Проиграл и холодильник, и телевизор

Проиграл и холодильник, и телевизор

Чтобы спасти свой главный инструмент пропаганды, российское государство пойдет на самые нелепые и радикальные меры. Властям проще закрыть YouTube, чем облагородить ТВ.

Двести-триста рублей в месяц с каждого. Это совсем недорого, зато Первый канал будет с нами всегда. Идею о включении графы за просмотр федерального ТВ в коммунальные платежи признали в правительстве наиболее перспективной — «ведь она позволит в течение ближайших 20 лет полностью погасить долги за трансляцию». Сумма может меняться в «зависимости от инфляции или стоимости услуг телецентра».

Вздрогнули? Я тоже. Но пока это всего лишь шутка одного онлайн-издания. Только совсем не веселая. В нашей сказочной стране нельзя зарекаться, что завтра эта шутливая идея не станет суровой реальностью. Собственно, мы и так давным-давно содержим на свои налоги гигантскую пропагандистскую машину: и те, кто смотрит телевизор, и те, кто давно выбросил его за ненадобностью или использует как экран для интернет-трансляции.

Ежегодно сотни миллиардов рублей из бюджетов всех уровней (только официально) идут на финансирование СМИ, которые не столько информируют, сколько дурят нашего брата, не столько развлекают и развивают, сколько оглупляют. Да и просто перестают биться за клиента — ведь там, где появляются госденьги, автоматом исчезает конкуренция. Ведущие пропагандисты страны обзаводятся недвижимостью в лучших уголках мира, а сами федеральные каналы при этом, как выяснилось, хиреют с каждым днем. Даже коммуналку тому же Первому нечем платить — весь в долгах, как какое-нибудь оппозиционное ТВ.

Начальник Останкино плачет горькими слезами, что такой разрухи во вверенном ему ведомстве не было никогда. «Впервые за 15-летнюю практику последние три-четыре года аварийность стала нарастать, причем лавинообразно. Мы во многих вещах не гарантируем эфир, работоспособность телецентра. Это крайне мерзкая ситуация, но ничего сделать не можем», — цитируют СМИ гендиректора Останкинского центра Михаила Шубина.

Нет сомнений, что дело как-то разрешится. Долги погасят, дополнительные субсидии Первому каналу выделят — не включать же его в реестр неплательщиков. Но осадочек останется. Судя по всему, федеральные телеканалы теряют не только зрителей, но и рекламодателей, что логично. Зато на YouTube реклама только прибывает, даже раздражать стала. У того же Дудя — рекламные паузы чуть ли не каждые 15 минут. У Парфенова с Пивоваровым дела тоже явно идут неплохо.

Молодые блогеры собирают миллионы просмотров, тратя на создание контента в тысячи, если не миллионы раз меньше, чем старые ТВ-монстры. Свои YouTube-каналы наперебой открывают даже те звезды отечественного шоу-бизнеса, которые регулярно появляются на телеэкранах. Они думают о будущем: отключат завтра ТВ за долги — где брать зрителей и деньги?

Не надо быть гениальным телеменеджером, чтобы понимать, что происходит. Как образно выразился гендиректор телеканала «Пятница» Николай Картозия, «сейчас идет дораспад телевидения, и он ускоряется со страшной силой»: «Приходишь на ТЭФИ, и уже при взгляде на декорации тебя настигает атмосфера ранней телевизионной античности. Телезвезд на ТЭФИ никто из пришедших туда молодых девочек и мальчиков не узнает. Автографы уже никто не берет — только селфи».

Страна разделилась на два лагеря: тех, кто еще остался верен телевизору, и тех, кто ушел за информацией и развлечениями в интернет. Причем первый лагерь обречен на поражение — его адепты стареют и умирают. Что делать в такой ситуации государству? Выхода два. Развивать и омолаживать телевидение — или закрывать YouTube, а лучше сразу весь интернет. Первый вариант, боюсь, не для нынешних эффективных менеджеров, которые, собственно, и довели российское ТВ до состояния полного «несмотрения». Остается душить то, что создано другими. Думаю, по этому пути и пойдут уже в ближайшее время. И закон о пропаганде наркотиков в Сети — один из первых шагов.

Спор последних лет о том, кто победит — телевизор или холодильник, разрешился неожиданно: проиграли оба. В холодильнике все меньше хлеба, а за зрелищами уже не спешат к телевизору. Мне кажется, это окончательный диагноз тому государству, которое разрушает и разоряет все, к чему прикоснется.

И, кстати, обязательные отчисления за возможность смотреть (или скорее не смотреть) телевизор — не такая уж невозможная вещь в нашей стране. Ведь мы уже платим за капремонт, например. При этом одни из нас при своей жизни его никогда не увидят. А другие — те, кто увидел, — молятся, чтобы с ними этого больше никогда не случилось. Потому что российский государственный капремонт не менее страшен, чем российское государственное телевидение.

Виктория Волошина

Источник


Автор Виктория Леонидовна Волошина — яркий журналист, публицист. В журналистике с 90-х годов. Работала политическим обозревателем газеты «Вечерний Петербург», а также в «Московских новостях», «Известиях», «Газета.ру».

Фото: иллюстрация ИА «Росбалт».



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
267
710
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика