Реформирование финансово-банковской системы и социальный паразитизм

Реформирование финансово-банковской системы и социальный паразитизм

Реформирование денежно-банковской системы как основной инструмент противодействия социальному паразитизму

Социальный паразитизм как глобальный, так и в масштабе отдельных государств базируется на контроле за денежным обращением. Глобальным или в высшей степени социальным паразитизмом  характеризуется международный финансовый олигархат (МФО), который в своём могуществе опирается на подконтрольные ему международные финансовые органы (МВФ, МБ, МБРР и др.). Своё господство МФО обеспечивает через колониальное и полуколониальное подчинение национальных денежно-банковских систем (ДБС). В свою очередь, подчинённые национальные ДБС позволяют олигархам и элите этой страны получать свою долю сверхдоходов и уводить их в тихие гавани оффшоров. Можно ли хоть как-то противостоять развитому до такой степени социальному паразитизму или хотя бы ослабить его? Социальный паразитизм – явление чрезвычайно многообразное. Рассмотрим схематически историю его становления и развития, чтобы вычленить главные движущие силы этого явления.

Исторически социальный паразитизм родился одномоментно тогда, когда ранее мирно сосуществовавшие государства стали воевать друг с другом ради расширения жизненного пространства и обогащения за счёт соседних народов. Усилившиеся таким образом страны с началом эпохи Великих географических открытий, не отказываясь от войн внутри континента, стали проводить и колониальную политику, устанавливая своё владычество над менее развитыми странами и народами других континентов.

Но что было главной движущей силой во всех этих завоеваниях? Деньги, дающие власть. И власть, дающая деньги.

Финансовое и материальное обеспечение ведения самых первых войн осуществлялось за счёт налогов со своих подданных. А главной добычей в случае победы также были деньги и сокровища, которые не возвращались населению, а обогащали суверена и знать, усиливая их власть. Но одновременно с организационным оформлением первых государств или чуть позже появились "менялы", которые осуществляли размен национальных денег и денег различных стран и достоинств между собой. Далее по ходу исторического развития ростовщики стали концентрировать в своих руках такие суммы, что могли дать в долг даже суверену, поскольку их активы стали сопоставимы с казной государства. Вот на этом этапе дотоле единый денежный оборот разделился на два – казначейский или государственный, и ростовщический или частный. Затем ростовщичество преобразовалось в банковскую систему, которое крепло и развилось до такой степени, что банковский оборот стал главным, а казначейский занял подчинённые позиции. В итоге, после того, как ФРС США заполучило в свои руки печатный станок, к настоящему времени международный финансовый олигархат (МФО), включающий 147 компаний (вернее – их хозяев), стал управлять экономикой, финансами и политикой в глобальных масштабах [1]. Но это не вершина, а основание для достижения апогея социального паразитизма - сжатие мировой экономики и сокращение численности населения земного шара до уровня, которого будет достаточно для обслуживания и жизнедеятельности персоналий МФО. Для этого потребуется сделать многие территории полностью свободными от производства и тем или иным способом истребить 6 млрд человек. И этот процесс запущен с начала ХХ века, для чего мировой финансовой элитой финансируются все известные способы уничтожения людей и порабощения государств, начиная с войн и революций, и заканчивая гендерными технологиями сокращения рождаемости.

Отсюда возникает вопрос – а можно ли человечеству избежать такого вот апокалипсиса? Отвечаем – можно. Но не путём уничтожения МФО, поскольку это невозможно, учитывая то, какую силу, мощь и влияние он набрал. А вот ослабить его диктат и влияние на экономику отдельных стран вполне возможно, если реформировать соответствующим образом национальную денежно-банковскую систему.  Для этого и нужно всего-то - развести денежный и банковский оборот в разные стороны.

За кажущейся наивной простотой предлагаемое решение лежит готовым в истоках развития ДБС: до появления банков в каждом государстве денежным оборотом заведовало казначейство, а во многих, как например в царской России, оно сохранялось и до революции. Но когда через банки стал проходить всё больший поток обращающихся в экономике денег, казначейства в силу этого стали уступать свои позиции банкам, и потому в промышленно развитых странах  уже в средние века они стали определять денежную политику государства. Но больше всего в этом направлении продвинулась Англия, которая к концу XVI века, оказавшись на грани финансового краха вследствие 50 лет почти непрерывных войн с Францией, основала Банк Англии. Новый банк начал ссужать английским политикам столько денег, сколько им хотелось (а не сколько было в казне), а в обмен на займы получил монопольное право на денежную эмиссию и ведение счетов короны и получение налоговых платежей (с 1697 г.). Впоследствии опыт банковской системы Англии нашел применение во многих странах, а с начала XXвека стал доминирующим, когда центральный банк страны, но независимый от государства, как Банк России, частный или группа частных банков, как в США (ФРС), становились главным регулятором денежного обращения. Отсюда и следует вывод - нужно обратиться к истокам, вернуть казначейству роль главного регулятора денежного обращения, а банки как начинали заниматься кредитно-депозитными операциями, так пусть и занимаются ими впредь. Но как это сделать?

Из сказанного выше напрашивается вроде и простое решение – передать казначейству из ведения Центробанка его родные функции. Но это невозможно. Во-первых, Центробанк, уже ставший главным регулятором денежного обращения, никогда добровольно свои функции казначейству не отдаст. Скорее власть поменяется при первой же такой попытке. Во-вторых, если Центробанк действует как часть мировой финансовой системы, то ей никакого труда  не составит обрушить денежную систему страны со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако выход есть – необходимо казначейство преобразовать в банковскую структуру, которая постепенно и со временем приобретёт нужную мощь и силу, чтобы поставить Центробанк страны на то место, которое ему предназначено - быть регулятором банковской сферы, а не денежного обращения. Но допустит ли мировой финансовый олигархат это? А ему ничего не останется делать, кроме как признать новые реалии, поскольку проводник его влияния в стране лишится необходимых полномочий.

Тут следует отметить, что идею преобразования казначейства в бюджетно-казначейский банк (БКБ) предложил Кудрин как-то на совещании работников казначейства.

Но почему он потом об этом ни разу не вспоминал? Дело в том, что глобализаторам, признавшем его в качестве лучшего финансиста мира, укрепление роли Казначейства совершенно ни к чему. Но нужно России, да и любому государству, которое хочет избавиться от протектората фининтерна. Если высказанная идея усиления роли казначейства получит право на жизнь, то какова будет новая архитектура денежно-банковской системы? Фонд финансовых инициатив предлагает следующее решение (более подробно оно раскрыто в статье «Основы реформирования денежно-банковской системы» [2]).

Главным звеном, обеспечивающим функционирование  денежной системы страны, в отличие от ныне существующих систем, где во главе её стоит независимый (от государства) Центробанк,  должен стать  Бюджетно-казначейский банк (БКБ), имеющий строго иерархическую, трёхуровневую структуру. Первый, самый низший его уровень,  образуют приходно-расходные кассы казначейства (ПРКК). В них и только в них открывают расчётные (текущие счёта)  не только все органы управления и организации, финансируемые из бюджета, но и все  предприятия, как частные, так и государственные, вне зависимости от их типа, форм собственности и подчинённости. Открывать счета в каком-либо ещё банке предприятия и организации в предлагаемой системе не имеют права. А поскольку они единственно возможные, то территориально ПРКК должно быть столько, чтобы они могли находиться в по-шаговой доступности от обслуживаемых организаций. На этот единственный счёт поступают выручка за реализованные товары (для предприятий и коммерческих организаций), средства из бюджета, и с него же осуществляется все платежи в соответствии с утверждённой сметой расходов за сырьё, материалы, комплектующие, оргтехнику, энергию, коммунальные услуги и на заработную плату.

Гражданам, которые работают на предприятиях и в организациях любых форм собственности, а также неработающие, но получающие пенсии, стипендии, пособия и т.п. выплаты также открывается единственный текущий счёт в близлежащем от места проживания ПРКК.  На этот счёт зачисляются согласно расчётных ведомостей зарплата, премии, бонусы, пенсии, пособия и т.п.,  выручку от продажи личного имущества (квартиры, дома, машины, акций, облигаций, и т.д.). И с этого счёта граждане оплачивают  в кассах предприятий торговли и услуг приобретение товаров бытового назначения и продуктов питания и оказание бытовых услуг, которые ежедневно сами или через инкассацию сдают выручку в свои ПРКК. Коммунальные платежи, госпошлину и налоги граждане оплачивают непосредственно в близлежащую ПРКК.

Второй уровень образуют территориальные расчётно-кассовые центры казначейства (ТРКЦК),куда из каждого ПРКК поступают налоговые поступления и где находятся корсчета каждого ПРКК региона. И оттуда же на счета всех бюджетных и не бюджетных организаций поступают средства из федерального и регионального бюджетов. Разумеется, каждый ТРКЦК  осуществляет контроль и надзор за деятельностью подведомственных ему ПРКК.  Сформированные в  ТРКЦК налоговые платежи перечисляются наверх, в казначейство страны, в его бюджетно-казначейский банк.

В рассматриваемой системе все расчёты между организациями бюджетной сферы, а также предприятиями всех форм собственности будут осуществляться только в безналичной форме. Это значит, что предприятия и организации в своём ПРКК смогут получить наличные деньги исключительно на выдачу заработной платы, бонусов, премий и дивидендов, да и только тогда, когда деньги по тем или иным причинам нельзя зачислить на зарплатные карточки работникам. И ни при каких обстоятельствах организации не могут оплачивать приобретение товаров и услуг других предприятий и организаций наличными, поскольку ПРКК на эти цели выдать им деньги не будет.

Таким образом, весь налично-денежный оборот страны будет полностью централизован.

На третьем, высшем уровне находится собственно сам бюджетно-казначейский банк – БКБ РФ. В этом банке, а не в Центробанке, находятся счета всех общегосударственных фондов, а также золотовалютные резервы. Все налоговые поступления, таможенные сборы, выручка от внешнеэкономической деятельности и т.п., поступающая из территориальных органов казначейства поступает в бюджетный банк, позволяя сформировать бюджет. В свою очередь, в соответствии с законом о госбюджете на следующий год, бюджетные средства направляются из БКБ на финансирование бюджетных расходов, для реализации государственных программ развития и т.д., через ТРКЦК. Кроме того, бюджетно-казначейский банк - главный регулятор денежного обращения в стране. БКБ, исходя из потребностей народного хозяйства и необходимости финансирования дефицита бюджета, может кредитовать бюджетные расходы как путём прямых заимствований, так и через выпуск облигаций внутреннего и внешнего займа. Кроме того, только он  осуществляет эмиссию наличных и безналичных денег. Такое пересечение движения налоговых поступлений снизу вверх и сверху вниз, регулирование количества денежной массы, обращающейся в стране, позволяет минимизировать сумму обращающихся денег не только в бюджетной сфере, но и во всём народном хозяйстве страны, поскольку весь оборот замкнут внутри одной организационной структуры. При такой схеме образование финансовых пузырей невозможно, и нет структуры, которая была быть заинтересована в этом и могла это сделать.

Одновременно с формированием структур БКБ должно проводиться и реформирование банковской системы. На первом этапе, по мере развёртывания системы ПРКК, из банков туда будет передаваться ритэйл, т.е. ведение счетов предприятий и организаций. А на втором этапе, а возможно и одновременно, сеть

коммерческих банков, ныне каждый из которых до предела диверсифицирован, должна быть заменена совокупностью специализированных банков, связанных между собой цепочкой опосредованных отношений: Центробанк страны (ЦБ) → Инвестиционные банки → Коммерческие банки → Сберегательные → Ипотечные банки.  Центробанк, в отличие от ныне существующего порядка, становится государственным надзорным банком, основная задача которого регулирование, надзор  и контроль за деятельностью специализированных банков. Поэтому ЦБ не открывает корсчета, не проводит эмиссию денег и не осуществляет кредитование бюджетных расходов. Последние функции  выполняет Казначейский банк, разветвлённая сеть которого охватывает все без исключения населённые пункты, предприятия и организации. Что касается внешнеторговой деятельности страны, то её обслуживание должно вестись Внешэкономбанком, который должен стать структурным подразделением бюджетно-казначейского банка.

Денежно-банковская система для частных лиц будет функционировать следующим образом. Любой дееспособный гражданин, вне зависимости от того, какого вида деятельностью он занимается, т.е., и капиталист, и рабочий, и чиновник, и пенсионер, и студент будет иметь расчётный (лицевой) счёт в ближайшей территориально расположенной ПРКК, на который зачисляется зарплата, премии, бонусы, пенсии, пособия, дивиденды и доходы от любых видов деятельности. Гражданин, открывая счёт, одновременно получает банковскую карточку (т.е., в организациях и на предприятиях нет касс и кассиров) и при возникновении потребности что-либо купить, оплачивает ею различные услуги, приобретение продуктов питания, одежды и других товаров различного назначения. А если для посещения рынка нужны наличные, то он получает их в банкомате.

А как будут решаться вопросы накопления и кредитования для граждан? Расчётный счёт в ПРКК это просто текущий счёт, на который зачисляются и с которого списываются денежные средства. Но деньги должны работать! Поэтому целесообразно применить пропагандируемый механизм демереджа – «платы за простой» денег.

Суть его в том, что если владелец счёта в течении месяца не использовал накопившуюся сумму, то сумма остатка на счёте уменьшается на заранее установленный процент. При таком порядке становится невозможным копить деньги наличными в «матрацном банке»,  поскольку на них всё равно нельзя будет купить никакой товар стоимостью, например, свыше 10 тысяч рублей - такие приобретения гражданин может совершать только с использованием банковских карт.

И гражданин ставится перед выбором – либо он должен потратить деньги до наступления контрольного срока, либо направить на депозит в сберегательный банк или  приобрести облигации государственного займа. При этом ставки погашения облигаций государственных займов должны выше ставок по депозитам, чтобы у граждан была заинтересованность вкладывать личные средства в развитие экономики страны. Кроме того, любой человек может становиться инвестором в истинном значении этого слова, приобретая акции отечественных предприятий и, став совладельцем, становиться заинтересованным в их эффективной работе.

Что касается предоставления гражданам кредита на различные нужды, сфера которого ныне превосходит всякие разумные границы, то в предлагаемой системе кредит на бытовые нужды будут выдавать коммерческие банки, а на приобретение жилья – ипотечные. Но так, чтобы лёгкость их получения регулировалась процентными ставками исходя из того, что сумма выдаваемых кредитов соответствовала накопленным сберегательными банками кредитным ресурсам. Сбербанк – резервуар для накопления свободных денежных средств, откуда их «черпают» специализированные коммерческие, инвестиционные и ипотечные банки.

 Кредитование и сбережение для юридических лиц

В СССР предприятия могли открывать в банке только два счёта: текущий и спецссудный. На последнем аккумулировались амортизация, поступления из фондов развития и капитальные средства на выполнение предприятием социальных программ. Сейчас же предприятия могут открывать расчётные счета в нескольких банках, а амортизация и другие средства часто элементарно проедаются. В предлагаемой системе предприятия и организации всех форм собственности могут иметь лишь один расчётный счет в близлежащем ПРКК, а для реализации программ по модернизации они должны открывать счета в инвестиционных банках, через которые будут кредитоваться расширение производства, строительство новых объектов и предприятий. Для пополнения собственных оборотных средств предприятия будут кредитоваться в коммерческих банках. А если у предприятия образуются временно свободные средства, которые оно не собирается использовать в ближайшее время, то тут тоже должен включаться механизм демереджа с тем, чтобы деньги перечислялись в сберегательно-депозитные банки и могли быть использованы другими хозяйствующими субъектами. Такова в общих чертах схема реформирования денежно-банковской системы страны. Каковы её преимущества, как такая ДБС соотносится с социальным паразитизмом?

Как было заявлено, реформирование ДБС является основным инструментом противодействия социальному паразитизму. Так ли это? Посмотрим. Если деньги являются товаром товаров, компактны, легко перемещаются и укрываются, универсальны для приобретения любых вещей и благ, дачи и получения взяток и откатов, то для процветания социального паразитизма главным будет иметь такую систему их обращения, которая позволяла бы без особого труда присваивать деньги. А коль есть деньги, можно уже финансировать партии, подкупать депутатов и формировать такую власть, которая будет своими законоположениями способствовать необоснованному обогащению. Это мы и наблюдаем – Дума, как её не критикуют, не желает ратифицировать ст.20 конвенции ООН о противодействии коррупции … Здесь же предложена иная схема денежного обращения, деньги становятся деньгами, т.е. чисто инструментом обращения, это уже не товар - ими нельзя торговать. И невозможно скрыть криминальный характер их происхождения – как получить взятку или откат, если деньги можно получить только через банк, где будет зафиксирован источник их происхождения? Но и собственник частного предприятия не сможет дать откат или взятку, потому что со своего счёта в ПРКК он может перечислять на личные счета физических лиц только заработную плату, т.е. взять чиновника в штат, а это сразу же вызовет подозрение контрольных органов. Не будет и «чёрного нала» или зарплат в «конвертах», т.к. неоткуда бизнесмену взять наличные для этого, кроме как из своей зарплаты.

Точно так же становится невозможной "легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем". Ни в коммерческие, ни в инвестиционные, ни в Сбербанк миллионы не понесёшь, они с наличными не работают, поскольку деньги к ним должны поступить со счёта клиента в ПРКК, т.е. с подтверждением, что это зарплата.  Таким образом, ни отмывать, ни даже «полоскать» преступно нажитые капиталы будет невозможно – система не допустит. Конечно, лазейки и тут найдутся, но и бороться с теневым оборотом станет  значительно проще. А сейчас именно система допускает это, и никакой Финмониторинг не в состоянии уследить, где, в каком банке и когда чёрный нал превращается в белый.

Особенность предлагаемой денежно-банковской системы в том, что она ставит на место главное предназначение денег - быть средством обращения. На заре становления частной собственности менялы придали деньгам характер капитала, а раз так, то ссужающий их банкир присвоил себе право устанавливать ссудный процент. Более того, в сравнении со средствами производства и товарами, т.е. реальным капиталом, деньги очень легко могут перемещаться в любые сферы приложения, а также выявили свойства трансформации во всевозможные вторичные финансовые инструменты (деривативы), что позволяло многократно увеличивать их объём. На реальном производстве такое использование денег отражается кризисами, а в сфере обращения инфляционными явлениями. Все критики ссудного процента сходятся на том, что именно он является источником кризисов в экономике. Огосударствление денежного обращения лишает его этого влияния, поскольку предприниматели и граждане могут получить кредитов ровно на ту сумму, которые сберегли те, кто отложил спрос. Поэтому в предлагаемой системе инфляция будет сведена к минимуму. Какие-то ставки по депозитам и кредитованию, безусловно, будут устанавливаться, но где-то в пределах 1-2%, стимулируя либо сбережение, либо техническое перевооружение, но не в целях обогащения банкиров. Поэтому деньги должны свободно циркулировать по этой системе, и не должны и ни накапливаться до образования финансовых пузырей, и ни обескровливать те или иные органы производства и реализации продукции. 

Наконец, значительное облегчение получат налоговые органы в своей борьбе с недисциплинированными налогоплательщиками и недобором налогов, поскольку большинство налогов будут зачисляться автоматически на счет соответствующего бюджета после прохождения платежа через ПРКК.

Представленная здесь, да и вообще любая денежно-банковская система будет успешно функционировать лишь в том случае, если обращение будет основано на национальной валюте. Для этого должна неукоснительно соблюдаться монополия государства на хождение и обмен иностранной валюты. Стоит пренебречь этим, как тут же возникнет параллельная система денежного обращения, позволяющая осуществлять и увод прибыли от налогообложения, и выплаты «серой» зарплаты в у.е., и взятки, и откаты, и легализацию доходов, полученных преступным путём. Кроме того, осуществление экспортно-импортных операций в национальной валюте позволит обходить кабальные условия ВТО, устанавливая дискретные курсы валют при осуществлении каждой такой операции. И это будет куда более действенный механизм защиты отечественных товаропроизводителей, чем сертификация, санитарно-кордонные меры, ввод в действие защитных технических и таможенных регламентов, и т.д.. К примеру, если сейчас поставки ширпотреба из Китай идут в ценах, исходя из курса ЦБ 5,18, то это очень выгодно китайской стороне. А если устанавливать дискретные курсы по каждой товарной группе на таком уровне, что ту же посуду, бытовые приборы и т.д., будет дешевле производить на наших фабриках и заводах, мы успешно защитим свой рынок от экспансии дешёвых китайских товаров, не нарушая условий ВТО.  Почему-то мало кто задумывается над причинами неестественной ситуации, когда торговля идёт в чужой валюте, как будто мы в кабале у иностранцев. Нет, пусть они, а не мы страдают от колебаний курсов.

Очевидно, что предлагаемая система устанавливает очень чёткий и жёсткий порядок совершения всех денежных и финансовых операций, сводя до минимума родовые болезни нынешней системы и ставя серьёзные препоны для становления и развития социального паразитизма. Но не станет ли она тормозом для предпринимательства? Нет. Во-первых, никакой угрозы развитию рыночных отношений она не представляет и никаких препятствий для частнособственнической инициативы не ставит. Во-вторых, частники будут действовать самостоятельно, конкурируя друг с другом без обращения к зарубежным банкам, поскольку в своей стране им будет предоставлен самый широкий выбор условий вкладов и кредитования с гораздо более низкими ставками, что, надо полагать, сделает кредиты для отечественного бизнеса более привлекательными. В-третьих, облегчаются условия для наиболее прибыльного приложения капитала, а это - инновации, развитие и обновление производства. 

Итак, как следует из представленных здесь обоснований, предложена надёжная и эффективная денежно-банковская система. Но для кого? Или кому она нужна? Безусловно, нужна народу страны. А её правителям, элите? Тут нет однозначного ответа. С одной стороны, что мы наблюдаем повсеместно, финансовые воротилы всегда ведут ожесточённую борьбу с теми, для которых главным является процветание своего государства и потому они стремятся поставить преграды необоснованному обогащению.

Так, четыре президента США были убиты и главной причиной их смертей были попытки государства установить контроль над денежной массой. [3]

А кому хочется быть отстранённым от власти и даже убитым? С другой стороны, власть, от тоталитарной до самой что ни на есть демократической, заинтересована в том, чтобы денежное обращение не выходило из под контроля. Иначе с властью, нажитым имуществом и жизнью точно также легко расстаться. В России же "оборзевшие" олигархи и богатеи ведут себя настолько нагло и бесцеремонно, что терпение народа скоро грозит перерасти в открытый бунт. И власть должна чётко осознавать, что в этом случае ей, а не олигархам, придётся отвечать за воровскую приватизацию и превращение страны в сырьевой придаток Запада. Но главное, при таком развитии событий не удастся скрыться за границей. А если удастся, то - не надо быть пророком – там арестуют вместе с имуществом и счетами в банках. Не зачтётся и предательство национальных интересов, поскольку Западу они будут уже совершенно не интересны. Так что можно надеяться, что возобладает здравый смысл и реформа денежно-банковской системы состоится. Однако нужно быть объективным – наибольшего успеха в реформировании ДБС можно добиться быстро и без указанных выше проблем в странах с авторитарной системой управления – Куба, Китай, КНДР, Белоруссия. И наименьших - в демократических и условно демократических, какой является Россия. Но если одна за другой страны начнут такую систему внедрять, то денежно-банковская система, функционирующая на основе разделения денежных потоков на казначейский и банковский станет мощным инструментом борьбы с социальным паразитизмом не только в отношении национальных сверхбогатеев, но и МФО, если финансовые потоки из стран-доноров станут мелеть.


Президент Фонда финансовых инициатив, к.э.н.  Е.А.Скобликов


[1] http://trueinform.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=11143

[2] http://www.alternativy.ru/ru/node/3467

[3] http://klimoff-den.livejournal.com/#asset-klimoff_den-335003


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
6325
21292
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика