну. Это война, в которой принимает участие Российская Федерация. Это первая ложь и первая подделка.

Второе. Если мы боремся за, как нам объясняют, государственность Сирии, правопорядок, реализацию международного права в Сирии, легитимного президента Асада и поддерживаем его режим, то тогда как объяснить, что Россия помогла американцам разоружить режим Асада в части химического оружия, оружия сдерживания в регионе? Россия помогла развязать руки американцам и нынешней коалиции делать то, что они делают сегодня. Это было совсем недавно. В 2011 году, когда рождалась, так называемая «умеренная оппозиция», ныне именуемая террористами, Россия ведь ничего не сделала для того, чтобы помочь задавить эти зародыши, тогда еще маленькие ростки. Более того, Россия последовательно не поставила предоплаченные Башаром Асадом комплексы ПВО С-300, вывела свой воинский контингент с базы в Тартусе и фактически создала условия для той внешней агрессии, которую США и коалиция осуществляют сегодня.

Если мы вспомним чуть-чуть про Ливию, то там Россия напрямую, своими руками, тогда медведевскими (хотя, какие они медведевские? За ниточки дергали путинские руки), поучаствовала в создании бесполетной зоны и всей той трагедии и череды преступлений, которые последовали за разгромом Ливии. Это было прямое участие России в этих делах.

Сейчас наблюдается сложная, как бы непонятка, в связи с тем, что Россия рассорилась с Соединенными Штатами, отношения вышли на уровень почти Холодной войны. Она все время противопоставляет свои усилия в Сирии усилиям Штатов и коалиции. Ведется жесткая информационная война. Но что это меняет в анализе? Может быть, Россия на сегодня обладает аргументацией в пользу возможной военной победы в Сирии и восстановления политического режима Башара Асада, единства страны и довоенной ситуации? Нет таких аргументов. Такая победа невозможна, в особенности в связи с тем, что с воздуха такие победы не достигаются, а в сухопутную операцию по понятным причинам Путин не идет, потому что количество гробов увеличится от того количества, которое сейчас идет в Россию, до уже не скрываемого уровня.

Военной победы не будет. А зачем же тогда сейчас Россия молотит все, что попадает под ее бомбы и удары, разбивает вместе с американской коалицией промышленные, транспортные и жилые инфраструктуры, тем самым внося вклад в то, чтобы Сирию, как и Ливию, как и Ирак, превратить в развалины и навсегда лишить ее возможности восстановить свои культурные, образовательные, промышленные, военно-промышленные, военные, военно-политические кондиции, вновь возвратиться к статусу угрозы для Израиля? Россия и в этом сейчас участвует. Я понимаю сейчас смешение чувств у тех, кто это читает. Конечно, там война, колоссальная трагедия, преступления, там жертвы, там льется кровь, там отрезают ребятишкам головы, но по большому раскладу, по факту, Россия выполняет там вовсе не те функции и поставила не те цели, о которых нам заявляет пропаганда. Настоящие цели скрыты и вовсе не такие «благородные» как нам об этом вещают.

Как это может происходить? Это происходит при сочетании нескольких факторов. Нашей страной управляют вовсе не те, кого как бы «избрало» население страны. Внешнее управление и в финансах, и в экономике, и в гуманитарной сфере, и, как видим, во внешнеполитической сфере очень эффективно. Понятно, чего стоила Ираку оккупация Кувейта, и как без единого выстрела по чьим-то там советам Владимир Владимирович Путин присоединил Крым к России, и что за этим последовало по кувейтско-иракской схеме и последовательности. Удивительно, как это произошло без сучка и задоринки. Не порождает ли это некоторых соображений, кто и зачем в многоходовке насоветовал, осуществил эту операцию, которая в политическом, цивилизационном, человеческом смысле абсолютно для России, разделенного русского народа, Крыма оправдана и справедлива, но в правовом и международном политическом отношении вызвала вполне предсказуемые последствия? Их тогда не прогнозировали? Не удосужились (тогда почему, ведь не так сложно было мозги напрячь) или это и был ПРОЕКТ? Но мы же говорим на политическом языке! Мы же говорим на языке стратегий и прогнозирования! Что еще последует для России? Там очень большой вопрос.

Получается, что наша страна не просто не суверенна в финансах и экономике (видим, как за горло берут внешние финансовые и иные санкции), она не суверенна еще и по большому геополитическому счету. И то, что делает сегодня путинский режим в Сирии, выражусь мягко, заставляет задать кучу вопросов, которые я поставил, и на которые я давал свои ответы.

А еще одна трагедия в том, что офицеры и солдаты России выполняют приказ, как бы свой долг. Но все больше информации, что они тоже начинают понимать, кому они на самом деле «служат», сколько в этом, мягко скажу, «неоднозначности», и, главное, никак все это с настоящей Россией не совместимо. Путинская Россия и настоящая Россия никак не совместимы.





Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
380
10350
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика