Полезен ли экономический опыт Белоруссии?

Полезен ли экономический опыт Белоруссии?

Автор Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра Сулакшина

Белорусское экономическое развитие является весьма интересным феноменом. Страна смогла сохранить значительный промышленный потенциал в бурных трансформационных процессах, чего, пожалуй, не удалось никому из бывших республик СССР. В чём же особенности белорусской экономической модели? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, сравним ряд показателей белорусской экономики с аналогичными показателями экономики российской.


ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ ШОКИ

Во время перехода к рынку белорусская экономика оказалась более живучей, чем российская. Глубина спада оказалась меньше. Если Россия просела на 40%, то Беларусь примерно на 35%. После преодоления дна белорусская экономика развивалась более динамично и к 2014 году выросла в два с лишним раза относительно уровня 1991 года. Россия — только на 25% (рис. 1).

Рис. 1. ВВП в постоянных ценах (в условных единицах измерения), по данным Всемирного банка

Более высокие темпы роста неудивительны. Они стали результатом не зарубежных кредитно-возвратных финансовых вливаний и вхождения в собственность, а инвестирования. На протяжении всего времени (кроме 1991 года) норма накопления (отношение инвестиций к ВВП) была в Белоруссии значительно выше, чем в России (рис. 2).

Рис. 2. Норма накопления, по данным Всемирного банка


СТРУКТУРА ВВП

Интересно, что российские либералы, кроме мантр об улучшении инвестиционного климата, ничего не хотят понимать. Как они объяснят такую разницу в инвестициях двух государств. В Белоруссии что-ли инвестиционный климат лучше?

Сохранив большую часть обрабатывающей промышленности, Белоруссия является по структуре ВВП более индустриализированной страной, чем Россия (рис. 3).

Рис. 3. Структура ВВП

Если же учесть, что под промышленностью в России понимается почти исключительно сырьевой сектор, то различие становится еще более говорящим.

ВВП на душу населения по паритету покупательной способности в России ($23 тыс.) на 28% выше, чем в Белоруссии ($18 тыс.). Но не стоит забывать, что Белоруссия не обладает нефтегазовыми ресурсами. И что цифры отражают ушедшую в историю реальность. Цены на углеводороды упали. А значит, неизбежны последствия в ВВП России.


ФИНАНСОВЫЙ СЕКТОР

Процентные ставки, по которым банки кредитуют наиболее надёжные предприятия в Белоруссии выше, чем в России (рис. 4).

Рис. 4. Процентные ставки по кредитам, по данным Всемирного банка

Однако банковская маржа (в данном случае разница между ставками по кредитам и депозитам) меньше. В отдельные годы она даже была отрицательной (рис. 5).

Рис. 5. Банковская маржа, по данным Всемирного банка

Монетизация белорусской экономики ниже, чем российской, что, вероятно, объясняется меньшим размером фондового рынка (рис. 6).

Рис. 6. Коэффициент монетизации, по данным Всемирного банка

Инфляция в Белоруссии сопоставима с российской. В 2015 году она достигла 14%. В России по данным Всемирного банка она составила 16%. По данным Росстата — 12,9%. Явно выделяется период 2011–2012 годов — когда случился финансовый кризис в Белоруссии (рис. 7).

Рис. 7. Инфляция, по данным Всемирного банка


СОЦИАЛЬНОЕ РАССЛОЕНИЕ

Уровень социального расслоения в Белоруссии значительно ниже, чем в России. В России доходы самых богатых 10% населения выше доходов 10% самых бедных в 14 раз в то время, как в Белоруссии всего лишь в 5 раз. По оценкам экспертов, для сохранения социальной безопасности эта разница не должна превышать 8–9 (рис. 8).

Рис. 8. Децильный коэффициент (отношение доходов самых богатых 10% к доходам самых бедных 10% населения), по данным Всемирного банка


ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

При всём этом стоит понимать, что Белоруссия не меньше, чем Россия зависит от внешних шоков. Только эти шоки иного характера. Если для России ключевое значение имеет цена на нефть и газ, то Белоруссия зависит от цены на комплектующие товары и импортное энергосырьё, а также от экономического состояния своего главного торгового партнёра — России. Российские ошибки и провалы отражаются на экономике Белоруссии.

Внешнеторговый оборот (отношение суммы экспорта и импорта к ВВП) Белоруссии превышает 100% в то время, как российский составляет 50%. Столь высокая зависимость от внешнего рынка характерна для Белоруссии как в силу её небольшого размера (малые страны как правило имеют более высокую внешнеторговую зависимость), так и спецификой генезиса её промышленности в советское время («всесоюзный сборочный цех»).

Зависимость от России видна невооружённым взглядом. По мере падения российского ВВП начали замедляться и темпы роста в Белоруссии (рис. 9). Хотя даже тут ее показатели в среднем выше.

Рис. 9. Прирост ВВП, по данным Всемирного банка


ВЫВОД

Два ключевых отличия белорусской социально-экономической модели заключаются в поддержании оптимального уровня социального расслоения и в высоких инвестициях. При этом стоит дать оценку призывам либеральной белорусской оппозиции к повышению рыночной компоненты в экономической политике. В случае резкого изменения стратегии государственного управления экономикой в Белоруссии и перехода на либерально-рыночные рельсы стоит ожидать роста социального неравенства. Выиграет лишь наиболее богатая и малочисленная часть среднего класса, а также часть крупного бизнеса. В результате возросшего расслоения и падения доходов уровень жизни большей части населения уменьшится. Экономический рост прекратится ввиду падения инвестиций и закрытия производств, потерявших рентабельность.

Оба параметра, насколько можно судить, являются достижением государственного регулирования. В России же действует иной принцип. Государство не вмешивается в экономику. Можно предположить, что в случае аналогичных усилий по оптимизации роли государства в управлении экономическими процессами Россия могла бы добиться более существенных экономических успехов. Вывод из сравнения качества государственного управления и фактического состояния экономик Белоруссии и России очевиден.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
139
412
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика