Противостояние политических элит

Противостояние политических элит

Оппозиционная социальная группа, которая борется за право стать на место правящей элиты и по-своему управлять государством, называется контрэлитой. Автор термина - один из создателей классической теории элит итальянский ученый В. Парето. Выделяются три универсальных этапа организационного развития контрэлит:

  • идеологическая самоидентификация (идея);
  • создание массовой партии (строительство);
  • приход к власти (трансформация).

На первом этапе происходит идеологическое самоопределение. Так, в ранних работах В.И. Ленина критикуются народники и меньшевики, а не царский режим: «Первого меньшевика мы повесим после последнего эсера». Гротескные образы строятся на теме «иудина предательства». Дьявол – обезьяна Бога. Об этом свидетельствует ленинский афоризм об «Иудушке Л.Д. Троцком».  В целях конспирации приходилось подражать риторике древних христиан - духовной контрэлите языческой Римской империи.

  В большинстве случаев контрэлита приходила к власти в результате выступления блока партийных организаций. Чаще всего это осуществлялось в результате действий фронта национального освобождения. Известно, что в 1917 г. большевики пришли к власти,  блокировавшись с левыми эсерами. Тактику блокирования использовали национал-социалисты в Германии. Их союзником  выступала Немецкая национальная народная партия во главе с Альфредом Розенбергом. Победы коммунистической оппозиции в странах Восточной Европы в послевоенные годы добивались именно народные фронты. Но они же сами в период развала Организации Варшавского Договора свергали коммунистические режимы. 

  Без формирования особой отличительной идеологии сборка контрэлиты принципиально невозможна.

Вначале созданная партия идеологически дистанцируется от других, а затем ищет союзников. «Для того чтобы объединиться - нужно размежеваться». Обратная последовательность действий к успеху не приводит. Любопытно, что развитие партии «Единая Россия» шло по обратной траектории. Она возникла в 1999 г. совершенно без идеологии. Единственной скрепой и внешним ориентиром была фигура главы государства, не являвшегося, к тому же, лидером партии. В качестве идеологической платформы «Единой России» позиционируется «План Путина», которого в опубликованном виде нет. Да и сам В.В. Путин откровенно сказал: «Этот слоган не я придумал". Не идеологию, а "слоган". Прецедентов такого рода виртуальных программ мировая история партий не знала. Значит, речь может идти о манипуляциях в предвыборной агитации самих единоросов, главой которых Путин не является.

  Составной частью ряда теорий нового элитного строительства выступает концепция вождизма. Эквивалентами вождя контрэлиты выступали: дуче - в итальянском варианте, фюрер - в германском. Феномен В.И. Ленина также являлся фактором успеха партии. Без выдвижения признанного лидера контрэлиты не происходила ни одна масштабная властная трансформация в истории. Для России с ее особыми традициями политического сознания ориентация на личность, на персону, особенно важна. На первом этапе партийного строительства осуществляется выделение пассионарного ядра партии, происходит формирование внутреннего узкого партийного круга. В этот период массовость губительна.

  Сравнительный анализ партийных организаций показывает успешность функционирования группы, для которой партийная деятельность становится основным, а не дополнительным профессиональным занятием. Эта группа обычно  находится на содержании партии, будучи лично, материально и статусно, зависимой от успешности партийной организации. По сути, работа в партии является оплачиваемой, а деятельность «профессионального революционера» не зависит от денежных доходов его гражданских занятий (ученого, дворника, торговца, учителя).

Создается параллельная власть, сопоставимая с деятельностью реально правящей элиты.

Подобное камуфлирование наблюдается сейчас в отношении террористов, которые официально могут числиться в неправительственных организация, партиях и т.п. Формирование профессионального ядра в структуре организации контрэлиты является ее главной задачей. Реализации стратегии управленческих перемен осуществляется профессионалами.

  На втором этапе контрэлита решает задачу создания массовой организации - партии. Создается сеть местных партийных ячеек. Организуется широкая пропаганда. Мощная социальная опора обретается путем пропагандистской обработки населения. Наиболее типичный способ пропаганды - создание подконтрольных СМИ. Исследователи обращают внимание на крайне высокую пропагандистскую активность еврейских партийных организаций периода октябрьского переворота. Она оказалась в три раза выше, чем совокупно у всех других национальных партий. Пропагандистским рупором были газеты «Искра»,  «Вперед», а затем и «Правда». А вот издательская активность черносотенцев в 1917 г. была фактически на нулевом уровне. Не этим ли объясняется парадоксальный феномен паралича в деятельности монархических союзов и организаций периода революции? В XIX в., на этапе эпохальных изменений, одним из главных пропагандистских центров была возглавляемая А.И. Герценом Вольная русская типография в Лондоне. Деятельность ее находилась под покровительством крупного еврейского банкира Н. Ротшильда. Попытка российского правительства организовать в 1849 г. в России арест имущества А.И. Герцена как незаконнорожденного сына сановника Яковлева, не имеющего права на владение наследством сановника, встретила ультимативное противодействие со стороны банковского дома.

Уже после скандала, в 1857 г., Герцен организовал выпуск газеты «Колокол». Во время польского бунта 1863 г. в «Колоколе» он откровенно солидаризировался с сепаратистами, чем вызвал презрение русского общества той поры. В этом отношении А.И. Герцен 130 лет спустя явился предтечей антирусской либеральной журналистики периода первой чеченской кампании. Да и в принципах финансирования сепаратистов мало что изменилось с той поры. В 1865 г. правительство Российской империи добилось от английских властей наложения запрета на деятельность герценовской типографии, переместившейся в Швейцарию. Страна банкиров превращалась в средоточие российской политической эмиграции. «Профессиональные революционеры» организовали деятельность двух партийных школ - на Капри (Италия) и в Лонжюмо (Франция), где готовили «пропагандистов» для проведения нелегальной политической работы в России. История повторяется дважды – первый раз как трагедия, а второй – как фарс. Сегодня лондонская миссия А.И. Герцена вызывает прямые параллели с деятельностью другого российского лондонца, недавно погибшего при загадочных обстоятельствах. На партийные пропагандистские задачи всегда работают литература и искусство, воздействуя на сферу "коллективного бессознательного".

Создание пантеона «святых жертв» было действенным объектом пропаганды.

Священной фигурой Французский революции явился Ж. Марат. Большевики упорно создавали жертвенный образ Н.Э. Баумана. Во время августовских событий 1991 г. оппозиция активно оперировала именами трех задавленных танком молодых людей - еврея, татарина, русского. Пропагандистская деятельность ведется также в сфереобразования, главным образом посредством включения адептов разрушительных идеологических направлений в уже существующие образовательные учреждения. Медийные приемы клеветы на Россию в течение столетий стратегически и концептуально тоже не изменились. Главный вывод состоит в определяющем характере пропагандистской активности партий для их политической успешности.

  Экстремизм -  путь достижения известности, изменения  информационной среды, включенности в информационное поле. Становление фашистских партий в Европе начиналось с уличного экстремизма. В свете исторических уроков представление о том, что хулиганско-экстремистская организация типа скинхедов не может перерасти в массовую партию, принципиально неверно. К радикальным средствам пропаганды относится и тактика террора, особенно эффективная в условиях информационного общества. «Политическое убийство, - это один из лучших агитационных приемов», - холодно поясняла прокламация «Земли и воли". Именно террористическая боевая организация обеспечила широкую популярность партии социалистов-революционеров. Число адептов эсеровского направления резко возросло после ряда успешных покушений на видных государственных деятелей.

  «Для достижения цели – все средства хороши», - считают иезуиты. В истории никогда не существовало партии, которая бы привередничала в отношении источника финансирования. Создатель теории пролетарской революции К. Маркс находился на денежном содержании у капиталиста Ф. Энгельса. И не только. Автор «Манифеста коммунистической партии»  всегда брал деньги,  четко выполняя условия финансирования. Соплеменники К.Маркса, лидеры НСДАП в Германии, также заручались финансовой поддержкой крупного капитала во главе с Г. Круппом. Универсальным источником финансового обеспечения организаций контрэлиты могут выступать внешние политические субъекты - прежде всего, иностранные государства. Большевиков, самостоятельно грабивших русские банки, финансировали также многие иностранные государства. Среди них Германия, Британия, США. Заблуждения относительно того, что можно создать мощную оппозиционную партию, не располагая крупными денежными ресурсами, опытным путем доказали свою практическую несостоятельность. «Дайте мне обезьяну, и я сделаю из нее президента», — цинично провозглашал Б.А. Березовский.

Чтобы не раздражать избирателей, официальные финансовые отчеты партий оперируют суммами значительно ниже тех, которые указываются неофициально. Расхождения измеряются астрономическими величинами. Но с ресурсным обеспечением не всем везет. В предвкушении собственного "светлого будущего" создаются конспиративные организации. Под вывеской занятий оккультными науками происходит формирование организации, способной претендовать на взятие власти. Этап организационного прикрытия является универсальной практикой взращивания политической оппозиции. Формат различных экологических, благотворительных, научно-исследовательских, филантропических, образовательно-просветительских и оккультно-эзотерических обществ весьма выгоден.

  Захват властных структур составляет основное содержание третьего этапа. При консолидации действующей властной элиты шансы контрэлиты на успех минимальны. Поэтому контрэлита вынуждена систематически вносить раскол в ряды правящего политического класса: путем персональной вербовки, тривиального подкупа, продвижения собственной креатуры во властные институты, использования компромата, провоцирования столкновения позиций. Особенно важен для нее контроль силовых и коммуникационных стратегических постов. Внешне удивительное бездействие фигурантов исполнительной власти во время Февральской революции объясняется их расположенностью к сговору с оппозицией. Несмотря на волну революционного террора, никто из них не пострадал, а некоторые даже вошли в высшие структуры новой власти. Такой же парадоксальный паралич охватил министров Временного правительства в октябре 1917 г. Видимо, сопротивление имитировалось, и власть сознательно передавалась ими большевикам. В обмен А.Ф. Керенскому предоставлялась возможность покинуть на машине американского посла здание Зимнего дворца, а арестованные министры, все до единого, были отпущены на свободу. Из-под ареста освободили также генералов, включая организатора похода на Петроград П. Краснова. Много странного во всех этих освобождениях. Ведь смертные приговоры гораздо менее значимым врагам революции подписывались с особой легкостью. В данном случае важна констатация факта универсальности тактики вербовки оппозицией представителей действующей власти, занимающих ключевые посты.

«Чем хуже - тем лучше» - так формулировались намерения революционеров.

Чем  тяжелее положение страны, тем быстрее мы сами придем к власти - такова их логика. А «провалы» действующей власти могут быть организованы. Достаточно «перекрыть» одно звено отлаженной технологии и вся система перестанет функционировать, как это было во время «сбоя» подвозки хлеба в Петроград в феврале 1917 г. Ведь запасы продовольствия на столичных складах в тот момент были огромны.

  Одним из главных ресурсов власти в борьбе с контрэлитой является военная сила. Применение ее в решающий момент может сорвать любые революционные планы. Так ЦК КПК сорвало планы оппозиции в 1989 г. в Китае, решительно применив военную силу против демонстрантов на площади Тяньаньмэнь. В аналогичной ситуации представители ГКЧП струсили, что обернулось впоследствии всенародной катастрофой России. Ведь даже, если контрэлита и побеждает на выборах, против нее возможно силовое противодействие власти. Соглашаясь играть по правилам контрэлиты (армию— не привлекать!), власть обрекает себя на поражение.

  В числе задач контрэлиты по захвату власти - создание центров подготовки боевиков, организация тайных оружейных арсеналов, формирование боевых дружин. Собственные боевые структуры имели фактически все революционные партии России. Именно они составляли ударную силу в вооруженных бунтах. В декабре 1905 г. армейским соединениям в Москве противостояли профессиональные боевики. Тактическая установка заключалась в создании маневренных, по 5–7 человек, групп боевиков, совершавших нападения и налеты на отдельные отряды правительственных войск и стратегически значимые учреждения. «Латышские стрелки» представляли собой именно такой тип военной организации. В дальнейшем эти боевые отряды получили наименование «Красная гвардия». Могут ли существовать боевые отряды оппозиции в современной России? По закону – нет. Но практически, как показывают события на Северном Кавказе, они реально существуют. Боевые группы сейчас реально существуют у ряда националистических организаций. Огромные возможности для быстрого формирования вооруженных отрядов предоставляет действующая в России сеть различного рода охранных организаций. По относительной численности охранников Россия находится на первом месте в мире. Армия частных охранников совокупно превосходит весь персональный состав МВД. В час «Ч» значительная часть находящихся за ширмой охранных структур боевиков могут сыграть политически решающую роль в захвате власти. Способом переконфигурации военных сил на этапе властных изменений является организация перехода силовых структур на сторону контрэлиты. Для того чтобы предотвратить возможность перехода армии и других силовых структур на сторону контрэлиты, их необходимо включить в расширенный элитный круг.

Там, где такого включения не произошло, существует потенциальная почва для перехода военных на позиции контрэлиты. В СССР проблема предотвращения консолидации «силовиков» была решена. Ведомственная взаимонеприязнь КГБ, МВД и ГРУ была искусственно управляемым явлением. К 2011 г. таких взаимосдержек фактически не осталось. Нейтрализовать вмешательство силовых структур возможно посредством применения технологий контекстного управления. Методика формирования такого контекста детально проработана в теории несилового сопротивления Дж. Шарпа. Достоверно известно об ее использовании оппозицией в ряде «цветных» революций последних лет. В современном мире возможности оказывать воздействия на сознание и подсознание человека едва ли не превосходят военную мощь. Информационные технологии позволяет использовать символы в качестве средства управления и манипуляций массовым сознанием. Наглядно это продемонстрировали «оранжевые революции». К сожалению, обнаружилось, что российские общественные науки совершенно не готовы к новым вызовам управленческого оперирования символами-мотиваторами. Информационные технологии во многом базируются на изучении системы знаком и символов - семиотике. Ю.Лотман, введя понятие семиосферы, предоставил возможность анализа смены исторических эпох путем наблюдения за изменением набора базовых символов.

Революция, прежде чем перейти в стадию властной трансформации, осуществляется на знаково-символическом - семиотическом - уровне.

«Единство всякой культуры, - заявлял в свое время О. Шпенглер, - опирается на единство языка ее символики». В этом контексте можно говорить о связи политического единства с единством семиотического пространства. Исторический опыт переворотов указывает на огромное значение феномена подпольной политической культуры. На первой стадии происходит разрушение предыдущего единого семиотического поля. Затем формируется альтернативная семиосфера, что является шагом к перевороту. Утрачивая национальную универсальность, политическая культура элиты лишается своей законности. Создается субкультура подполья. Прежние властные символы облекаются в формы гротеска. При готовности всех необходимых компонентов  революции смена властной элиты превращается в технологическую операцию.

  Примечательно, что каждый, принимающий мир альтернативы, отрекается от официальной семиосферы и принимает отличительные символы политической оппозиционности. Так, в период Французской революции в качестве аллегории свободы использовался «фригийский колпак», правом ношения которого с римских времен обладали только свободные люди. Во время захвата королевского дворца санкюлотами Людовик XVI вынужден был надеть на себя поданный ему на пике фригийский колпак, что фактически означало гибель монархии. Современное движение "синих ведерок" в России использует  ту же символическую схему. Язык «подполья» отличается от принятого в обществе разговорного языка и имеет собственный терминологический аппарат как своеобразный пароль причастности. В мире доминирующей системы мобилизующей становится форма обращения и приветствий тайных единомышленников: «товарищ» - альтернатива слову «господин». Фашистское приветствие - правая рука, вскинутая вверх - из того же семиотического ряда. Нормативным для подполья является то, что считается ненормальным в мире официальной морали. При этом подпольщики претендуют на решение мировоззренческих вопросов бытия. Образцом служит чудовищно кровожадный «Катехизис революционера» Сергея Нечаева.

В лексике советского андеграунда использовался термин «система», под которым понималась искусственная схема, подавляющая свободу человека. Служители «системы» - номенклатурщики и «совки».

Подполье имело претензии на замену «системы» будто бы «жизнью». Технологии управления процессом конструирования политических семиосфер многократно опробованы. В целях упразднения официальной семиосферы используются демонизация и гротеск. Так, Помазанник Божий Николай II рисовался его будущими палачами то как «Николай Кровавый», тиран, то как слабоумный  «Николашка». Сталин изображается диссидентами демоном для дискредитации подвига народа в войне и дальнейшего разрушения государства. Законность власти часто подрывается смехом. Отрицательное значение в истреблении государственной власти в СССР сыграли также политические анекдоты. Эти анекдоты, как и ритуальные пролетарские праздники, разработаны отнюдь не нашим народом. День международной солидарности трудящихся установлен конгрессом Интернационала в память о казненных четырех чикагских рабочих-анархистах в США и Канаде в мае 1886 г. День международной солидарности работниц установлен по предложению К. Цеткин на Международной конференции работающих женщин 8 марта 1857 г. в Нью-Йорке.

  «Войны символов» и сегодня являются важным компонентом в тактике ведения сетевых конфликтов. Учение К. Юнга об архетипах составило методологическую основу данного направления в западной науке. Было доказано, что посредством символики можно управлять подсознанием человека и программировать проявления «коллективного бессознательного» масс. Пропаганда, связанная с сознанием человека, целенаправленно и комплексно изменяет общественное мнение. Инструментарий символов воздействует, как на смысловую сферу сознания, так и на подсознание - психические процессы функционирования мозга. В практическом смысле психология поступила на службу прикладной политологии. Тщательное изучение «коллективного бессознательного» привело Запад к разработке технологий манипуляционного воздействия на группы населения посредством символов. У нас еще в советское время от научных изысканий отмахнулись как от субъективного идеализма. А напрасно. Манипуляции массами в «бархатных» и «оранжевых» революциях осуществлялись посредством семиотического инструментария. Сегодня игнорирование современных политтехнологий угрожает национальной безопасности России.

  Семиосфера оперирует образами. Существует методика разрушения режима путем его карикатуризации. Для отечественного подполья такой фигурой являлся самодержец Николай II. Революционеры внедряли в сознание масс, что он «кровопийца», «душегуб», «изверг», «злодей». Адские характеристики сменялись гротескными, формируя образ выпивохи и рогоносца, находящегося под командой жены-«немки». Создавалось ошибочное впечатление, что, как вспоминал кадет В.А. Оболенский, "Россия управляется, в лучшем случае, сумасшедшим, а в худшем - предателем». Безнаказанное нарушение присяги Императору и лишение в народном сознании ореола законности самого Государя означали подрыв идеи государственного служения. Стремление подполья лишить высшие сословия исторических заслуг перед государством распространялось и на священнослужителей. Появлялись сборники анекдотов «про попов», священников, свыше миллиона которых, безвинно расстреляли после переворота. Лживые анекдоты «про Коленьку» предшествовали современным анекдотам «про Вовочку». Практическому уничтожению монархии предшествовало ее знаковое, семиотическое уничтожение. Этот же прием используется в 2000-х гг. «оранжевой оппозицией» для окончательного разрушения самого государства. В этом смысле акцентированные нападки на персону не являются вопросом о «свободе слова». Напротив, это конкретный политико-технологический проект.

  Политическое подполье в СССР формировалось под знаком превосходства Запада: вестернизация безоговорочно понималась как «прогресс». Протест первоначально выражался на уровне символов и начался с движения «стиляг».

Затем сформировалась соответствующая идеология. Сегодня научно-политическая управляемость этого процесса не вызывает сомнений. Термин «стиляги» маскировал идейные основания нового молодежного движения. Сами же его адепты первоначально называли себя «штатники», т. е. поклонники Соединенных Штатов. Это было холопское преклонение перед прямым противником СССР в холодной войне. Мнимая аполитичность стиляг маскировала предательство. На самом деле романтический образ Америки существенно отличался от подлинных Соединенных Штатов, как отличается и теперь. «Русский рок» стал своеобразным символом протестных настроений молодежи. Имеются все основания обнаружить в нем наличие проектной составляющей. Анализ содержания текстов песен «русского рока» констатирует сознательную установку на разрушение ценностных оснований СССР. Функция диссидентов состояла в расшатывании системы. Умело организованный механизм вброса, тиражирования и распространения разрушительной информации закодировал население на негатив и постепенно размыл законодательные основы государства.

А когда был запущен горбачевский проект переворота «сверху», ослабленная на уровне мировоззренческого фундамента система рухнула. Сегодня клевета на национального лидера дискредитирует всю Россию. Это развращает молодежь, сеет ложные страхи о бесперспективности жизни. Нам пытаются внушить, будто бы мы уже покорены, завоеваны Западом, хотя это явная ложь. Сознание новичков зомбируется на уровне знаковой сферы путем закрепления специальных языковых терминов. На эту матрицу дозированно подается нужный Западу набор политических идей. Новые семиотические маркеры: «Рашисты», «Эрефия», «Газпромия», «Государьство», «Гэбения», «Медвежье царство», «Медвепуты», «Многонационалия», «Наша раша», «Рашка» распространяют убийственную заразу. Над нашей Родиной и над нами издеваются те, которые сами не сумели создать своего собственного исторического государства и униженно просились в состав Российской империи. Неужели за разрушительную деятельность нельзя лишить их гражданства и отправить к соплеменникам в Израиль, организованный Британией и США, или в государство Ватикан, созданное фашистом Муссолини еще в 1929 г.? То-то обрадуется иезуит Франциск I, нынешний Папа Римский. А нам они не нужны. Ведь их конечная цель - внедрение идеи о целесообразности уничтожения России. Почему же элита предпочитает не замечать успехов современных подпольщиков - контрэлиты. Это - огромная ошибка!

По материалам 5-6 глав монографии "Властная идейная трансформация: исторический опыт и типология"


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1399
6614
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика