Региональные диспропорции в России в 2000-2014 годах

Региональные диспропорции в России в 2000-2014 годах

Валерия Петровна Войтенко — эксперт Центра научной и политической мысли и идеологии, кандидат философских наук

Говорить об успешности федеративной страны, ее благосостоянии и жизнеспособности не имеет смысла, если отсутствует социально-экономическое равноправие ее регионов — субъектов. И не только равно-правие, но и равно-развитие по факту. Ведь права и уровень жизни гражданина в одной стране не должны по большому счету отличаться в зависимости от места его жительства. Особенно это актуально для России, где способы, рычаги и механизмы преодоления региональных диспропорций — это насущная проблема, будоражащая умы политиков и ученых. Попробуем взглянуть на динамику региональных диспропорций на основании данных, предоставленных Росстатом.

Были проанализированы следующие социально-экономические показатели субъектов Российской Федерации: ВРП на душу населения, доходы на душу населения, уровень безработицы, инвестиции на душу населения, а также индекс потребительских цен (инфляция). По каждому из представленных показателей, во-первых, было вычислено, во сколько раз максимальное значение для регионов РФ превышает минимальное. А, во-вторых, так называемый децильный коэффициент, отражающий, во сколько раз сумма 10 максимальных значений для регионов РФ превышает сумму 10 минимальных. Оба способа позволят представить величину региональных диспропорций и представить ее в динамике.

Обратимся к одному из базовых показателей социально-экономического самочувствия регионов — валовому региональному продукту на душу населения. С 2010 года наблюдается только тенденция роста региональных диспропорций по данному показателю (рис. 1 и рис. 2).


Рисунок 1. Соотношение макисмального значения ВРП на душу населения среди субъектов РФ к минимальному в динамике 2000—2013 гг.


Рисунок 2. Децильный коэффициент ВРП на душу населения среди субъектов РФ в динамике 2000—2013 гг.

Если в 2000 году максимальный ВРП на душу населения (г. Москва) в 16 раз превышало минимальный (Республика Дагестан), то в 2013 году соотношение максимального ВРП на душу населения (Ненецкий автономный округ) и минимального ВРП на душу населения (Чеченская Республика) уже равно 39. Неблагоприятную тенденцию демонстрирует и децильный коэффициент. Так, в 2000 году сумма значений ВРП на душу населения 10 субъектов с максимальными показателями превысила сумму значений ВРП на душу населения 10 субъектов с минимальными показателями в 6 раз. В 2013 году соотношение суммы 10-ти максимальных и 10-ти минимальных ВРП на душу населения равно 10,5. При этом в число «максималистов» в 2000—2013 гг. неизменно входит Республика Коми, Республика Саха (Якутия), Магаданская, Сахалинская и Тюменская области, а также Чукотский автономный округ. К субъектам РФ, за 13 лет ни разу не покидавшим список регионов с минимальным ВРП на душу населения, относятся Карачаево-Черкесская Республика, Республика Ингушетия и Ивановская область.

Что означает рост разрывов развитости российских регионов? Во-первых, неспособность власти управлять развитием. Либеральная догматика самоустранения государства от управления, от перераспределения в общественных интересах создаваемой валовой добавленной стоимости неизбежно должна давать свои разрушительные результаты. Они и наблюдаются.

Важна в социальном отношении дифференциация регионов РФ по среднедушевым доходам. Ее динамика демонстрирует положительную тенденцию — уменьшение региональных разрывов (рис. 3 и рис. 4). Так, в 2000 году максимальные среднедушевые доходы (г. Москва) в 13,5 раз превышали минимальные среднедушевые доходы (Республика Ингушетия). В 2014 году соотношение максимальных (Ненецкий автономный округ) и минимальных (Республика Калмыкия) доходов на душу населения составляет 5,5. Децильный коэффициент среднедушевых доходов в 2000 году был равен 4,85, а в 2014 году — 3,03. В список регионов с самыми высокими среднедушевыми доходами постоянно входят г. Москва, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, Ямало-Ненецкий и Чукотский автономные округа. Постоянные участники «черного» списка с самыми низкими доходами на душу населения — Кабардино-Балкарская Республика, Республика Карачево-Черкессия, Республика Марий Эл и Республика Мордовия.


Рисунок 3. Соотношение максимального среднедушевого дохода среди субъектов РФ к минимальному в динамике 2000—2014 гг.


Рисунок 4. Децильный коэффициент среднедушевых доходов среди субъектов РФ в динамике 2000—2014 гг.

Дифференциация регионов по уровню безработицы за период 2000—2014 гг. претерпела несколько пиков и падений (рис. 5 и рис. 6). Но тем не менее в срднем наблюдается рост диспартитета развитости регионов.


Рисунок 5. Соотношение максимального уровня безработицы среди субъектов РФ к минимальному в динамике 2000—2014 гг.


Рисунок 6. Децильный коэффициент уровня безработицы среди субъектов РФ в динамике 2000—2014 гг.

В 2000 году максимальный уровень безработицы (Республика Ингушетия) превышал минимальный (г. Москва) практически в 8 раз; в 2005 году отношение максимума (Республика Ингушетия) к минимуму (г. Москва) равно 78,9; в 2009 году отношение макимума (Республика Ингушетия) к минимуму (г. Москва) равно 19; в 2012 году отношение максимума (Республика Ингушетия) к минимуму (г. Санкт-Петербург) равно 59,6; в 2014 году отношение максимума (Республика Ингушетия) к минимуму (г. Санкт-Петербург) равно 21,3.

Положительная динамика к снижению уровня безработицы прослеживается и на графике децильного коэффициента (рис. 6), который в 2000 году был равен 3,07; в 2005 году — 5,34; в 2012 году — 5,85; в 2014 году — 4,9. Регионы, постоянно находящиеся в списке 10-ти субъектов с самым низким уровнем безработицы — Московская область, г. Москва и г. Санкт-ПетербургСубъекты-постоянные аутсайдеры — Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Республика Калмыкия и Республика Тыва.

Положительная тенденция снижения региональных диспропорций наметилась и в отношении инвестиций в основной капитал на душу населения (рис. 7 и рис. 8).


Рисунок 7. Соотношение максимального объема инвестиций в основной капитал на душу населения среди субъектов РФ к минимальному в динамике 2000—2013 гг.


Рисунок 8. Децильный коэффициент инвестиций в основной капитал на душу населения среди субъектов РФ в динамике 2000—2013 гг.

В 2000 году максимальный объем инвестиций в основной капитал на душу населения (Ханты-Мансийский автономный округ-Югра) превысил минимальный (Республика Ингушетия) практически в 180 раз. В 2010 году были зафиксированы самые низкие диспропорции инвестиций в основной капитал на душу населения среди регионов: соотношение максимума (Ненецкий автономный округ) и минимума (Алтайский край) составило 32,8. Несмотря на увеличение в 2012 году региональных диспропорций — отношение максимума (Ямало-Ненецкий автономный округ) и минимума (Ивановская область) составило 59,6 — в 2013 году наблюдается спад диспропорций субъектов по инвестициям в основной капитал на душу населения — максимальное значение (Ямало-Ненецкий автономный округ) превысило минимальное (Кабардино-Балкарская Республика) в 21 раз.

Децильный коэффициент инвестиций в основной капитал на душу населения также свидетельствует о динамике снижения региональных диспропорций (рис. 8). В 2000 году децильный коэффициент составил 31,66; в 2010 году — 9,82; в 2012 году — 14,19; в 2013 году — 12,36. Ежегодными лидерами по инвестициям в основной капитал на душу населения являются Республика Саха (Якутия), Сахалинская и Тюменская области, Ханты-Мансийский автономный округ-Югра, а также Чукотский и Ямало-Ненецкий автономные округа. Регионы — постоянные аутсайдеры по среднедушевым инвестициям в основной капитал — Республика Ингушетия и Республика Тыва. Легко заметить, что регионы рекордсмены — это всегда сырьевые регионы.

Региональные диспропорции относительно индекса потребительских цен (как показателя инфляции) в 2012 году достигли самых низких показателей за последние 13 лет, и в 2013 году эта тенденция сохраняется (рис. 9 и рис. 10).


Рисунок 9. Соотношение максимального индекса потребительских цен среди субъектов РФ к минимальному в динамике 2000—2013 гг.


Рисунок 10. Децильный коэффициент индекса потребительских цен среди субъектов РФ в динамике 2000—2013 гг.

В 2001 году максимальный индекс потребительских цен (Республика Ингушетия) в 1,25 раз превысил минимальный (Чукотский автономный округ); в 2012 году отношение максимального индекса потребительских цен (Кабардино-Балкарская Республика) к минимальному (Ямало-Ненецкий автономный округ) равно 1,04; такой же отношение максимума (Магаданская область) к минимуму (Республика Дагестан) зафиксировано и в 2013 году.

Децильный коэффициент индекса потребительских цен среди субъектов РФ также демонстрирует положительную динамику (рис. 10). В 2000 году децильный коэффициент индекса потребительских цен был равен 1,07; в 2012 и 2013 гг. — 1,02. При этом группы субъектов с максимальными показателями и группы субъектов с минимальными показателями из года в год меняются, не имея постоянных субъектов-участников.

Таким образом, анализ основных социально-экономических показателей субъектов РФ демонстрирует в основном сокращение региональных диспропорций среди регионов РФ. Негативная тенденция наблюдается в росте региональных диспропорций по валовому региональному продукту на душу населения — главном показателе. В 2014 году региональная дифференциация по ВРП за 13 лет достигла своего пика, который в условиях социально-экономического кризиса в России в 2014–2015 годах явно последним не является. К сожалению, данная тенденция расшатывает государственность страны в целом.

Более того, в региональной дифференциации четко прослеживается еще одна тенденция. К передовым регионам, которые всегда находятся в 10-ке лучших, как всегда относится Москва и сырьевые регионы, например, Ямало-Ненецкий и Чукотский автономный округа. Но ни один список аутсайдеров не обходится без субъектов Северо-Кавказского федерального округа, которые к тому же еще и банкроты, так как при постоянном дотационном финансировании из Центра имеют дефициты консолидированных бюджетов. А это уже апелляция к субъектам региональной политики РФ.

Можно ли оценить реиональную политику центра эффективной? С точки зрения самой власти, вероятно, она блестящая, поскольку Президент хвалит правительство. Однако, почему тогда внутренняя миграция продолжается и обезлюживание депрессивных регионов тоже? Почему тогда анклавизация экономик регионов усиливается? Нужно признать, что рыночное выравнивание идет, но либеральная догматика федеральной власти и в области региональной политики, и здесь показывает свою низкую работоспособность.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Региональная политика России — слова и дела

Региональная политика: улучшать нельзя ухудшать

Территориальное развитие России

Итоги либерального эксперимента для регионов России

Что принесет ТОР?

Уплотнить бюджеты регионов, расчехлив министерства. Смелый план или популистская идея?



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов»


Comment comments powered by HyperComments
3166
8384
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика