Региональные аспекты демографического неблагополучия и динамики жизненного потенциала в Российской Федерации

Региональные аспекты демографического неблагополучия и динамики жизненного потенциала в Российской Федерации Центр научной политической мысли и идеологии предоставляет возможность авторам, исследователям, ученым разделяющим нашу методологию и исследовательские принципы публикации  своих работ на нашем сайте. Сегодня Вашему вниманию представлена статья учащегося российского государственного медицинского университета им. Н.И. Пирогова Искандаряна Рубена Александровича

В России до сих пор нет единого представления о том, как управлять демографическим развитием страны. В последнее время предпринимаются попытки гармонизировать развитие субъектов Российской Федерации на основе научно-практического подхода, получившего название «новый регионализм». Он предполагает решение экономических, социальных, политических проблем с учетом интересов регионального развития. Несмотря на то, что в целом по стране демографическая ситуация медленно улучшается (с 2013 года общее число родившихся превышает число умерших), в ряде субъектов Российской Федерации вот уже 20 лет стабильно наблюдаются высокие показатели смертности при низких цифрах рождаемости. Причина этого явления видится в действии социально-экономических и духовно-нравственных факторов, среди которых исследователи С.С. Сулакшин и В.Э. Багдасарян выделяют кризис морали, девальвацию ценности жизни, снижение доступности медицинской помощи, рост социальной напряженности и преступности, а главное — резкое снижение доходов населения и качества жизни. Руководитель Центра проблем народонаселения экономического факультета МГУ В.В. Елизаров полагает, что достигнутая в России демографическая стабилизация носит временный характер, поскольку в будущем может наблюдаться тенденция снижения рождаемости. Дело в том, что рост рождаемости в 2000-х гг. был обусловлен несколькими факторами, например, благоприятной возрастной структурой (большим числом молодых женщин-матерей из поколения 80-х годов и ростом числа браков). Эти эффекты будут нивелированы,
если в России по каким-либо причинам вновь критически снизится уровень благосостояния населения. Чтобы предотвратить подобный сценарий, требуется скорректировать социально-экономическую политику в регионах, где выражено демографическое неблагополучие.
Выявлению таких регионов, а также описанию некоторых демографических тенденций в них, посвящено это исследование.

Цели и задачи исследования


В данной работе демографические тенденции в России изучены с пространственно-временной точки зрения. Цель исследования состояла в выявлении регионов, где в течение периода экономических преобразований стабильно отмечалось демографическое неблагополучие. В число задач входило обосновать алгоритм группировки регионов по степени демографического неблагополучия, изучить демографические тенденции в выделенных группах регионов, отыскать их возможные причины и следствия.

Материалы и методы исследования

Использованы данные Федеральной службы государственной статистики, полученные через сайт Единой межведомственной информационно-статистической системы (http://www.fedstat.ru/) в сети Интернет. Период наблюдений - с 1990 по 2012 годы.

Алгоритм группировки регионов по степени демографического неблагополучия

Оценить степень демографического неблагополучия можно с использованием различных показателей. Выбор общего коэффициента смертности (общего числа умерших за год в расчете на 1000 населения) удобен тем, что этот показатель отражает совокупную убыль населения вследствие воздействия факторов как социально-экономического, так и духовно-нравственно плана. Более того, если принять за высшую ценность общества жизнь, как таковую, то характеристики смертности можно рассматривать как меру утраты этой
ценности, то есть неблагополучию, если понимать его широко. На первом шаге вычислений для каждого года наблюдений (1990-2012 гг.) было проведено ранжирование регионов по величине общего коэффициента смертности. В результате каждый субъект Российской Федерации получил свой ранг (R j-го региона за год 'i'), отражающий место региона в ряду, упорядоченном по возрастанию коэффициента смертности.
На втором шаге вычислений для каждого региона было рассчитано среднее арифметическое рангов (R j-го региона средн.) за отдельные годы периода наблюдений по следующей формуле:

На третьем шаге вычислений регионы были упорядочены в вариационный ряд по увеличению среднего ранга, рассчитанного по вышеприведенной формуле, и затем сгруппированы по величине накопленной в ряду вероятности. Группы регионов по степени демографического неблагополучия выделены следующим образом:
I группа соответствует низкому уровню смертности (накопленная вероятность 0-9%);
II группа соответствует уровню смертности ниже среднего (накопленная вероятность 10-24%);
III группа соответствует среднему уровню смертности (накопленная вероятность 25-74%);
IV группа соответствует уровню смертности выше среднего (накопленная вероятность 75-89%)
V группа соответствует высокому уровню смертности (накопленная вероятность 90-100%).
Для расчета демографических показателей в группах регионов применялся метод вычисления взвешенных средних (в качестве весовых коэффициентов использовали долю численности населения региона в суммарной численности населения группы регионов за каждый год).
Величину жизненного потенциала (ЖП) рассчитывали как произведение численности населения региона (чел.) за определенный год на ожидаемую продолжительность жизни (лет), рассчитанную на тот же год, согласно общепринятому методу.

Результаты исследования


География демографического неблагополучия


Под регионами Российской Федерации, на территории которых выявляется демографическое неблагополучие, понимаются территории, где средние ранговые оценки общего коэффициента смертности попадают в градации «выше среднего» и «высокая». Эти регионы неоднородно распределены по территории страны. Все они находятся в Европейской части России, среди них есть приграничные территории (см. табл. 1).
Таблица 1. Группы регионов Российской Федерации по степени демографического неблагополучия

На рассматриваемых территориях по состоянию на 01.01.2013 г. проживало 18% населения страны, или 25 757 729 человек (данные о численности населения и динамике демографических показателей в выделенных группах см. на рис. 1-5). Три региона на Северо-Западе России: Псковская, Новгородская, Ленинградская области вместе формируют своеобразный «очаг» демографического неблагополучия. Особую
роль в его формировании в начале 1990-х годов сыграл болезненный разрыв экономических связей с государствами Балтии. Кроме того, здесь и раньше, до распада СССР, длительное время отмечались повышенные уровни смертности, в силу неблагоприятных природных
условий и других причин. Внимание к демографическим тенденциям на этой территории связано с тем, что Северо-Западный регион в стратегической перспективе рассматривается как поле столкновения геополитических интересов России и Европейского Союза. Поэтому демографическая слабость этих территорий должна рассматриваться как фактор риска безопасности и целостности всей Российской Федерации. Другие регионы из обсуждаемой группы распределены по географическому центру Европейской части России. В их число входят Брянская, Владимирская, Воронежская, Калужская, Кировская, Курская, Липецкая, Нижегородская, Орловская, Тамбовская, Ярославская,
Ивановская, Костромская, Рязанская, Смоленская, Тверская и Тульская области. Нарушение духовных и моральных основ общества, традиционного экономического уклада, потеря людьми смысла жизни, наряду с ухудшением экономической ситуации, составляют факторы,
вызвавшие демографическую катастрофу в годы реформ.




Два удара по жизнестойкости населения России

Исследование демографической динамики позволяет выявить два периода обострения демографического неблагополучия. Они по времени соотносятся с периодами резкого падения благосостояния населения, то есть с фазами обострения экономического кризиса. Первый период неблагополучия начался в 1990 году, вместе с неэффективными и разрушительными экономическими реформами. Максимум его демографических последствий пришелся на 1994 год (см. рис. 1-5). Рост смертности и снижение средней ожидаемой продолжительности жизни наблюдались во всех выделенных группах регионов (I-V), но для регионов, где регистрировались высокие значения общего коэффициента смертности (т.е. V группы), потери были наиболее значительными. В 1990 году средневзвешенный коэффициент смертности по группе составлял 14,2, а средняя ожидаемая продолжительность жизни — 68,6 лет. В 1994 году в регионах этой группы общий коэффициент смертности достиг уровня 20,0 на 1000 чел. населения, средняя ожидаемая продолжительность жизни снизилась до 62,7 лет. Второй период демографического неблагополучия начался в кризисный 1998 год, его максимум пришелся на 2003 год. Во всех выделенных группах регионов пик общего коэффициента смертности в этот год оказался выше, чем во время первого максимума неблагополучия. Рост демографических потерь можно объяснить тенденцией снижения жизнестойкости населения страны. В упоминавшейся выше V группе регионов, например, общий коэффициент смертности вырос до уровня 22,7, а средняя ожидаемая продолжительность жизни уменьшилась до 61,9 лет. Аналогичным образом менялась величина общего коэффициента рождаемости (происходило его снижение по мере усугубления кризиса и снижения уровня благосостояния). Почти везде происходило снижение этого показателя с минимумом в 1998-2000 годах, а затем наблюдался некоторый рост. В 1999 году в V группе регионов наблюдалась наименьшая величина общего коэффициента рождаемости — 6,9 на 100 чел. населения. В то же время, в регионах с уровнем смертности ниже среднего (II группа), уже в 2007 году рождаемость превысила смертность. Темпы увеличения общего коэффициента рождаемости с 2010 года существенно замедлились. Это явление пока не находит должного объяснения. Рост рождаемости в 2000-е годы объясняется как действием благоприятной возрастной структуры общества, увеличение числа браков, так и меры по стабилизации демографической ситуации (их реализация началась в 2006-2007 годах). Однако нельзя исключить и того, что это явление конъюнктурное по сути, оно связано лишь с изменением структуры населения, реализацией отложенных рождений, а также с мерами, подтолкнувшими к рождению второго и третьего ребенка (материнский капитал, увеличение пособий по уходу за ребенком до полутора лет). Не исключено, что растущие очереди в детские сады, высокий уровень бедности семей с детьми, маленькие ежемесячные пособия, которые не компенсируют даже малой части расходов на детей, в ближайшей перспективе будут демотивировать матерей от желания иметь детей. Обращает на себя следующая закономерность: время между разрушительными событиями в сфере экономики (т.е. «началом» кризиса) и максимумом демографических потерь и в первую, и во вторую фазы было примерно одинаковым составило от 4 до 5 лет (интервалы с 1990 по 1994 гг. и с 1998 по 2003 гг.). В целом, 2003 год для России был наихудшим с точки зрения демографического благополучия. Рекордная убыль населения связана именно с высокой смертностью (а не с низкой рождаемостью). Описанные события следует интерпретировать как настоящую демографическую катастрофу, не имеющую прецедента в мирной истории страны.

Структура причин смертности как зеркало неблагополучия


На протяжении периода экономических преобразований структура причин смертности претерпела изменения. На первом месте среди причин смерти — заболевания системы кровообращения. Абсолютное число умерших по этой причине имеет те же периоды максимумов — 1994 и 2003 годы, что соответствует максимумам общего коэффициента смертности. Второе и третье места в структуре причин смерти делят новообразования и внешние причины (см. рис. 1-5). Обращает внимание на себя резкий рост доли смертности от самоубийств и убийств с пиками в 1994 и 2003 годы. Эти величины можно использовать как индикаторы степени неблагополучия общества, отражающие меру социально-психологической дезадаптации и агрессии. Видно также, что максимумы частоты социальной патологии коррелируют со
снижением общего благосостояния. Примерно с 1998-1999 года по настоящее время в стране наблюдается рост доли смертности, обусловленной заболеваниями органов пищеварения (в эту группу входит, в том числе, язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки). У данного явления может быть несколько причин. Во-первых, это ухудшение качества продовольствия в стране, нерациональное питание, а чаще — банальная нехватка пищи. Во-вторых, это неоправданное расширение применения нестероидных противоспалительных средств (НПВС), которые могут вызывать лекарственную язву желудка и 12-перстной кишки (специфическая причина). Эти лекарственные средства рассматриваются многими как дешевое и доступное средство для симптоматического лечения боли, их популярность нарастает в условиях снижения доступности качественной медицинской помощи.

Динамика жизненного потенциала в регионах России


Рассматривая демографические тенденции в России, нельзя обойти вниманием динамику жизненного потенциала. Он рассчитывается как произведение численности населения на число совместно прожитых лет и является важнейшей характеристикой экономического
потенциала государства. В результате проведенного анализа обнаружено, что в группе регионов с высокими уровнями смертности (V группа) достоверной тенденции увеличения жизненного потенциала нет, даже несмотря на некоторое снижение смертности, рост рождаемости и увеличение средней ожидаемой продолжительности жизни. В группе регионов с уровнем смертности «выше среднего» (IV группа) первый минимум жизненного потенциала наступил в 1994 году. Затем произошло некоторое увеличение этого показателя, а в 2003-2004 годы наблюдался второй, намного более серьёзный спад. Восстановление жизненного потенциала после него несущественно. Таким образом, расчеты показывают, что на территории регионов с градациями уровней смертности «выше среднего» и «высокими» демографический кризис
продолжается. В группе регионов со средним уровнем смертности (III группа) тенденция аналогичная: два спада с минимумами в 1994 и 2003 годы. Однако тут имеется восстановление жизненного потенциала после второй волны кризиса почти до уровня 1990 года. Среди регионов
с уровнем смертности «ниже среднего» (II группа) снижение жизненного потенциала во вторую волну кризиса (т.е. после событий 1998 года) было значительнее, чем после первой волны. Дореформенные уровни жизненного потенциала здесь не достигнуты (этот эффект может быть объяснен снижением численности населения за счет выезда населения из этих регионов). Однако эти субъекты Российской Федерации в демографическом отношении развиваются намного более динамично, чем регионы из III группы, потому что для них характерны более высокие значения общего коэффициента рождаемости. Восстановление их жизненного потенциала — вопрос времени. Стоит особо отметить, что ни в одном регионе России жизненный потенциал не превосходит дореформенного уровня (значения на 1990 год). В регионах, где длительно отмечалась неблагополучная демографическая ситуация (V и IV группы) кризисные тенденции продолжают действовать. Все это заставляет рассматривать демографическую ситуацию в России в качестве существенного фактора риска для безопасности страны.

Выводы

1. Оценка демографических тенденций в России позволяет заключить, что демографический кризис в России не преодолен. Более 18% населения проживает в регионах, где не достигается даже простое воспроизводство населения. Факт превышения числа родившихся над числом умерших в целом по стране не может рассматриваться как признак прекращения демографического кризиса.
2. В динамике демографических процессов в период социально-экономического кризиса можно выделить некоторые закономерности. Период между резким ухудшением благосостояния населения и максимумом демографических потерь составлял от 4 до 5 лет и в первую (1990-1998), и во вторую (1998-2013) фазы кризиса. Вторая волна демографического кризиса, вызванная кризисом 1998 года, имела намного более разрушительные последствия, чем первая. Наибольшее увеличение смертности и потери наблюдались в регионах, где за время реформ стабильно наблюдались высокие уровни смертности — в Ивановской, Костромской, Новгородской, Псковской, Рязанской, Смоленской, Тверской, Тульской областях.
3. Демографические потери во время периода экономических преобразований связаны, главным образом, с резким увеличением смертности. Снижение показателей рождаемости имеет второе по степени важности значение. Наименьший коэффициент рождаемости был зарегистрирован в регионах с неблагополучными демографическими тенденциями в 1999 году, затем наблюдалось медленное увеличение этого показателя.
4. В структуре смертности населения России преобладают заболевания системы кровообращения, на втором и третьем месте находятся новообразования и внешние причины. С 1998-1999 годов в стране растет смертность от заболеваний органов пищеварения. Увеличение смертности от убийств и самоубийств совпадает в целом с максимумами общего коэффициента смертности.
5. В большинстве регионов России за время экономических преобразований не произошло восстановления дореформенных значений жизненного потенциала. Это позволяет заключить, что демографический кризис в стране продолжается.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
601
3198
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика