Россия: между Китаем и США

Россия: между Китаем и США

Перевод эксперта Центра Наталии Шишкиной

Российско-китайские отношения - важная тема исследования, как для России, так и для Китая. Однако подготовка совместного доклада научно-исследовательскими центрами двух стран является невозможной, и, кроме того, встречи экспертов крайне редки. В этом отношении данный доклад, подготовленный по результатам исследований исследовательским центром при университете Фудань и Российским советом по международным делам, стал инновацией.

Для завершения доклада и повышения его качества над ним работали группы экспертов, созданные каждой из сторон. В группу КНР вошли эксперты высокого уровня - сотрудники университета Фудань, Исследовательского института по международным вопросам при Министерстве иностранных дел КНР, Китайского исследовательского института современных международных отношений, Китайской Академии общественных наук и Исследовательского института при министерстве международной торговли и экономического сотрудничества КНР.

I.  Основные практические и теоретические проблемы российско-китайских отношений

В научном сообществе не сложилось единого мнения по целому ряду серьезных вопросов, возникающих в рамках российско-китайских отношений. Эти вопросы требуют отдельного изучения, что сделает возможным сравнение научных подходов двух стран для достижения главной цели - взаимопонимания.

1.  Вопрос российско-китайского союза

Хотя неприсоединение к блокам является действующим принципом отношений двух стран, вопрос создания союза России и КНРнастолько взволновал научную общественность, особенно на фоне украинского кризиса, что потребовал дополнительного обсуждения.

Реализация принципа неприсоединения подразумевает невозможность создания союза двух стран и изменения существующих отношений на современном этапе.Иными словами, Россия и Китай должны продолжать придерживаться политики неприсоединения.

Заключать союз нет необходимости, так как существующие отношения стратегического партнерства соответствуют уровню двухсторонних отношений, и их возможностей достаточно для ответа на возникающие вызовы и для удовлетворения условий стратегического взаимодействия.

Создание союзного блока приведет к появлению большого количества рисков и расходов. Союз ограничивает дипломатическую самостоятельность и свободу обеих стран, а Китай и Россия явно не намерены ставить эти факторы в зависимость от других.

Заключение союза подразумевает, что обе страны будут выступать единым фронтом в военно-политической сфере и в сфере безопасности, а в случае военных действий окажут взаимную военную поддержку. Но ни Китай, ни Россия не готовыбезоговорочно платить политической, экономической и военной ценойдруг ради друга. А в случае невозможности исполнения взятых обязательств произойдет не только раскол союза - под удар будет поставлено и взаимное доверие двух стран.

Мы считаем, что в современных быстроменяющихся условияхотношения стратегического партнерства, существующие между Китаем и Россией, наиболее уместны. Они вобрали в себя исторические уроки и опыт, наиболее оптимально соответствуют закону развития отношений обоих стран и их внутриполитическим реалиям. Такой тип отношений поддерживается и властной элитой, и народами КНР и РФ. Все это способствует долгосрочным и стабильным связям между странами.

Отношения стратегического партнерства обладают функциональной эластичностью и имеют широкие возможности развития. Если Россия и Китай столкнутся с важными вопросами на международной арене, такие отношения могут трансформироваться вболее тесные -союзнические, без определения взаимных долгосрочных обязательств.

2. Отношения в треугольнике Китай – Россия – США

Во времена холодной войны трехсторонние отношения между Китаем, Россией и США стали опорной точкой формирования системы международных отношений. После ее окончания роль «большого треугольника» в системе международных отношений начала снижаться. Но сегодня романтические иллюзии мира после холодной войны исчезли, вновь уступив место геополитическому мышлению. По мере восстановления Россией своих сил, снижения роли США и подъема Китая формируется новый «большой треугольник», который имеет возможности в очередной раз стать важным организационным фактором формирования системы международных отношений.

Китай и США – самые большие экономики мира, и их отношения приобрели характер соревнования. Исторически сложилось так, что между доминирующей в мире страной и страной, переживающей свой подъем, складываются соперничество. Доминирующая держава стремится сохранить свое место в мире и использует все возможные средства в борьбе с возвышающейся страной, претендующей на роль мирового лидера. Отношения между такими странами характеризуются антагонизмом, а смена мирового лидера часто сопровождается кровопролитной войной.

Китай пытается сломать этот порядок, выдвинув концепцию внутреннего мирного развития, в которой провозглашается неприемлемость следования старым правилам формирования великой державы и изменения мирового порядка с помощью насилия и военной силы. КНР желает стать партнером, а не противником США, придерживаться правил честного сотрудничества вместо недобросовестной конкуренции, стремиться к развитию взаимовыгодных отношений.

Китай предложил Америке выстроить новый тип отношений между великими державами, предполагающий, что страны не будут вступать во взаимные конфликты, откажутся от антагонизма и будут придерживаться политики взаимоуважения и сотрудничества. Такое понимание отношений уже получило одобрение американской стороны.

Правила, принятые в прошлом, не могут эффективно использоваться в настоящем. В отношениях двух ядерных держав применение военной силы и уничтожение противника неприемлемо.

Отношения Китая и США не враждебны, и хотя ряд противоречий между странамисуществует, они не мешают развитию всестороннего политического сотрудничества.

Экономические связи между этими странами столь глубоки, что стали значимым стабилизирующим фактором политических отношений. США – крупнейший торговый партнер Китая. В 2013 г. объем торговли между Китаем и США приблизился к объему торговли Китая со всеми странами ЕС, и достиг 521 млрд долл., или 12,5 % всего внешнеторгового оборота Китая. На долю России приходится 2,1%. Взаимный торговый оборот между КНР и СШАпревысил 100 млрд долл.

Китай является крупнейшим кредитором США и чрезвычайно важным рынком.Экономический ущерб от возможного конфликта между странами будет настолько серьезным, что им будет сложно изыскать пути для снижения ущерба.

Китай и США могут полностью избежать широкомасштабного противостояния, поскольку имеют эффективные инструменты для контроля и предотвращения кризисов. Китайско-американские отношения играют наиболее важную роль, обе страны несут ответственность за мировую и региональную стабильность и развитие. Вполне вероятно, что в будущем отношения Китая и СШАвключат в себя сотрудничество и конкуренцию, формируя,таким образом, динамическое равновесие. Нет оснований считать, что конфликт между Китаем и США неизбежен.

Китай не приемлет концепцию бицентричного мира или идею совместного с США управления миром. Страна выступает в защиту многополярного мира, придерживаясь принципа центральной роли ООН в международных вопросах, и противостоит идее доминирования одной страны либо группы стран на международной арене.

Можно спрогнозировать, что в будущем трехсторонние отношения Китай–Россия–США примут форму треугольника, в котором все стороны играют самостоятельные роли. В таких отношениях совместные усилия КНР и США по снижению российского положения недопустимы. Аналогичные действия со стороны России и США по отношению к Китаю вряд ли возможны в будущем. В рамках «большого треугольника» появится тип отношений, подобный российско-китайскому сотрудничеству.

Стоитотметить, что отношения между Россией и КНР являются неотъемлемой частью «большого треугольника». Во время встречи председателя КНР Си Цзиньпина и российского Президента В. Путина в сентябре 2014 г. китайская сторона выразила желание повысить уровень стратегического партнерства с Россией, создавать новые возможности развития с помощью взаимного обмена и оказывать совместное сопротивление внешним вызовам и угрозам. Китайско-российская сплоченность призвана противостоять внешнему давлению и угрозам, сохранить стратегический баланс и международную стабильность, но не подразумевает противостояние США. Китайско-российское стратегическое партнерство по сути своей не наступательное, а оборонительное.

В сотрудничестве России и Китая нет первостепенных и второстепенных вопросов. Россия и Китай будут равноправными партнерами, не говоря уже о том, что ни Китай, ни Россия не могут занять доминирующую позицию или роль «младшего брата».

3. Проекты экономического пояса Великого шелкового пути и Евразийского союза

После того, как в сентябре 2013 г.Си Цзиньпин объявил о создании экономического пояса Великого шелкового пути, вопросам отношений последнего и Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) стали уделять пристальное внимание в рамках российско-китайских отношений. По составу участников, территории и функциямэкономический пояс Великого шелкового пути и ЕврАзЭС в большей мере совпадают. Поэтому было бы неверным обойти вниманием точки соприкосновения Китая и России в рамках этого вопроса.

Экономический пояс Великого шелкового пути не являются точной копией ЕврАзЭС и не способен его заменить. Китай надеется, что оба объединения будут развиваться параллельно, содействуя друг другу, и сформируют партнерские отношения. Согласно позиции традиционных китайских представлений, различные и противоречивые вещи не просто могут,но и должны гармонично сосуществовать. Это и есть широко известный китайский принцип соединения различного, применимый и для экономического пояса Великого шелкового пути и ЕврАзЭС.

Экономический пояс Великого шелкового пути не наносит ущерба государственным интересам России. Основная его функция – стимуляция межрегионального сотрудничества, что способствует региональной стабильности и развитию. Не имеет значения, идет ли речь о политике, экономике или безопасности - стабильность и развитие стран Средней Азии входит в сферу интересов России.

С позиций стран Средней Азии проект Великого шелкового пути не является вызовом или противником ЕврАзЭС, не претендует на статус его альтернативы, не ставит вопроса выбора одного из этих объединений, и никак не влияет на будущее ЕврАзЭС.С точки зрения организационного построения развитие ЕврАзЭС более продвинуто, по сравнению с проектом Великого шелкового пути. Первой ступенью развития ЕврАзЭС стал Таможенной союз. Его страны-участницы унифицировали таможенные процедуры и обеспечили свободное передвижение товаров в границах союза. В январе 2012 г. Таможенный Союз был преобразован в общее экономическое пространство. В его рамках согласовывались вопросы в различных сферах, включая макроэкономическую политику, принципы конкуренции, технические нормы, помощь сельскому хозяйству, транспортные вопросы, тарифы на деятельность естественных монополий, визовая и миграционная политика и др. В декабре 2011 г. Россия, Беларусь и Казахстан основали Евразийскую экономическую комиссию, и в январе 2015 г.ЕврАзЭС был упразднен в связи с началом функционирования Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

В то же время, экономический пояс Великого шелкового пути еще далек от возможности институционального строительства и создания структур. Очевидно, что такое разрозненное, не имеющее структуры и институтов, экономическое сотрудничество не может бросить вызов высокоорганизованному, институционализированному экономическому союзу, и тем более не может стать его заменой либо слиться с ним.

Однако для мирных отношений и сотрудничества экономического пояса Великого шелкового пути и ЕврАзЭС одного желания Китая недостаточно, требуется еще и активное участие России. Это крайне важно, но настолько же и сложно.

В России широко распространенно представление о том, что Средняя Азия «принадлежит» России и, вне зависимости от действительных планов Китая, экономический пояс Великого шелкового пути вторгается в российскую «сферу влияния» и угрожает интересам страны. Если такое представление не изменится, кооперация проектов станет невозможной, и результатом станет безвыигрышная для всех ситуация.

Нельзя забывать, что экономический пояс Великого шелкового пути – не специальный внешнеполитический проект КНР, а всего лишь составная часть внешнего интеграционного сотрудничества, осуществляемого Китаем.Региональное экономическое сотрудничествоявляется мировым трендом, в русле которого Китай,помимо проекта Великого шелкового пути, продвигает также создание Морского шелкового пути, экономического коридора Китай-Пакистан, первого экономического коридора Китай – Индия – Бирма и др. В мировом масштабе Китай стоит на пути создания зоны свободной торговли. Уже подписано 11 торговых договоров с 19 странами и регионами, сейчас ведутся переговоры о подписании еще 7 документов, затрагивающих интересы 23 стран. Если на этом фоне рассматривать проект Великого шелкового пути, то станет понятно, что он – просто составная часть китайской дипломатии.

Китай будет рад приветствовать Россию в качестве строителя экономического пояса Великого шелкового пути, желает поделиться с Россией возможностями развития в его рамках. Экономический пояс Великого шелкового пути и ЕврАзЭС способны сосуществовать параллельно, обеспечить лучшие условия развития в рамках обеих структур, а вместе имеют более широкие возможности и пространство для развития.

Мы с радостью замечаем, что относительно этого вопроса у лидеров России и Китая начало складываться взаимопонимание. В совместном коммюнике, опубликованном после проведения в мае 2014 г. встречи Си Цзиньпина и В. Путина, стороны выразили намерение изыскать точки соприкосновения проектов Великого шелкового пути и ЕврАзЭС, что является хорошей предтечей для взаимоотношений этих проектов.

4. Китай и развитие Дальнего Востока

Развитие Дальнего Востока и Сибири занимает важное место в новой азиатско-тихоокеанской стратегии России. В своем послании от 2012 г.Президент России В. Путин назвал Дальний Восток и Сибирь приоритетными направлениями развития России в XXI в., указав на их огромный потенциал.

В развитии Дальнего Востока и Сибири важную рольдолжен сыгратьКитай. КНР – самый крупный сосед РФ, протяженность границмежду странами в регионе Дальнего Востока составляет 4300 км, природные условияоптимальны. Китай – один из наиболее перспективных рынков, а освоение Сибири и Дальнего Востока требует наличия внешнего рынка для сбыта продукции, которая будет там производиться. Важным источником постоянного грузопотока, необходимого для строительства логистических центров и транспортных узлов, является внешняя торговля Китая. Кроме того, для освоения Сибири и Дальнего Востока требуется непрерывный поток инвестиций в больших объемах, но российское правительство не способно обеспечить их. Китай, будучи второй экономикой мира, обладает достаточными средствами, которые можно направить на развитие Дальнего Востока и Сибири. К тому же, освоение Дальнего Востока и Сибири требует значительных трудовых ресурсов, которые КНР в состоянии предоставить в достаточных объемах.

КНР и РФ уже реализуют множество проектов приграничного сотрудничества и планов по его расширению. В 2009 г. китайское и российское правительства подписали документ под названием «Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-Востока Китайской Народной Республики (2009-2018гг.)». В апреле 2014 г. одной из важных тем обсуждения на встрече Д.Рогозина и Ван Яна было межрегиональное сотрудничество. В мае 2014 г. по итогам встречи Си Цзиньпина и В. Путина было опубликовано совместное заявление, в котором также подчеркивалась важность межрегионального сотрудничества.

Несмотря на это, развитие межрегионального сотрудничества в приграничных районах осуществляется крайне медленно. Хотя КНР и РФ граничат на протяжении 4300 км, до сих пор между ними отсутствует удобное транспортное сообщение. Из-за отложенных сроков испытывает трудности исполнение проекта по строительству нового моста. Все это затрудняет поддержание экономических связей между странами.

Главная причина этих проблем - затормаживание Россией возможностей Китая по активному участию в освоении Дальнего Востока и Сибири, и существование опасений по поводу того, что китайский капитал станет контролировать экономику Дальнего Востока и Сибири, а потоки рабочей силы из Китая создадут миграционную угрозу. Опасения России понятны. Однако вся экономическая активность КНР осуществляется в рамках российского законодательства и под административным управлением российского правительства, что не может нести угрозыРоссии.

Сложившийся исстари порядок, в рамках которого в приграничном районе проживают и русские, и китайцы, нельзя. Благодаря близкому географическому расположению и экономической взаимодополняемостидвух стран, экономическое сотрудничество на Дальнем Востоке и присутствие Китая в экономике региона более естественно, чем совместные проекты с другими странами.

Особым условием сотрудничества России и Китая на Дальнем Востоке должно стать совместное освоение природных ресурсов.

5. Отношения России и Китая в соседних с ними странах

Так называемые приграничные территории КНР и РФ включают в себя Монголию и Среднюю Азию. Страны этого региона зажаты между Россией и Китаем, и потому являются особенными для развития отношений между двумя странами.

КНР и РФ имеют особую историю и практику отношений с этими странами, все они – политические и экономические партнеры, имеющие большое значение для российско-китайских связей. Ввиду этого, ряд аналитиков оценивают российско-китайские отношения в этом регионе как естественную конкуренцию, и в целом рассматривают их как соперничество.

Фактически, как в Монголии, так и в Средней Азии главной характеристикой российско-китайских отношений является сотрудничество. В сентябре 2014 г. Россия, Китай и Монголия впервые провели трехстороннюю встречу на высшем уровне.В ее рамках Китай выдвинул инициативу создания экономического коридора Китай-Монголия-Россия, и В. Путин активно ее поддержал. Это свидетельствует о начале формирования российско-китайских отношений в Монголии.

Отношения России и Китая в Средней Азии несколько более сложные. Основной причиной этого является тот факт, что Средняя Азия входила в состав СССР и является основным адресатом развития ЕврАзЭС. Россия продолжает рассматривать этот регион как некоторого рода собственную сферу влияния, что психологически отталкивает страны региона от России, включая Китай. В российском общественном мнении сложилось негативное восприятие развития отношений Китая и стран Средней Азии, которые называют «экономической экспансией», «насильственным присоединением» Азии и награждаются другими эпитетами.  Развитие отношений КНР и стран Средней Азии рассматривается как вытеснение России из региона, что сводит на нет любые попытки построения российско-китайских отношений в Средней Азии.

Отношения КНР и Средней Азии имеют историю длиной в 2000 лет существования Великого Шелкового пути, и даже несмотря на периоды владычества Царской России и СССР, экономические связи Средней Азии и Синьцзяна крайне тесны. Из пяти стран Средней Азии три граничат с Китаем на протяжении 3000км в общей сложности. И с географической точки зрения, и с культурной, северо-западные районы КНР также являются частью Средней Азии, особенно Синьцзян. Китай является страной Средней Азии так же, как и страной Восточной Азии. Поэтому отношения и развитие отношений Китая со странами этого региона являются естественными процессами и их невозможно прекратить.

Россия и Китай должны признатьнеизбежный и долгосрочный характер совместного сосуществования в этом регионе. В рамках ШОС две страны уже осуществляют разноплановое сотрудничество. Но им требуется новое мышление, освобожденное от понятия «сфера влияния» и мелочного мышления, и формирование идеологии сосуществования, сотрудничества и взаимной выгоды. Китай придерживается традиционной позиции: пусть другие получат то, что получат, а мы можем добиться большего. Средняя Азия может стать территорией широкого сотрудничества России и Китая, обе страны могут сократить внешнеполитические издержки и получить больше возможностей для развития.

6. Вопрос развития ШОС

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) –результат плодотворного сотрудничества России, Китая и стран Средней Азии, важная площадка для многосторонних связей, контактов и синергии стран региона. Сотрудничество России и КНР заставляет ШОС постоянно развиваться и придает организации еще больший вес на международной арене.

ШОС за последние 13 лет достигла больших результатов в развитии, но этого все равно недостаточно. Особенно это заметно в сфере экономического сотрудничества, где достижения в рамках ШОС неудовлетворительны, а целого ряда поставленных перед государствами целей так и не удалось достичь. Например, в 2003 г. была принята программа торгово-экономического сотрудничества стран-участниц ШОС, предполагающая стратегию «трех шагов»: активное стимулирование торговых инвестиций в краткосрочном периоде, упрощение процедур товарных инвестиций в рамках ШОС в среднесрочной перспективе (к 2010 г.) и последующая реализация стратегии свободного передвижения товаров, капитала, услуг и технологий(до 2020 г.). Сейчас ясно, что краткосрочные и среднесрочные цели не достигнуты, что делает невозможным и осуществление долгосрочных целей.

Слабо реализуются в рамках ШОС и крупные проекты. Причинами проблем, с которыми столкнулась в своем развитии организация, являются различия в позициях стран-участниц, отсутствие совместного направления усилий, в особенности - безынициативное отношение России к экономическому сотрудничеству с ШОС. Хотя Россия и высказалась в поддержку экономического сотрудничества, но в действительности, будучи одной из крупнейших экономик ШОС, сделала в этом направлении немного, а капиталовложения с ее стороны отсутствовали полностью.

ШОС стоит перед серьезным выбором пути и средств дальнейшего развития, но, в то же время, встретила и целый ряд вызовов. В 2014 г. в Душанбе состоялся саммит ШОС, на котором обсуждался вопрос расширения организации. Вполне вероятно, что на саммите, который состоится в Москве в 2015 г., в организацию будут приняты новые члены. Наиболее вероятные кандидаты – это Индия и Пакистан. Если Индия присоединится к ШОС, то организация претерпит серьезные изменения и превратится в одну из крупнейших организаций, объединяющую Среднюю и Южную Азии.

Эти изменения дадут ШОС новые шансы для реализации большого числа существующих инициатив дальнейшего развития, хотя, в то же время, может возникнуть риск неопределенности.

После расширения перед ШОС встанет целый ряд задач:

1.  Потребуется более активное участие в международных проектах и декларирование своей позиции, усиление влияния ШОС в мировой политике;

2.  В связи с расширением региона ШОС потребуется формирование боеспособных структур для обеспечения региональной безопасности и стабильности;

3.  Организация региональных экономических связей более широкого масштаба.

ШОС должна будет предугадать любые – необратимые и обратимые – изменения обстановки, что особенно актуально в связи с неопределенностью в сфере безопасности, связанной с ключевым этапом переходного периодаАфганистана. Более тесно ШОСдолжна взаимодействовать с Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в сфере безопасности, соотносить свои возможности и согласовывать свои функции. В это время ШОС должна искать эффективные решения и более активно содействовать мирному политическому разрешению афганского вопроса.

Принимая во внимание распространение религиозного фундаментализма во всех уголках мира и быстрый подъем радикальных силовых группировок, ШОС должна заблаговременно подготовиться к принятию мер, координации политики и взятию под контроль распространения религиозного экстремизма в странах-участницах. Потребуется остановить распространение терроризма и предотвратить новые военные действия террористов в регионе.

ШОС должна продолжать стимуляцию региональной экономической интеграции, содействиевнутрирегиональным экономическим связям, и ускорять развитие региональной экономики.


Третья часть доклада будет опубликована на нашем сайте в ближайшее время.

Читайте также первую часть доклада:

Сближение России и Китая на фоне украинского кризиса


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2850
8860
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика