Пресс-конференция Путина 2017

Пресс-конференция Путина 2017

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Раньше пресс-конференция президента вызывала определённый ажиотаж. Президент должен был отвечать на самые острые вопросы, кого-то пожурить, кого-то похвалить, дать обещания своему народу, от воли которого «зависит» исход выборов. По крайней мере такая радужная картинка рисовалась. Теперь президенту наскучила вся эта комедия, он отвечает на те же вопросы, что звучали год тому назад, не тратит силы на пустые обещания, ведь зачем, если итог выборов уже фактически объявлен, не краснеет за провалы. 

Не пытается сделать удивленное лицо при новости, что кому-то в России живется плохо. Перед нами был не кандидат в президенты 2018 года, а презик 2018 — равнодушный, не утруждающий себя избирательной кампанией, знающий, что озвученные проблемы будут и далее висеть мертвым грузом, но не имеющий желания и сил что-либо менять.


ПРИЕМЫ ПРЕЗИДЕНТА

Традиционно излюбленной манерой президента было делать вид, что он об этом слышит впервые, что так не должно быть, что виновные будут найдены и наказаны. Теперь эта манера общения сменилась на уклонение от ответа по существу. Например, президент не стал отвечать на вопрос о расходах на оборону. При вопросе о том, что в новосибирской области пропадает урожай зерна, производители вынуждены продавать за полцены, не обеспокоился этой проблемой, а стал размышлять над вопросом, о какой цене идет речь — «надо понять только, что такое цена, о которой Вы говорите. Это цена, которую производитель хочет получить, или это рыночная цена? И что такое рыночная цена?» Классический прием демагогии.

Второй прием — перекладывание вины на регионы. Отвечая на вопрос о росте налоговой нагрузки для бизнеса, президент сказал, что в первую очередь это все происходит в регионах, то есть федеральный центр свои обязательства соблюдает. А в конце повествование завершил даже тем, что его обещания выполняются, ведь налоги-то не растут, растет неналоговая фискальная нагрузка. То есть побор-налог это что-то совсем иное, нежели побор-сбор. А в отношении его он никаких гарантий и обещаний не давал. Лукавый подход. Прием поиска виноватого за стенами Кремля привел президента к мысли, что проблема закредитованности порождена даже не столько экономическими проблемами в стране и неправильным распределением средств, сколько сговором местных властей и коммерческих банков, которые выдают кредиты регионам под «экономически необоснованные высокие проценты». А что их породил Центробанк — ни слова.

Третий прием президента — новые обещания, которые могут быть реализованы правительством, но пока это все на стадии обсуждения. Он их озвучил непосредственно во время пресс-конференции, принимая решения в одностороннем порядке, исключительно опираясь на задачи обеспечения собственного политического рейтинга. Например, на этом мероприятии он предложил освободить от налогов владельцев-пенсионеров шести соток, освободить 42 миллиона человек от выплаты задолженности в 41 млрд. руб., освободить от задолженности индивидуальных предпринимателей.

Еще один прием — подмена понятий, при этом формально президент оказывается прав. Например, сказал же он, что налоги расти не будут — формально не выросли, а скачок неналоговой фискальной нагрузки — это же не налоги. Или сказал президент, что «российской армии на территории Донбасса нет», значит нет. И пусть «там действительно созданы определённые военные милицейские формирования, которые являются самодостаточными и готовы отразить любые крупномасштабные военные акции против Донбасса», но это же не российские войска. Сказал же, что проблемы с аварийным жильем решены, так и было сделано. А вот ветхое жилье в задачи не входило, хотя по признанию президента «у нас аварийное от ветхого мало чем отличается». Примечательно, что президент вновь использовал свой излюбленный прием — описать происходящее в стране терминами оппозиционных СМИ, заявить, что это не так без единого доказательства, и считать, что народ теперь должен быть убежден в обратном. Ибо президент же им сказал, что это не так, а он «врать не будет».

Говоря об оппозиции, он использовал именно такой прием: «власть не должна быть похожей на бородатого мужика, который лениво выковыривает капусту из своей бороды и смотрит на то, как государство превращается в какую-то мутную лужу, из которой олигархи выковыривают и ловят для себя золотую рыбку». Чем не описание путинской России?


ТРОЕЧНИК

Есть такая известная картина художника Ф.Решетникова «Опять двойка». Получить двойку было позором. Куда еще ни шло — тройку. Но даже с тройкой в комсомол принимали с большой натяжкой. В современной России можно оказывается управлять страной на три, чтобы иметь заоблачные рейтинги. Согласились ли бы россияне доверить свое здоровье врачу, у которого в дипломе одни тройки? Или, например, отдать ребенка учителю, который закончил ВУЗ на одни тройки. Маловероятно, а вот целую страну почему-то доверить в руки троечникам — это пожалуйста. Вспомним, что исполнение майских указов президент оценил на удовлетворительно — «в целом майские указы выполняются удовлетворительно». Хотя им было озвучено, что они выполнены на 94%, наш анализ показал, что майские указы в части целевых ориентиров полностью провалены. А майские указы — это его обещания, то есть итог его шестилетнего срока. Удов. — всеми знакомая тройка. Работу правительства он снова оценил на удовлетворительно — «Правительство действует достаточно уверенно, и результаты его работы удовлетворительные». То есть опять тройка. Да и сам сердечно признался, что «люди то, конечно, очень многим недовольны на сегодняшний день, и правы, что они недовольны, потому что можно было бы лучших результатов добиваться». Недовольны чем? — Очень многим. А «очень многое» разве не итог правления Путина? Все происходящие в стране процессы — это итог правления Путина. То есть, когда президент говорит, что народ чем-то недоволен, он признает, что народ недоволен именно его политикой. Но несмотря на это уверенно идет на следующий цикл политической карьеры на посту президента. Причем сам доволен всем своим правлением. Ошибок не делали, все делали правильно. Тогда почему народ «очень многим недоволен»?

Лучшим итогом правления президента, пожалуй, можно считать реплику предпринимателя — «мы три с половиной года землю жуём зубами. Мы рвёмся, для того чтобы выжить». Не жить, а выжить — вот задача, пришедшая к россиянам, малым и средним бизнесам в России в итоге деятельности Путина. Не процветать и благоденствовать, а хотя бы выжить. Так когда-то в концлагерях весь смысл для человека сводился к одному — выжить.


БУДУЩЕЕ СТРАНЫ

Нельзя сказать, что в марте 2018 года народ получит кота в мешке. Президент действительно никогда не участвует в дебатах, уходит от обсуждения вопросов с оппонентами, а дает народу лишь письменную информацию о своей программе в форме статей. Программы никогда не было, статьи обещалки были. За все время его правления у оппонентов не было даже случая задать президенту вопросы, вступить в полемику. Как пояснил в этом году Песков, причина кроется в том, что «Мы видим много достойных людей (среди кандидатов), но мы не видим конкурентов», «в его случае его кандидатство протекает по другим законам, хотя и по таким же, как и для остальных кандидатов, но отпечаток действующего президентства совсем меняет ситуацию». Но несмотря на эту завесу о президенте и его программе можно судить исходя из прошедших лет его правления.

Что касается новых обещаний, то практика показывает, что каждый новый срок Путин все абстрактнее и абстрактнее рассуждает о будущем. На пресс-конференции он изобразил такое будущее страны: Россия «должна быть устремлена в будущее, она должна быть очень современной, политическая система должна быть гибкой, экономика должна быть построена на высоких технологиях, производительность труда должна многократно возрасти». Многозначительные и ни к чему не обязывающие утверждения. Многократный рост производительности — свидетельство того, что человек вообще-то неграмотен в этом вопросе. Прямо слова из сочинения, присланного на конкурс «Россия, устремлённая в будущее». Более конкретный план развития страны все же прозвучал в его ответах. Например, когда прозвучал вопрос по Арктике. Уже не в первый раз его главным аргументом стало то, что «теперь богатство России должно прирастать Арктикой. Там основные наши запасы минерального сырья. Но освоение этих запасов минерального сырья должно идти параллельно с заботой о природе». Сохранение сырьевой экономики выгодно власти. Если говорить открыто, то семейный бизнес построен именно на ней.

Какие там высокие технологии? Какие там пропорции спектра ВВП? Какое…там… Но закономерен вопрос, а почему бы при этом не развивать обрабатывающую промышленность? Ответ найти можно в словах президента о переработке и добыче рыбы: «И так называемый исторический принцип, который сложился в отрасли уже достаточно давно, что его нельзя резко менять, иначе мы просто подорвём саму добычу рыбы». В его логике акцент на обработку может просто нанести ущерб добыче согласно какому-то историческому принципу! А именно добывающий сектор выступает золотой жилой для Кремля.


ОППОЗИЦИЯ

В России нет известной достойной оппозиции Путину. Это факт. Есть оппозиция уличная, которая, спекулируя на примитивных лозунгах, смогла привлечь молодежь. Есть оппозиция достойная, но на федеральные каналы ей путь закрыт, а значит знают о ней лишь единицы. Но по мнению президента выходит, что отсутствие реальной оппозиции порождено тем, что его заслуги неоспоримы, а выходящая на митинги молодежь просто не может оценить все плюсы правления Путина, так как не знает, из какой ямы от вытащил Россию: «совсем молодые люди не помнят, даже не знают, что происходило в 90‑е и в начале 2000‑х годов, и не могут сравнить с тем, что стало теперь». Но отмечу, что эта точка зрения президента, весьма далекая от объективной картины происходящего. Конечно для пущей убедительности он стал приводить в пример свои достижения — рост ВВП, заработных плат и прочее, но это лишь одна сторона статистики. Обратная состоит в том, что во-первых, это даже не темпы развития для такой страны как Россия. Во-вторых, есть множество других параметров, которые показывают мнимость этого прироста. В первую очередь речь идет о сырьевом характере экономики и росте исключительно за счет изменения конъюнктуры на нефтегазовом рынке.

По мнению президента нет оппозиции с программой действий. Этим он сам признался в том, что все якобы оппозиционные партии в Думе — это имитация. Он также показал свою неосведомленность, поскольку программа действий есть у политических сил. Да и в очередной раз прорекламировал свои успехи, сказав, что «важно что-то предложить, для того, чтобы сделать ЕЩЁ ЛУЧШЕ». Типа сейчас — «лучше». А тогда почему «народ очень многим недоволен»?


УПРАВЛЕНИЕ СТРАНОЙ

Если вы еще думаете, что страной кто-то управляет, то придется вас разочаровать. За страной надзирают, ею манипулируют, но государственного управления нет. Все сферы пущены на самотек, все отдано во власть рынка и приватизации, отдельные решения принимаются с помощью ручного управления, но в целом системы управления нет. Да и президент откровенно признался, что «в регионах вообще мы часто не дотягиваемся, даже не знаем иногда, что там происходит. Это плохо, конечно, надо знать всё».

Отсутствие управления проявляется в том, что президент не в состоянии вразумительно ответить на вопрос, за счёт чего у нас идёт экономический рост, о котором постоянно говорит Правительство, министры, Орешкин и другие. Конечно многим в зале было очевидно, что рост видят только в Кремле, в то время как россияне его не замечают. Ответ президента состоял в том, что, с одной стороны, мы преодолели внешние шоки 2014 и 2015 гг. в виде падение цен на нефть и санкций. Хотя он не стал объяснять, за счет чего мы это преодолели. Проблему падения цен на нефть мы не преодолели, просто цены подросли. С другой стороны, он указал, что «наше развитие стало больше и больше опираться на внутренний спрос, что чрезвычайно важно для любой экономики». Однако сложно представить развитие, при котором экономика бы росла, опираясь на внутренний спрос, который напротив сокращался. Какое-то противоречие выходит.


АРМИЯ

Военная операция в Сирии, неясная ситуация на Донбассе, явный перекос бюджета в сторону армии после присоединения Крыма вызывают все больше вопросов у населения. Во-первых, сохраняется риск, что Кремль и дальше будет делать ставку на военные успехи, а после Сирии сосредоточится на КНДР и будет втянут в еще одну горячую точку. Во-вторых, российский бюджет ограничен, рост расходов на одну сферу автоматически означает убыль для другой. Уже сейчас расходы на оборонку несопоставимы с расходами на экономику и социальную сферу. Президенту задали закономерный вопрос — «не приведёт ли рост военных расходов к сокращению социальных расходов?». Но вместо прямого ответа по косвенным репликам получили посыл, что оборона — приоритетное направление, либо мы будем кормить свою армию, либо чужую. Аргументацией целесообразности высоких расходов на оборону стал банальный анекдот. Вот это уровень доказательной базы. Ни слова о том, что социальные расходы будут спасены или им будет отдан приоритет. А ведь зачем? Народ и без этих сказок проголосует за него.


ПЕНСИОННЫЙ ВОЗРАСТ

Хотя президент и пытался уверить, что решение по этому вопросу еще не принято и будет только обсуждаться, на деле повышать пенсионный возраст решили уже давно, медлят исключительно из-за особенности периода — необходимо успешно провести президентскую кампанию, а далее можно применять непопулярные решения. Отвечая на вопрос, президент уже обозначил, что «сейчас все европейские страны, все страны, которые нас окружают, включая Белоруссию, Казахстан, все, на Украине то же самое, — все уже приняли решение о повышении пенсионного возраста. Не сделали этого только мы». Этот тезис раскрывает истинные намерения Кремля, который не только пока решил пенсионный возраст до выборов не повышать, но и отложил вопрос проведения пенсионной реформы.


РОССИЯ И КИТАЙ

Как известно, самый опасный враг тот, кто скрывается под личиной друга. Умение находить партнеров кремлевской верхушкой поражает. Длительное время мы дружили с США и Европой, президент говорил о единых с Европой ценностях, рассматривал вопрос вступления страны в НАТО, уничтожал боевой потенциал страны. После были санкции и охлаждение отношений, но даже несмотря на это, властная верхушка все так же именует их партнерами. Теперь стратегическим партнером стал Китай, осуществляющий тихую экономическую и демографическую экспансию. Его приоритетная задача — взять из России ресурсы для нужд своей экономики. Сложилась крайне парадоксальная картина, когда расчески, зубочистки и прочие изделия изготавливают в Китае из российской древесины и завозят в страну как готовый товар. А какие объемы лесозаготовок в Забайкалье, на Алтае -уму не постижимо! Но в официальной статистике этого нет. Так же как притока китайских граждан на российский восток. Та часть населения, что проживает в этой местности, негативно относится к инициативам совместного сотрудничества, которое реализуется на местах. Но президент убежден, что «развитие отношений с Китаем имеет в России общенациональный консенсус». Когда это он о нем спрашивал? А курс на сотрудничество с Поднебесной — верный: «В общем и целом мы уверены, что мы двигаемся в абсолютно правильном направлении, мы полны решимости и дальше идти по этому пути». Да какой народ согласен добровольно сдавать свою страну?


СИРИЙСКИЙ УЗЕЛ

Основной акцент в вопросах о Сирии касался уже не военной операции, ведь формально мы ее завершаем, а послевоенного устройства. Президент правда не стал отвечать на вопрос о том, когда завершится вывод нашего контингента из Сирии, сосредоточившись на остальных вопросах. Но сообщил о готовности России участвовать в послевоенном устройстве, но «только в качестве одной из составляющих общих международных усилий». О чем говорил президент, стало более понятным, когда через пару дней Рогозин вдруг заговорил о праве российских компаний вести бизнес в Сирии: «мы сейчас должны думать, как заработать денег в наш бюджет, для наших граждан, для людей, которые тоже ждут какой-то отдачи от большой работы РФ на территории Сирии».

Логика, предельно похожая на американскую: войска пришли в страну, решили военные задачи, а теперь требуют платы за свои услуги. Сирия оказалась не победителем в такой логике, а побежденным государством. Пока народ России думал, что мы защищаем на международной арене слабых и обездоленных, как это делали в советское время, на деле мы оказывали услугу и теперь требуем за нее плату.


ЧТО ЭТО БЫЛО?

Пресс-конференция — очередной предвыборный трюк президента. Такой же, как деньги молодым семьям на первого ребенка, как вывод войск из Сирии, как разговоры с Трампом по телефону, как интервью Пескова, в котором последний доложил, что президент лично возглавлял операцию в Сирии.

Предвыборный трюк, все цифры об итогах своей работы, которые президент озвучивает на каждом мероприятии. Трюк его заявления, что после «Прямой линии» ведется системная работа: «я, регулярно встречаясь с губернаторами, постоянно им „выкатывал“ на стол те проблемы, с которыми граждане выходят на главу государства. То есть это имеет продолжение, и в этом смысле я не вижу ничего плохого. Но это только дополнение к общей системной работе». Иными словами, во время пресс-конференции президент многократно указал на достоинства своей работы, как бы призывая население к благоразумию — поддержать такого замечательного президента. Путин уже сам осознает, что задержался у власти. И его оговорка на пресс-конференции, когда вместо «Путин-бабай» он прочитал «Путин бай-бай», уже о многом говорит. О том, что пора уходить, понимает и сам президент. Но «кольцо всевластия» оказывается сильнее.

Многие ответы президента указывали на то, что говорит он исключительно ради своих политических рейтингов. Например, даже допинговый скандал — это не результат политики Кремля, из-за которой Россию теперь изолируют, страдают в том числе спортсмены. Это не итог государственной программы допинга, которая могла быть. По его мнению, все это попытка повлиять на президентские выборы: «для нас очевидным является то обстоятельство, что скандал раздувается в преддверии внутриполитического российского календаря».

Хотя в целом пресс-конференция была пресной, звучали порой прошлогодние темы и ответы, как например по Украине и Польше, несколько острых проблем были оглашены в студии. Например, вопросы об оптимизации расходов на здравоохранение, о преференциях приближенных к президенту, у которых проекты развиваются, а остальным ничего не достается, о том, что у президента искаженная информация о процессах, происходящих в стране.

Такие вопросы говорят о том, что народ все же понимает, что страна идет не туда, да и власть начинает понимать, что создавать картинку исключительного благоденствия на фоне развала уже не получается, потому дозволяет на пресс-конференции коснуться верхушки айсберга накопленных за годы несменяемости проблем в России. Впрочем, наиболее острые вопросы так и остались без ответа. Журналисту с табличкой о том, где же 25 миллионов рабочих мест, обещанных Путиным в майских указах, слово давать не стали.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Итоги недели со Степаном Сулакшиным (15.12.2017)

Майские указы как имитация развития

Сохранить страну или укрепить свою власть



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
804
3289
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика