Прямая линия Президента: пиар или канал связи власти с народом?

Прямая линия Президента: пиар или канал связи власти с народом?

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Очередная прямая линия президента выглядела как тщательно срежиссированное событие. Случайных вопросов и звонков не было, как и в предыдущие годы. Несмотря на то, что в самом ролике, агитирующем присылать вопросы президенту, упор был сделан на внешнюю политику, народ в основном интересовался тем, что их волнует в большей степени — рост цен, падение уровня жизни, ЖКХ, здоровье. Тех кого интересовала коррупция в правительстве, Украина, санкции, изоляция страны, Сирия и угрозы США, развал интеграции — со своими вопросами замечены не были.

Стала ли линия каналом связи между президентом и народом или наоборот показала разительный разрыв?


ПИАР-КАМПАНИЯ

Событие было тщательно подготовлено. Состав зала собирался заранее в Петров-Дальнем, инструктировался, проводились репетиции. В регионах съемка вопрошателей также репетировалась. Отбирались вопросы и сюжеты, для президента подготовили отдельные пиар-ходы, которые он и использовал во время пресс-конференции. Их цель — создать видимость единичности или случайности проблемы, донести до народа, что проблема существует от злоупотребления на местах, подать россиянам президента, единого с народом, а не оторванного от него, как показали события 12 июня. Разберем главные пиаровские приемы президента на этом шоу:

 радушие мероприятия, внимательность и сопереживание президента. Это поздравление с рождением сына, с принятием воинской присяги. Тяжелобольному собеседнику президент сказал слова утешения и вспомнил об аналогичной болезни своего отца;

— проблема досталась Путину по наследству, но он готов ее решать. Например, ситуация со свалкой в Балашихе — «кто‑то принял решение строить здесь дома, рядом с этой свалкой, которая складывалась 50 лет», «тем не менее мы имеем то, что имеем, и должны на это реагировать»;

— такого быть не может. Деньги федеральный бюджет выделил, почему не дошли?

Президент ведь не рассказал, насколько уменьшил госбюджет, и продолжает его сокращать, как довел региональные бюджеты до повальной дефицитности. Но этот свой прием президент использовал многократно. И когда говорил о людях, чьи дома сгорели в Забайкальском крае от пожаров («мы полностью выделили федеральные деньги на то, чтобы обеспечить людей жильём: те семьи, которые пострадали»), о пострадавших от наводнения в Ставрополье («это очень странно, потому что Федерация свои деньги, необходимые для поддержки пострадавших семей, перечислила в Ставропольский край. И я хочу задать вопрос своему двойному тёзке, губернатору Ставропольского края. Владимир Владимирович, где деньги?»), и о выдаче льготникам лекарств в полном объеме («для меня это тоже странно, потому что Федерация в полном объёме обеспечивает финансирование для приобретения этих лекарств»), и о расселении ветхого аварийного жилья («соответствующие ресурсы на расселение из федерального бюджета выделяются, мы продлили эту программу расселения аварийного жилья»). Таким приемом он перекладывал вину за развал на региональные власти, демонстрируя, что царь хороший, да бояре подкачали. За таким пиар-ходом никто особо и не стал вдаваться в тонкости, как можно восстановить разрушенный дом всего за 100 тысяч рублей? Или как можно прожить на единовременную выплату в 10 тысяч рублей?;

— это единичный случай.

Президент многократно пытался создать видимость, что проблема не системная, присущая миллионам граждан, а единичная — «конкретный случай». Так было в отношении учительницы с зарплатой в 11 тысяч рублей, со сложностями по получению дальневосточного гектара, высокой кредитной ставкой для малого и среднего бизнеса (которая душит на самом деле всю экономику всей страны), в отношении закрытия больницы в городе Апатиты (закрывают больницы и ФАПы по всей стране). Когда президент произносил с экранов магические «в вашем конкретном случае», народ переставал ощущать, что это и его проблема, его друзей и знакомых, что зарплата в 11 тысяч рублей, заоблачные кредиты, закрытие медицинских учреждений в рамках оптимизации расходов на них — это все не отдельный случай, а реалии путинской России, с которыми столкнулся не один человек, а миллионы;

— мы уже решаем эту проблему. То есть проблема скоро будет устранена, мы как обычно с правительством работаем на опережение. Например, именно такой посыл президента был заложен в его ответе на вопрос о мерах по стимулированию рождаемости в России — «здесь нужен целый набор мер. Вот прямо сегодня у нас, честно говоря, запланирована такая встреча, с Правительством будем обсуждать. Не хотел бы сейчас преждевременно говорить о том наборе, который будет предложен, но он будет предложен, мы это сделаем». Ведь по сути он ушел от ответа, а у народа сформировалось впечатление, что президент уже готов решить эту проблему;

— ответы на заказные вопросы и хвалебные оды. Заказным был вопрос про экономику. Как и при общении с иностранными журналистами в декабре прошлого года, так и в прямой линии первый вопрос президенту был о состоянии дел в экономике. Он гордо отрапортовал, что, судя по статистике, а мы помним, откуда берутся эти чудесные данные статистики, страна вырвалась из рецессии. Заказным был вопрос о санкциях, сопровождаемый дифирамбами в адрес президента и самих санкций, которые позволили «возродить» отечественное сельское хозяйство. Аналогичным был вопрос об атомном ледокольном флоте, благодаря которому народу рассказали, что в России построен «самый большой, самый мощный и самый ледопроходимый ледокол в мире», а Путин отчитался, что в планах стоит строительство четырех таких ледоколов;

— аналогия проектов Путина с масштабными историческими событиями, что должно создавать иллюзию огромного вклада Путина в развитие России. Например, дальневосточный гектар сравнивается с реформами Столыпина. Или строительство преемника советского ледокола, только этот будет уже самым мощным в мире. Или планы по строительству моста на остров Сахалин, которые были задуманы еще в 30-е и 50-е годы при Сталине, но так и не были реализованы. Зато Путин готов взять решение их на себя. Прямо не президент, а супергерой;

— уход от вопроса в сторону, отказ от ответа по существу, длительные отступления. Например, при обсуждении проблемы получения дальневосточного гектара Путин стал говорить о Столыпине, вагонах и виселицах, именуемых столыпинскими галстуками. Какое отношение это имело к проблеме гражданина? Да никакое, зато создало образ информированного президента и смягчило накал критики, переключая внимание с вопроса на историю;

— для того, чтобы народ не считал линию политическим шоу, отрежиссированным и постановочным, в конце президенту был задан вопрос ««Вы правда считаете, что народ верит этим подставным вопросам?». Президент на него по сути не ответил, отделался репликой ««Давайте освободим мир от этого зла!». Непонятно, какого. Разве это «подставной вопрос», но психологически был создан эффект, что раз такой вопрос был задан, и президент что-то ответил, то вопрос исчерпан и не актуален.


ЛУКАВСТВО ГЕРОЯ


За четыре часа проблемы всей страны не обсудишь. А тот факт, что предварительно было получено свыше 1 млн обращений, говорит о том, что проблем накопилось много. И единственная надежда у народа, что их вопрос станет частью предвыборного ток-шоу президента. Но из миллиона было озвучено вопросов 68–70, при этом только часть были от народа, а остальные попали в кадр для пиара президента. Но даже ответы на эти вопросы сформировали ощущение, что президент давно оторвался от реальности и держит народ за глупцов, которые не могут отличить правду от лукавства.

Преодоление рецессии

Президент гордо отчитался, что объективные данные говорят, что «рецессия в российской экономике преодолена, и мы перешли к периоду роста». Такие данные сделаны на основе показателей статистики Росстата, хотя мы уже подробно рассматривали, как и когда Росстат стал улучшать статистику. Поэтому данные статистики не отражают объективной картины, попросту ложные. То же самое по инфляции, которая по словам президента «никогда еще не была такой низкой в 4,1%». Вспоминая, что Росстат попал в подчинение Минэкономразвития, становится совсем ясным, насколько «объективны» эти данные. Президент, например, заговорил о проблеме бедных, доля которых выросла с 10,7 до 13,5%. Но будь в основе методологии иной показатель определения уровня бедности, то Путину пришлось бы отчитываться за то, что у него больше половины страны находится за чертой бедности. Поэтому, какие бы ни называл данные президент, простой россиянин признаки кризиса ощущает на себе.

Заработные платы

Смысл реплики президента сводится к тому, что низкая зарплата у тех, кто не попал в майские указы. И в 2018 году их доходы будут проиндексированы. У остальной части страны как бы никаких проблем с доходами быть не может. А теперь разберемся с этим вопросом по существу:

— ведущая назвала лишь три категории работников. Если бы она зачитала все сообщения, то стало бы очевидно, что такие зарплаты и в негосударственном секторе, а также у тех самых бюджетников, которые в майский указ попали. И учительница на прямой линии тому яркое доказательство. В сельском хозяйстве в Краснодарском крае на ряде крупных холдингов она едва доходит до пяти тысяч рублей. Поэтому прикрываться тем, что-то упустили, не успели поднять, не приходится. Это системное явление, свидетельствующее о том, что страна доведена до нищеты;

— как поможет людям индексация на уровне инфляции? Если чудеса Росстата ее изобразят в 4%, то при зарплате в 10 тысяч рублей, ее проиндексируют на 400 руб. Как такие суммы помогут гражданам? Речь должна идти как минимум об удвоении зарплат, а не просто об их индексации.

Зачем же вставили этих людей с еще более-менее достойной зарплатой в 16,5 тысяч рублей в эфир прямой линии? Да лишь затем, чтобы продемонстрировать, что царь просто не знает о бедах народа — «но неясно, почему в 2–3 раза меньше, и для меня тоже непонятно. Надеюсь, что руководство области, руководство соответствующих структур, которые занимаются образованием, конечно, обратят на это внимание». Вот так: не знает, непонятно.

Санкции

Ответ Путина относительно санкций сводился к тому, что Россия всегда исторически была под санкциями, а новые санкции нам только помогли с рывком. (Но какой рывок, когда попросту обвалились). Из этого посыла следуют три вывода. Во-первых, от традиционной риторики, что санкции — это явление временное и скоро они будут сняты, поскольку они невыгодны тем, кто их вводил, Кремль ушел. Теперь он уже говорит словами экспертов, которые сразу с момента ввода санкций твердили, что ограничительные меры — это всерьез и надолго.

Во-вторых, рассуждая о санкциях, Путин дал понять россиянам, что они были введены не потому, что он нарушил нормы международного права, а лишь от того, что страна поднялась с колен и стала представлять угрозу иным государствам: «когда наши партнёры в мире чувствовали в лице России серьёзного конкурента, так под разными предлогами вводились какие-то ограничения», «так что не было бы Крыма, не было бы других проблем, придумали бы что-нибудь ещё для сдерживания России, так всегда и подавалась политика сдерживания России».

В-третьих, усилиями овощевода вновь был озвучен тезис, что санкции пошли нам только во благо, придав тот импульс, которого не хватало для развития — «есть и плюсы. В чём они заключаются? В том, что мы вынуждены были включить мозги, таланты, сосредоточить ресурсы на ключевых направлениях, а не только пользоваться нефте- и газодолларами». Что это за государственное управление, когда оно начинает работать лишь при импульсе извне? Да к тому же очевидно, что вся эта бравада президента только на публику. Следуя этой логике потерпела оглушительный крах вся путинская политика сверхоткрытой экономики и ее включенности в мировую. Выходит, эта линия была ошибочна и нужно вывешивать железный занавес, раз санкции и изоляция идут на пользу России? Заболтались либералы — космополиты до абсурдности. При санкциях Кремль заключил кабальные убыточные договоры по газопроводам в Китай, начал строительство Турецкого потока. О каких мозгах тут идет речь, когда все снова сводится к нефти и газу? Из санкций создали такой образ манны небесной, что даже овощевод сетует на то, чтобы они не кончались — «когда, не дай бог, эти санкции закончатся». Проблема не в том, что санкции закончатся или нет, а в том, что государство реализует такую политику, при которой страдает местный производитель, а Россия деиндустриализуется.

Кредиты малому и среднему бизнесу

Задали президенту и насущный вопрос о кредитовании малого и среднего бизнеса. Бизнесмена волновали высокие ставки. На что президент отчитался, что ЦБ планомерно снижает ставку и делает кредиты все более доступными. А вся причина роста ставки крылась в том, что в России выросла инфляция. Но Путин не сказал, что своими руками взвинтил инфляцию, девальвируя рубль в несуверенной экономике. В его логике при текущей инфляции ставка ЦБ должна была бы быть на уровне 5–6%, но никак не 9,25. Это говорит о том, что инфляция по-прежнему остается высокой, и ЦБ просто не может опустить ставку ниже, даже руководствуясь ошибочной теорией о влиянии денежной массы на уровень инфляции. Что касается средневзвешенной ставки, о которой говорил президент, тот тут надо понимать, что она не может отличаться всего на 2% от ключевой. Банкам просто не будет выгодно выдавать кредиты под такую маржу, учитывая их риски.

Оказалось, что ставка — это не главное для ЦБ. Важнее — стабильность рубля. Но кто об этом вспоминал в 2014-2015 гг., когда они своими руками сделали волатильность рубля рекордной? Сначала Путин выгораживал политику Набиуллиной по сохранению высокой ставки тем, что инфляция не позволяет ее снижать. Теперь, когда инфляцию нарисовали в 4,2%, он стал прикрываться стабильностью рубля. Какая-то запредельная некомпетентность. Или, как в сказке говорилось, — в королевстве все ходят голые, и не только король.

Оппозиция

Робко президенту в одном вопросе напомнили о том, что «растёт количество недовольных, кто-то протестует в социальных сетях, кто-то выходит на улицы». Правда имя Навального упоминать не стали, руководствуясь тактикой замалчивания угрозы. Что ответил президент? Он обвинил протестующих в том, что они «используют трудности как инструмент для собственной раскрутки, для того, чтобы нажиться в политическом смысле на этих трудностях, только их усугубляя», «спекулируют на проблемах», в то время как «надо не спекулировать, а предлагать решение». Но, во-первых, какая же это тогда оппозиция, если она не будет вскрывать проблемы государства? Замалчивать их может лишь прикормленная парламентская «оппозиция», в то время как весь смысл оппозиции в том и состоит, чтобы власть видела проблемы и держала руку на пульсе. Во-вторых, а разве улица не предложила решения проблемы? Они выступили против коррупции и их главное требование — в отставку премьер-министра. Чем это не решение?

Ведь самый первый шаг в борьбе с коррупцией — это демонстративно наказать того, кто виновен в преступлении, чтобы другим неповадно было. Но Кремль проигнорировал это предложение. А «право на диалог с властью» должны иметь все — он народа до оппозиционера, иначе власть теряет связь с народом.

Реновация

На фоне нерешенных проблем ликвидации аварийного жилья в регионах встал вопрос и о реновации. В ближайшее время, вероятно, ожидается рост недовольных реновацией, под которую попадают нормальные дома, в то время как в субъектах федерации люди живут в вагончиках, в бараках, в домах с санузлом на улице. Президент ответил на это следующее: «речь идёт о жилом фонде в Москве, который через 10–15 лет объективно превратится в аварийное жильё, и Москва получит такой же объём беды, как очень многие другие регионы». Но ведь проблема в том, что для Москвы — это проблема будущего. В то время как в регионах это насущная беда, с которой пребывают граждане не первый год. Прежде чем решать проблему в будущем, логичнее было бы устранить ее в настоящем. Но, как говорится, Москва — это не Россия. Удивительно, что к прямой линии подключили Хованскую, которая до этого была ярым критиком закона о реновации и не поставила свою подпись под ним, а теперь даже предложила распространить практику на всю Россию. История с резким изменением позиции Хованской на прямой линии может многое сказать об объективности происходящего во время этого шоу.

Цифровая экономика

Прозвучал и вопрос о том, что «говорят, что Вы буквально „заболели“ цифровой экономикой. Правда ли это?». В последнее время цифровая экономика не сходила с уст премьера, теперь вирусно перенеслась и на российского лидера. Но чем опасна эта идея? Да тем, что цифровая экономика — это не уклад, это по сути сопутствующая инфраструктура, которая не должна подменять строительство реальной экономики. Цифровая экономика сама по себе ничего не производит, а только обслуживает. Но что останется ей обслуживать, если в стране все придет в упадок?

Пока президент рассуждает о том, что «без цифровой экономики мы не сможем перейти к следующему технологическому укладу. А без перехода к новому технологическому укладу у российской экономики, а значит, у страны нет будущего», он упускает главное. Будущего нет при сохранении сырьевой экономики. А от нее, судя по тезисам об освоении Арктики ради нефти и газа, никто отказываться не намерен. Да и при ответе на вопрос «с какими вызовами придётся столкнуться тому, кого граждане изберут в итоге главой государства на следующие шесть лет, и какие задачи ему в первую очередь предстоит решать» президент ни слова не сказал об отказе от сырьевой экономики, зато говорил о цифровой. Да и вряд ли он понимает, что никаких таких укладов в природе не существует. Идет общеизвестный поступательный процесс технологического развития и обновления, первоначально рождающихся в передовых странах, а затем с запозданием во времени распространяющихся по всему миру. От химеры постиндустриализма, развалившего промышленность России, теперь «больной» переходит к химере цифрового уклада. Вопиющая поверхностность и некомпетентность.

Пенсионный возраст

На вопрос о повышении пенсионного возраста Путин отвечал витиевато. Если коротко подытожить его высказывания, то они сводятся к тому, что пенсионный возраст будет повышен, поскольку в странах мира люди выходят на пенсию позже, в России уже большая нагрузка по выплате пенсии. Поэтому пока перед выборами эксперты это обсуждают, а решение уже будет принято после того, как я стану президентом в очередной раз. Ни слова о заниженной в разы оплате труда (в интересах сверхприбылей частного собственника) из-за чего пенсионное обеспечение в стране в принципе невозможно организовать на достойном уровне.

Арктика

В повестке прямой линии оказалась Арктика, к которой «мы так зацепились» в последнее время. Президент ответил, что «Арктика — важнейший регион, который будет обеспечивать будущее нашей России». И глобальное потепление по мысли Путина нам только поможет ее осваивать. Арктика всегда была стратегическим и принципиально расходным сектором. А по словам Путина, она чуть ли не прибыли приносить начнет. То нам санкции помогают, то потепление. Интересно, когда мы сами без помощи начнем развиваться?

Столько настоящих путей для развития России, но почему-то Арктика. Да потому, что на континенте влияние уже утрачено.

Китай выстраивает Шелковый путь без России. Россия как альтернативу берет неосвоенную Арктику. Но самая главная причина актуальности освоения Арктики кроется в том, что «к 2050 году примерно 30 процентов всех углеводородов будет добываться в Арктике». Вот в чем дело. Арктика — это кладезь ресурсов, то есть подушка безопасности сырьевой экономики. А путинская Россия — это сырьевой придаток мира и, как видно из обсуждаемого шоу, отходить от этого не намерена. Сейчас в Астане проходит международная выставка Экспо-2017, посвященная энергии будущего. Российский павильон представлен Арктикой. Не поленились и не поскупились даже кусок айсберга привезти в город, где температура воздуха 30 градусов. Пока весь мир на выставке демонстрирует альтернативные источники энергии, которые они используют, разрабатывает проекты избавления от зависимости от углеводородов, Россия продемонстрировала только Арктику с ее флотом — наследием советских времен.

Вся альтернативная энергетика у нее свелась к поиску новых углеводородных ресурсов, теперь в Арктическом регионе с сверхвысокими затратами на производство. Какое-то коллективное самоубийство держаться за нефть и не думать о завтрашнем дне.

Казалось, что прямая линия должна могла бы быть каналом связи между властью и народом. Через общение с россиянами президент должен был бы сформировать представление о проблемах народа и приступить к решению их системно, а не точечно, решая вопрос одной учительницы или одной пострадавшей от наводнения. Но этого не произошло, поскольку прямая линия задумана как политическое шоу, работающее на пиар-президента. И только. Народ увидел своего лидера, который с изумлением узнал, что на местах что-то происходит не так, в то время как по его линии все работает бесперебойно. Ну, а Путин, не объявляя о президентской предвыборной гонке, опять доказал, что она развернулась уже давно.

В целом: театр политическое шоу одного героя, некомпетентность, лукавство, полное впечатление о невменяемости государственного управления. В нормальной стране после этого рейтинг рухнул бы в разы. Несмотря на кучу освоенных на это шоу бюджетных денег налогоплательщиков.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Историческая ответственность за, не дай Бог, крах России лежит на правящем режиме

12 июня. Что это было?

Ловушки проекта «Навальный» на примере 12 июня

Инфляция в 4%. История о том, как нас обманули

Путин о вопросах мировой политики

Как государство малый и средний бизнес за нос водит

Стратегия экономической безопасности России до 2030 года как новый предвыборный маневр

Майские указы как имитация развития

Отношение россиян к Путину: путинские меньшинства

Московская реновация или проблема полутора миллионов россиян

Срок для Набиуллиной

Прямая линия с президентом: быть или не быть



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2478
10552
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика