Политические итоги 2014 года

Политические итоги 2014 года

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Наталия Шишкина


Завершился 2014 год, который запомнится многими событиями, ярко выделяющимися на фоне предыдущих лет. Небывалый патриотический подъем, рекордный рейтинг Президента, присоединение Крыма, жесткая риторика начала года, реформа самоуправления и радостный шум Олимпиады, расформирование министерств и создание новых, флаги НАТО в руках пятой колонны и принятие основ государственной культурной политики, курс на  возвращение воспитания в школы и очередной разворот на Восток...

I.  Присоединение Крыма

Самое главное событие года – присоединение Крыма. Воссоединение Крыма с Россией стало очень важной вехой истории – истории не только России новейшей, но России в целом.

Многие противники присоединения Крыма стали говорить о том, что в кризисе в России, санкциях и осуждении мирового сообщества виновата политика властей в отношении Крыма. Несомненно, Крым спровоцировал  Запад на санкции  против России, но следует заметить, что даже если не было бы эпизода с Крымом и войны на Востоке Украины – за океаном нашли бы что-либо ещё. О противостоянии России и Запада на Украине заговорили ещё до того, как Крым вернулся в состав РФ и началась война на Востоке Украины [1]

Складывается впечатление, что, заполучив Крым, российское правительство растерялось: до сих пор возникают сложности в обустройстве и интеграции Крыма в Россию. Одновременно в массовое сознание россиян вбрасывается установка, что в Крыму экономическая ситуация лучше или не хуже, чем в остальной России [2]. Решение присоединить Крым  (на фоне последующей реакции России на события в Новороссии) выглядит внезапным даже для самих российских чиновников.

Присоединение Крыма показало, что, во-первых, несмотря на все попытки и стремления российской власти подружиться с Западом и претензии на равное с западными странами положение, отношение к России лучше не стало и - что предсказуемо - Запад никогда не собирался считаться с национальными интересами России. Во-вторых, после присоединения Крыма и введения санкций стала особенно ясна несуверенность, уязвимость и зависимость страны от нефтегазовых доходов и внешних факторов. В-третьих, присоединение Крыма продемонстрировало потенциал общества и населения России к объединению, причем на основе не материальных благ, а одной, общей, идеи – идеи «Русской весны».

II.  Региональная политика

В области региональной политики самое серьезное изменение коснулось самого принципа управления. Басня Крылова «Лебедь, рак и щука» стала прекрасной иллюстрацией современной «региональной политики».

Минрегион просуществовал около 10 лет и был сокращен. Вместо него формируется не централизованный, а территориальный принцип управления региональной политикой. При этом региональная политика – одна из ключевых общегосударственных политик, которая в России будет строиться по территориальному, а не общенациональному, принципу. Раздробление региональной политики по территориальному признаку уже привело к некоторым ссорам и спорам между министерствами в процессе дележа финансов. Вплоть до заявлений о том, что Транссиб и БАМ не настолько важны для Дальнего Востока, как ориентированные на иностранных инвесторов ТОРы.

Если следовать логике, то в каждом федеральном округе должно быть министерство. Федеральных округов в России девять, следовательно, ещё шесть министерств должны быть созданы, что приведет в очередной раз к увеличению штата государственных служащих.

Существует только три территориальных министерства, обслуживающие регионы Дальнего Востока, Северного Кавказа и Крыма.

III.  Выборы и реформа местного самоуправления

Осенью пристальное внимание СМИ – в отличие от самих россиян – привлекли выборы. Традиционно низкая явка получила привычное оправдание природно-климатическими факторами, в число которых в этом году были включены ягоды и грибы.

Это были самые масштабные выборы за последние годы – они проходили в 84 из 85 регионов страны. Особенностью своеобразной подготовки к выборам стал массовый уход в досрочную отставку губернаторов с последующим переизбранием.

За региональными выборами последовала повсеместная отмена прямых выборов мэров, на смену которым во многих регионах пришла двуглавая система. За её основу взят институт «сити-менеджеров». Население оказалось выброшено на обочину политической жизни, количество муниципальных служащих и местных чиновников увеличилось и борьба регионального и местного уровня власти приобрела остроту.

Но реформа местного самоуправления прошла достаточно незаметно для самих россиян - намного более пристальное внимание уделялось сначала событиям на Украине и высмеиванию американцев, а позже курсу рубля и санкциям, нежели внутренним политическим изменениям.

IV.  Рекордные рейтинги и несбывшиеся надежды

Рейтинг Президента в 2014 году достиг исторического максимума. Вместе с президентским рейтингом взлетел и рейтинг правящей партии, наблюдался рост патриотических настроений, что совпадало по времени с Олимпиадой в Сочи и присоединением Крыма [3].

Жесткая риторика и информационная война, формирование образа врага и ужесточение контроля за оппозицией и иностранными агентами на территории России продолжалось значительное время.

Против ожидания населения, российское руководство стало постепенно отказываться от жесткой риторики и сдавать позиции, что вызвало у многих россиян недоумение. К концу года поддержка власти стала падать [4], хотя рейтинг президента остается на высоком уровне.

Несмотря на признание, что Россия defacto находится в состоянии войны – войны нового типа, информационно-психологической, - никаких усилий и попыток по созданию, формированию идеологии, которая бы противостояла манипулятивному напору, не предпринимается. Наоборот, мощнейшие инструменты по воспитанию патриотизма и активной гражданской позиции – культура, образование –  лишены идеологической составляющей, которая есть у противостоящей России стороны.

V.  Протесты и митинги

Несмотря на высокий рейтинг власти, можно было наблюдать митинги и марши, самые запоминающиеся из которых - марш мира, организованный либеральной оппозицией, ответный ему марш скорби и  традиционные марши в день народного единства, лейтмотивом которых стала поддержка Новороссии.

"Марш мира" отличился большой широтой представленных движений, но среди людей его сразу же окрестили "маршем предателей". Он был намного более массовым и по политической палитре, и по количеству, нежели организованный сразу после "Марш скорби".

У некоторых недоумение вызвал тот факт, что "Марш мира", явно организованный антироссийскими силами, разрешили провести в центре Москвы, в то время как марши и акции в поддержку Новороссии проходили ближе к окраинам столицы. 

Это связано с тем, что Новороссия напрямую связана с идеей «Русской весны» - но «Русская весна» не сильно сочетается с либеральной моделью развития страны. Поддержка идей «Русской весны» противоречит интересам той части политической элиты России, которая разделяет неолиберальные ценности и действует не в интересах страны.

VI.  Реформы в образовании и здравоохранении

Полным ходом реализовывались реформы в образовании и здравоохранении, написанные как «под копирку».

Надежды спецшкол на здравомыслие чиновников не оправдались, и родители, большинство которых держалось несколько индифферентно в начале реформы, наконец-то осознали масштабы образовательного бедствия.

Однако митинги и обращения не помогли ни остановить, ни замедлить слияние школ и по существу вместо равного доступа к качественному образованию получилась уравниловка в доступе к посредственному образованию.

Позитивным нововведением стали, пожалуй, нормативы ГТО в школах – пока что только в качестве эксперимента в некоторых регионах, и открытые намерения высшего руководства "вернуть"  воспитание как систему в школы.

В связи с яркой демонстрацией примера значения школьного образования, культуры и истории в жизни страны и её будущем на Украине,  стало ясно, что необходимо срочно менять отношение к сфере культуры и образования, и хорошо забытое старое в данном случае пойдет лишь на пользу. Тем более, что 2014 год был объявлен годом культуры в России.

Но с пустотой вместо идеологической компоненты противопоставить информационной агрессии будет нечего. Природа пустоты не терпит, и события на Украине и в других странах "цветных революций" ярко это продемонстрировали.

Уверения в сохранении бесплатной медицины и количества коек в больницах оказались ложными: по данным Росстата, вместе с сокращением больниц сократились и койки, а количество частных медицинских центров и конкуренция за койку вместе с расходами в структуре расходов домохозяйств на платные медицинские услуги увеличились.


Рис. Численность населения России (до 1991 года - РСФСР, 2014г. - без учета Крымской республики) и количество человек на 1 больничную койку по данным Росстата. *данные за 2014 год – расчетные, исходя из заявления министра здравоохранения о сокращении 50 тысяч коек в 2014 году [5].

VII.  Государственно-частное партнерство

Инициативы по развитию государственно-частного партнерства звучали в этом году практически во всех сферах, включая военную, космическую, сферу образования и здравоохранения. Государственно-частное партнерство представлялось едва ли не панацеей от всех проблем. Некоторые из инициатив вызвали широкий резонанс в обществе, но большая их часть принята не была. Однако, вполне вероятно, что будет принята в будущем. Причин несколько:

1.  Сложные социально-экономические условия и явный дефицит государственного бюджета в 2015 году подтолкнут государство к необходимости опираться на частные ресурсы.

2.  Планомерно проводимая государственная политика в социально значимых сферах показывает, что государство самоустраняется уже на протяжении многих лет. Нет никаких свидетельств кардинальной перемены курса.

3.  В основу проектов развития регионов заложено не просто государственно-частное партнерство, а крайне широкие возможности для частного бизнеса и иностранных инвесторов. Все эти проекты нельзя назвать краткосрочными. Следовательно, в ближайшей перспективе государственно-частное партнерство, особенно в «убыточных» в краткосрочной перспективе сферах, будет только расширяться.

В целом, уходящий год принес большую централизацию власти. Никаких кардинальных кадровых перемен не наблюдалось, выборы были достаточно предсказуемы. Несмотря на обилие патриотических призывов и лозунгов, намерение деидеологизации и формирование государства корпораций говорит о неизменности проводимого Россией либерального курса.

Региональная политика была реформирована таким образом, что количество госслужащих неизбежно увеличится, а качество региональной политики - снизится. Это улучшит положение центробежных сил в регионах, что может неблагоприятно сказаться на национальной безопасности России. В сочетании с централизацией власти и усилением борьбы с экстремизмом, который часто используют в целях избавления от «неудобных» людей, центробежные движения с большей вероятностью прибегнут к силовым методам достижения своих целей.

Историческое воссоединение с Крымом стало наиболее важным решением российской власти – и наиболее ценным и дорогим геополитическим событием за последние два десятка лет.

Эйфория от Олимпиады и Крыма, поддерживаемая патриотической и жесткой риторикой власти, затмила все события и происходящие реформы.

Население, единодушно испытав впервые за много лет гордость за свою страну, было незаметно отстранено от возможности выбирать главу администрации собственных городов, не стало активно реагировать на проводимые реформы в социальной сфере, на волне исторических приобретений, доверяя власти как никогда прежде.

Но доверие без поддержки реальными делами не продлится долго, и эффект от внезапного обнаружения населением проведенных реформ может быть весьма взрывоопасен. При этом население может разделиться на активную «цветную» часть, пассионарную «провесеннюю» часть и отстраняющуюся «молчалинскую» часть.

Нельзя не отметить, что 2014 год стал не очередным годом, а годом Олимпиады, исторической справедливости, огромных надежд, осознания себя великой державой…и годом санкций и кризиса, годом масштабного пиара и заморозки только-только начавшейся весны.




Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
243
649
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика