Преступность и власть

Преступность и власть

Настоящая часть исследования, посвященная изучению функций криминального сообщества в системе «социум – власть», построена по особенной методической схеме, поскольку криминальные структуры, естественно, не обладают законодательно закрепленными возможностями выполнения указанных действий. Исследуются законодательные барьеры, препятствующие участию криминального мира в политической системе. Не является секретом, что влияние криминальных кругов на органы власти значительно. Подтверждается это и опросами экспертов (рис. 1).

Рис. 1 Степень влияния криминальных структур на деятельность органов государственного управления

Понятно, что законодательство ни одного государства не может регулировать порядок сбора информации, трансляции интересов, участия в выработке решений, их реализации и контроля их исполнения со стороны противоправных элементов. С другой стороны, высочайший уровень теневой экономики и коррупции в России создается, в числе прочего, путем сращивания криминальных структур и государственного аппарата.

Стоит отметить, что в либерально-космополитической модели страны, выстраиваемой в последние два десятилетия, основания криминализации политических структур заложены системно. В частности, демонетизация российской экономики, проведенная в начале 1990-х гг., привела к тому, что оборот финансовых средств осуществляется на две трети (!) не с помощью легальной, эмитированной Центральным банком рублевой массы, а с помощью незаконного валютного оборота. Эта часть выведена из-под налогообложения, не контролируема, поскольку эмиссия происходит за рубежом, обслуживает «отмывание» капиталов, полученных преступным путем, и недоступна для легального инвестирования в экономическое развитие. Последствия – очевидны.

По данным главы Следственного комитета при прокуратуре РФ А. Бастрыкина, за девять месяцев 2009 г. число коррупционных уголовных дел, возбужденных СКП РФ, возросло более чем в два раза по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Экспертная оценка показала, что в истории страны такого уровня коррумпированности власти еще не было (рис. 2).

Рис. 2 Уровень коррумпированности российской власти на протяжении истории (0 — нет коррупции, 100 — коррупция предельно высока)

В 2009 г. в целом по стране возросло количество преступлений коррупционного характера, их зарегистрировано 38 тыс. На 6% увеличилось количество регистрируемых фактов взяточничества – до 12 тыс. За период 2000-2008 гг. свыше 60 руководителей высшей региональной иерархии из 34 субъектов Федерации были замешаны в различных махинациях с бюджетными средствами, фактах коррупции, экономических преступлениях (включая 15 губернаторов, глав республик, председателей региональных правительств; 22 вице-губернатора; 15 мэров краевых, областных, республиканских центров и 9 их заместителей; 2 спикера городских дум). В 2008 г. следственными органами возбуждено более 3300 уголовных дел в связи с фактами коррупции, что почти в три раза больше, чем в 2007 г.

В любых странах и экономических условиях криминальное сообщество заинтересовано в принятии выгодных ему решений и учете своих интересов. Обобщив основные методы влияния криминальных структур на принятие государственных решений и их реализацию органами власти, можно выделить основные из них. Это финансирование политических партий и депутатов на выборах, лоббирование назначения подконтрольных криминальному сообществу лиц на должности государственной службы, создание подконтрольных СМИ, профсоюзов и иных общественных организаций с особым статусом (правозащитные и т. п.).

Наибольший интерес и доступность для криминальных структур представляет финансирование партий и депутатов на выборах различного уровня, а также назначение подконтрольных криминалу лиц в органы власти и правоохранительные органы. Для реализации указанных целей криминальному сообществу необходимы крупные финансовые средства, поэтому первоочередной задачей государства является борьба с легализацией доходов, полученных преступным путем. Основным актом в этой сфере является Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Требования закона по контролю за проведением денежных операций распространяются на кредитные организации, профессиональных участников рынка ценных бумаг, страховые организации и лизинговые компании, организации федеральной почтовой связи, ломбарды, организации, осуществляющие куплю-продажу драгоценных металлов и драгоценных камней, ювелирных изделий, организации, содержащие тотализаторы, букмекерские конторы и проводящие лотереи, организации, осуществляющие управление инвестиционными фондами или негосударственными пенсионными фондами, организации, оказывающие посреднические услуги купли-продажи недвижимого имущества, организации, не являющиеся кредитными организациями, осуществляющие прием от физических лиц наличных денежных средств, коммерческие организации, заключающие договоры финансирования под уступку денежного требования в качестве финансовых агентов. Столь пространный перечень как раз показывает, насколько велики возможности для отмывания преступных капиталов.

Уполномоченным органом по финансовому контролю является Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг). Основными проблемными моментами необходимого, вообще говоря, закона являются следующие. Контроль осуществляется только в отношении конечной операции с деньгами или иным имуществом. Законом не предусмотрен список мероприятий по проведению контроля, не предусмотрен контроль так называемых «подозрительных» сделок, нет понятия взаимосвязанных сделок.

Установление контроля только над конечной операцией означает, что государство не препятствует легализации денег или иного имущества при совершении предыдущих сделок, что практически сводит на нет усилия по борьбе с экономической преступностью. 

Можно привести пример механизма махинаций. Для легализации денег заключается договор дарения квартиры (притворная сделка, прикрывающая реальный договор купли-продажи), стоимость которой, по данным БТИ, составляет 1 миллион рублей (как правило, оценка БТИ ниже реальной стоимости в 10-15 раз), соответственно, данная сделка не 

контролируется. После этого одаряемое лицо (как правило, подставное) продает полученную квартиру по ее реальной стоимости. В результате деньги становятся «чистыми». В законе отсутствует список мер контроля, т. е. контрольные мероприятия остаются на усмотрение Росфинмониторинга, что может вести как к злоупотреблениям со стороны органов власти, так и к недостаточной эффективности проверок.

К «подозрительным» сделкам относят приобретение ценных бумаг по заниженной стоимости, передача недвижимости в дар (если стороны сделки не родственники), совершение цепочек сделок с дорогостоящим имуществом. Безусловно, полный список подобных сделок должен присутствовать в законе. Закон не вводит понятия «взаимосвязанные сделки», что позволяет проводить сделки несколькими траншами размером ниже контролируемого порога каждый, например несколько денежных переводов по 550 тыс. руб.

Следующая «вечная» схема легализации капитала – работа через офшоры. В России полностью отсутствует правовое регулирование офшоров и возможности их участия в деятельности на территории РФ. Проблема заключается в том, что офшорные структуры, как правило, не раскрывают своих реальных собственников. Развитию легализации денег через офшоры способствует Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле». Из валютного регулирования исключены такие институты, как обязательная продажа валютной выручки на внутреннем рынке РФ и ее резервирование. Не контролируется текущая валютная позиция банков и движение соответствующего капитала.

Корпоративное законодательство РФ не предусматривает обязанности налоговых органов контролировать происхождение уставного капитала компаний, что дает криминальным структурам практически неограниченные возможности легализации преступных доходов. Например, не составляет труда легализовать капитал через организацию акционерного общества с внесением в его уставной капитал определенного имущества, после чего провести заведомо завышенную оценку этого имущества, что позволит увеличить уставной капитал, выкупив после этого акции. По такой незатейливой схеме можно легализовать сколь угодно крупные суммы.

Избирательное законодательство РФ способствует финансированию криминальным сообществом избирательных компаний партий и депутатов.

Согласно ст. 64 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ» максимальный размер избирательного фонда не может превышать 400 миллионов рублей, 

однако в эту сумму не включаются региональные фонды, которые могут составлять от 6 до 30 миллионов рублей (в зависимости от численности избирателей).

Закон устанавливает ограничение на сумму пожертвований одного юридического лица в размере 3,5% от предельной суммы расходов для федерального избирательного фонда и 50% для региональных фондов. Но закон не говорит о взаимосвязанных или взаимозависимых юридических лицах, которые могут согласованно, только от разных организаций, вносить денежные суммы. Таким образом, законодательство РФ дает криминальному сообществу прекрасные возможности для финансирования избирательных кампаний, формирующих выборные органы государственной власти.

Федеральный закон «О государственной гражданской службе» также содержит ряд норм, позволяющих способствовать назначению «нужных» лиц на должности государственной службы. По общему правилу, должности должны замещаться по результатам конкурса, однако для руководителей сделано исключение (их могут назначать без проведения конкурса). Кроме того, закон не обязывает каждое ведомство вырабатывать обязательные требования для кандидатов на замещение определенных должностей. Таким образом, наниматель (конкретный орган власти) волен в выборе требований при проведении конкурсов на замещение должностей, что позволяет устанавливать требования под определенного кандидата.

Не существует серьезных законодательных ограничений для организации подконтрольных средств массовой информации и иных общественных организаций. Так, согласно ст. 7 Федерального закона «О средствах массовой информации» учредителем СМИ не может быть только лицо, находящееся в местах лишения свободы. А Федеральный закон «О некоммерческих организациях» вообще содержит ограничения только для лиц, признанных виновными в экстремизме. Федеральный закон «О профсоюзах» не содержит никаких ограничений по порядку создания профсоюзов.

Распространению криминальных явлений способствуют и уже отмеченные сложности, связанные с законодательным процессом (нечеткость формулировок, отсутствие ответственности), а также отсутствие в Российской Федерации института персональной ответственности за реализацию принятых решений. Существует устойчивая точка зрения, что определенное количество решений принимается органами власти под влиянием криминальных структур (рис. 3-5).

Рис. 3 Ответы экспертов на вопрос: «Определите процент решений, на которые, по Вашему мнению, влияют криминальные структуры на федеральном уровне»


Рис. 4 Ответы экспертов на вопрос: «Определите процент решений, на которые, по Вашему мнению, влияют криминальные структуры на уровне субъектов РФ»

Рис. 5 Ответы экспертов на вопрос: «Определите процент решений, на которые, по Вашему мнению, влияют криминальные структуры на уровне местного самоуправления»

Подводя итог рассмотрению возможностей криминальных структур влиять на принятие государственных решений, отметим, что несовершенное российское законодательство предоставляет им большие возможности для отмывания преступных доходов, финансирования избирательных кампаний и т. д. Эти явления усиливаются тем обстоятельством, что власть и криминальное сообщество продолжают сращиваться. Например, классический конфликт интересов в российской действительности преобразуется в единый вид деятельности, т. е. конфликтующие интересы становятся взаимовыгодными: госслужащий непосредственно занимается своим бизнесом, даже не преференции ему создавая, а напрямую соединяя государственный бюджет с доходами собственного бизнеса. Подобная стадия разложения государственности выходит за пределы коррумпированности и ведет к установлению криминального типа государства. Россия входит в эту фазу.

Преодолеть ее возможно только резким и системным ужесточением наказания для чиновников и неукоснительным соблюдением принципа его неотвратимости. Этого пока нет, поскольку коррумпированные госслужащие и представители законодательной власти слишком широко включены в соответствующие схемы интересов. Выход видится во внесистемных вторжениях в замкнутую систему: либо «сверху», либо «снизу». И тот и другой варианты предполагают значительную политическую нестабильность.

Фрагмент главы "Власть и преступность" монографии "Партийная и политическая система России и государственное управление. Актуальный анализ"


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3086
10142
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика