Послание Президента феодальному собранию: несколько цитат

Послание Президента феодальному собранию: несколько цитат

Автор Наталия Игоревна Шишкина — эксперт Центра Сулакшина.

В первый день декабря состоялось традиционное мероприятие — Послание Президента Федеральному Собранию. Что было сказано, и что показало Послание?

Первое, что бросается в глаза — это полная оторванность от реалий жизни. В Послании сквозит оптимизм и явно видна установка, что «всё хорошо, прекрасная маркиза». Ниже на примере некоторых цитат этот момент будет показан.

Второе — отсутствие внешнеполитической повестки в том виде, в котором это было при Б.Обаме (Трамп-то вроде как «свой») как нельзя лучше демонстрирует отсутствие приемлемых для власти тем для разговора. Видимо, поэтому спичрайтерам пришлось выкручиваться, находить отдельные статистические показатели, придумывать, что бы ещё сказать.

Третье вытекает из второго — за неимением выгодных вопросов, пришлось ограничиться стандартными обещаниями и картинами реальности, должными внушать оптимизм. В этот раз с Посланием решили совсем не возиться — и так сойдет.

Четвертое. То ли спичрайтеры решили использовать такой прием речи — говорить о прошлом в будущем времени, то ли решили не морочить себе голову и дать старые выдержки из каких-то ещё речей. Но фраза «в 2015 году у нас будет уже…» и данные трехгодичной давности по суммарному коэффициенту рождаемости произвели совсем не положительное впечатление. Послание стало пустой формальностью? Или есть нечто более важное?

Вполне вероятно, что Послание — это и правда пустая формальность, если уж Указы Президента по мнению его самого всего лишь бумажка. Единственное, что было необходимо — соблюсти традицию, надавать обещаний, внушить оптимизм.


ОТДЕЛЬНЫЕ ЦИТАТЫ

«Граждане объединились — и мы это видим, надо сказать спасибо за это нашим гражданам — вокруг патриотических ценностей не потому, что всем довольны, что всё их устраивает. Нет, трудностей и проблем сейчас хватает. Но есть понимание их причин, а главное уверенность, что вместе мы их обязательно преодолеем».

Понимания причин не наблюдается — если конечно основываться на данных ВШЭ и ВЦИОМ. Россияне всё больше сталкиваются с проблемами при выплате зарплат, с ухудшением материального положения, но курс считают верным. Однако вполне вероятно, что эти данные были подтасованы провластными институтами специально, либо сами люди опасаются высказывать свое настоящее мнение о происходящем, чтобы не стать «национал-предателем».

«Выросла роль Государственной Думы как представительного органа. В целом укрепился авторитет законодательной власти».

В этом случае подтвердить слова Президента не может даже ВЦИОМ — по его данным, Государственная Дума России с начала октября потеряла 3 п. индекса одобрения. А если смотреть более продолжительный период, то в 2014 году индекс одобрения деятельности Госдумы колебался от 12 до 24 п., и оставался почти в рамках таких колебаний весь 2015 год. А вот в 2016 году индекс резко упал до однозначных значений, при этом в сентябре — в месяц собственной выборов в Госдуму нового созыва — индекс одобрения Госдумы упал до -3 п. Конечно, можно сравнивать индекс и с периодом 2006—2013 гг., когда он преимущественно находился в минусовой области. Даже у Д.Медведева, как председателя Правительства, индекс одобрения выше, чем у Государственной Думы. Хотя отношение к Д.Медведеву в народе всем известно.

«Именно граждане определили итоги избирательной кампании, выбрали путь созидательного развития страны, доказали, что мы живём в здоровом, уверенном в своих справедливых требованиях обществе, в котором укрепляется иммунитет к популизму и демагогии и высоко ценятся значимость взаимоподдержки, сплочённости, единства».

У граждан фактически не было выбора, более того — гражданам вообще было не до выборов и пустопорожних дебатов кандидатов. Если бы бюджетников не заставляли голосовать в регионах, явка, показавшая на выборах в Госдуму-2016 исторический минимум, была бы ещё меньше. Фактически, за ЕР и её выдвиженцев по мажоритарной системе голосовало меньшинство населения России. Остальные всем своим видом показывали кризис доверия выборам и власти. ЦНПМИ об этом уже писал.

«Но хочу особо подчеркнуть: и в культуре, и в политике, в средствах массовой информации и в общественной жизни, в полемике по экономическим вопросам никто не может запретить свободно мыслить и открыто высказывать свою позицию».

Запрет касается исключительно политической тематики и некоторых откровенно опасных тем. По последним событиям — возможность быть осужденным за перепост, причем не обязательно «свежий», сойдет и перепост многолетней выдержки, перетасовки в редакции РБК, часто критиковавшей исподволь российскую власть, и другие случаи — нельзя сказать, что нет запрета на свободное высказывание своей позиции. Однако никто не запрещает на деньги, выданные из народного, по сути, кошелька, снимать пакостливое низкопробное кино. Или мультфильмы, которые психологи признают одними из самых вредных для просмотра детьми. Распространять откровенно опасную, вредоносную информацию, основной аудиторией которой служат люди с не очень высоким уровнем образования или находящиеся в стрессовой ситуации. Яркие примеры: ВИЧ-диссидентство, движение антипрививочников, с которого намедни началась вспышка кори в Екатеринбурге, которая к началу декабря уже насчитывала 64 случая, из которых 40 дети.

«Можно ли достичь значимых стратегических целей в раздробленном обществе? Можно ли решить эти задачи с парламентом, где вместо результативной работы идут состязания амбиций и бесплодные препирательства? Можно ли достойно развиваться на зыбкой почве слабого государства и управляемой извне безвольной власти, потерявшей доверие своих граждан? Ответ очевиден: конечно, нет. В последнее время мы видели немало стран, где такая ситуация открывала дорогу авантюристам, переворотам и в конечном счёте анархии. Везде результат один: человеческие трагедии и жертвы, упадок и разорение, разочарование».

То есть перспективы «развития» России в Кремле вполне известны. В то же время, во фразе проскальзывает намек на единство парламента. Которое возможно лишь в том случае, если отсутствует любая оппозиция, любой спор. Абсолютный политический застой — вот идеал «эффективного» парламента. Правда, судя по Посланию, живут-то они совсем не в той России, в которой живет их народ.

Вообще ситуация, когда высказывание совершенно очевидно описывает современную власть, но при этом это описание приписывается неким «другим странам» становится какой-то новой традицией. Власть доверие граждан потеряла уже давно, та же уже упомянутая явка на выборах, поддержка правительства, оценка проводимой политики самими гражданами об этом свидетельствует. Да и недавно проведенный маленький блиц-опрос тоже наводит на определенные мысли — ну не могут же все оппозиционеры и экстремисты проживать в одном-единственном районе Москвы. Гетто для них пока ещё никто не устраивал. Управление извне с помощью рычагов давления тоже заметно, да и вручение известному американскому деятелю членства в РАН — Г.Киссенджеру — как нельзя лучше это показывает вместе с постоянным стремлением заигрывать с теми, кого вчера объявляли чуть ли не кровными врагами России.

«Наступающий, 2017 год — год столетия Февральской и Октябрьской революции. Это весомый повод ещё раз обратиться к причинам и самой природе революции в России. Не только для историков, учёных — российское общество нуждается в объективном, честном, глубоком анализе этих событий».

Беда в том, что для самой власти честный и объективный анализ может оказаться весьма печальным. Несомненно, в 2017 году усилится информационное давление на население, обеляющее царизм и очерняющее коммунистов. В основном внимание будет акцентироваться на ужасах Гражданской войны — правда, сравнений с лихими 1990-ми никто проводить не станет, или и вовсе найдут и раздуют до неимоверных размеров отличия. Вспомнить причины и Революции, и Гражданской войны, несомненно, стоит. Например, такие, как выбор иноцивилизационного курса развития России, полный отрыв элиты от народа (вплоть до того, что представители элиты не говорили по-русски), сбой принятой капиталистической модели хозяйствования. Свою роль сыграла и Первая мировая война, и маленькая «победоносная» война, сильно напоминающая внешнеполитические действия России в современности.

В то же время, складывается впечатление, что сейчас замечают только формирование в те времена информационного фона, сильно делегитимизирующего власть, и деморализованное состояние Армии, хотя назвать это причинами просто невозможно: это было проявление кризисного состояния общества.

«Уверен, что у абсолютного большинства наших граждан именно такое ощущение Родины, и уроки истории нужны нам прежде всего для примирения, для укрепления общественного, политического, гражданского согласия, которого нам удалось сегодня достичь».

Какое же может быть гражданское согласие и примирение, когда разрыв по доходам более 16 раз между разными слоями населения? Когда молодым семьям приходится выбирать между нищетой с ребенком или выживанием без него, наблюдая, какие деньги тратит российская элита на свои свадьбы, дни рождения или просто так? Какое же это политическое согласие, если люди просто не верят в возможность перемен, в то, что они ещё играют хоть какую-то роль в политике и обществе?

«Знаете, не могу не сказать два слова о том, что реально происходит, что у нас здесь есть, чего мы добились. Естественный прирост населения продолжается».

Далее Президент привел данные 2013 (!) года по суммарному коэффициенту рождаемости — любимый инструмент политиков. Что такое суммарный коэффициент рождаемости? Фактически, это оценка того, сколько в среднем у одной женщины родится детей за всю её жизнь. При оценке учитывается уровень рождаемости на определенный момент времени, который, как предполагается, сохранится, при этом ни смертность, ни изменения возрастного состава в расчет не берутся. Такая весьма примерная, идеальная модель. При этом само значение коэффициента, которое приводит Президент, верно, и не менялось с 2013 года.

Насчет естественного прироста населения, за январь—октябрь 2016 года прирост был в Московской области, Москве, Коми, Калининградской области, Ненецком АО, Санкт-Петербурге, Калмыкии, Астраханской, Волгоградской области, во всех республиках Северо-Кавказского федерального округа, в Башкортостане, Марий Эл, Татарстане, Удмуртии, Чувашии, Пермском крае, Оренбургской области, на Урале (кроме Челябинской и Курганской областей), в Сибири (кроме Алтайского края и Кемеровской области), в Якутии, Камчатском и Хабаровском крае, в Сахалинской области и в Чукотском АО. По Федеральным округам убыль наблюдалась в Центральном, Северо-Западном, Южном, Приволжском федеральном округе, в которых сосредоточена большая часть всего населения России.

Положительные значения прироста в целом по России получаются только из-за миграционной составляющей и высокой рождаемости Кавказа, да не более пяти сотен душ прирастает в районах Севера. Ситуация в этом плане не изменилась, большая часть регионов, регионы традиционного расселения русского народа продолжают вымирать.

«Мы продолжим изменения в социальной сфере, чтобы она становилась ближе к людям, к их запросам, была более современной и справедливой».

Утверждение, что Россия — не социальное государство стало едва ли не аксиомой. Собственно, ничто так хорошо не покажет оценку самими россиянами проводимой социальной политики, как социологический опрос. Согласно данным ВЦИОМ, с 2007 года оценка социальной политики государства как в целом не устраивающей людей не падала ниже 26%. Причем минимум приходился на время «Русской весны», и за все 9 лет это единственный раз, когда социальная политика государства устраивала больше людей, чем тех, кому она не нравилась или кто имел неоднозначное к ней отношение. Но уже с этого года количество недовольных ниже 37% от всех опрошенных не падало, при этом довольные социальной политикой составляли не больше трети всех опрошенных. Даже несмотря на бытующие подозрения в отношении ВЦИОМ как инструмента формирования, а не выявления, общественного мнения, результаты не могут не впечатлять.

«Социальные отрасли должны привлекать квалифицированных людей, талантливую молодёжь, поэтому мы повышаем и зарплаты специалистов, улучшаем условия их труда».

Такая откровенная ложь не может не вызывать отторжения и даже больше — ненависти специалистов «социальных отраслей». Врачи, получающие нищенские заработные платы, учителя, которые боятся сказать о заработных платах в связи с угрозой увольнения.

«Отмечу, что конкурс в медицинские и педагогические вузы — совсем недавно он был почти нулевой — уверенно растёт. В 2016 году на педагогические специальности он составил 7,8 человека, а после прошедшего приёма в 2016 году общий конкурс на бюджетные места в медицинские вузы составил уже почти 28 человек на место».

Каким образом был достигнут такой конкурс? Во-первых, рост среднего балла по ЕГЭ в связи с фактическим облегчением заданий ЕГЭ. Во-вторых — в медицинские и педагогические ВУЗы предпочитают идти целевики. Объясняется это и тем, что после окончания ВУЗа регион обязательно обеспечит работой, причем по специальности. В-третьих, бюджетные места в основном занимают льготники, олимпиадники и целевики, которые идут ВНЕ общего конкурса. Соответственно фактическая доступность бюджетных мест ниже для тех, что проходит по общему конкурсу. Не стоит забывать также и то, что в сравнительно небольших городах выбор ВУЗа весьма ограничен.

«Хорошо помню, как в своё время обсуждали с коллегами проекты развития высокотехнологичной медицинской помощи, а также сети перинатальных центров, которых у нас и не было совсем. Сейчас их, в 2018 году, в России уже будет 94».

Вместо сети перинатальных центров раньше были ФАПы и намного большее количество специализированных акушерско-гинекологических коек в больницах. Поэтому и потребность в перинатальных центрах появилась недавно: когда начались массовые сокращения, слияния, и недостаток гинекологической помощи. Если раньше женщины имели возможность проконсультироваться и наблюдаться недалеко от дома, то теперь в некоторых областях им приходится ехать в пресловутые перинатальные центры за пару сотен километров и выстаивать очередь из таких же, как они. В результате выросло количество домашних родов, продолжает расти количество преждевременных родов (с 75 в 2012 году до 76,9 тысяч в 2015 году), абортов (с 63,4 тысяч в 2012 году, до 68,9 тысяч в 2015 году). Треть детей в России рождается больными или получают заболевания — в 1990 году таких было 14,8% от всего количества рожденных живыми. Ещё сильнее растет количество недоношенных детей: если в 2005 году таковых было 76,7 тысяч, то в 2015 году уже 110 тысяч.

«По итогам ещё 2015 года показатели младенческой смертности составили в России 6,5 на тысячу родившихся живыми, а в европейском регионе Всемирной организации здравоохранения показатель 6,6, то есть у нас уже был чуть получше. По итогам 10 месяцев 2016 года Россия вышла на уровень 5,9».

При этих показателях Росстата, Россия находится на 64 строчке мирового рейтинга, отставая от Сербии, Катара, Чили, Латвии, Словакии, Греции, Кубы, Австралии, Тайвани, Великобритании, Беларуси, Эстонии, Японии, Монако и других стран. При этом очень странно то, что показатели младенческой смертности у России на самом деле выше, чем у Евросоюза: 5,9 против 3,7. Выше, чем у России, младенческая смертность у Румынии, Болгарии, Турции, Македонии, Албании, если верить Евростату.

«Граждане зачастую сталкиваются с очередями, с формальным, безразличным отношением к себе. Врачи перегружены, трудно попасть к нужному специалисту. Нередки случаи, когда поликлиники оснащены новейшим оборудованием, а у медицинских работников элементарно не хватает квалификации, чтобы применить это оборудование. Начиная с будущего года на базе федеральных и региональных медицинских центров и вузов будет организована регулярная переподготовка врачей. При этом специалист с помощью образовательного сертификата сможет сам выбрать, где и как повысить свою квалификацию».

Здесь можно видеть яркий пример подмены одной проблемы другой на фоне совершенно фантастической информации о новом оборудовании. Во многих поликлиниках и больницах не хватает примитивных простых вещей, врачи просто не успевают справиться с потоком пациентов, часть из которых вняла увещеваниям власти о необходимости кверулянтства по любому поводу, потому как «клиент всегда прав». Некоторые города полностью лишились специалистов отдельных профилей. Кроме того, изменилась и система подтверждения уже имеющейся квалификации: если раньше врач раз в пять лет сдавал экзамен, проходил проверку, то теперь он должен постоянно учиться на протяжении 5 лет и набирать по 50 баллов за год, участвуя в семинарах, конференциях и других специальных мероприятиях (1 час = 1 балл). Не участвовал? Лишаешься сертификата и не имеешь права работать, каким бы нужным и профессиональным специалистом ты бы не был. Врачи уже удивляются и спрашивают: когда же работать-то, если придется только разъезжать?

В Европе эта система построена иначе, да и врачи имеют совершенно иную нагрузку и заработную плату. Сельскому кардиологу, который в месяц получает около 9,5 тысяч рублей, кататься на многодневные семинары в Москву просто невозможно, остатка зарплаты не хватит даже на выплату налогов. Идти на преступление, как уже сделала санитарка одной больницы, завладевшая средствами пациентки для покупки продуктов?..

И вот в этой ситуации Президент объявляет о том, что ещё будет и регулярная переподготовка врачей. Если при этом она предполагает ещё и получение дополнительного сертификата, за который плюсом к основному сертификату надо будет получать баллы, то врачей, которые лечат, просто не останется. Они только и будут постоянно кататься подтверждать свои сертификаты и получать новые, причем чаще всего у людей, уже слишком давно отошедших от реальной клинической медицины.

«Нужно освободить врачей от рутины, от заполнения вороха отчётов и справок, дать им больше времени для непосредственной работы с пациентом. В течение ближайших двух лет предлагаю подключить к скоростному интернету все больницы и поликлиники нашей страны. Это позволит врачам даже в отдалённом городе или посёлке использовать возможности телемедицины, быстро получать консультации коллег из региональных или федеральных клиник».

Прекрасное предложение, крайне далекое от реальности, такое же, как, например, создание единой виртуальной базы данных с информацией про всех пациентов, доступной любому врачу при необходимости оказать помощь больному. В стране кризис, не хватает денег даже на ОМС, эксперты ВШЭ уже аккуратно готовят к тому, что бесплатной медицины в ближайшие 20 лет не останется. И в этих условиях предлагается увеличить расходы дефицитных больниц, которые и без того находятся в долгах благодаря новой системе финансирования, на высокоскоростной Интернет? Нет, если все расходы понесет бюджет, — делайте что угодно. Но ведь очевидно, что финансовые обязательства снова лягут на плечи больниц.

«Безусловно, важно сохранить глубину и фундаментальность отечественного образования. В школу уже вернулось сочинение, больше внимания стали уделять гуманитарным предметам. Но только учебных часов из школьной программы здесь явно будет недостаточно — нужны проекты в театре, кино, на телевидении, музейных площадках, в интернете, которые будут интересны молодым людям, привлекут внимание молодёжи к отечественной классической литературе, культуре, истории. Важно воспитывать культуру исследовательской, инженерной работы. За ближайшие два года число современных детских технопарков в России возрастёт до 40, они послужат опорой для развития сети кружков технической направленности по всей стране».

Один из немногих здравых призывов — включить в процесс формирования личности и стимуляции интереса к образованию информационные ресурсы самых разных жанров. Время, конечно, покажет, насколько это будет способствовать интересу к знаниям, но даже этих ресурсов недостаточно. Прежде всего необходимо воспитание ценностного отношения к знанию, что невозможно, во-первых, без привлечения родителей к процессу воспитания, во-вторых, при объективных и видимых результатах отношения государства к высококвалифицированным специалистам. Какое будет отношение подростка к знаниям, если уборщик территории получает больше, чем отучившийся 8 лет врач?

Кроме того, в этом предложении прозвучало: «нужны проекты…которые будут интересны молодым людям». Вроде и не поспоришь, но как насчет формирования этого интереса к проектам? Ведь у государства есть все средства для этого.

«Особая примета нашего времени — широкое вовлечение граждан в самые разные благотворительные акции. Призывы в социальных сетях, средствах массовой информации собрать средства на лечение больных, на помощь детям быстро находят отклик… Иногда даже удивляешься, как люди с небольшим достатком быстро откликаются на такую свою внутреннюю потребность оказать помощь тем, кто особенно нуждается в этом.

Необходимо снять все барьеры для развития волонтерства, оказать всестороннюю помощь и социально ориентированным некоммерческим организациям».

Вообще для претендующего на звание социального государства радоваться тому, что народ страны лечит больных по принципу с миру по нитке — нищему рубаха, просто абсурдно. Ведь это, особенно когда речь идет о лечении детей, как ничто иное наиболее ярко показывает реальное отношение и «достижения» государства в социальной сфере. А если ещё учесть, что сбор средств нередко идет на обеспечение лечения за границей в связи с тем, что российская система здравоохранения либо слишком медлительна, либо не обеспечена… Сами по себе эти акции — позор государству. А лидер этого опозоренного государства ещё и призывает позориться побольше, сложить социальные обязательства на плечи самих граждан. Рано или поздно, при таких тенденциях, возникнет вопрос — а зачем нам, народу, такое государство?.. Стоит отметить, что к появлению этого вопроса подталкивает само государство. Прямо мазохизм какой-то.

«В будущем году мы направим регионам 20 миллиардов рублей на программы благоустройства, в том числе в моногорода, и дело принципа, чтобы в принятии решения по использованию этих ресурсов участвовали сами жители, определяли, какие проекты благоустройства осуществлять в первую очередь».

Что такое 20 миллиардов рублей с барского плеча на благоустройство всей страны, когда взятки, которые берут государевы люди, значительно больше?.. Когда в Сирию увезли уже 60 млрд руб. В результате людям снова предлагается сделать несуществующий выбор из того, что плохо, и того, что не хорошо.

«Далее, в Москве и Санкт-Петербурге уже идут масштабные программы по развитию модернизации дорожной сети. Со следующего года начнём такие проекты и в других крупных городах, и городских агломерациях, где проживают около 40 миллионов человек. За два года здесь должно быть приведено в порядок не менее половины дорог».

Очередное неосуществимое обещание по поводу одной из двух вечных бед России. Основной вопрос: где взять деньги? В приложении к бюджету говорится, что Резервный фонд будет потрачен полностью за следующий год, а Фонд национального благосостояния продержится до конца 2019 года.

«Необходимое внимание уделим и важнейшим федеральным трассам и возведению объекта общенационального значения — Крымского моста, его строительство идёт по графику».

Кто знает, будет ли он готов к концу 2018 и сдан полностью в 2019 году, но опыт с космодромом «Восточный» подсказывает, что такие заявления мало что значат. В конце концов, господа Ротенберги вряд ли удержатся от того, чтобы поторговаться и получить побольше выгоды.

«Однако, повторю, главные причины торможения экономики кроются, прежде всего, в наших внутренних проблемах. Прежде всего, это дефицит инвестиционных ресурсов, современных технологий, профессиональных кадров, недостаточное развитие конкуренции, изъяны делового климата».

Когда закончилось первое, самокритическое, предложение, вспыхнула надежда на понимание происходящего. Но дальше прозвучали типичные либеральные мантры про инвестиции, технологии, недостаточность кадров, конкуренцию, плохой деловой климат. А как насчет снижения уровня жизни? Ухода людей в теневой сектор просто для того, чтобы можно было выжить в текущих условиях? Как насчет производительности труда, и недооцененности труда, социальных разрывов по доходам? Инвалидизированности, заболеваемости рабочей силы, возможности поддерживать необходимый уровень здоровья, которая отсутствует? Это не проблемы, они на экономический рост не влияют?

«Здесь очень важно, чтобы это было реализовано, разумеется, и нужно поднимать покупательные возможности людей. Тоже об этом скажу, имея в виду наши программы поддержки ипотеки».

Прекрасно! Жилья понастроили, а покупать-то кто может? Многие ли согласятся передавать ипотеку по наследству — предложения о сроке ипотеки 75 лет уже есть на рынке? Многие ли смогут выплачивать стабильно взносы в банк, если неизвестно, что произойдет завтра с зарплатой и работой? Понятное дело, что долговое рабство — любимый способ властей не только в России, но и в Западных странах контролировать население. Только на Западе заработные платы и доходы совершенно другие.

«Но здесь, как у нас в народе говорят, нет худа без добра, наши так называемые партнёры ввели санкции, о которых я сказал, мы — ответные меры. Ну и помогли на внутреннем рынке нашим сельхозпроизводителям».

С этой фразы начинается красочное расписывания силы и мощи отечественного сельского хозяйства. Что ж, давайте обратимся к оперативным данным недавно проведенной сельскохозяйственной переписи.

За 10 лет (с 2006 года) количество сельскохозяйственных организаций сократилось с 59,2 до 36,4 тысяч, или на 38,5%, крестьянских хозяйств стало меньше на 38,7% (количество уменьшилось с 285,1 тысяч до 174,6 тысяч). На 20% сократилось количество личных подсобных хозяйств. За счет этого, казалось бы, должно увеличиться и количество земель на одно сельскохозяйственное предприятие, что верно для крестьянских хозяйств. Однако результат переписи показал, что на один сельскохозяйственный объект площадь земли уменьшилась на 912,1 гектара.

Предложение Президента достаточно простое и ожидаемое — дать больше самостоятельности регионам и местным органам в распределении средств федерального бюджета. Одним словом, создаются условия, при которых без родственника заниматься сельским хозяйством становится ещё проблематичнее, чем было до этого.

«В целом у нас хороший потенциал для увеличения несырьевого экспорта, при этом мы видим, что в мире растёт протекционизм, к сожалению, возводятся и торговые барьеры. Могу с вами поделиться: мы совсем недавно с коллегами встречались в Перу, в Лиме, говорили о проблемах мировой торговли. Одна из главных проблем — это рост протекционизма. Но что это означает для нас? Это значит, что нужно ещё активнее, решительнее бороться за доступ на внешние рынки. Сильная международная конкуренция закалит и оздоровит нашу экономику, обеспечит российским компаниям новый уровень эффективности, качества товаров и услуг, производительности труда».

Одним словом, прозвучал призыв «всё, что не убивает нас — делает нас сильнее». Проблема в том, что протекционизм собственных производителей другими странами новостью не является. Это Россия — страна парадоксов, при этом вывод, который делается из этой «новости» не защита собственного производителя, а кидать их на внешние рынки для оздоровления экономики. Почему не хотят развить внутренний рынок для начала, чтобы избежать торговой зависимости от других стран, стать самодостаточной страной? Почему не берут в этом на вооружение опыт других стран по защите собственных производителей? Потому что невыгодно, влечет дополнительные расходы, заставит насторожиться или даже возмутиться западных коллег?..

Нет смысла полностью разбирать всё послание Президента по цитатам — каждый человек, живущий в России, обязательно найдет что-то, что будет серьезно отличаться от его реальной жизни. Послание ещё раз сигнализирует: Путин верен либерализму, ничего не знает о реальной жизни и оперирует откровенно ложными сведениями, его приоритеты в деле лишения России статуса социального государства остаются прежними. Тем не менее, обращает на себя внимание, насколько ярко, когда нет внешнеполитического фона, проявляется полная дезориентированность политической элиты. И в насколько другой России она живет. Разве это ничего не напоминает?..



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3607
16661
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика