Региональные криминальные кланы — угроза национальной безопасности страны

Региональные криминальные кланы — угроза национальной безопасности  страны

Доктор политических наук, профессор кафедры политологии и международных отношений Сыктывкарского государственного университета им. П. Сорокина Виктор Анатольевич Ковалёв

Представьте, что вам предлагают приобрести современный «навороченный» компьютер, но при этом оговаривается, что в Интернет с его помощью вы выходить не сможете. «Деньги на ветер!» — сказали бы вы. Но что происходит, когда по этому принципу декларируется и ведётся борьба с коррупцией? А также с казнокрадством на достаточно высоком региональном уровне власти, но при этом такая борьба осуществляется полицейскими средствами. При этом необходимые экономические мероприятия, например, создание нормального делового климата для бизнеса, не проводятся, а соответствующие политические выводы  не делаются. «Безопасность на ветер!» —  не иначе.


ЗАЩИТА ТЕЗИСА

Этот тезис иллюстрирует пример «Гайзергейта» — скандала, разразившегося недавно в республике Коми. Если коротко, то жители региона стали невольными участниками смены власти в РК — политического сериала. В ходе громкого, но скоротечного скандала с арестом руководства северной республики,  выяснилось, что в регионе отсутствует самостоятельная политика, а также источники её информационно-аналитического обеспечения.

В итоге — на пост врио. главы Республики Коми из Москвы (для разрешения непростой кадровой ситуации) был прислан Сергей Гапликов. Ранее он возглавлял госкорпорацию «Олимпстрой», а ещё ранее работал заместителем руководителя аппарата правительства, премьер-министром Чувашской Республики. Первое выступление врио. было сделано с жёсткой руки и вполне ожидаемо: «построение» местного начальства и выговор за плохую работу по переселению северян. На пост спикера Госсовета Коми назначили Надежду Дорофееву — директора Сыктывкарского торгово-технологического техникума. Её кандидатуру, выдвинутую единороссами,  депутаты поддержали большинством голосов. И избрали спикером ГС. Как и ожидалось, всё было сделано быстро и технично.  

При этом пока экс-губернатор с компанией совершал преступления на протяжении долгих лет, никто из региональных политиков даже не подозревал об этом. Учитывая масштабы вскрытой преступной деятельности, поверить в это невозможно.

Великий француз Шарль Монтескье предложил хрестоматийную теорию разделения властей: исполнительная, законодательная и судебная власть взаимно ограничивают, балансируют и контролируют друг друга. В России же и её регионах поставлен смелый эксперимент. Вместо классических (с известными упрощениями) «трёх ветвей власти» на практике реализуется иная триада, которую хорошо проиллюстрировал пример Коми, после скандального задержания руководства республики.


ИНАЯ ТРИАДА

Во-первых, во власти годами действует хорошо организованная и структурированная преступная группа, во-вторых, «на местности» её поддерживают «братки», а опирается она на «авторитетных» предпринимателей. Но третья часть —  самая интересная. «Банда» Гайзера (или её аналоги) не могла бы действовать долго и успешно без мощного политического прикрытия. Комфортные условия для её деятельности эффективно обеспечивали различные активисты, депутаты, журналисты, чиновники,  сотрудники администрации, министерств, избирательных комиссий и прочих околостоящих структур.

После показательных арестов региональной «верхушки»  продолжают работать многие из прежней губернаторской команды. «Верные друзья» и «боевые товарищи» прежнего губернатора, стратегически расставленные региональными руководителями на важные посты, продолжают на них оставаться. Какое же тут может быть «очищение» даже с опорой на правоохранительные органы или на нового губернатора? Принцип «новой метлы» пока невозможно применить на практике, т.к. отсутствует демократический механизм для политической карьеры и нормальной ротации элит.


ЦАРСТВО КОЛИЧЕСТВА

Можно ли заменить нынешних «слуг народа» из списка той же партии или из других списков? Что изменится? Желающие понажимать кнопки для «голосования» (полсотни принятых решений «до обеда») справились бы с этим ничуть ни хуже нынешних обладателей депутатских значков и мандатов. Это — факт. А если бы «советы» вообще не собирались, то этого никто практически не заметил бы! Превращая политические институты, партии, парламенты в «симулякры», имитируя политику, «видимостью» становится и значительная часть нашей жизни. На всё это, в том числе и на выборы, тратятся немалые ресурсы. А что взамен?

Отобранные таким образом политические функционеры образуют «царство количества». Они бесполезны в условиях кризиса и взаимозаменяемы, как шурупы. Им нужна твёрдая рука, чтобы их «закручивать». А если такая рука ослабеет? К чему напрасные усилия? Честнее было бы отказаться от депутатских, партийных и прочих имитационно-симуляционных образований.

Правда в том, что хуже, чем отсутствие выборов может быть только их имитация. Несмотря на регулярно проходящие голосования, институт выборов в стране разрушен. У россиян  бы нашло понимание отмена такого рода «электоральных кампаний», особенно в условиях кризиса. Если уж говорить о настоящих выборах, то их стоило  воссоздавать заново, например, с воссозданием реальной конкуренции на муниципальном уровне, где население бы прямо выбирало глав городов и районов и имело бы возможность с них спросить.

Вместо этого в уставы МО вносятся лукавые поправки и мэров, и глав районов всё чаще люди не избираются, а устраивается спектакль под названием «партийные выборы по пропорциональной системе» (с заранее известным итогом). Всё это, безусловно, не новость. Сторонниками российской демократизации об этом говорилось бесчисленное количество раз, но размышления по поводу «гайзергейта» позволяют обнаружить некоторые новые повороты в этой, казалось бы, уже безнадежно избитой теме.


НЕ СЛОВОМ ЕДИНЫМ?

В своё время в Концепции национальной безопасности Росси было записано«Единое правовое пространство страны размывается вследствие несоблюдения принципа приоритета норм Конституции РФ над иными правовыми нормами, федеральных правовых норм над нормами субъектов РФ, недостаточной отлаженности государственного управления на различных уровнях. Угроза криминализации общественных отношений, складывающихся в процессе реформирования социально-политического устройства и экономической деятельности, приобретает особую остроту. 

Серьёзные просчёты, допущенные на начальном этапе проведения реформ в экономической, военной, правоохранительной и иных областях государственной деятельности, ослабление системы государственного регулирования и контроля, несовершенство правовой базы и отсутствие сильной государственной политики в социальной сфере, снижение духовно-нравственного потенциала общества являются основными факторами, способствующими росту преступности, особенно её организованных форм, а также коррупции.

Последствия этих просчетов проявляются в ослаблении правового контроля за ситуацией в стране, в сращивании отдельных элементов исполнительной и законодательной власти с криминальными структурами, проникновении их в сферу управления банковским бизнесом, крупными производствами, торговыми организациями и товаропроводящими сетями. В связи с этим борьба с организованной преступностью и коррупцией имеет не только правовой, но и политический характер».

Схожие мотивы звучат и в таком важном документе, как Указ Президента РФ от 12.05.2009 N 537 (ред. от 01.07.2014) «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года». Однако в документах можно записать всё, что угодно, но как обстоит дело на практике? На примере Коми видно, как криминальные структуры проникали во все важные сферы и действовали безнаказанно на протяжении многих лет. И как мы уже указывали, эта проблема носит не только правовой, но и политический  характер. На примере РК видно, что у преступников политический ресурс был (и немалый!), а для противодействия криминальной деятельности политических возможностей в регионе (не только в РК, конечно) не было.

Гражданское общество низведено до уровня редких локальных инициатив или его структуры имитируются и создаются властью, независимые СМИ «истреблены», а оппозиция столь бессильна, что не могла и не может воспользоваться таким казусом в правящей партии. Кто и что может противостоять угрозе со стороны криминальных кланов, если она актуализируется и перейдет в активную фазу? 


 МЕДВЕЖЬЯ УСЛУГА

Для поддержания хоть какой-то эффективности режиму требуются точечные репрессии, иначе «вертикаль» совсем перестанет функционировать. Воздействие на органы власти со стороны населения минимальны, правоохранительные органы на местах власть трогать боятся. Остаются какие-то особые меры. Недаром в связи с «делом Гайзера» стали активно говорить о какой-то «Особой Группе» (ОГ), созданной в рамках Следственного комитета.

Допустим, что такое подразделении есть, и вслед за Гайзером-Ковзелем-Черновым готовятся громкие аресты и в других регионов. Некоторые сведения о задержании каких-то чиновников в Сибири, на Урале и в Поволжье (как будто) работают на эту версию. Но многое ли может любая ОГ, даже наделённая особыми полномочиями? Она может арестовать нескольких преступников и даже групп по доказанным эпизодам, но ведь круг соучастников преступлений гораздо шире?! Они обладают немалыми ресурсами и будут противодействовать и следствию, и правосудию, и курсу на реальную борьбу с коррупцией.

 С точки зрения «количества» (немалого и организованного), Москва, начиная борьбу с коррупцией на губернаторском уровне, нарушает негласное  соглашение. Во всяком случае, так его понимают в руководстве многих российских субъектов.  «Лояльность — в обмен на безнаказанность», «голоса единороссов»  — в обмен на возможность обращать себе на пользу лакомые кусочки собственности.

Арестованная «верхушка» в Коми, вероятно, была удивлена, что её посмели тронуть, ведь план по голосам исправно выполняла, оппозицию зачистила, во время памятного декабря 2011 года митинг протестующих был жёстко разогнан, а вопрос о возможных фальсификациях губернатор обсуждать тогда отказался. Практически везде было так. А что теперь? На кого опереться  «особым группам»? Где искать общественную поддержку при том, что их противники хорошо организованы и будут противодействовать не только следствию, но и возможному проведению курса на борьбу с коррупцией как таковому?

 После первых «сенсаций» с Сахалином, Коми и арестами ряда чиновников в других регионах, если история получит продолжение, когда начнётся организованное сопротивление проведение курса на борьбу с коррупцией? И кто будет помогать вмешиваться в такую политику, если учесть где держат деньги и прочее наши клептократы? 

Куда они переправляют средства, наворованные непосильным трудом, и куда при случае собираются сбежать? А Что будет, если потревоженные региональные политико-криминальные кланы решат перейти к организованному сопротивлению, спасая себя и свой «бизнес»?

А если нет никакого «курса» и «особой группы», то вообще непонятно, зачем было огород городить — у «чуды-юды» взамен одной отрубленной головы будет расти несколько новых.


ВЕТРЯНЫЕ МЕЛЬНИЦЫ?

Поскольку криминальные группировки на разных уровнях власти имеют соответствующее политическое прикрытие, то борьба с ними должна опираться на мощный политический ресурс. Нужно восстановить политические институты и заставить их работать, то есть партии должны быть партиями, выборы — выборами, депутаты — депутатами и т.д. Половинчатость может быть только во вред. После ареста  Михаила Ходорковского проблема олигархов для населения и экономики России стала ещё болезненней, а после возвращения Крыма последовала война и убийства на территории ЛНД и ДНР…

 Чем обернётся нынешняя борьба с коррупцией на региональном уровне можно только гадать. Кризис власти в РК показал, что реальной  политики  на региональном уровне нет. В публичном пространстве она только имитируется: официальные власти республики были заняты «отжиманием» собственности в свою пользу, а депутаты только послушно раскрывали рот и нажимали на кнопки. А то, что их избирателей десятилетиями обворовывали — никому дела нет.

На принятие самостоятельных решений местные «политики» не способны. Всё, в конечном счёте, зависит от Москвы. Пока непонятно, как будут после громкого ареста «верхушки» Коми, выстраиваться отношения по линии Центр — регионы. Не ясно ещё и то, насколько на российском уровне политика суверенна по отношению к чуждым влияниям и криминальным кланам. Или ясно?


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

«Гайзергейт» в Коми и российское политическое продолжение

Арест Гайзера: публичная порка и сплошное недоумение

Вслед за Гайзером

Борьба с коррупцией или грабь награбленное

Путин встретился с единороссами за закрытыми дверьми

Ребрендинг для единороссов?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
376
10256
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика