Проблемы образования, воспитания и трудоустройства молодежи в системе противодействия экстремизму и терроризму

Проблемы образования, воспитания и трудоустройства молодежи в системе противодействия экстремизму и терроризму

Автор Дибиров Абдул-Насир Зирарович (1958–2015) — доктор политических наук, профессор, ректор НАНОДПО «Дагестанский институт экономики и политики», Махачкала.

Приводим главу 6.8 монографии «Современный политический экстремизм: понятие, истоки, причины, идеология, проблемы, организация, практика, профилактика и противодействие» (Махачакала, 2009, С. 682-690).

Это работа большого авторского коллектива: Дибиров А.-Н.З., Сафаралиев Г.К., Пронский Л.М., Ханбабаев К.М., Яхьяев М.Я., Баранов М.В., Барис В.В., Барис Е.В., Билалов Б.А., Бобков А.Н., Дибиров З.А.,Еремин Б., Моисеенко Т.В., Народницкий Ю.О., Саидов А.А., Федоров В.В., Шаряпов Р.А., Шнирельман В.А. под общей редакцией А.-Н. З. Дибирова.


Одной из наиболее уязвимых для экстремизма социальных групп является молодежь. В настоящее время на территории России насчитывается около 150 молодежных экстремистских организаций с иерархией, дисциплиной, с различной идеологией, со своими вождями и лидерами. По разным оценкам, суммарная численность таких молодежных экстремистских организаций составляет 10 тысяч человек. По данным МВД России, в среднем до 80% участников составляют лица в возрасте до 30 лет. В настоящее время на профилактическом учете в органах внутренних дел состоит почти 6 тысяч несовершеннолетних, привлекавшихся к ответственности за правонарушения экстремистской направленности. Наибольшее их число зарегистрировано в городах Москве, Санкт-Петербурге, Ростовской, Самарской, Воронежской, Мурманской и Нижегородской областях. При этом увеличивается опасность появления в скором будущем организованного массового молодежного движения, объединяющего экстремистов, прежде всего, в качестве формы политической борьбы (методы насилия, террора).

Молодежь в наибольшей степени подвержена влиянию экстремизма, разрушающего традиционные ценности национальной культуры народов России. В нашем обществе были разрушены старые идеалы и, к сожалению, не предложено ничего нового, что отрицательно повлияло на молодежь, для которой нет национальных героев, идеалов, конкретных жизненных целей или, по крайней мере, ей их не предлагают. Это дает определенную свободу действия для одурманивания сознания молодых людей и вовлечения их в антиобщественную практику. В большинстве своем молодежь не может адекватно воспринимать насаждаемую извне экстремистскую идеологию. Идеологи экстремизма пытаются максимально использовать этот фактор в своих интересах.

Сегодня молодежный экстремизм выражается в пренебрежении к действующим в обществе правилам поведения, к закону в целом, появлении неформальных молодежных объединений противоправного характера. Экстремисты нетерпимы к тем гражданам России, которые принадлежат к другим социальным группам, этносам и придерживаются иных политических, правовых, экономических, моральных, эстетических и религиозных идей. Развитие молодежного экстремизма — это свидетельство недостаточной социальной адаптации молодежи, развития асоциальных установок ее сознания, вызывающих противоправные образцы ее поведения.

Тенденция втягивания молодежи в экстремистскую деятельность во многом обусловлена недостаточно эффективной реализацией государственной молодежной политики. В результате часть молодежи попадает под влияние опасных идеологических установок, что приводит в ряде случаев к восприятию государственных органов как врага, а не партнера. На государственным уровне не выработана оптимальная целостная молодежная политика, отсутствует комплексная программа развития молодежи, не систематизированы технологии профилактики негативных явлений. Молодежная политика в нашей стране фактически не является приоритетом в делах государства. Поскольку гражданское воспитание, социализация личности молодых людей есть производная от всего уклада жизни страны, от той роли и места, которое занимает молодежь в этом обществе, то в результате мы имеем в молодежной среде: экстремизм, нигилизм, аполитичность. Меры противодействия экстремизму должны стать частью государственной национальной политики, государственной молодежной политики, государственной политики в правоохранительной сфере, частью образовательного процесса.

На этом противодействии основана вся идеологическая работа с молодежью.

По мнению ряда ученых, проявления экстремизма в молодежной среде в настоящее время стали носить более опасный для общества характер, чем за все прошлые периоды существования государства. Экстремизм в молодежной среде стал в нашей стране массовым явлением.

Среди многообразия проявлений экстремизма молодежный экстремизм обращает на себя внимание своей неоправданной жестокостью, высокой степенью агрессивности и массовостью. В молодежной среде экстремизм проявляется в деформациях сознания, в увлеченности националистическими, неофашистскими идеологиями, нетрадиционными для Российской Федерации новыми религиозными доктринами, в участии в деятельности радикальных движений и групп, в совершении противоправных, а иногда и преступных действий в связи со своими убеждениями.

Как показывают исследования, молодые люди в возрасте 18–27 лет составляют до 70% членов новых религиозных объединений. Конфликтные отношения в семье, алкоголизация родителей, состояние фрустрации (блокировка актуальных потребностей: нехватка денег на самое насущное, долги, потеря интереса к старым друзьям и невозможность появления новых, отсутствие впечатлений), острое чувство непонятости, одиночество, информационный и коммуникативный голод, общая эмоциональная неудовлетворенность — такова совокупность объективных и субъективных факторов, обусловливающих вступление молодежи в нетрадиционные для России религиозные объединения, представляющие собой закрытые группы, существование которых полностью подчинено реализации самоценной идеи. В зависимости от ее содержания деятельность группы и каждого отдельного члена может быть социальной, асоциальной или антисоциальной. В крайних случаях происходит перерождение этой общности в террористическую организацию или террористический компонент становится составляющей частью служения Богу.

Негативное отношение к представителям той или иной национальной, расовой, религиозной группы, сформировавшееся под влиянием подобной пропаганды, а также на основании собственного жизненного опыта, при наличии определенных факторов (избытка свободного времени, отсутствия возможности или желания продолжать образование и как следствие — трудоустроиться на высокооплачиваемую работу, несформированности или ограниченности интересов) толкает молодежь на участие в экстремистской деятельности.

В антиэкстремистской деятельности не должно быть места либерализму. Однако факт расследования и поступления в российские суды крайне малого числа уголовных дел, связанных с экстремизмом, символические наказания в отношении осужденных подтверждают существование снисходительного отношения к экстремизму и экстремистам.

Значительная часть молодежи заражена вирусом фашизма, национализма, ксенофобии расизма. Зачастую они считают, что причинами их личных неудач и невозможности самореализации являются приезжие граждане. Развитие молодежного экстремизма — это свидетельство недостаточной социальной адаптации молодежи, развития асоциальных установок ее сознания, вызывающих противоправные образцы ее поведения. Молодежные экстремистские группы в России в последние годы приобрели значительное число членов: на сегодняшний день под профилактическим контролем милиции находятся около 150 молодежных группировок экстремистской направленности общей численностью до 10 тысяч человек — от футбольных фанатов до хорошо организованных структурированных формирований ультралевой направленности, имеющих идеологические секторы, информационные группы и боевые отряды.

Особенно остро сегодня стоят молодежные проблемы на Северном Кавказе. В Дагестане, например, более половины населения (62%) — это молодежь в возрасте 16–30 лет. Молодые люди составляют более 40% всех занятых в народном хозяйстве, достаточно весомо представлена молодежь в науке и культуре. При этом в среде молодых людей Дагестана отмечается достаточно высокий уровень религиозности. В сентябре—октябре 2008 года в Дагестанском государственном университете был проведен социологический опрос студентов 1–5 курсов в возрасте от 17 до 23 лет. Опросом было охвачено 600 человек с филологического, математического, экономического, юридического факультетов, факультета дагестанской филологии[1].

Ответы распределились следующим образом:

— «Я верующий и соблюдаю религиозные обряды» — 41%;

— «Я верующий, но всегда соблюдаю религиозные обряды» — 33,3%;

— «Я не верующий, но уважаю чувства тех, кто верует» — 7,4%;

— «Это личное дело каждого, предпочитаю об этом не говорить» — 6,2%;

— «Колеблюсь» — 1,2%;

— «Затрудняюсь ответить» — 1,2%.

Таким образом, даже среди относительно благополучной и высокообразованной части молодежи Дагестана доля религиозно настроенных молодых людей составляет около 74 процентов. При этом их внимание к текущим проблемам общественной жизни находится на достаточно низком уровне. По данным того же опроса, интерес к прессе у них незначителен: регулярно ее читают лишь 18%, редко читают — 13%, остальные совсем не читают и мало доверяют СМИ. Вопрос о доверии к политическим деятелям и их персоналиям 72% оставили без ответа или ответили, что политика для них не представляет интереса[2]. Однако при этом доля молодежи среди неработающей части трудоспособного населения Дагестана колеблется от 50 до 80%. Практически каждый десятый молодой человек не занят в сфере общественного труда. В столице Дагестана Махачкале на 1 января 2008 года число безработных граждан, состоящих на учете здесь, составляло 737 человек, из них 48,5% — молодежь (самый высокий уровень безработицы по данным обследования 2008 года отмечался в Республике Ингушетия и в Чеченской Республике — соответственно 46,9% и 46,1%.

На втором месте — Республики Дагестан, Тыва и Калмыкия, в которых уровень безработицы составлял от 17% до 20%)[3].

Число выпускников общеобразовательных школ, которые после окончания школы не находят себе применения, т.е. не работают, и не продолжают учебу, постоянно растет. Все больше в молодежной среде встречается аномальных явлений: помолодевший алкоголизм, наркомания, суицид, проституция. Количество молодых людей, употребляющих наркотические средства неуклонно растет и в вузах республики на сегодня составляет 20–35%. На учете в республиканском наркодиспансере более 6000 больных и эта цифра, по словам президента РД М.Г.Алиева, являющегося председателем Антинаркотической комиссии РД, не отражает реальной картины, наркозависимых молодых людей гораздо больше[4].

В настоящее время и в Дагестане, и в России в целом наблюдается устойчивая тенденция к значительному росту потребления алкогольных напитков, наркотических и токсических веществ, что приводит к серьезным последствиям среди несовершеннолетних. На этой почве подростки совершают 50% всех правонарушений. Растет количество детей и подростков, склонных к побегам и правонарушениям.

В последнее время в Дагестане наблюдается рост количества желающих служить в армии. Служба в армии — единственный для местной молодежи способ трудоустроиться затем по контракту в какую-нибудь из многочисленных воинских частей, разбросанных по территории Дагестана, да и просто трудоустроиться, сделать карьеру. Поэтому армия стала для большинства дагестанских юношей реальной «путевкой в жизнь». Что же касается состояния здоровья новобранцев, то с каждым годом врачи констатируют все больше негодных к воинской службе. В 2008 году из 3838 человек, явившихся на медкомиссию в Махачкале, 810 были признаны негодными. Среди выявляемых «противопоказаний к службе» преобладают плоскостопие, сколиоз, плохое зрение, а также нарушения психического равновесия).

За последние 10 лет выросло количество сердечнососудистых заболеваний у молодежи, очень высок процент нервно-психических заболеваний, около 40% студентов и призывной молодежи республики страдают хроническими заболеваниями (по данным министерств здравоохранения ЮФО, в 2006 году на диспансерном учете по поводу различных заболеваний состояло 49% 16-летних юношей-призывников 2008 года[5].

Весьма остро для молодежи стоит и жилищная проблема. Большинство молодых семей живет во «временном» помещении — в общежитии или на частной квартире. Все это ставит под угрозу будущее нации — молодежь, ее морально-психологическое, физическое и нравственное здоровье, а приведенные факты свидетельствуют о том, что современная дагестанская молодежь живет в условиях повышенной социальной напряженности и большого психологического дискомфорта. Поэтому она может легко вовлекаться в любые конфликты. Десятки и сотни молодых людей, находящиеся вне сферы общественной жизни, становятся, таким образом, питательной средой для разного рода негативных проявлений. А это в свою очередь, приводит к тому, что у молодежи накапливается неудовлетворенность своим положением, уровнем жизни, степенью реализации своих потенциальных возможностей, недоверие к органам власти, ощущение своей неполноценности, разочарование, появляется социальная апатия и пассивность, ценности и ориентиры смещаются в сторону, далекую от интересов общества.

Так, по данным ВЦИОМ растет уровень «тревожных факторов» в молодежной среде: снижение социального самочувствия до уровня близкого к критическому; утрата доверия к институтам власти, правоохранительным структурам. По данным ИСПИ (Институт социальных исследований РАН) среди факторов, способствующих росту экстремистских настроений в молодежной среде, называется обостренное чувство социальной неустроенности и незащищенности у различных социальных групп, и прежде всего у молодежи.

При этом, по данным социологических исследований 15 млн. молодых людей в России относят себя к бедным. При этом обращает на себя внимание факт изменения ценностных установок современной молодежи. В системе ценностных приоритетов дагестанских студентов, например, согласно упомянутому опросу 2008 года, на первом месте оказалась счастливая семья, на втором — реализация своих способностей, на третьем — профессиональная успешность[6]. Таким образом, значительная доля современной молодежи переживает стойкое чувство фрустрации от неудовлетворенности ее самых приоритетных социальных и личных потребностей. И если общество не осознает в полной мере опасности этого положения, если не будет восстановлена система профессионального образования и трудоустройства выпускников школ, программа доступного спорта для молодежи, то негативные явления в молодежной среде будут нарастать и в дальнейшем, а потерявшие социальную перспективу молодые будут устойчиво пополнять ряды различных экстремистских группировок.

Для комплексного решения молодежной проблемы в России необходимо прежде всего глубокое и всестороннее изучение социально-экономических и социально-психологических проблем молодежи, с последующим проведением регулярных мониторингов положения дел в молодежной среде.

В качестве политико-правовых мер необходимо выработать социально-правовые и экономические гарантии молодежи, разработать комплекс мер по закреплению гарантий трудоустройства для выпускников вузов, определению статуса молодых предпринимателей с освобождением их от налога на определенный срок, усилить меры по социальной поддержке молодых и малообеспеченных семей, по поддержке талантливой молодежи и меры по максимальной декоммерциализации сферы молодежного досуга.

В организационной сфере необходимо создавать и укреплять социальные службы молодежи, рассмотреть возможность предоставления выпускникам школ долгосрочных льготных кредитов на получение образование (некоторый опыт этого в стране уже имеется). Необходимо также наладить строгий контроль со стороны государственных и общественных организаций за соблюдением законодательных актов, регулирующих трудовые отношения, вопросы занятости, профессионального обучения, социальных гарантий во всех вопросах, связанных с участием молодежи.

В сфере образования молодежи необходимо разработать долгосрочную многоуровневую образовательно-воспитательную программу по внедрению в сознание молодых людей норм этнической и религиозно-духовной толерантности, критического отношения к современным экстремистским идеологиям (национализму, фашизму, религиозному и идеологическому фундаментализму и радикализму).

Необходимо также с самых начальных классов школы воспитывать у российских детей гордость лучшими отечественными традициями и прививать им в качестве основной не узкоэтническую и конфессиональную, а общенациональную просвещенную российскую идентичность.

Абдул-Насир Дибиров


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] См. Муслимова М. Ш. Экстремизм в системе мировоззренческих ориентиров студентов Дагестанского государственного университета // Актуальные проблемы противодействия национальному и политическому экстремизму: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. В 2-х т. / Под ред. А.-Н. З. Дибирова, М. Я. Яхьяева, А. М. Муртазалиева, К. М. Ханбабаева. — Махачкала: Издательство «Лотос», 2008. Т. 1. С. 426.

[2] Там же.

[3] Баратова К. М. Социально-экономические проблемы молодежи как фактор роста экстремизма в молодежной среде // Актуальные проблемы противодействия национальному и политическому экстремизму: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. В 2-х т. / Под ред. А.-Н. З. Дибирова, М. Я. Яхьяева, А. М. Муртазалиева, К. М. Ханбабаева. — Махачкала: Издательство «Лотос», 2008. Т. 1. С. 282.

[4] Там же.

[5] Там же.

[6] Муслимова М. Ш. Экстремизм в системе мировоззренческих ориентиров студентов Дагестанского государственного университета // Актуальные проблемы противодействия национальному и политическому экстремизму: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. В 2-х т. / Под ред. А.-Н. З. Дибирова, М. Я. Яхьяева, А. М. Муртазалиева, К. М. Ханбабаева. — Махачкала: Издательство «Лотос», 2008. Т. 1. С. 426.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Молодежь как будущее России в категориях войны

Десять составляющих методологии патриотического воспитания

Система ценностей российской молодежи: экспертная оценка

Взгляд на российскую молодежь — какое будущее ждет Россию?

Какая Стратегия нужна России для победы в войнах нового типа



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
648
2792
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика